вторник, 29 сентября 2015 г.

Юрий Юрченко. Белорусский вокзал. Койданава. "Кальвіна". 2015.



                                                     БЕЛОРУССКИЙ ВОКЗАЛ
                                                  Небо затянуто серою коркою...
                                                  Прожито. Пройдено. Крест.
                                                  Вот и кончается улица Горького –
                                                  Ночь... Барановичи... Брест...

                                                  Ловится, помни, - в купе, или в номере –
                                                  Каждое слово и звук...
                                                  Входишь в ОВИР,
                                                                                  чтобы выйти в Ганновере
                                                  И оглядеться вокруг...

                                                  Поезд отправится дальше, до Кёльна,
                                                  И - закружит карусель...
                                                  Быстро привыкнешь и будет небольно:
                                                  Вена... Лозанна... Брюссель...

                                                  Что же терять мне,
                                                                                   колымскому школьнику? –
                                                  Нет, ничего мне не жаль.
                                                  Катится глобус по полю футбольному –
                                                  Бостон, Мадрид, Монреаль...

                                                  В этом таланте есть что-то порочное –
                                                  Всюду быть - в меру - своим...
                                                  Вот и кончается повесть о Родине –
                                                  Мюнхен... Иерусалим.

                                                  Небо закатное, серое, мутное,
                                                  Вот - обагрились края...

                                                  ...Дай задержаться же хоть на минуту мне,
                                                  Господи, воля Твоя...
    /Новая Немига Литературная. № 6. Минск. 2014. С. 3./

                                                                    СПРАВКА

                                                           «БРОДЯГА ИЛИ ПОЭТ»
                                                                     Моя биография
    Родился в Одессе, в тюрьме, в апреле 1955 г.
    Через полгода после этого события маму освободили (вышел Указ об освобождении матерей с грудными детьми), но жить «рекомендовали» в Магаданской области.
    Там, в тайге, в 420-ти километрах от Магадана, прошло мое детство.
    Родной отец: уголовник, 1-й приговор – расстрел, потом заменили на 25 лет, - всю жизнь провел в отсидках с короткими антрактами. Я его не помнил, до встречи с ним в 1979 г.
    Отчим: из интеллигентной еврейской семьи, мечтал о театральной карьере, арестован во время войны (капитан авиации, причина ареста – смотреть соответствующий пункт биографии Солженицына), приговор – высшая мера, замена на 25 лет, отсидел 18; последние два года досиживал уже живя с нами – ночевать уходил на «зону».
    Жизнь с отчимом у меня не складывались, он был со мной суров и жесток (зла не держу), я постоянно убегал из дома, в 13 лет ушел из дома совсем.
    В 14 лет «за поведение» меня выгнали из школы, из 7-го класса.
    Вскоре после этого, влюбившись намертво в девочку с соседнего рудника, бросил пить и, погорячившись, заодно и курить (начал – в 7 лет).
                                                  …А что во мне от Колымы? –
                                                  Привычка потеплей одеться…
                                                  Да лица горьких горемык
                                                  В протяжных снах о белом детстве…

                                                  Еще во мне от Колымы
                                                  Любовь к незамкнутым пространствам,
                                                  Шрам на брови. Непостоянство.
                                                  Тоска в предчувствии зимы.
    Работал на старательских приисках, рабочим у геологов, токарем на Магаданском ремонтно-механическом заводе, резчиком по кости и по дереву, художником-оформителем и дворником во Владивостоке, докером на о-ве Шикотан, художником-реставратором, рабочим сцены, артистом Грузинского государственного театра пантомимы.
    В 20 лет, подделав справку, что переведен в 11-й класс, сдал экстерном экзамены за среднюю школу, и в этом же году поступил в Грузинский театральный институт им. Ш. Руставели.
    С середины 2-го курса до середины 3-го – студент Школы-студии МХАТ, но окончил тот же тбилисский институт, работая одновременно в тбилисском русском театре драмы.
    Работал актером в театрах Тбилиси, Владивостока, Хабаровска, Москвы. Играл центральные роли в пьесах А. П. Чехова, Е. Шварца, А. Брагинского, Мольера, Ж.-П. Сартра и в др.
    Публиковать стихи начал с 1979 г.
    В 1987 г. окончил Литературный институт им. Горького, семинар поэзии (рук. Евг. Винокуров).
    Почти все публикации – в журналах, альманахах и антологиях (“Юность”, “Огонек”, “Театр”, “Лит. Учеба”, “Драматург”, “Лит. Грузия” и др.) – случайны, то есть благодаря заботам или друзей, или (что случалось гораздо чаще) совершенно незнакомых людей. Когда пытался обращаться сам – как правило, нарывался на отказ:
    «…Тему любви вы освоили, но вот с гражданственностью – хуже. Напишите три-четыре гражданственных стихотворения, чтобы мы могли ими открыть книгу…» /Из письма издательства «Современник»/
                     ФОТОГРАФИЯ СО СТРОИТЕЛЬСТВА КОЛЫМСКОЙ ГЭС
                                                  Нас такими и сняли там,
                                                  В этом грохоте, в этом дыме –
                                                  Повзрослевшими за лето,
                                                  Обожженными и худыми.

                                                  Нам тогда повезло: это мы
                                                  Зеленеем на ржавом фоне…

                                                  …Я колымское золото мыл,
                                                   «Мравалжамиер» пел в Зестафони,

                                                  В одиночку и вскладчину
                                                  Колесил на попутках-повозках,
                                                  Древнегреческих классиков
                                                  Я играл на столичных подмостках…

                                                  И от случая к случаю
                                                  Я судьбою бывал, все ж, отмечен:
                                                  Встретил женщину лучшую
                                                  Из красивых талантливых женщин.

                                                  Ах, какие слова она
                                                  Говорила, звала на Север…
                                                  Но выбрасывала волна
                                                  На Курильские скалы мой сейнер…

                                                  Я о Родине мало сказал,
                                                  Не шумел я по красным числам:
                                                  Мне казалось – в любимых глазах
                                                  Моя жизнь, и моя Отчизна…

                                                  И к чему сотрясать тишину,
                                                  Тратить пыл и словами бросаться? –
                                                  Если любишь ты мать и жену,
                                                  Значит – будешь за Родину драться.

                                                  … Но все это – потом, а пока
                                                  Мы стоим на размытом фоне –
                                                  Лето. Молодость. Облака.
                                                  Хриплый голос на магнитофоне.
    С 1989 г. (не по политическим мотивам, а по любопытству) выехал за рубеж: сначала жил в Мюнхене и Швейцарии (г. Веве на Женевском озере), с 1992 г. - в Париже.
    С «Авторскими вечерами» и моноспектаклями по своим пьесам выступал в Москве и в других городах России и Украины, в Грузии, в Германии, во Франции, в Голландии, в Швейцарии.
    На французском языке, среди прочих ролей, сыграл: Тригорина в «Чайке» А. П. Чехова, театр «Téâtrograph», Авиньон; Сталина в спектакле по мотивам романа «Жизнь и судьба» В. Гроссмана, театр «Le petit Hébértôt», Париж; Фауста в спектакле «Фауст и Елена», фестивали в Авиньоне, в Мобёже, театр «МАС de Créteil» (Париж); Адвоката в спектакле «Пир» А. Хвостенко, т-р «Symposion», Париж, и др.
    В 1996 г. окончил аспирантуру Сорбонны (Université Paris III, тема: «Истоки русского поэтического театра»).
    В наст. время – студент докторантуры (Université Paris X; тема: «Русский поэтический театр нач.  ХХ-го в.»),
    Семья – дочь, от первого брака (ее мать – русская актриса), живет со мной с 90-го года; жена –  французская актриса.
    Стихи и пьесы переведены на французский, итальянский, голландский, болгарский, немецкий языки.
    Издано семь книг (стихи, переводы с грузинского, пьесы в стихах).
    Поставлено восемь пьес в музыкальных и драматических театрах России, Украины, Германии и Франции;
    Последняя премьера – «Подводная лодка в степях Украины», драма, премьера – театр Тихоокеанского Флота, Владивосток, март, 2004 (поставлена под названием «SOS»).
    Гражданство: 1. Франция; 2. Россия
 «… - Кем вы считаете себя в большей степени - драматургом, поэтом или актером?
    - Поэтом. Драматургом я стал достаточно случайно, кроме того, почти все мои пьесы написаны в стихах. Актерствую я в последнее время достаточно редко, а поэзия - это то, чем я живу...» /Ежедневные новости. Владивосток. 19 марта 2004./
    На международном поэтическом турнире им. А. С. Пушкина в Лондоне (2004 г.) был назван публикой королем поэтов.
    Жаржэт Касая,
    Койданава



понедельник, 28 сентября 2015 г.

Александр Лаврик. Дружеское. Койданава. "Кальвина". 2015.



    Александр Лаврик
                                                                    ДРУЖЕСКОЕ
                                                   Помнишь сад, сиреневую пену,
                                                   Струн гитарных ласковую грусть.
                                                   Ты внимала мирному Шопену
                                                   Вечер синью кутал Белорусь.
                                                   Песня билась чайкой подстреленной
                                                   О вечерний бархат синих вод...
                                                   Мы тогда в груди, в дела влюбленной,
                                                   Совмещали песню и завод.
                                                   И когда дохнула стужей просинь,
                                                   Листопад звенящий запылал,
                                                   В разные концы нас в эту осень
                                                   Фабзавком учиться отослал...
                                                   Вьюжной пылью замело дороги,
                                                   Наш таежный снег глубок и бел...
                                                   Меж дел я позабыл о многих,
                                                   Невзначай забыл и о тебе.
                                                   Но нежданно на волнах эфира,
                                                   Слышу имя, музыку твою.
                                                   Здравствуй юность! Вновь тебя я, Ира,
                                                   В нежнострунном пенье узнаю.
                                                   Дыбилась взволнованность звучанья
                                                   Голубой вскипающей волной.
                                                   Это пели грезы и мечтанья
                                                   Над моей бескрайнею страной.
                                                   Песнь твоя вскипела в колорадо,
                                                   Не устав над всей землей парить.
                                                   Мне ж хотелось про любовь и радость
                                                   И писать, и петь, и говорить.
                                                   И в цветеньи буйном вырастая,
                                                   Ты и в этот не последний раз,
                                                   Вновь предстала юная простая
                                                   С голубыми родниками глаз.
                                                   Я не явор с пыльною листвою
                                                   Что склонилась дряхло над водой.
                                                   И люблю живое, молодое,
                                                   Потому что сам я молодой.
                                                   Пой товарищ, песня наша сила.
                                                   Бодрым песням век не отзвенеть.
                                                   Нас страна ласкала и учила
                                                   Побеждать всегда и петь,
                                                   А когда посмеет враг заклятый
                                                   Заглушить звенящую струю,
                                                   Я в бою журчащего гранатой
                                                   Наших песен строки допою.


                                                                Население города Ракова
                                        встречает вступающие в город части Красной Армии
    /Полярный Большевик. Якутск. 18 декабря 1939. С-3./


                                                                          СПРАВКА
   Когда случайно наткнувшись на эту публикацию, решил познакомиться с биографией автора этого стихотворения, все же фамилия белорусская, но там где он работал, в его делах, почти ничего не было, кроме обложки. Савва Тарасов, тогдашний руководитель писательской организации Якутии, только пожимал плечами, приговаривая «видать очень осторожный человек был...»

                                                       Лаврик Александр Григорьевич
                         1915 г. р., д. Табуновка Балашовского уезда Саратовской губернии,
                                                    русский, незаконченное высшее.
    Имеет строгий выговор с предупреждением за проявленную нечестность выразившуюся в незаконном получении и присвоении государственных средств – объявлен Якутским Горкомом КПСС 10 I 53 г.
    /НАРС(Я) [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф. 4. Оп. 45. Д. 166./


                                                          Александр Григорьевич Лаврик
    Родился 23 апреля 1915 года в Саратовской губернии, в крестьянской семье. В 16 лет опубликовал в районной газете свое первое стихотворение. По окончании педагогического института в Саратове был направлен преподавателем русского языка и литературы в Якутию.
    В качестве внештатного корреспондента местных газет он изучает жизнь и нравы населения Якутского края, часто бывает в северных районах республики, печатает очерки, рассказы, стихи, знакомится с якутскими поэтами, переводит их на русский язык.
    Был призван на военную службу и воевал против Японии. После войны снова работал в Якутии — журналистом, поступает на Высшие литературные курсы в Москве. Создав к тому времени семью, он вместе с ней переезжает в Тамбов, где тогда жили его родители.
    В десятилетие «хрущёвской оттепели» стали создаваться в союзных и автономных республиках, краях и областях СССР отделения Союза советских писателей. С целью организовать и возглавить такое отделение, после окончания курсов, в Тулу в 1960 г. был направлен член Союза писателей РСФСР поэт и прозаик Александр Лаврик.
    18 ноября 1960 года тульские писатели собрались на заседание, на котором было намечено учредить их официальную организацию. Рекомендовать Александра Лаврика на пост руководителя — ответственного секретаря — из Москвы приехал председатель правления Союза писателей РСФСР Леонид Соболев, а также секретари Союза писателей СССР Георгий Марков и Афанасий Салынский. Рекомендацию поддержали жившие в Туле члены Союза писателей и все проголосовали за избрание Александра Григорьевича Лаврика.
    «26 июня 1969 года на квартиру Лаврикова в Туле зашёл Анатолий Кузнецов [в 1960-1969 гг. жил в Туле, автор книги «Бабий Яр», Москва, 1967 г.] и просил Александра Григорьевича положить в писательский сейф свой партбилет на время заграничной командировки. Кузнецов выхлопотал её у секретаря правления Союза писателей Бориса Полевого для работы в Британском музее над документами о Ленине, к юбилею которого обещал написать роман. Поскольку на партийном и писательском учёте Кузнецов состоял в Туле, руководители партийной и писательской организаций и местного КГБ обязаны были дать соответствующие характеристики. Дал таковую и секретарь писательской организации Лаврик. Карьера Кузнецова была на вершине взлёта, его только что утвердили заведующим отделом прозы престижного журнала «Юность», редактором которого был Полевой. Кузнецов выиграл шумный процесс в Лионе против исказивших перевод его книги «Продолжение легенды» французских издателей. Могли ли быть у кого-либо сомнения в искренности знаменитого советского писателя? (К тому же, заметим в скобках, за полгода до командировки Кузнецов стал агентом КГБ и исправно доносил на коллег, за что стукача-перебежчика осудил Андрей Амальрик в своём «Открытом письме Кузнецову».). Поэтому как гром среди ясного неба прозвучало на весь мир известие о том, что, прилетев в Лондон, Кузнецов сразу же отправился в правительственные инстанции и попросил дать ему политическое убежище. И Министерство внутренних дел Соединённого королевства дало согласие на пребывание советского эмигранта в своей стране. 29 июня утром Лаврика пригласили в обком КПСС. Секретарь по идеологии Георгий Павлович Софронов, хмуро глянув на писателя, многозначительно произнёс: «Подписывал характеристику? Вот теперь отвечай». Отвечать пришлось и самому Софронову, и начальнику областного КГБ Полубинскому, и Борису Полевому в Москве. Публично каялись писатели, что просмотрели изменника и предателя, клеймили позором. Тем более что Кузнецов не просто покинул страну, а принялся рьяно критиковать советское политическое устройство и нравы писательской среды, работая в Лондоне на радиостанции «Свобода». Судьбы таких абсолютно разных людей, как Александр Лаврик и Анатолий Кузнецов, неожиданно оказались связаны в один узел». /Норильский С.  Александр Григорьевич Лаврик (к 100-летию (1915) со дня рождения). // Тульский край. Памятные даты. 2015. Тула. 2014. С. 135-136./
    Покаяние Лаврика несколько смягчило его «вину», но не избавило от расплаты. Ему записали в учётную партийную карточку строгий выговор «за потерю бдительности» и сместили с поста. Таким же образом пострадали и Георгий Софронов, и Полубинский. Автор «Повести о настоящем человеке» отделался партийным внушением.
    Впечатлительный Лаврик тяжело переживал происшедшее. Ему предоставили работу заведующего бюро пропаганды художественной литературы при писательской организации, но прежнего одухотворённого Лаврика уже не было.
    Десять лет мучила его депрессия и 10 июня 1979 года Александр Григорьевич Лаврик скончался. В день похорон Лаврика, 13 июня 1979 года в Лондоне на 50-м году жизни от болезни сердца скончался Анатолий Кузнецов.
    В память об Александре Лаврике на стене дома № 18 по ул. Первомайской в Туле, где жил писатель, 8 сентября 2004 года была установлена мемориальная доска.
    Произведения:
    Юкагирские огни. Стихи и поэмы. Якутск. 1957.
    За хребтами Арга-Таса. Очерки. Москва. 1963.
    Северные повести. Тула. 1975.
    Литаратура:
    Лаврик Александр Григорьевич. // Тульский биографический словарь. Т. 1. Тула. 1996. С. 305.
    Ходулин В.  Александр Лаврик - основатель Тульской писательской организации. // Тульский алфавит. № 12. Тула. 2004. С. 2.
    Норильский С.  Александр Лаврик и начало тульской писательской организации. // Тульский краеведческий альманах. Вып. 3. 2005. С. 114-118.
    Норильский С.  Александр Григорьевич Лаврик (к 100-летию (1915) со дня рождения). // Тульский край. Памятные даты. 2015. Тула. 2014. С. 133-137.
    А. Б.,
    Койданава