понедельник, 1 декабря 2014 г.

Адам-Григорий Каменский-Длужик. Диариуш московского плена городов и местностей. Часть 1. Койданава. "Кальвіна". 2014.















    В 1874 году в Познани1 священник Александр-Матей Марианский2 поместил в сборнике: Warta. Książka zbiorowa ofiarowana księdzu Franciszkowi Bаżyńskiemu, proboszczowi przy kościele św. Wojciecha w Poznaniu na Jubileusz 50-letniego kapłaństwa w dniu 23 kwietnia 1874 оd jego przyjaciól i wielbicieli3 [Poznań] в своей обработке Dyaryusz więzienia moskiewskiego miast i miejsc spisany przez Adama Kamieńskiego4 [S. 378-388], некачественную копию которого, сделанную в XVIII в. для копаницкого старосты Понинского5, он отыскал в рукописной книге «Silva Rerum»6 в библиотеке прихода Святого Апостола и Евангелиста Матвея в Гембицах7, когда гостил у священника Петра Кушинского8. В предисловии к публикации ксендз Марианский писал: «Будучи несколько лет назад в Гембицах у кс. Петра Кушинского, очень заслуженного в восстановлении гембицкого костела, одного из самых давних и прекрасных строений в Великой Польше, нашел в его библиотеке толстую Silva Rerum, которую записывал для себя в правление Августа ІІІ9 какой-то великопольский шляхтич, придворный или слуга копаницкого старосты Понинского. Среди других интересных записей, которые находились в этой книге, имелся также и данный диариуш Адама Каменского, который безусловно будет самой давней реляцией из нахождения поляков в Сибири, потому что происходит из половины XVII столетия, когда первейшие печатные сибирские мемуары Караля Любича Хоецкого10, Беневского11 и генерала Копеца12, относятся только ко второй половине XVIIІ века. Кс. Героним Кайсевич13 в своем житии бл. Андрея Боболи14. (Париж 1854) повествует о московском нападении на Литву при Алексее Михайловиче в 1654 и 1655 годах, упоминает о. Кавечинского15, Общества Иисуса, который из Новогрудка был сослан в Сибирь. Ссылается кс. Кайсевич на о. Станислава Ростовского16, О. И., который написал историю своего закона Литовской провинции, и добавляет об о. Кавечинском: «сколько там вытерпел, как оттуда назад в Литву вернулся, про то сам в собственноручных мемуарах подробно описал» /Dzieje bł Boboli str. 29/. Нам эти мемуары неизвестны, мы даже не знаем где, и были ли, они напечатаны. В bibliotece о. Брауна17 фамилии о. Кавечинского нет. Значит диариуш Каменского будет самой давней памяткою польских невзгод в Сибири. Жаль, что копия, с которой воссоздается теперешнее издание полна ошибок и искажений, так что порою тяжела для понимания. И все же нет сомнения, что эта вещь, даже такая какая есть, найдет читателя.
    Вильда18, 12 апреля 1874.    Кс. А. Марианский».
    Как видим, кс. Марианский предупреждает читателя «что копия» диариуша «полна ошибок и искажений, так что порою тяжела для понимания», правда за ошибки он принимал и слова российского /«сибирского»/ топонимического и административного словообразования, которые были ему непонятны. К тому же, как заметил Мариан Дубецкий19, диариуш был написан «простым, немного мужицким, языком» /M. D.  Kamieński Adam. // Wielka encyklopedya powszechna ilustrowana. T. XXXIII-XXXIV. Warszawa. 1903. S. 559./
    Публикация кс. Марианского была замечена, ибо отклик на нее появился в № 28 за 8 июля 1876 г. львовской газеты Ruch literacki, где неизвестный автор (скорее всего это был историк Мариан Дубецкий), в статье Pierwsi Polacy w sybiryjskiej niewoli, на стр. 32 писал что «мемуары Адама Каменецкого (Kamienieckiego), взятого в плен в 1656 году и сосланного в Сибирь ... Стоило бы переиздать и выдать их в отдельной книжке». А с того времени как известный российский историк книги Сигизмунд Либрович20 сведения из этих мемуаров включил в свой труд Polacy w Syberji. /Kraków. 1884 r./, имя Адама-Григория Каменского-Длужика начало постоянно занимать место в польских работах пресвященных Сибири XVII века. Из труда Polacy w Syberji про диариуш Адама-Григория Каменского-Длужика от российского литературоведа А. Пыпина21, который лично был знаком с Либровичем, узнали и читатели в Российской империи [Познань находился в Пруссии, а Львов и Краков в Австро-Венгрии]. По крайней мере, Пыпин сообщил, что «От ХVII-го века сохранился дневник Адама Каменского: взятый в плен в сражении с кн. Юрием Долгоруким в октябре 1657 г., Каменский с 400 товарищами был отправлен в Сибирь и, кроме тяжких испытаний своего плена, дает любопытные описания страны, людей и обычаев, которые видел на пути, кончившемся на Амуре». /Пыпин А. Н.  История русской этнографии. Т. IV. Белоруссия и Сибирь. Санкт-Петербург. 1892. С. 316./ Но российские, а затем и советские историки, оставили это сообщение без внимания.
    О происхождении автора Диариуша Адама-Григория Каменского-Длужика на то время совершенно ничего не было известно, кроме того, что он сам о себе написал в своем Диариуше.
    В монографии известного львовского архивиста Юлиана-Александра Каминского22 Materyały do monografii i historyi rodzin Kamieńskich i Kamińskich, T. 1. (Lwów, 1854-1856), сведения об Адаме-Григории Каменском-Длужике отсутствуют. Не приводит про него никаких биографических сведений и кс. Марианский, который более 20 лет своей пасторской службы прожил во Львове, где занимался историческими исследованиями.
    Только в 1903 году российский историк Сергей Алексеевич Белокуров23 в приложении [Приложение V. О лицах, сосланных в Тобольск за 1654-1662 гг.] к своей книге, посвященной пребыванию в России религиозного деятеля Юрия Крижанича24, привел архивные выписки, в которых сообщалось, что среди сосланных в 1661 г. в Сибирь значаться: «литовские люди оршанские25 шляхта: Гришка Каменской, Янко да Мишка Ждановичи». /Белокуров С. А.  Юрий Крижанич в России. // Чтения в Императорском обществе Истории и Древностей Российских при Московском университете. Кн. 3 (206). Москва. 1903. С. 70./ Но это сообщение С. Белокурова в то время, наверное из-за того что Каменский, как католик, в Сибирском приказе был записан под своим вторым именем «Гришка», осталось вне внимания ученых, пока его снова не ввел в научный обиход российский исследователь В. П. Полевой26.
    Многочисленные роды Каменских пользовались гербами: Холева, Долэнга, Ястржембец, Юноша, Одровонж, Слеповрон. /Ciechanowicz Jan.  Rody rycerskie Wielkiego Księstwa Litewskiego. T. III. Rzeszów. 2001. S. 245./ Потому исследователи, вероятно опираясь на гербовники, гипотетически посчитали что: «Каменский Адам, герба Слеповрон, с придомком27 Длужик, или Длужек, родом из Беларуси, куда этот род пришел из Добжыньской28 земли». /M. D.  Kamieński Adam. // Wielka encyklopedya powszechna ilustrowana. T. XXXIII-XXXIV. Warszawa. 1903. S. 559./; «Каменский Адам, придомок Длужик (Длужек), дата рожд. не известна, ум. 29 І 1667 в Несвиже». /Kamieński Adam. // Wielka encyklopedia powszechna PWN. T. 5. Warszawa. 1965. S. 408./; «Белорусский шляхтич Адам Каменский-Длужик родом из-под Новогрудка (ныне Гродненской области)»29. /Грицкевич30 В.  Край малой ночи. (Летописцы XVII века о Якутии). // Социалистическая Якутия. №131. 6 июня. Якутск. 1971. С. 4./; «Написан «Диариуш» польским языком, но он не выделяется у А. Каменского своею чистотой. В нем достаточно выразительно дают себя ощущать как русизмы, что само собой разумеющееся, так и многочисленные белорусизмы, употребление которых никогда бы не допустил коренной поляк. А из этого следует, что сам А. Каменский происходит не из польской этнической территории, а из коренной, по-видимому, западной Беларуси, из среды местной полонизированной шляхты, для языка которой была натуральна такая лексическая мешанина... Сам Адам Каменский не называет место своего рождения даже тогда, когда для этого ему предоставлялся удобный случай в конце «Диариуша». Он только указывает, что «был репатриирован из Москвы и доставлен на свою желанную отчизну», значить в Беларусь, ведь после возвращения из плена он в скором времени, а точнее 27 января 1667 года, умер, и похоронен в Несвиже. Другие биографические сведения о нем, кроме тех, поданных им самим в своих воспоминаниях, нам неизвестны. Что касаться его фамилии, так тут, кажется, дело понятное. Первая часть ее, согласно тогдашней традиции, является показателем того, что автор «Диариуша» был уроженцем какой-то Каменки, а вторая часть - полонизированной формой родового прозвания Должик, формы на -ык (-ик), характерной для коренных белорусов». /Коршунаў А. Ф.31 “Дыярыуш” Адама Каменскага Длужыка. // Беларуская літаратура і літаратуразнаўства. Міжвузаўскі зборнік. Вып. 2. Мінск. 1974. С. 185./ [Кстати, на Мазурской равнине существует озеро Dłużek. /Wielka encyklopedia PWN. Т. 7. Warszawa. 2002. S. 218./]; «Адам Каменский-Длужик жил не в Несвиже, а в Орше31. Поэтому мы не можем не согласиться с мнением В. П. Грицкевича, который на Втором советско-польском симпозиуме по истории русско-польских контактов в области истории, геологии и географии, проходившем в Ленинграде в июне 1972 г., справедливо заметил, что Белоруссия может гордиться тем, что на её территории было создано самое раннее из дошедших до нас сочинений о Сибири на польском языке». /Полевой Б. П.  Еще раз о Каменском-Длужике. // Советская этнография. № 4. Москва. 1974. С. 119./; «Каменский (Каменский-Длужик, Длужик-Каменский) Адам (? - 27. 1. 1667, г. Несвиж), писатель-мемуарист. Из рода Каменских герба «Слеповрон», который известен с 15 в. на Подляшье, откуда переселился на Мстиславщину». /Карлюкевіч А32.  Каменскі (Каменскі-Длужык, Длужык-Каменскі) Адам. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Т. 4. Мінск. 1997. С. 44./; «Адам Каменский-Длужик (? - 1667), в белорусскоязычной огласовке Должик, происходил, по-видимому, из Западной Беларуси (по верному суждению А. Ф. Коршунова, - уроженец какой-то Каменки), возможно, из-под Несвижа, ибо похоронен «на своей желанной отчизне» и именно в Несвиже. Захвачен в плен во время Московской войны, Длужик, как и многие его товарищи по плену, был использован московцами как землепроходец и сборщик ясака (дани) на землях Сибири и Дальнего Востока, по которым они блуждали три c половиной года. Во время этого мучительного путешествия любопытный белорус успевал делать кое-какие записи, обработанные им уже после возвращения на Родину». /Ляўшун Л. В. 33  Адам Каменскі-Длужык. Дыярыуш. // Анталогія даўняй беларускай літаратуры ХІ - першая палова ХVIII стагоддзя. Мінск. 2003. С. 808./; «Происходил, возможно, из оршанской шляхты. В войну России с Речью Посполитой 1654-67 очутился на захваченной территории и присягнул царю. После присоединился к армии Речи Посполитой, в битве на Басе 1660 попал в плен». //Пазднякоў В34.  Каменскі-Длужык Адам. // Вялікае княства Літоўскае. Энцыклапедыя ў двух тамах. Т.-2. Мінск. С. 25./ - и так далее.
    Но, не смотря на все усилия польских ученых отыскать в своих архивах следы жизни и деятельности Адама-Григория Каменского-Длужика, они не дали результата. Что касаться архивных сведений о пребывании Адама-Григория Каменского-Длужика в Сибири, то их отыскал российский исследователь Борис Петрович Полевой.
    С «Диариушем» Адама-Григория Каменскага-Длужика Б. Полевому помог познакомиться «американский» лингвист Роман Якобсон35, который во время пребывания в Ленинграде «встретился с В. И. Малышевым, известным собирателем старорусских рукописей на Европейском Севере и подарил ему оттиск своей изданной в Китае статьи /Notes on Gilyak/ о языке гиляков-нивхов. В. И. Малышев сообщил мне об этой статье Р. Якобсона, завидев в ней связь с моей работой об этнографических наблюдениях Г. И. Невельского и зная, что я детально интересуюсь нивхами. И вот именно в этого оттиска я узнал на сносках о тогда совсем мне незнакомом произведении «Diariucz» Адама Каменского-Длужика. Я немедля начал поиски в ленинградских библиотеках и наконец получил микрофильм «Диариуша» через Библиотеку Академии Наук. Тогда еще я не мог читать на польском языке и на помощь мне пришли два знакомых переводчика: Ю. Г. Балахнин и В. Ф. Касьянова. Они перевели мне эту работу устно, и вначале я не был убежден в ее ценности. Пришлось мне немедля заняться изучением польского языка ради того, чтобы иметь возможность читать ее в оригинале и подробно анализировать ее содержание. Именно тогда я уверился, что это произведение давно притягивает внимания историков-поляков: Зигмунта Либровича (1884), Михала Яника36 (1928), Тадеуша Турковского37 (1939) и других. Убедился, что эти историки не смогли надлежащим образом оценить информацию Адама Каменского-Длужика о народах Сибири. К сожалению, российские ученые, за исключением А. М. Пыпина, попросту не знали этого произведения. Также и А. М. Пыпин знал про его существование только из сообщения З. Либровича. Это дало мне основание назвать произведение Каменского-Длужика «Забытый источник» и в 1965 году я опубликовал о нем первую небольшую «обзорную» статью. К моему удивлению статья вызывала в Польше большой интерес». /Polewoj B. P.  W poszukiwaniu nowych danych o Diariuszu Adama Kamieżskiego-Dłużyka // Lud. T. LXXVII. Poznań-Warszawa-Wrocław. 1994. S. 235-236./
    Действительно статья Б. П. Полевого «Забытый источник сведений по этнографии Сибири XVII века. (О сочинении Адама Каменского-Длужика)» в № 5 журнала «Советская этнография» за 1965 год вызывала большой интерес, ведь там впервые были приведены отысканные архивные материалы из жизни Адама-Григория Каменского-Длужика в Сибири. Все исследователи начали ссылаться на эти материалы, а самого открывателя их приглашать на разные симпозиумы и конференции, посвященные жизни «поляков» в Сибири.
    «Уже в 1972 году, на польско-российском симпозиуме в Ленинграде, историк В. Г. Грицкевич высказал допущение, что раз Каменский-Длужик происходил из Орши, то был, прежде всего, белорусом. Этот взгляд разделил и А. Ф. Коршунов, который опубликовала свою новую статья о Каменском-Длужике в журнале Белоруской Академии Наук. Однако, как А. И. Рогов38, он полностью игнорировал научные работы своих предшественников, хотя из анализа статьи нетрудно было заметить их влияние. Тогда мне захотелось в 1974 году, чтобы работы А. И. Рогова и А. Ф. Коршунова предать заслуживающей критике. Вот тогда в известной степени я и использовал также мои новые архивные открытия». /Polewoj B. P.  W poszukiwaniu nowych danych o Diariuszu Adama Kamieżskiego-Dłużyka // Lud. T. LXXVII. Poznań-Warszawa-Wrocław. 1994. S. 235-236./
    В своей новой статье Б. П. Полевой «Еще раз о Каменском-Длужике», которая вышла в № 4 журнала «Советская этнография» за 1974 год отметил: «В 1973 г. были опубликованы две новые работы о «Dyaryusz» Адама Каменского-Длужика (XVII в.) — самом раннем из дошедших до нас сочинений на польском языке о народах Сибири. В начале 1973 года в Минске вышла специальная работа А. Ф. Коршунова, а несколько месяцев спустя новый обзор «Dyaryusz» дал славист А. И. Рогов в докладе «Россия в польских исторических и географических сочинениях XVII в.» /VII Международный съезд славистов. Варшава, август 1973. История, культура, этнография и фольклор славянских народов. Доклады советской делегации. Москва. С. 259-262./. Появление этих работ можно было бы только приветствовать, если бы не два обстоятельства. Нетрудно убедиться в том, что в статье А. Ф. Коршунова кое-что заимствовано из журнала «Советская этнография» (1965, № 5) и некоторых работ наших польских коллег, однако, без каких-либо ссылок на них. Подобное часто встречается в практике научно-популярных изданий. Но следует ли такие приемы внедрять в чисто научные издания?» /С. 116./
    Но, не смотря на такое разоблачение, наследники А. Ф. Коршунова продолжают его дело: «Диариуш» Каменского-Длужика - самый давний из сохранившихся до нашего времени письменных памятников с описанием Сибири и Дальнего Востока... Написан он был на польском языке, который, однако, пестрит русизмами и белорусизмами, чего никогда бы не допустил в своем произведении коренной поляк, что еще раз подтверждает белорусское происхождение писателя. Оригинал произведения не сохранился. В 1874 г. «Диариуш» был издан на польском языке по одному из поздних и поврежденных его списков. В 1974 г. А. Коршунов сделал с этого издания перевод-реконструкцию и тем самым ввел «Диариуш» Адама Каменского-Длужика в научный обиход». /Ляўшун Л. В. Адам Каменскі-Длужык. Дыярыуш. // Анталогія даўняй беларускай літаратуры ХІ-першая палова ХVIII стагоддзя.  Мінск. 2003. С. 808-809; Ляўшун Л. В.  Адам Каменскі-Длужык. Дыярыуш. // Анталогія даўняй беларускай літаратуры ХІ - першая палова ХVIII стагоддзя. Мінск. 2-е выд., выпр. С. 808-809./
    *************************
    *************************
    1). Познань (Poznań) - город на реке Варта, административный центр Великопольского воеводства в Польше. В 1848-1920 гг. Познань, как Позен (Posen) был административным центром провинции Позен (Provinz Posen) в Королевстве Пруссия (Königreich Preußen), которое с 1871 г. находілось в составе Германского рейха (Deutsches Reich). Хотя город и подвергался усиленному онемечиванию, но остался значительным очагом польской культуры и патриотической деятельности. В 1829 г. городу графом Эдвардом Рачынским (1786-1845) был подарен дворец вместе с библиотекою в 3000 томов, которая сейчас известна как Biblioteka Raczyńskich.
    2). Марианский (Maryański) Аляксандр-Матей (1845-1912) – священник, публицист и историк. Род. в г. Аргенау, в провинции Позен (теперь г. Гневково в Куяво-Поморском воеводстве Польши). После окончания в Позене (Познани) духовной семинарии, он в 1870 г. принял сан священника в Гнезене (Гнезно) в провинции Позен. В 1873 г. кс. Марианский переезжает в г. Лемберг (Львов) в Королевство Галиции и Лодомерии с Великим княжеством Краковским и княжествами Освенцима и Затору (Königreich Galizien und Lodomerien mit dem Großherzogtum Krakau und den Herzogtümern Auschwitz und Zator), в Австро-Венгерской империи (Österreichisch-Ungarische Monarchie), откуда в 1897 г. снова возвращается в Гнезен, где и умирает. Марианский был завзятым библиофилом, неустанно копался в приходских библиотеках и частных архивах, занимался историей и публицистикой. Несмотря на довольно слабую литературную подготовку, приложил немало сил, чтобы «Диариуш» Адама-Григория Каменского-Длужика был опубликован, снабдив его необходимым комментарием. Также его перу принадлежит: “Unicka Matka Boska Nowogródzka Zamkowa na czele „Pana Tadeusza” (Lwów 1898-1899) и “Wspomnienie o Słucku” (Gnieźnо. 1905). Его книжное собрание хранится в Библиотеке Рачинских в Познани. /Maryański Aleksander. // Podręczna encyklopedya kościelna. T. XXV і XXVI. Warszawa-Kraków. S. 1911. 322; Zieliński Z.  Maryański Aleksander Macej. // Polski słownik biograficzny. T. XIX/4. Z. 83. Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1975. S. 102./
    3). “Warta” – сборник, который в 1874 году издал в Позене (Познани) Людвик-Владислав Рапецкий (1832-1894), на юбилей 50-летия священнической деятельности своего друга, видного политического деятеля и издателя ксендза Юзефа-Франтишка Бажинского (1801-1876), в котором опубликовал произведения его друзей. Назван в честь реки Варты, правого притока реки Одры (Одера), которая протекает через Познань, а в давние времена являлась природным препятствием для немецких рыцарей. С 6 марта 1874 г. Рапецкий под названием “Warta”, издавал еженедельник «посвященный науке, забаве и воспитанию”. /“Warta”. // Wielka encyklopedja PWN. T. 29. Warszawa. 2005. S. 10./
    4). Дыярыуш (от лат. diarium дневник) – жанр историко-документальной прозы в литературе ВКЛ и Польши, у котором события общественно-политической жизни поданы в форме датированных записей через субъективное восприятие определенной особы. /Коршунаў А. Ф.  Дыярыуш. // Энцыклапедыя літаратуры і мастацтва Беларусі ў 5 тамах. Т. 2. Мн. 1985. С. 398-399./ По всей вероятности название реляции Адама-Григория Каменского-Длужика дал кс. Марианский, или кто-то другой.
    5). Начало роду Понинских, герба Лодзя дал Войтех Бродский, который, после приобретения в 1517 г. Понина [Ponina] в Косьцянском повете, принял фамилию Понинский [Poniński]. Героним Ярослав [Адам] Понинский, каштелян рогозинский, затем гнезненский, в молодые годы принимал участие, как товарищ панцирный, в хоругвях казацких, состоящих из вяликополян, в битвах дивизии С. Чарнецкого в 1658-1659 гг. в Дании [Возможно был знаком с Адамом-Григорием Каменским-Длужиком]. В 1686 г. яму досталось староство копоницкое. Умер в 1702 году. /Dworzaczek W.  Poniński Heronim Jarosław. // Polski słownik biograficzny. T. XXVII/3. Z. 114. Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk-Lódz. 1983. S. 530-531./ Его сын Франтишек Понинский (ок 1676-1740) – шляхтич герба Лодзя, староста копоницкий, стольник познанский, который 14 октября 1701 года получил за королевским разрешением копоницкое староство на Познанщине. В первые годы Северной войны был в партии Яна Собеского, позже у Станислава Лещинского. Дважды (в 1717 и 1718 гг.) назначался в посольства к царю Петру І по поводу вывода из Речи Посполитой войск России, где также поднимался вопрос об пленных сосланных в Сибирь. /Dwie missye Franciszka Ponińskiego starosty Kopanickiego do Cara Piotra, w latach 1717 i 18. // Z czasów Saskich spraw wewnątrzych, polityki i wojny przez Kazimerza Jarochowskiego. Poznań. 1886. S. 81-185; Burda E.  Poniński Franciszek. // PSB. T. XXVII/3. Z. 114. Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk-Lódz. 1983. S. 527-529./ Возможно этим объясняется нахождение в его библиотеке копии Диариуша Адама-Григория Каменского-Длужика.
    6). Silva Rerum (лат. «лес записей») – название рукописных домашних книг, появившихся в начале XVI века, куда записывались рецепты, анекдоты, различные жизненные случаи, литературные произведения, застольные речи т.д. /K. Wł. W.  Silva Rerum. // Encyklopedyja powszechna. T. 23. Warszawa. 1866. S. 460./ Silva Rerum, в которой отыскал кс. Марианский некачественную копию Диариуша Адама-Григория Каменского-Длужика, сейчас неизвестна. Существует в так называемых Папках видного исследователя литературы Болеслава Эжепки (1852-1932), которые хранятся в Библиотеке Рачинских, рукописная копия Диариуша Адама-Григория Каменского-Длужика, но она выполнена с публикации кс. Марианского. /Kuczyński A., Polewoj B., Wójcik Z. J.  Adam Kamieński Dłużyk i jego “Diariusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc” z około 1672 roku. // Kamieński Dłużyk A.  Diariusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc. Z pierwodruku wydali oraz prypisami i komentarzami opatrzyli Antoni Kuczyński, Borys Polewoj, Zbigniew J. Wójcik. Wrocław. 1997. S. 44./
    7). Гэмбіцa (Gembica, Gembice, Gembicy, Gębicy, Gembitz) – местечко у Могильнинском повете, в 8 км от Могильно. /Gembica. // Wielka encyklopedja powszechna ilustrawana. T. XXII [-XXIV]. Warszawa. 1899. S. 801./ Сейчас село в Куяво-Паморском воеводстве.
    8). Кушынскі (Kuszyński) Петр (1818 - 1 III 1892) – пробст прихода Св. Апостола и Евангелиста Матвея в Гембице, где и был похоронен, после сорока лет службы, на приходском погосте. На запрос исследователя из Вроцлава Антония Кучинского, ксендз Гембицкого костела Генрык Бамер, письмом от 2 мая 1996 года, сообщил, что теперь рукописной книги Silva Rerum, в которой кс. А Марианским был найден Диариуш Адама-Григория Каменского-Длужика в Гембицком приходском архиве нет. /Kuczyński A., Polewoj B., Wójcik Z. J.  Adam Kamieński Dłużyk i jego “Diariusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc” z około 1672 roku. // Kamieński Dłużyk A.  Diariusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc. Z pierwodruku wydali oraz prypisami i komentarzami opatrzyli Antoni Kuczyński, Borys Polewoj, Zbigniew J. Wójcik. Wrocław. 1997. S. 42-43./
    9). Aвгуст ІІІ Саксонец [August III Sas] (1696-1763), с 1733 г. король Речи Посполитой (король польский и великий князь литовский) [August III Fryderyk] и курфюрст саксонский [Friedrich August ІІ]. Занял трон Речи Посполитой при помощи российских и саксонских войск во время войны за «польское наследство» 1733-1735 гг.
    10). Хоецкий [Chojecki] Караль Любич (1740-1791) – краковский шляхтич, конфедерат, который при обороне Кракова от российских войск попал в плен и в 1769 г. сослан в Сибирь. Служил в Омске в драгунах, участвовал в подавлении восстания Е. Пугачева. Во время Азовской компании русских войск смог убежать Польшу, где издал свои мемуары: Pamięć dzieł polskich, podróż i niepomyślny sukces Polaków, przez urodzonego Karola Lubucz Chojeckiego [Warszawa. 1789], а затым пад назвай: Polak konfederat przez Moskwę na Syberyą zaprawadzony [Warszawa. 1790], которые затем неоднократно переиздавались.
    11). Беневский [Beniowski] Маврыций-Август (1746-1785) – шляхтич словацко-венгерского происхождения, который за участие в войне с Россией на стороне конфедератов, где служил ротмистром у Караля (Карла) Радзивила (Пане Каханку), был сослан в Казань, откуда убежал в Санкт-Петербург, чтобы отплыть за границу, но был пойман. 14 ноября 1769 г. его ссылают на Камчатку, путь куда лежал через Якутск. По прибытию на Камчатку, Беневский вскоре захватывает власть и своим указам освобождает туземцев Камчатки от подданства России, и на корабле покидает Камчатку. В 1772 г. он уже во Франции, а в 1773 г. колонизирует для нее остров Мадагаскар. В 1778 г. Беневский служит в австрийских войсках, а в 1784 г., при помощи президента США Франклина, совершает экспедицию на Мадагаскар, где объявляет себя королем и погибает в битве с французами, отстаивая свободу своих подданных. Его мемуары хранятся в библиотеке Британского Музея и впервые были изданы в Лондоне: “Memoirs and Travels of Mauritius Augustus Count de Poland, his exile into Kamchatka, his escape and voyage from that peninsula through the Northern Pacific Ocean touching at Japan and Formosa, to Canton in China, with an account of the French settlement he was appointed to from upon the island of Madagascar. Written buy himself. Translated from the original manuscript. T. 1-2. London 1790.
    12). Копець [Kopeć] Юзеф (1762-1827) – участник восстания под руководством Тадеуша Костюшки, за что был сослан на Камчатку, путь куда проходил через Якутск. Вернувшись на родину в 1796 г. написал воспоминания: Dziennik podróży Józefa Kopcia przez całą wzdłuż Azję, lotem do portu Ochotska ocеanem przez Wyspy Кurylskie do Niższej Kamcuatki, a stamtąd na powrót do tegóż portu na psach i jeleniach [Wrocław. 1837]; Dziennik podróży Józefa Kopcia Brygadjera wojsk Polskich z rozmaitych nót dorywczych sporządzony. Z sześcioma tablicami litograficznymi i mappą Kamczatki [Berlin. 1863], которые многократно переиздавались.
    13). Кайсевіч [Kajsiewicz, Kaysiewicz] Героним (1812-1873) – род. в имении Нижние Гелгудышки Варшавского герцогства (сейчас Гелгаудишкис в Литве), после поражения восстания 1831 г. эмигрировал во Францию, где стал проповедником и начал заниматься писательским трудом. Из под его пера вышла брошюра: Dzieje błogosławioniego ojca Andrzeja Boboli (Paryż. 1854.), вышедшая затем в переводах на французский, немецкий, фламандский и итальянский языки. /Micewski B. Kajsiewicz Heronim. // Еncyklopedіa kościelna. T. VIII. Lublin. 2000. St. 344-345./
    14). Баболя [Bobola] Андрей (1591-1657) – католический святой, блаженный. Во время войны России с Речью Посполитой 1654-1667 гг. был схвачен казаками полковника Антона Здановича и замучен 16. V. 1657 г. в Янаве (сейчас г. Иваново Брестской области РБ). /Jan z nad Buha.  Babola mučynik T. J. Wilnia. 1911; Сьвяты Андрэй Баболя. Менск. 1994; Палюшкевіч Ф. Кс. S J.  Да праліцця крыві. Святы Андрэй Баболя. Мінск. 2001; Ярмусік Э.  Святыя і блажэнныя рымска-каталіцкія. // ЭГБ. Т. 6. Кн. І. Мн. 2001. С. 272/
    15). Кавечинский (Kaweczyńcki) Андрей – иезуит, который был взят в московский плен 6 августа 1655 г. в Новогрудке и сослан в Сибирь: “Августа 16 по памяти из Розряда за приписью дьяка Григорья Богданова в Казанский дворец послан с Москвы в ссылку в Сибирь у Нарымский острог польские земли езувит Андрей Ковачинского, а государева жалованья поденного корму велено ему давать по 8 денег, и того над ним велено смотреть и беречь накрепко, чтоб он никуды не ушел, а к Москве ево и в ни в которые городы без указу великого государя отпускать не велено; а государева грамота об нем в Нарымский острог послана 12 сентября 168 [1660] года”. /Белокуров С. А.  Из духовной жизни московского общества XVII века. Москва. 1903. С. 73-74./ Андрей Кавечинский пробыл в Сибири 10 лет, а после возвращения в начале 1672 г. написал, по мнению исследователей, мемуары, которые сейчас неизвестны. Умер он 29 января 1667 г. у Несвеже, где Кавечынские герба «Остоя», как участники реформатского движения, причинились к изданиям в Несвижской типографии книг на белорусском языке. /Бажэнаў Ю.  Кавячынскія. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Т. 3. Мінск. 1996. С. 520-521./ Wielka encyklopedia powszechna PWN [T. 5. Warszawa. 1965. S. 408.] впервые ошибочно дату и место смерти иезуита а. Андрея Кавечинского приписала Адаму-Григорию Каменскому-Длужику, что и повторил белорусский исследователь А. Ф. Коршунов в своей работе: Нататкі з падарожжа па Сібіры ў XVII ст. (“Дыярыуш” Адама Каменскага)”. /Весці Акадэміі Навук Беларускай ССР. Серыя грамадскіх навук. №1. Мінск. 1973. С. 102./, а за ним, продолжают повторять и другие.
    16). Растоўскі [Rostowski] Станислав (13. ХІ. 1711 - 7. ІІ. 1784) – иезуитский историк. Учился в Слуцке (1729-1730) и Вильне (1730-1732); преподавал в Гродно (1732-1733) и Пинске (1734-1735). Умер в Полоцке. Написал историю иезуитов Литовской провинции: Lithuaniearum Societatbs Jesu historiarum provincialium pars prima. (Wilna. 1768.). /Grzebień L.  Rostowski Stanisław. // Polski słownik biograficzny. T. XXXII/I. Z. 132. Wrocław - Warszawa - Kraków - Gdańsk - Łódź. 1989. S. 173-174./
    17). Браун, или Броун [Brown], Джордж, у монашестве Юзеф (1 VI 1801-31 XII 1879) – сын англичанина Джона Брауна, придворного лекаря императрицы Марии Федоровны, жены русского императора Павла І, и итальянки Марии Росси. Учился в иезуитских коллегиумах Санкт-Петербурга и Полоцка. Составил на латинском языке монументальный библиографический словарь “Библиотека писателей польской части Общества Иисуса» (1856), в который вошли биографии и библиография трудов иезуитов Речи Посполитой за 1564-1852 гг. Словарь был издан в 1856 г. в многотомной серии А. Бакера “Библиотека писателей Общества Иисуса”, которая выходила в 1853-1856 гг. в Льеже (Бельгия). Словарь был переведен на польский язык бывшим студентом философского факультета Полоцкой иезуитской академии В. Кейновским: Biblioteka pisarzów assystencyi polskiej Towarzystwa Jezusowego powiększona dwoma dodatkami, z których pierwszy zawiera polskie i rossyjskie tłomaczenia drugi wydania pisarzy Towarzystwa Jezusowego do innych assystencyi należących w Polsce i Rossyi. Napisana we Lwówie od r. 1852 do 1856 przez X. Józefa Brown. Przekład z lacinskiego X. Władysława Kiejnowskiego. (Poznań. 1862). Также в архиве иезуитов в Риме хранится рукопись Брауна на латинском языке про историю иезуитов в Беларуси. /Шалькевіч В. Ф.  Браун. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Т. 2. Мінск. 1994. С. 72./
    18). Вильда /Wilda/ – у 1874 г. предместье г. Позен, а сейчас административный район города Познань. /Wilda. // Wielka encyklopedja PWN. T. 29. Warszawa. 2005. S. 117./
    19). Дубецкий [Dubiecki] Мариан-Кароль (1838-1926) – родился на Волыни. Во время нахождения в Восточной Сибири, куда он попал за участие в восстании 1863-1864 гг. заинтересовался судьбами своих предшественников. Умер в Кракове. /Дубецький (Dubiecki) Мар’ян-Кароль. // Українська Радянська Енциклопедія. Т. 3. Київ. 1979. С. 486./
    20). Либрович Сигизмунд Феликсович (15 (27). 8. 1855, Варшава - 23. 12. 1918, Петроград) - писатель, историк книги, публицист, псевдонимы: Виктор Русаков, Русак. Родился в еврейской семье, с 1875 г. секретарь книжного издательства М. В. Вольфа в Петербурге и фактический редактор изданий: «Известия книжных магазинов товарищества М. О. Вольф по литературе, наукам и библиографии» и «Задушевное слово». Писал на немецком, польском и русском языках. Написал труд: Polacy w Syberji przez Zygmunta Librowicza. Kraków. 1884. /Śnieżko A.  Librowicz Zygmunt. // Polski słownik biograficzny. T. XVII. Wrocław - Warszawa - Kraków. 1972. S. 292-293./
    21). Пыпин Александр Николаевич (6. 4. 1833, Саратов - 9. 12. 1904) – российский литературовед, этнограф и фольклорист. Написал труд: Исторія русской этнографіи. Т. IV. Бѣлоруссія и Сибирь. С.-Петербургъ. 1892. С. 316. /Пятроўская Г. А.  Пыпін Аляксандр Мікалаевіч. // Беларуская энцыклапедыя ў 18 тамах. Т. 13. Мінск. 2001. С. 151./
    22). Камінскі [Kamiński] Юлиан-Александр (1805 – 1860) – архивист, издатель, писатель. Работал в Библиотеке имени Оссолинских в Ламберге (Львове). /Kamiński Julian Aleksander. // Polski słownik biograficzny. T. XI. Wrocław - Warszawa - Kraków./
    23). Белокуров Сергей Алексеевич (1 (13). 9. 1862, Сергиев Посад - 3. 12. 1918, Москва) – российский историк, археограф, член-корреспондент РАН (1917; Петербургской АН с 1903 г.). Родился в семье диакона, окончил Московскую духовную академию (1886), работал в Главном Архиве МИД в Москве. С 1887 г. член Императорского общества Истории и Древностей Российских при Московском университете, с 1891 г. редактор издания: Чтения в Императорском обществе Истории и Древностей Российских при Московском университете. /Секачёва Е. П.  Белокуров Сергей Алексеевич. // Большая Российская Энциклопедия. Т. 3. Москва. 2005. С. 235./
    24). Крыжаніч [Križanić] Юрый Гаспаравіч (ок 1618, Бихач, Босния – 12. 9. 1683) происходил из хорватского дворянского рода. Учился в Загребской католической семинарии, Венском коллегиуме, в Болони и Риме. Пропагандировал идею «славянского единства». В 1641 г. предложил папской Конгрегации пропаганды веры план подчинения Риму православной церкви России и введения там западноевропейской системы образования. С 1646 г. в подчинении смоленского бискупа П. Парчевского и в 1647 г. прибыл с ним в Смоленск, был домашним священником С. Голынского в Черее. В 1647 г. в составе посольства Речи Посполитой посетил Москву. В 1659 г. через Украину приехал в Путивль, назвался сербом Юрием Ивановичем Белиным (Белишем) и устроился на службу в Приказ Большого Дворца в Москве. Претендовал на роль царского советника, придворного историка и библиотекаря. Заподозренный в политической неблагонадежности, в 1661 г. был сослан в Тобольск, где написал несколько книг. Выступал за унию православной и католической церквей, религиозное объединение всех славянских народов под началом римского папы, а политически под властью московского царя, прилагал усилия по созданию единого общеславянского языка. В 1676 г. возвращен с изгнания в Москву, которую покинул в 1678 г. Находился в доминиканском госпитале в Друе, в 1678 г. в Вильно вступил в орден доминиканцев, приняв монашеское имя Августин. В 1682 г. выехал в Рим, но по дороге был зачислен в войско Речи Посполитой, которое шло освобождать Вену от турецкой осады, где и погиб. /Пазднякоў В. Крыжаніч. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Т. 4. Мінск. 274./
    25). Орша – город, центр Оршанского района Витебской области Республики Беларусь. Возник ок. 1021 г. [Рьша], с XVI в. центр Оршанского повета. Если предположить, что Адам-Григорий Каменский-Длужик относиться к «оршанской шляхте», то все равно это не говорит что именно он происходит из Орши. Нельзя обходить и такой факт, что он попал в плен в Оршанском повете, то выражение «оршанская шляхта» означает, что эта шляхта не из происхождения оршанская, а просто захваченная в Оршанском повете ВКЛ в битве на Басе.
    26). Полевой Борис Петрович – род. 23 мая 1918 г. в г. Чита Забайкальской области, в семьи петербуржцев. В 1924-1927 гг. жил во Владивостоке. В 1928 г. семья вернулась в Ленинград, где он в 1941 г. закончил исторический факультет Ленинградского университета. Специалист по истории Сибири, Дальнего Востока и Русской Америки, а также русских географических открытий и русской картографии. Доктор исторических наук, член Географического общества СССР, член Бюро центру по изучению Русской Америки и российско-американских отношений, член Инакентьевского комитета во Владивостоке, Лауреат премии С. И. Дежнева (1992). Умер 26 января 2002 г. /Полевой Борис Петрович. // Энциклопедия Якутии. Т. 1. Москва. 2000. С. 375./
    27). Придомок – дополнительная фамилия (часть двойной) у некоторых шляхетских родов.
    28). Добжыньская зямля [Dobrzyńska ziemia]  – историческая область между Вислой, Брыницой, Скравой и Дрвенцой в Куяво-Паморском воеводстве с центром в г. Добжынь на Висле. /Dobrzyńska ziemia. // Wielka encyklopedja PWN. T. 7. Warszawa. 2002. S. 242./ Кстати Wywód familii urodzonych Kamieńskich herbu Ślepowron z 1819 r. утверждает, что “этот род (…) в польском панстве давний и древний…” Происходит … из Добжыньской земли. /Ciechanowicz Jan.  Rody rycerskie Wielkiego Księstwa Litewskiego. T. III. Rzeszów. 2001. S. 245./ Каменские герба Слеповрон, происходили также и с Каменки Ляшской на Подляшье, которые затем осели в Мсциславском воеводстве. /Ciechanowicz Jan.  Rody rycerskie Wielkiego Księstwa Litewskiego. T. III. Rzeszów. 2001. S. 245./
    29). Видать путаница с о. Андреем Кавечинским, которого пленили в Новогрудке.
    30). Грицкевич [Грыцкевіч] Валентин Петрович – род. 30 марта 1933 г. в Менске. В 1955 г. окончил Минский институт иностранных языков, в 1956 г. Минский медицинский институт, в 1957 г. исторический факультет БГУ. С 1963 г. кандидат медицинских наук. С 1971 г. в Военно-медицинском музее Министерство обороны СССР. С 1988 г. на кафедре музееведения Санкт-Петербурского института культуры. Умер 5 марта 2013 г. в Санкт-Петербурге. /Нікалаеў М.  Грыцкевіч Валянцін Пятровіч. // Энцыклапэдыя гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Т. 3. Мінск. 1996. С. 165./
    31). Коршунов [Коршунаў] Александр Фомич (4. 3. 1924 - 12. 7. 1991) – род. в д. Палишино Горецкого уезда Смоленской губернии РСФСР. В 1950 г. закончил БГУ. С 1954 г. в Институте литературы имени Янки Купалы АН БССР. Исследовал средневековую белорусскую литературу. С 1956 г. кандидат филологических наук. /Батвіннік М.  Коршуноў Аляксандр Фаміч. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Т. 4. Мінск. 1997. С. 241./
    32). Карлюкевич [Карлюкевіч] Александр Николаевич – род. 6 января 1964 г. в д. Затитова Слобода Пуховичского района Минской области БССР. В 1985 г. закончил Львовское высшее военно-политическое училище, в 2002 г. Академию управления при Президенте Республики Беларусь. /Марціновіч А.  Карлюкевіч Алесь Мікалаевіч. // Беларуская энцыклапедыя ў 18 тамах. Т. 6. Кн. ІІ. Мінск. 2003. С. 397./
    33). Левшун [Ляўшун] Любовь Викторовна – род. в 1964 г. в Витебске. В 1988 г. закончила филологический факультет БГУ, после чего была зачислена в аспирантуру при Институте всемирной литературы АН СССР (Москва). В 1992 г. защитила кандидатскую диссертацию по специальности Теория литературы. С 1991 г. работает в Институте литературы имени Я. Купола НАН Беларуси, после объединения его с институтом языкознания - в Институте языка и литературы имени Я. Коласа и Я. Купалы НАН Беларуси старшим научным сотрудникам, доцент кафедры основного богословия и истории церкви Теологического института имени святых Кирилла и Мефодия БГУ.
    34). Поздняков [Пазднякоў] Валерий Семенович – род. 6 февраля 1963 г. в г. Вилейка Минской области БССР, после окончания БГУ в 1985 г. работал в Институте истории АН Беларуси, с 1991 г. Кандидат исторических наук, с 1997 г. ведущий ученый редактор издательства «Беларуская энциклопедия». /Пазднякоў Валерый Сямёнавіч. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Т. 5. Мінск. 1999. С. 376-377./
    35). Якобсон Роман Осипович (23. 10. 1896, Москва – 18. 7. 1982, Кембридж, США) – род. в еврейской семье, окончил в 1914 г. Лазаревский институт восточных языков и в 1918 г. Московский университет, в 1921 г. эмигрировал в США. Написал ряд работ по языкам народов Дальнего Востока. /Якабсон Раман Восіпавіч. // Беларуская энцыклапедыя ў 18 тамах. Т. 18. Кн. 1. Мінск. 2004. С. 250./
    36). Яник [Janik] Михал (1874-1948) – окончил филологическое отделение Ягеллонского университета в Кракове. Польский исследователь, написавший: Dzieje Polaków na Syberji. Kraków, 1928. /Kuczyński A., Wójcik Z. Michał Janik i Sibirica w jego twórczości. (Posłowie). W «Bibliotece zesłańca» // Janik M. Dzieje Polaków na Syberji. [Edycja faksymylowa]. Wrocław, 1991./
    37). Турковский [Turkowski] Тадеуш (1883-1957) – польский исследователь.
    38). Рогов Александр Иванович (1935 – 9 июля 1996, Москва) – кандидат исторических наук, лауреат Государственной премии СССР, научный сотрудник Института славяноведения и балканистики АН СССР.
    Алесь Баркоўскі,
    Койданава.

                                             ДИАРИУШ  МОСКОВСКОГО  ПЛЕНА
                                                      ГОРОДОВ  И  МЕСТНОСТЕЙ
                                                               НАПИСАННЫЙ
                                                        АДАМОМ  КАМЕНСКИМ.
    Взят я был в 16571 году 20 дня октября в сражении, когда с князем Юрием Долгоруким2 на Басе3 между Углами3 была битва4, и, прикованный к пушке5, от среды я сидел аж до воскресенья на холоде и большом голоде, пока войско Е. К. Мосьти6 не отступило за Басю к Черее7. Потом нас раздали стрелецким головам: несколько товарищества8 пана Станислава Чижа9 и других дали Каковинскому10, панов Ждановичей11 Шепелю12, пана Выдавского, Водзенихта и других. Меня отдали Андрею Онуфриевичу13 и со мною пятеро челяди из разных хоругвей. Там мы сидели 9 недель в крайней нужде и голоде, но, однако, к нам имели респект мещане могилевцы, что нас кормили, ибо мы иначе бы умершие были.
    В январе повезли нас в Москву, 400 человек и пушек 200. При подъезде к Москве вышло несколько стрелецких приказов навстречу нам и рейтаров несколько полков. Встретили нас в Дорогомиловой слободе14 и дали нам по две чарки водки и пива по кубку, а потом, после приветствия и после этого угощения, приказали нас разобрать между стрельцами: стрельцов двое, а наш третий, фитилями связанный, шел между стрельцами. Провели нас мимо царских дворцов по приказу, и те пушки, и три хоругви, и семь корнетов15. Там нас представили в приказе и каждого по имени записали. Препроводили нас на двор Грузинского (?) царевича16 и там нас отобрали товарищества двенадцать: пана Чижа из-под гетманской хоругви, и пана Видавского, племянника пана Чернецкого, пана Островского, пана Бобраницкого, пана Стрижевского, обоих п.п. Ждановичей: Яна и Михала, пана Чижа, виленского подкомория; пана Лозовского, ротмистра пана Качановского, пана Бусме, пана Яхевича и меня тринадцатого. Там мы были две недели, а челядь в других зданиях посадили, и нельзя нам было с ними видеться.
    Затем 9 февраля пришли трое стрельцов и двое приставов за нами троими, за мною и п.п. Ждановичами, сообщив нам хорошую новость, что Государь Царь пожаловал на обмен. Мы обрадовались и поверили, но нас здорово обманули, ибо нас, взяв в Сибирский приказ17 посадили, что мы и света не видели целую неделю, аж только утром 17 февраля приказали нам собираться побыстрее в дорогу в Литву. Мы обрадовались; побрав убожество довольно скудное с собой, шли мы на подводы по одному и по четыре стрельца за каждым. Сообщили, что на обмен вас мы везем, позакрывали нас рогожами, а потом приехали мы в Троицкий монастырь, 12 миль от Москвы18. Там нас заковали, обоих п. п. Ждановичей, а меня третьего. Там были плач и стенания вместо радости обмена, аж на большую нужду и неволю.
    Оттуда мы ехали до Переславля19 8 миль; из Переславля до Ростова20 20 миль; из Ростова до Ярославля21 40 миль. Там мы за Волгу переезжали, которая есть в ширь двенадцать тысяч саженей в самых берегах. В том Ярославле купцов и ремесленников достаточно, людей различных. Красную юфть лучше всего там выделывают, и недорогую, также тонких и красивых полотен и войлоков вдоволь дешевых. Хлеба имеют достаточно и всевозможного продовольствия, кроме садовых фруктов, которых нет. Рыбы, мяса хватает.
    Оттуда везли нас до Тотьмы22 20 миль рекою Чирою23, которая впадает в Брад24. Там в той Тотьме есть замок25, где воевода сидит. Тот город по обеим сторонам реки, длинный, как бы на четверть мили растянулся. Оттуда ехали мы рекой Боудэм26 до Вологды27 40 миль. Тот город большой, между болотами и рекою, имеет большие ярмарки, богатые монастыри и церкви, ибо там склад различных товаров из Английского28 порта, почти всей Москвы прибежище. Оттуда в Москву вина, различное сукно, сельдь, всякие коренья, разнообразные заморские вещи везут. А московские же товары: пенька, поташ, смальчуг29, ванчос30, воск, кожи, сало, рогожи, которых этакое множество возле этого города, и всегда там живет ревизор, а по-московски сыщик, который имеет при себе несколько сотен конных стрельцов и разбойников хватает и различно наказывает; вешает, руки, ноги отрубает, уши, носы, губы обрезает, а, однако, хватает своеволия.
    Оттуда ехали мы до царского Яма31 днем и ночью, 40 миль пустыней. Там нам, приехав в Ям, подводы переменили. Потом ехали мы рекою Сухоною 60 миль, днем и ночью. Людей мало вокруг этой реки, ибо песчаные почвы, болота и озера; за две, либо три мили лачугу или несколько встретишь и то убожество; только жмыхи едят, как свиньи, чистого хлеба не увидишь, вот где большая нищета.
    Потом приехали мы в Устюг Великий32. Там стояли три дня. Встретили мы там казацкого полковника Кресу33, которого там хотели казнить, но пришла Царская грамота, что его освобождают от смерти. Приказал его сослать в Сибирь. Там нам дали подводы и 24 стрельца. Ехали мы до Кайгородка34 20 миль. Это небольшой городишко и очень ветхий замочек, а все же воевода состоит при нем и хорошо содержится, ибо право имеет такое: хоть кто бы не ехал из Сибири: воевода ли, князь, боярин, думный, и даже царский брат, всегда ему можно ревизировать возы, а что есть свыше царской грамоты, то забирать все для царя и жены. Даже до рубашки разденет, но когда ему затыкают губу, то пропускает и квитанции дает. Этот Кайгородок самый большой кнут для сибирских воевод; и немного бы имел отсюда выгоды, если бы только замок охранял. И отсюда начинается Пермия, а Москва зовет ее Зыряны, которой люди странного языка; имеют русскую веру; рассказывают, что их крестил Св. Стефан35. Люди находчивые, особенно в лесах, на воде, стрельцы из луков. Язык похож немного на жмудский36. Почвы имеют каменистые, скалы и большие горы. Леса, поля мало что имеют. Люд злой, немилосердный, на ночь никогда не примет, а удивляются чужеземцам, как большому чуду, собираются поглядеть на диво и дают милостыню, кто что может, а больше всего рыбы, ибо хлеба сами мало имеют.
    Из Кайгородка ехали мы до Соли Вычегодской37 69 миль, все Пермией, по-московски Зырянами. Этот город красивый и богатый, а владеет им Строганов38, царский купец, и всей волостью. От давнишних царей Строгановы имеют свои привилегии. Люди богатые, ибо их сейчас трое братьев, а перед этим один их отец владел, который давал 140 тысяч рублей в царскую казну, кроме других подарков и на расходы боярам. Эта Соль Вычегодская лежит у озера39 и реки40. Имеет 300 варниц и больше, когда соль варят. Там наших множество невольников, но с ними нельзя видеться. Город деревянный; кладки мало, кроме церкви. Товары привозные, кроме рыбы палтуса, наподобие наших налимов, но очень большие: бывает, что двувоз трех рыб не увезет, а еще треска, которую у нас называют штокфишем41, но там она соленая, не сухая, ибо ее, сварив, едят с квасом, либо ягод столокши вместо кваса. Хлеба мало имеют, а царский воевода для судов там живет, но мало что имеет выгоды.
    Оттуда ехали мы до Соли Камской 120 миль чащами. Этот город людный, расположен у реки Камы и соленого озера. Колоды там из целого кедрового дерева либо осокори, похожей на тополь, выдолбленные в эту реку улаживают, и вода идет к котлам, а котлы такие большие, где-то на сто бадей и больше, железные; а соли пуд по 20 копеек. Варниц имеет 500, другая соль за полторы мили. Небольшое озерцо, имеет три варницы, но очень большие. Соль на царя варят наши невольники, а больше всего украинских казаков, которые большую нужду терпят.
    Оттуда везли нас до Верхотурья чащами и суровым камнем42, высокими горами 120 миль. Мы ехали день и ночь. Не бывали мы в избе, только станы, поделанные для ночлегов и еды, этакие будки, но камень очень высокий, кажется, под самые небеса. На одну гору43 мы ехали пять миль. Нанимали нас возницы, кто мог пешком идти, по 30 копеек на день и больше. В середине чащи мы повстречали людей вогулов44, язычников, которые Бога не знают, ибо имеют своих шайтанов45, их там так называют, в лесу, в укромных местах и там собираются, и совершают свое богослужение, и очень их убирают богато, вешают соболей, серебро, различную посуду покупают у Москвы, а потом московские люди их обирают и отсюда обогащаются. Но им редко в добро оборачивается, ибо их околдовывают, и сила от их разума отходит и пропадает. Имеют в лесу кочевье, сделанное из дерева, одно низкое окошко, огонь день и ночь горит в камине46. Ни печей, ни дверей не имеют, только дыра вместо двери. Скамеек также не имеют, только на земле сидят. Зверем питаются, но и хлеб едят, ибо покупают у Москвы за оленьи и лосиные шкуры. Медведя, когда убьют, то над ним плачут, говоря: «Не мы твоей смерти причина, а лук наш». Потом его съедают, а голове его молятся, которая всегда в кочевье в углу стоит, накрытая посудиной, и платьев разных навешано возле нее. Зерновые эти люди не сеют, только лесом довольствуются: рыбы мало либо нет, ибо рек не имеют больших.
    Приехали мы в Верхотурье, этот город людный и продовольствия имеет в достатке и различных товаров. Деревни очень большие, и зерновые хорошо родятся, кроме гречки, которой нет. Река Тура течет возле него, каменистая и быстрая. Там большую пошлину берут для царя с купцов и воевод; так же трясут тех, которые идут из Сибири. Там нам дали подводы до Епанчина47; 100 миль мы ехали день и ночь чащами и деревнями, но очень редкими на десятки миль, хотя хлеба имеют вдоволь. Этот Епанчин первый сибирский город, лежит в расположении хлебном и рыбном; во всем обеспечен хорошо, только что калмаки48 часто беспокоят и деревни вокруг него жгут.
    Оттуда мы ехали до Тюмени 127 миль. Город очень красивый, в расположении очень богатом. Хлеб, рыбу, различных птиц там имеют. Озерами река Тура пришла к Тюмени, но уже не каменистая, в равнине очень красивой. Вокруг города острог и двое ворот. Замочек деревянный. Деревень и слобод имеет вдоволь богатых. Воевода там сидит.
    Оттуда мы ехали до Тобольска49 и приехали в Вербное воскресенье. Этот город лежит на реках Иртыш и Тобол, которые очень большие и страшные, каких у нас в Польше50 нет. Соединяются у того Тобольска, река Тобол от Швеции51 с левой, а Иртыш от калмаков с правой стороны. Этим Иртышем ходят 100 миль вверх за солью к одному озеру52, которое родит ледовую соль, и там ее берут. Ходит казаков по полторы тысячи с арматою и пушками для калмаков, которые от них эту соль обороняют. Лодок бывает по 50 и по 60, а на лодку берут по 2000 пудов соли и больше. Эта соль идет на всю Сибирь. Из казны продается по 25 копеек пуд. Там дальше за этой солью есть город Тара. Там множество наших, но они всегда вынуждены сражаться с белыми калмаками53 и большую нужду терпят. Я там не был, но виделся с теми, которые приезжали в Тобольск за хлебным и денежным подкреплением; они нам рассказывали о своей нужде.
    Тобольск имеет два города: один на очень высокой горе, а второй в долине. Хлеба имеет вдоволь и недорогой; рыбы неслыханное множество, бывает по 100 язей на копейку. Татары очень богатые: имеют свои деревни с товарами ходят; верблюдов великое множество имеют. Ездят к даурам и к бухарцам. Этот город во всем напоминает Москву, только что каменных строений мало. Церквей больше десятка; из монастырей митрополит и архимандрит там живут. Ибо Тобольск был когда-то отдельным Кучумовским (?) царством, и владел им татарин Кучум (?), а захватил его какой-то Ермак, разбойник Волжский, который разграбил царскую казну и купцов царя выгнал. Сам на то царство сел; утонул в реке Иртыш; как на него напали татары, бросился в воду. Эти татары имеют большие свободы и зерновые себе сеют, а больше всего полбы и пшеницы и овса; ржи мало сеют, только Москва. Есть также татары охотники, держат птиц: кречетов, белозоров, которых рыбой кормят. Имеют и косматых борзых. Лошадей имеют очень хороших, на которых лис гоняют и арапниками бьют, а мех чернобурок в царскую казну отдают; продавать же никому нельзя. Имеют также панцири очень хорошие шугаи54 (?), очень совершенные, перья фазаньи и огненные ружья имеют. На смотр каждый месяц вынуждены быть готовы, и это из-за наших бунтов. Там есть больше, чем 300, в службе и в детях боярских55, служилых казаков 1.200, рейтаров 1.000, казаков 2.000, солдат 3.000.
    Там мы жили от Вербного воскресенья аж до Св. Яна56. Потом выслали нас в сам св. Ян в разные города пятнадцатью лодками, как то: в Сургут57, в Березов, в Нарым58, в Кетск, а нас 30 человек на реку Лену в Якутск59. Уселись мы в самый русский св. Ян в лодки; попрощались мы между собой; там было вдоволь причитаний. Мы плыли Иртышем до земли Демьяновского Яма60 целую неделю. Там сеют яровые; рожь не родится.
    Оттуда мы плыли до Самара61. Повстречали мы невиданных людей, которые зовутся остяки62. Эти не сеют, не пашут, только рыбами живут и птицей, которой там большое множество, а именно лебедей, гусей, уток, которых у нас нет. Сами эти остяки ходят в рыбьих кожах и обувь из того же носят, кожухи гусиные и лебяжьи. Живут кочевьями на островах. Рыбу себе коптят на зиму различную и рыбий жир собирают в посуду, сделанную из березовой коры, по двое бадей; то его пьют теплым по кварте63, что нам было в большое удивление. А сети делают из крапивы и рубашки некоторые из крапивы имеют. Едят какие-то грибы наподобие мухоморов и так упиваются, хуже, чем водкою, это у них самый лучший банкет. Хлеб также едят и на рыбу меняют, с которой там нетрудно, ибо за любую тряпицу, только белую, либо за иголку дают такого осетра, которого мужчина поднять не может; и сами нам давали как невольникам.
    Оттуда мы ехали до реки Обь очень большой, ибо берега по весне не видать, только, как море, широкая, и блудит по ней, кто дороги не знает, ибо вся в островах. Под парусом ветер занесет между островов от реки на милю, и там вынуждены сохнуть. Остяки тем временем наезжают и убивают. Эта река пошла в море к Швеции, а мы отправились к Сургуту. Этот Сургут небольшой острожек, ничего там не родится, кроме огородных овощей; хлеб привозной из Тобольска для казаков, ибо там люд весь служилый. Церковь одна; воевода и стрелецкий голова там живут. Этот Сургут имеет очень красивых лисиц и мех чернобурок, каких нигде больше нет, но большая нужда, ибо хлеба мало.
    Оттуда мы шли до Нарыма; это небольшой городишко и замочек; люд служилый. Засевают и родятся им понемногу зерновые. Оттуда до Кетска рекою Обь, а другие пошли к Томску64 рекою Томью. Идя к Кетску, пришла река с левой стороны; зовут ее Вах; очень большая и широкая. Сказывали нам пристава, что обе со Швеции. Эта река впадает в Обь. Там всюду живут остяки65, язычники, ибо разному верят: и в лебедей, и в уток, и в журавлей; богами их называют. А в которую птицу верят, то ее не едят, только ободрав, на дерево надевают кожу и тому молятся и поклоняются.
    Оттуда мы пошли рекой Кетью, которая очень извилистая. Шли мы 10 недель. Ничего мы не видели, кроме неба и чащи. Пришла к нам вторая река Лисица66, такая же большая, как и Кеть. Тут нам воды убыло, а работы прибыло, ибо еще кривей пошла. Этой рекой мы шли пять дней. Как мы пришли до того места, где едва камнем мужчина перебросит, уже не так мы работали. Потом приплыли мы к Маковскому67 через неделю после Покровов68. Едва мы дошли, ибо уже замерзали берега. Там мы были три дня. Отдохнув себе, мы шли потом чащею 25 миль до Енисейска69; в такой большой нужде мы находились, ибо ни купить, ни на себе нести мы не могли. Придя в Енисейск, там мы зимовали. Этот город очень людный и богатый на купцов. Товаров имеют вдоволь. Деревень имеет достаточно. Зерновые обильно родятся, и недорогой там хлеб; необычайно дешев, ибо пуд ржи по две копейки, а муки по три. Рыбы огромное множество, птицы и зверя столько же.
    Оттуда мы пошли через неделю после праздников70 до Стрелки71 (так называется) и Енисеем72 до Илима73, которая река каменистая, быстрая, страшная. Голый камень под облака. Слышен на две мили страшный звук. Пришли мы к порогу, который зовут Шаманский74. Повстречали мы нагих людей, лица расписаны в разные цвета, не узнать, кто мужчина, кто женщина. Зовутся тунгусами, речь пошла на тунгусском; там нам помогали переправляться через порог. Сотник наших представил, что мы невольники, взятые на войне, и как Государь нам дал приказ вести по разным городам, и как землю взял и нашего короля. Очень нам удивлялись, а мы еще больше; и женщины, смотря на нас, плакали, вспоминая о своих детях, которые также у Москвы75 сидят в неволе за соболей76. Потом сотнику принесли несколько десятков соболей, рыбы, оленьего мяса. Не могли мы того съесть до самого Илима. Эти тунгусы люд легкий, из лука неслыханный стрелок, проворный. Зимой и летом волочатся от реки до реки для пропитания, а едят полусырое, из убитого зверя свежую кровь сосут. Из брюха убитой лани, вынув теленка, едят. Никакой части не пропустят, даже самой скверной. Жен по девяти имеют, а жены их так же хорошо из лука бьют, как мужчины. Оленей имеют большие стада по 1000 и больше. Имеют также обученных оленей, которые диких обманывают таким способом, что тот домашний олень уже есть обычный: тогда тому оленю накладывают на рога ременный повод около десяти локтей, и получается, что когда дикий олень придет, домашний олень с ним играет, и тот повод на него забрасывает и оплетает его так, что с собой борется, а потом хозяин либо пастух, который ходит за этими оленями, увидев того оленя, из лука его убивает, а тому крови с водою дает напиться. Эти тунгусы язычники и дикие люди и ни Бога, ни веры, ни письма, ни дней не знают, как бестии живут. Такая оных есть утеха: станет их более десятка вокруг, а один ложится в том кругу, имея привязанный камень либо кости, а эти стоят босо и наго; и кричит лежа, по-тунгусски на тех слова: «Мультах, Мутинэ»77, а тою костью крутит по кругу вокруг головы так быстро, как глазом усмотреть, а эти ж подскакивают в такт, ибо кто скачет лениво, то по коленям получит, и уже его себе считают за глупого и гнусного. Птиц в лет бьют из луков и смелые со зверем, и легкие на медведя без помощи товарища, а когда с несколькими убьет, то его за несмелого считают и не разговаривают с такими. В земле умершие не хоронятся, ибо их не принимает, только на дереве, но в надежных местах; оставляются на кедрах, когда попадается кедровым участок, и на соснах. Имеют охрану из-за зверя, однако их часто сбрасывает росомаха. Она черная, лохматая, похожая на собаку и медведя; это хищная и вонючая бестия. Эти тунгусы к холоду и голоду очень терпеливый люд, ибо зимой из-за больших морозов трудно им с пропитанием и со зверем. Тогда, бывает, голодный так сжимается и доску к брюху привязывает, аж когда набредет на зверя, дотуда при нем сидит, доску от брюха отвязав, аж целого съедает. Эти тунгусы из того Енисейска бегают нартами наподобие санок, только что узкие, как бы на пол-локтя, мало что больше, а длиной на 12 локтей; можно на них повезти 25 камней78, по четверо собак запрягши, а когда ветер, тогда бежит под парусом, собак кладет на нарты, а сам один стоит у дышла, расправив парус, на лыжах бежит, как стрела. Собак когда оставит, а ветер хороший, те едва в три дня догоняют. Что идти водою 12 либо 13 недель, то нартами 6 недель бегут, когда ветер хороший, ибо когда ходят из Енисейска, вступив в пост, то приходят в Илимск перед вербным воскресеньем. Так же и мы шли 14 недель, ибо народ не приученный к воде, но неволя научит всякого.
    Потом мы шли до Илимска такой большой пустынею, что мы щавелем и борщовником79 жили, которого там много; пошла река Тунгуска вправо80, а мы повернули рекою Илимом, с камня в камень, с дивов на дивы и каменные пороги, для высказывания трудность неслыханная. Стояли мы на одном месте с неделю, на себе перенося всякие вещи из лодки: не жалко, если бы свои, но царские и приставов. Там мы снова познали беды и голод при работе. Потом пришли мы в слободу81. Там попали на московский праздник82; там нас взяли к себе мужики, чтобы мы с илимским воеводой поговорили. Учили нас креститься по-московски, а кто лучше умел креститься, тот был в большом почете. Ну а воевода Тихон Андреевич83 прислал к нам поляка, некоего Березовского84, который там уже давно жил, чтобы мы чувствовались во всем хорошо, хоть бы и жалоба какая была, тогда напрасно; приказал начинать согласно польского обычая. Нашим также немного нужно, сами догадались. Ударили по баранам, курам, поросятам, начали добираться и до погребков, что, увидев, хозяева бунтоваться начали, так и пришли было бы к этому, но воевода поостерегся, прислал сто казаков к нам, чтобы мы никакого не понесли от мужичья насилия. А что случилось, то прошло, что так много чрезмерного вреда причинили мужикам.
    Пришли мы в Илимск85 в день Успения Пресвятой Богородицы86. Этот Илимск городок на реке того же названия. Илимск хлеба имеет в надобность, рыбы и зверя мало, ибо инородцы далеко живут; а из товара почти каждая вещь дорогая. Локоть полотна по два с половиной золотых либо по три, игла по 9 грошей бывает; этот город совсем бедный, а комаров и мух большое множество, аж дегтем тело натирают, даже мажут лошадей и скот. В этом же Илимске воевода принял нас мило и угостил (все три дня были у него на обеде), потом дал нам подводы, и мы шли через чащу снова 25 миль, уродливыми камнями и высокими горами, а дал нам каждому по сетке от мух, а сама воеводиха по белым платкам и по платку наподобие полотенца. Дал нам по два пуда муки и сухарей на дорогу и несколько кусков солонины. Очень к нам относился ласково, ибо сам был пленным в Польше несколько лет у Емти87 пана Полубинского88.
    Прошли мы упомянутую чащу и прибыли к реке, которую зовут Мука89. Там мы застали готовые суда, на которые сели и так понеслись, что стрела из лука быстрей лететь не может, подобно как брошенный в колодец камень; так нам показалось, что уже с нами лодка под землю пропадет. Потом приехали мы на Куту90. Это веселая река, уже не такая быстрая, ибо подпирается Леной, и уже на островах сеют зерновые, и по несколько лачуг там стоит; хлеба вдоволь на той Куте. Есть озерцо91 по правую руку соленое, как бы 30 саженей по кругу, глубиной на 10 саженей, а такое прозрачное, что можно иголку увидеть на дне. Там соль варят на царя, но ее дорого продают.
    Оттуда мы выплыли на реку Лену, очень большую и берега имеет очень красивые, глубокая, величавая, тихая, недаром ее Москва зовет матушкой. Есть вокруг этой реки очень красивые поля, горы, кедровые деревья и множество зверей. Казаков там много живет, которые на этой реке имеют скот, лошадей и вдоволь продовольствия. Потом к нам пришла с правой стороны река Орлинга92, с другой, левой, стороны Илга93, река очень большие, как Висла94. Потом река Улькан95 (sic), с правой стороны река Киренга96, также очень большая и быстрая, там родится хлеб. Потом река Чечуй97, тем же подобная; потом Витим98, страшная река, тремя частями впадает в Лену: горы, по-видимому, почти с облаками равны. Там есть одно место, которое зовут Щеки99, достойное удивления, ибо река Лена такая широкая и глубокая, как на полторы мили разливается и из фундамента выворачивает и бурит, из-за того там просят Господа Бога, чтобы Лена долго стояла, чтоб лед сдрябл на месте, ибо когда внезапно пойдет, то вынуждены, побросав все, убегать за горы. Когда случается, пашню льдом забросает и пороет так, что уже не будет чего жать, и так без хлеба того года остаются100. Но в этих Щеках речка узкая и кривая, как бы 40 саженей, да всегда такая весной и осенью одинаковая, между гладкими и очень высокими камнями течет. Там редко, когда без вреда, и у нас утонул п. Павел Хмелевский101, товарищ из-под хоругви Емти пана Чернецкого, русского воеводы102, и вынуждены заводить лини, и так тянутся. Там огромное множество соколов, орлов и иной птицы, которые, как чайки, ловят рыбу и оною кормятся. Орел, стоя у берега на камне одной ногой, другой в воде, как острогою, рыбу хватает103. Соколы же питаются мелкими птицами. Но то диво: когда сокол имеет птенцов, там птиц больше всего, ибо вокруг гнезда их не бьет, а летает по сторонам для кормления.
    Затем река Патома104, очень большая, и другая, Олекма105, также страшная. Там все тунгусы живут; от Олекмы начинаются якуты106, которые имеют языческую веру и сами собакам подобны107. Лошадей очень большие табуны содержат, а больше всего белых. Скота также имеют вдоволь. Быков очень больших содержат, а носы им проколоты, как у медведя108, также у коров. Все ездят на них, а лошадей едят, как собаки; ничем не брезгуют, никогда не умываются, ногти не обрезают, ходят наго с луками, на голове шапки с журавлиными перьями, как у пугала, греха ни в чем не знают. Ни Бога, ни веры, тут во всем подобны зверям. Эти люди обжили эту Лену и ее берега. Там ни одна вещь не урождается, ибо земля не тает более, чем на локоть. Там зверя и птиц неслыханное множество, но язычники не умеют их употреблять; как собаки их едят. Что с большего перья общипав, у кого есть котел, то варит, у кого же нет, то камнями парит в квашнях либо корытах, без соли. Наряд одинаковый летом и зимою. В шутках стыда никакого не имеют, что есть грех, не знают. На лошадях женщины ездят, а имеют большие серьги в ушах, как серебряные талеры109, на лбу носят круги, а на шее серебряные и медные обручи. Как и мужчины ходят в оленьих и коровьих шкурах, шерстью к телу, а другая навыворот. Луки имеют длинные, выше человека, а тетивы ременные. Железо собирают по Ленским берегу кучами, и такое хорошее, как сталь, но трудности с ремесленниками, и с ним паршиво справляются.
    Потом приплыли мы в Якут110, перед самыми Покровами, в острожек. Лежит этот городишко у самой Лены на очень красивом и веселом месте, но на голодном, ибо там ни одна вещь не урождается, кроме капусты, и то без головок, и репа редко удается. Там всегда 700 служивых людей, реестровых казаков, которых рассылают по лесам, рекам и по разным урочищам. Эти собирают на царя соболей, отнимая у тех людей, которых оттуда каждый год несколько тысяч посылают царю, красных лисиц 9000, кроме черно-бурых (тех немного), горностаев, белок, рысей; но там не слышно про бобров, выдры и той глухо, но и этого огромное множество.
    Якутский воевода111 также имеет доходы, какие трудно описать, но им без пользы: либо умрет112, либо сойдет с ума; туда из тех посылают, которые без носа113, никого хорошего, гибнут с душой и телом. Там всякая вещь дорогая, кроме мехов, но трудно вывозить. Женщины ходят в тонких оленьих кожах, вместо рубашек, в собольих чепцах и атласных платьях, соболями подшитых, но без рубашек, разве что на торжественный праздник рубашки надевается; также и хлеб только на праздник едят, а мясо едят как хлеб, и рыбу с ягодами, употребляют птиц, которых там большое множество. Кобылье молоко пьют. В том Якутске начиная с мая и до сентября, мало что ночи, ибо всегда видно, как днем, не понять, когда светает, когда темнеет. Дальше же в Жиганске114; к морю плыть 4 недели, миновав реку Алдан115, которая очень большая; с правой стороны вышла другая Татта116, третья, Мая117,  очень реки могучие, которых у нас Польша не имеет. Снова Учур118 с левой стороны, могучая и большая река, там ловят рыбу, которую зовут калужкой119. В длину она 16 саженей, и больше бывает ближе к морю, но выше Учура не ходит. Насаливают ее бочек 50 либо 60. Как до калужки подойдет другая рыба и ударится об нее, то уходит раненая. Там в этом Жиганске солнце никогда не заходит, а стоит как большущая кадь, а от него лучи не светят, через несколько часов начинает подниматься вверх и лучи от него начинают светить, а это только происходит от половины мая аж до половины октября. Потом солнце ни днем, ни ночью не видать, всегда хмуро, кроме месяца, который же в ночи светит больше, чем солнце. Там у моря есть большие горы и дикие люди120, очень собак любят, которых имеют по несколько десятков и по несколько сотен. Тот самый великий господин, который имеет больше всего собак. На собаках ездят, собак едят, в собачьих шкурах ходят и с дочерьми приданое дают собаками, и одежды собачьи имеют, дороже для себя их ценят, чем соболей, либо иных красивых зверьков. Народ простой; ничего иного не имеет, кроме собак. Язычники, идолопоклонники, большие колдуны; с дьяволами из уст в уста говорят; явно и зрелищно им показываются в образах разных зверей: птиц, змей, воронов, как во что кто верит; так колдуны людям показывают, а о Боге не знают. Эти люди живут на реке Ламе121, которая впадает в море, как бы в конец Студеного Моря122. А острог123 стоит от моря на три четверти мили. Зверя большое множество имеют, и рыба из моря находит, а больше всего той рыбы ботки124 (?), которая вверх на 5 миль дальше не идет, которой на целую зиму набирают; есть такая большая, как с локоть, но очень жирная. Когда та рыба поживет в этой реке месяц, то худеет, и зубы ее вырастают, как пальцы; бьется по камням, аж ее жабры видать, и так сдыхает, ею питаются песцы, птицы, медведи, которых там большое множество, а все медведи белые. В эту реку Ламу прибывает двенадцать часов море, а убывает также 12 часов. Так что сразу посушит все, и разлив с островов спадает, но не все с собой забирает. Остаются воды в долинах, по рытвинам и большое множество морских рыб и удивительно больших раков; довольно на одного человека 6 либо 7 раков для еды. Варили и мы их и пекли. На этих раков белые медведи быстрее всего нападают и забавляются около них, а в это время их бьют, но то удивительно, что этот белый медведь, когда голодный, то ищет пропитания, что море выбросит, то он жрет, а, наевшись, плывет по морю, как пиявка, свившись в клубок, а когда у него какая нужда, выплывает на лед, это ему морская вода рану разъедает, и там его добивают, чем кто может125.
    С Ламы126 пошли мы морем на Индигирку127, кочами128 (?), которые там делают наподобие кораблей, только без железа, витями зашивают, а деревянными гвоздями прибивают, железа и за грош там нет. Это происходило в 1659 году129. Пойдя мы там на ту Индигирку, служили нам ветры три недели, но потом ударил морской ветер, который нагнал льду, что мы чуть не погибли между льдами. Было у нас пять кочей; в двух бока выломали льдины, а три коча наверх льда высадили. Там мы сидели тринадцать дней, ожидая смерти, аж потом дал г. Бог ветер, воды прибыло. Снова нас нес ветер по морю, а оные два коча исправили и встретили мы людей130, которых зовут гиляки131. Ездят на медведях132 и так ими управляют, как у нас лошадьми, но им обрезают когти и выбивают зубы, а кормят их в конюшне, как волов, и также их едят133. Этот народ также дикий, женщины очень красивые и высокие, имеют кольца в нижней губе, а мужчины бронзовые и серебряные в носу. Там хлеба не имеют, кроме зверя и рыбы, однако дань дают царю очень большую.
    Оттуда пошли мы на реку Амур, которая большая, и край богатый, ибо мы встретили несколько судов с тростниковыми134 мачтами, такими толстыми, как самая толстая ступица. Сказывали нам, что на больших судах бывает такая толстая, как только можно охватиться руками. Мы такой не видели, ибо мы едва оттуда сами убежали. Люди там зовутся чукчи135, высокие, бородатые136, ходят как бы бернардинцы137 в капюшонах138, у каждого четки139 в руке, имеют на боку саблю наподобие старых кордов140, мало чем длинней за локоть, но народ очень воинственный. Край там очень красивый, теплый и богатый, но там нам долго не дали побыть. Погибло там наших 35 людей, разных и значительнейших, как то141; пан Горошко142, пан Томаш Столковский143, пан Крыштоф Солтан144, пан Маневский145 etc. и крещеный Татарин146 из-под хоругви п. Чернецкого; и так нам не дали распространиться, ибо мы вынуждены, побросав все, убегать через горы пешком с большою нуждою, голодом и усталостью, только мы с душой и с телом вернулись на Ламу. Было этой беды три с половиной года, что мы по чашам, по рекам, морю таскались, мало что употребляя хлеба, кроме зверя и рыбы, а белых платков мы и не знали, кроме оленьих шкур; кроме неба и земли, ничего мы не видели.
    Потом мы приехали собаками в Жиганск. Там пришло от воеводы известие, чтобы мы готовили кочи и морем шли на реку Амур весною, и людей несколько сотен к нам прислали с продовольствием, и мне царскую грамоту, должность сотника147 и жалованье, пану Хотимскому148 должность атамана, что нам не очень было на руку, но неволя все может, и так мы вынуждены мило принять наполовину с плачем. Однако добрый Господь Бог нашу печаль обратил в радость, ибо через 4 недели пришла к нам царская грамота, что нам наконец приказали в Москву, за что мы, Господа Бога поблагодарив, вернулись в Якутск, где нас воевода149 мило принял и взял от нас реляцию за нашими руками и информацию, что там происходило, какие края и люди. Благодарил нас за службу и писал обо всем царю, и приказал нам руку прикладывать к этому письму. Потом нас отпустил150, и так до Тобольска мы приехали151, где сидел воевода Петр Иванович Годунов152, тот нас задержал и пускать не хотел никакой мерою. Жили мы 6 недель в Тобольске. Что большая беда и голод донимали, вынуждены иные оставаться на царское имя и креститься, ибо это имел в большую заслугу воевода царю, когда кого окрестит, либо на царскую службу приневолит. И так иные к нему подались на службу153, а я хоть в нужде пребывал, однако решил ждать счастливейшей оказии на Москву и дождался, и прибыл в Москву154.
    Когда счастливо прибыли в столицу великие послы к Царю155; Емти Ясный Вельможный Емть пан Гнинский156, воевода Хелминский157, староста Ковалевский158, Гродецкий159, Радзинский160, Емть пан Циприан-Павел Бжостовский161, референдарий162 и писарь163 В. К. Литовского, староста Мядзельский164, Давговский165, администратор Сокольской166 экономии; Вельможный Емть ксендз Александр Котович167, Виленский схоластик168, регент169 великой канцелярии170 В. К. Литовского, в то же время я был отослан из Москвы и до вожделенного отечества171 препровожден, а больше всего старанием ЯВ172. ЕМПана Хелминского воеводы, которому пусть Господь Бог стократную даст награду.
    Этот мой диариуш, написанный мною, ничего не имеет фальшивого, а что я видел своими глазами, то я изобразил, на что рукою своею подписываюсь.
    Адам Каменский-Длужик.

                                                                   КОМЕНТАРИИ
    1). 1657. Явная ошибка [надо 1660], которую впервые выявил польский исследователь Кжижановский, так как в 1657 г. гетман коронный Стефан Чернецкий, под хоругвью которого, по всей видимости за жолд (жалование), как полагают, служил Адам-Григорий Каменский-Длужик, громил шведов в Дании и на польском Поморье. Год 1657 был видимо издателями, или переписчиками, выведен гипотетически, ведь настоящий, наверное, было невозможно отчитать, а на точный год битвы на реке Бася почему-то не обращали внимания. Потому, когда Каменский-Длужик рассказывая про поход якутских казаков на реку Амур и записал, что «это происходило в году 1659» с припискою: «было той беды три с половиною года», то, наверное, посчитали что Адам-Григорий Каменский-Длужик «пробыл в Сибири только три с половиной года». /Krzyżanowski J.  Pierwszy nasz pamiętnik jeńca-sybiraka. // Pamiętnikarstwo Polskie. Nr. 3/4. Warszawa. 1973. S. 216./
    2). Jurgim Dołhorukim. Юрий Алексеевич Долгорукий (ок. 1600 - 15. 5. 1682) - московский боярин и воевода. Во время войны России с Речью Посполитой 1654-1667 гг. активно участвовал в военных действиях на территории ВКЛ. Как главнокомандующий царской армией на оккупированной территории ВКЛ в октябре 1660 г. во главе 18-тысячной армии противостоял армии П. Сапеги, М. Паца и С. Чернецкого (всего 12 тыс.) на р. Бася. Убит вместе с сыном, во время стрелецкого бунта в Москве. /Сагановіч Г.  Далгарукаў. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі. Т. 3. Мінск. 1996. С. 196./
    3). Basią. Бася - река в Могилевской области, правый приток реки Прони. Ширина в среднем течении 10-15 м. На реке в 3 км выше устья находится г. Чаусы. /Бася. // Блакітная кніга Беларусі (Водныя аб’екты). Энцыклапедыя. Мінск. 1994. С. 55./
    4). Uchłami. – Углы [Вуглы] - деревня в Черневском сельсовете Дрибинского района. В 1623 г. Углы - поместье и одноименная деревня, владение Милодовского, в Оршанском повете. Около деревни на р. Бася находилась мельница. /Вуглы. // Памяць. Гісторыка-дакументальная хроніка Дрыбінскага раёна. Мінск. 2004. С. 616./
    5). Вyła potrzeba. Битва на реке Бася произошла 8 октября 1660 г. В конце сентября 1660 г кн. Ю. Долгорукий узнав, что около д. Углы (по другим сведениям Губарево) расположилась дивизия М. Паца, разместил свою армию лагерем около д. Господа [сейчас д. Первомайск Дрибинского р-на Могилевской области.] П. Сапега послал на помощь Пацу хоругви Полубинского, а затем и сам пошел туда же вместе с Чернецким. Несколько дней через Басю шла артиллерийская перестрелка, а с 4 октября происходили стычки. В ночь на 8 октября Сапега переправил всю армию за Басю и построил ее в боевой порядок. Его силы заняли центр позиции, на правом фланге была размещена дивизия Чернецкого, на левом Паца. В полдень московские войска вышли из лагеря, произошел взаимный артобстрел, после чего началась генеральная битва. В центры московская армия отбросила конницу Сапеги, побила много пехоты, и, захватив пушку и несколько знамен, отошла к лагерю. На обоих флангах успех был на стороне войск Речи Посполитой, которые, разбив московские отряды, отогнали их к лагерю. Под вечер вся московская армия, потеряв 427 чел. убитыми (519 взято в плен) ушла под защиту лагерных укреплений. Хоругви Речи Посполитой, захватив 7 пушек, 15 знамен, вернулись за Басю. Не имея достаточных сил, чтобы взять московский лагерь, войска Речи Посполитой перегородили путь, по которому со Смоленска доставлялся в лагерь провиант. Боевые действия между противниками продолжались до 25 октября, когда на помощь осажденным со стороны Полоцка подошла армия И. Хованского, что дало Долгорукому возможность отступить к Могилеву. /Обозрение истории Белоруссии с древнейших времен. Сочинение Турчиновича. СПб. 1857. С. 236-237; Мальцев А. Н.  Россия и Белоруссия в середине XVII века. Москва. 1974. С. 124; Абецедарский Л. С.  Белоруссия и Россия XVI-XVII вв. Минск. 1978. С. 198-199; Аршанскі павет. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі. Т. 1. Мінск. 1993. С. 191; Магілёўская хроніка Трафіма Сурты і Юрыя Трубніцкага. // Беларускія летапісы і хронікі. Мінск. 1997. С. 293-294; Пазднякоў В.  Бітва на Басі. // Вялікае княства Літоўскае. Энцыклапедыя ў трох тамах. Т.-1. Мінск. 2005. С. 592; Тарас А. Е. Войны Московской Руси с Великим княжеством Литовским и Речью Посполитой в XIV-XVII веках. 2-е изд. испр. Москва-Минск. 2006. С. 746./ Возможно тогда Адам-Григорий Каменский-Длужик попал в плен, хотя он утверждает, что попал в плен 20 октября, но это расхождение можно объяснять пользованием разными календарями - Речь Посполитая жила по Григорианскому, а Московщина той поры вела отсчет от Византийской эры. Также очень проблематичным выглядит и само участие в битве Адама-Григория Каменского-Длужика, если он на самом деле происходил из «оршанской шляхты», под хоругвью С. Чернецкого. Почему не у Сапеги, или Паца? Тем более В. Поздняков утверждает, что Каменский-Длужик «в войну России с Речью Посполитой 1654-67 гг. очутился на захваченной территории и присягнул царю. После присоединился к армии Речи Посполитой, в битве на Баси 1660 попал в плен» /Пазднякоў В.  Каменскі-Длужык Адам. // Вялікае княства Літоўскае. Энцыклапедыя ў двух тамах. Т. 2. Мінск. С. 25./ В 1836 г были опубликованные воспоминания мазовецкого шляхтича Яна Хризостома Пасека [Jan Chryzostom Pasek] (ок 1636-1701), участника битвы на Басе латником [как и Каменский-Длужик] под хоругвью гетмана коронного С. Чернецкого. Согласно ему битва началась 30 сентября 1660 г., когда «в неволю московскую попала довольно много жмудской челяди». /Jan Chryzostom Pasek. Pamiętniki. Wstęp i objaśnienia W. Czapliński. Wrocław. 1979./ В 1858 г. были опубликованный воспоминания, участника битвы на Басе под хоругвью С. Чарнецкого, перемышльского шляхтича Якуба Лося [Łoś Jakub h. Dąbrowa, zwany Januszowski] (1632-1688) /Pamiętniki Łosia, towarzysza chorągwi pancernej Władysławia margrabi Myszkowskiego, wojewodу Krakowskiego, obejmujące wydarzenia od r. 1646 do 1667./ В 1877 г. были опубликованный воспоминания ошмянского стольника Яна-Владислава Пачобута-Адляницкого [Jan Władzsław Poczobut Odlanicki h. Pogonia (Zdarbożec).] (1640-1703), участника битвы на Басе под хоругвью Михала-Казимира Паца, согласно которому битва произошла 8 октября 1660 г. /Pamiętnik (1640-1684) Jаna Władysława Paczobuta Odlanickiego. Warszawa. 1987. S. 142./. Кстати, некоторыми исследователями, исходя из годов жизни названных мемуаристов, выводятся гипотетически и годы жизни Адама-Григория Каменского-Длужика – «род. в 30-х гадах XVII в.» /Kamieński-Dłużyk Adam. // Kijas A.  Polacy w Rosji od XVII wieku do 1917. Słownik biograficzny. Warszawa. S. 142./
    5). Рrzykowany do działa пушка.У одной из пушек русские обнаружили прикованного цепью артиллериста. Это и был Адам Каменский». /Полевой Б. П.  Забытый источник сведений по этнографии Сибири ХVII века (О сочинении Адама Каменского-Длужика). // Советская этнография. № 5. Москва. 1965. С. 122./ И это превращение кавалериста Каменского-Длужика в артиллериста стало гулять по различным российским публикациям.
    6). J. K. Mości. Его Королевской Милости. Королем Польши и Великим князем Литовским [1648-1668] на то время был Ян ІІ Казимир [Jan Kazimierz Waza] (22. 3. 1609, Краков - 16. 12.1672), который номинально и наследственно до 1660 г. носил титул короля Швеции. До вступления на престол был монахом ордена иезуитов (1634-1645, с 1646 - кардинал.). 16 сентября 1668 г. отрекся от трона и навсегда выехал во Францию, где поселился в монастыре, ему принадлежащем. /Грыцкевіч А.  Ян ІІ Казімір Ваза. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі. Т. 6. Кн. ІІ. Мінск. 2003. С. 295-296./
    7). Czereji. Черея – деревня (агрогородок) в Чашникском районе Витебской области Республики Беларусь. Местечко Черея в XVІІ в. принадлежало Сапегам, по крайней мере с 1656 г по 1665 г. им владел Павел-Ян Сапега. /Раманаў Р. Л. Чарэя. // Беларуская энцыклапедыя. Т. 17. Мінск. 2003. С. 250./ Когда Хованский подходил к Черее то Сапега послал туда полковника Кмитича с 3 тыс. воинов, но Хованский разбил его из засады и Кмитич отошел к Толочину, а Хованского перенял Чернецкий и погнал его снова на Черею, где захватил московский обоз. Сапега же оставался у Баси и участвовал в мелких стычках, но ничего не смог сделать с «москалями», засевшими в укрепленном лагере, а для осады не хватало провианту на разграбленной врагам Могилевщине. Поэтому Сапега 24 октября ушел под Шклов, а Долгорукий, улучив момент, спрятался в Могилеве. Возможно Чернецкий оставил небольшой отряд своих воинов в помощь Сапеге, и Каменский-Длужик на самом деле в одной из стычек 20 октября попал в московский плен.
    8). Towarzystwa. Таварищество - рыцарство. Товарищ - в кавалерии XVI-XIХ вв. ВКЛ и Польши шляхтич-рыцарь, который служил за жолд в товарищах панцирных (латниках). Имел право голоса на полковом совете и считался равном ротмистру, который командовал хоругвью. /Товарищ. // Всеобщая энциклопедия военного дела. Иллюстрированный военно-исторический словарь. Москва 2007. С. 894./
    9). Stanisława Czyża. «В этом шуме и в неровной стычке взяли пана Чижа, товарища первой гусарской хоругви его милости пана великого гетмана, наилучшего советчика в неприятельских делах, отчего был пан великий гетман очень удручен...» /Пачобут Адляніцкі Ян Уладзіслаў.  Бітва на Басі. // Спадчына. № 2. Мінск. 1992. С. 98./ «А в роспросе взятые языки – гетмана Павла Сапеги гусарской роты товарищ и комендант Бреского воеводства шляхтич Хриштоп Тобояшевт Чиж, гетмана Чернецкаго казацкой роты Ковенского повету шляхта Матвей Тонковской, Пацова полку казацкой роты Ашмянского повету шляхтич Петр Адамов сын Чиж, да жмойцкого войска шляхтичи Гаврила Манкеев, Томош Бойноровской, Павел Лойка Рандеевской, Ондрей Петкеев сказали». /№ 186-й. Октября 3/27. - Отписка кн. Ю. А. Долгорукова о 3 боях с поляками под селом Губаревым. // Акты Московского государства изданные Императорской Академиею Наук под редакцией Д. Я. Самоквасова. Т. ІІІ. Разрядный приказ. Московский стол 1660-1664.  СПб. 1901. С. 166./
    10). Kukowińskiego. В 1556 г. головой новообразованного стрелецкого приказа, который находился на месте современного Малого Каковинскага переулка в Москве был назначен Степан Семенович Каковинский [Наверное из первоначального «а» образовалась при переписках Диариуша «u»]. В 1658 г. приказ Какавинского был на гарнизонной службе в Вильно и вернулся в Москву в декабре 1659 г., где ему было поручено (вместе с приказом И. А. Ендагурова) провести по улицам Москвы колонну пленных, которую возглавлял гетман польный ВКЛ Винцент-Аляксандр Гасевский. Летом 1660 г. приказ Каковинского снова направили в ВКЛ, в полк боярина и воеводы князя Ю. А. Долгорукова гарнизоном в Шклов. Головой Каковинский числился до конца 1665 г. /Романов М. Ю.  Стрельцы московские. Москва. 2004. С. 235./ Зубов Васька – московский беглый стрелец Степанова приказа Коковинского. Сослан в Якутский острог. /Белокуров С. А.  Из духовной жизни московского общества XVII века. Москва. 1903. С. 49. [Приложение V. О лицах, сосланных в Тобольск за 1654-1662 гг.]/
    11). Zdanowiczów. Ян і Михал Здановичы, или Ждановичи (как они были записанный в Сибирском приказе (видимо точка над «ż» выцвела, или «потерялась» при переписывании Диариуша ż (ж) превратилась в z) были, вместе с Каменским-Длужиком, в Сибирском приказе обозначены как «оршанская шляхта». Если считать правдивой эту запись, то они, возможно, были друзьями детства и вместе служили, как полагают, за жолд у гетмана Чернецкого, вместе попали в плен, вместе служили в Якутске, вместе возвратились из плена.
    12). Szepela. Скорее всего это окольничий Агей Алексеевич Шепелев, который участвовал в битве на Басе. В 1661 г. Агею Шепелеву за службу была дана награда - серебряный ковш, 40 соболей и 450 ефимков на приобретение вотчины. В 1678 г. он получил редкое звание думного генерала. Умер в 1688 г. /Русский биографический словарь. СПб. 1911. С. 95./
    13). Andrzeja Onofrejowicza. Возможно это Иван Анофриевич Ендогуров, который в конце 1640-х годов служил головой архангелогородских стрельцов, 1656 г. на западных рубежах Московии под командой Я. К. Черкасского, в 1657 г. возвращен в Москву. В 1658 г. приказ Ендогурова (вместе с приказом Каковинского) был на гарнизонной службе в Вильно и вернулся в Москву в декабре 1659 г., где ему было поручено (вместе с приказом Каковинского) провести по улицам Москвы колонну пленных. Летом 1660 г. приказ Ендогурова (вместе с приказом Каковинского) снова направили в ВКЛ, в полк боярина и воеводы князя Ю. А. Долгорукова, гарнизоном в Шклов. Из городка Досугова Смоленского уезда, куда отступили русские полки, приказ Ендогурова был отпущен в Москву. В 1661 г. он снова был направленный в Смоленск к Ю. Долгорукову. В 1666 г. Ендогуров был послан воеводой в Каргополь. /Романов М. Ю.  Стрельцы московские. Москва. 2004. С. 241./
    14). Drogomiłowéj Słobodzie. Дорогомилово - название поселения на Можайской дороге, которое располагалось у брода через реку Москву, где сейчас стоит Бородинский мост, ямская станция и слобода ямщиков. /Дорогомилово. // Москва. Энциклопедия. Москва. 1980. С. 248./
    15). Kornetów. Корнет (ад фр. cornette) – квадратное знамя в отрядах легкой кавалерии, а также офицер, который его носил. Появился во Франции в XVI в. В Речи Посполитой также обозначение легкой кавалерии из иностранных наемников. /Kornet. // Wielka encyklopedia PWN. T. 14. Warszawa. 2003. S. 390./
    16). Na dwór Carewicza Grodzińskiego. На двор грузинского царевича Ираклия, сына Кахетинского царя Теймураза І, который с 1653 г. по 8 июня 1660 г. жил в Москве и имел свой двор. «В 1654 г. Алексей Михайлович идет походам против польского и литовского короля Яна Казимира и берет с собою грузинского царевича. Впереди несли икону грузинской божьей матери. Ее выносили потом перед каждой битвой». /Татишвили В.  Грузины в Москве 1653-1722. Тбилиси. 1959. С. 112./ Н. 168 [1660] году, Мая в 8 день, Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всеа Великия и Малыя и Белыя России Самодержец, указал Грузинскому царевичу Николаю Давыдовичю свои Великаго Государя пресветлыя очи видеть и у стола быть в грановитой палате, на отпуске… Грузинский царевич Николай Давыдович с двора, на котором поставлен, к Великому Государю ехал в его государеве корете… /Дворцовые разряды, по высочайшему повелению изданные ІІ-м отделением собственной его императорского величества канцелярии. Том 3. (С 1645 по 1676 г.) СПб. 1852. Стлб. 515./
    17). Рrzykazu Sybirskiego. Сибирский приказ выделился из Казанского дворца и в 1637 г. ему была передана вся территория Сибири. «Генваря в 25 день по памяти из Розряду за приписью дьяка Василия Брехова посланы в Сибирь литовские изменники шляхта Гришка Каменский, Янко да Мишка Ждановичи, которые взяты у Могилева и посланы ис полку боярина и воеводы князя Юрия Алексеевича Долгорукова с товарищи и по государеву службу в какую годятся и поверстать их государевым жалованьем, деньгами и хлебом и солью по разсмотрению против иных таких же кому они в версту». /Полевой Б. П. Адам Каменский Длужик в Восточной Сибири и источники его этнографических сообщений. (Итоги дальнейших архивных изысканий). // Historia kontaktów polsko-rosyjskich w dziedzinie etnografii (Materiały z konferencji we Wrocławiu). Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1976. S 140./ У Адама Каменского-Длужика, наверное, как у католика, было несколько имен, потому в Сибирском приказе он был записан как «Гришка». Возможно это имя было первое и он назывался – Григорий-Адам Каменский-Длужик. Считается, что Москву пленники оставили 17 февраля.
    18). Trojeckiego. - От Москвы до Троицы Сергиева монастыря 60 верст. /Книга Большому чертежу. Москва-Ленинград. 1950. С. 166./ В Троицко-Сергиев монастырь было послано извещение о победе на Басе: 1661 Ноября.  Послание Царя Алексея Михайловича в Троицкий Сергиев монастырь с извещением о победе Русских войск над Польскими, и отписка к Царю князя Юрия Долгорукаго с товарищами о том же. /Акты собранные в библиотеках и архивах Российской Империи археографическою экспедициею Императорскою Академией Наук. Т. 4. 1645-1670. СПб. 1856. С. 172-175./
    19). Przejasław’. «От Троицы до Переславля 60 верст. Переславль на реке на Трубеже. Течет ис Переславского озера» /Книга Большому чертежу. Москва-Ленинград. 1950. С. 166./. “Роспись дороге от Московского государства к Сиби[р]скому царству и ка Архангельскому городу до карабельной прист[а]ни належит через Переславль Залеской и мимо Ростов и Ярославль и Волгу и Устюг Великий, и от коего города до коего сколько верст, и то пис[а]но в сей тетрати имянно. От Москвы по Переславля Залеского 120 в[ерст].” /Зимин А. А.  Русские географические справочники XVII в. (Из сборника в собрании Московской духовной академии). // Государственная ордена Ленина библиотека СССР имени В. И.Ленина. Записки отделения рукописей. Вып. 21. Москва. 1959. С. 225./
    20). Rostowa. «От Переславля 60 верст до Ростова: Ростов на берегу у Ростовского озера». /Книга Большому чертежу. Москва-Ленинград. 1950. С. 166./
    21). Jarosław. “От Ростова до Ярославля 60 верст, Ярославль на реке на Волге, на усть реки Которосли”. /Книга Большому чертежу. Москва-Ленинград. 1950. С. 166./
    22). Totmy. “От города от Вологды дорога рекою Вологдою в реку Сухону; а на Сухоне, от Вологды 90 верст, город Шуискои. От Шуиского 130 верст на Сухоне город Тотма; а под ним, с левые стороны, пала в Сухону речка Песья Денга; а з другие стороны против города пала в Сухону река Тотма”. /Книга Большому чертежу. Москва-Ленинград. 1950. С. 167./ Чердыно-Лозьвинский путь, которым пользовались в первые годы после захвата Сибири, шел от Ярославля на Тотьму, Великий Устюг, Кай-городок и Соликамск. /Бабиновская дорога. // Энциклопедический словарь. Т. ІІа. СПб. 1891. С. 596./ “И в Сибирь ездят: не замая [от В]ологды … верст, поворачивают из села [Г]разовиц на Шуйское и под Шуйским спускают[с]я на Сухону и Сухоною ездят на Тотьму и до Устюга”. /Зимин А. А.  Русские географические справочники XVII в. (Из сборника в собрании Московской духовной академии). // Государственная ордена Ленина библиотека СССР имени В. И.Ленина. Записки отделения рукописей. Вып. 21. Москва. 1959. С. 225./
    23). Czyrą. Чырою – неизвестно о какой реке едет разговор. Чер – по-коми-зырянски – “приток”. /Ласкоў І.  Летапісная літва: сваяцтва і лёс. Кніга-пошук. Койданава – Амма – Якуцк. 2000. С. 162./
    24). Brad. Рек Czyry і Bradu (або Broudu) нет. Возможно “Bradem” была названая Сухона, а “Czyra” это правдоподобно перекрученное название “Ширь”. В действительности Каменский сначала был в Вологде, а потом попал в город Тотьма. [Kamieński Dłużyk A.  Diariusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc. Z pierwodruku wydali oraz prypisami i komentarzami opatrzyli Antoni Kuczyński, Borys Polewoj, Zbigniew J. Wójcik. Wrocław. 1997. S. 16.] Брад – возможно волок – Брод.
    25). Zamek. Тут – Воеводская канцелярия (Воеводская изба).
    26). Boudem. Боудем – возможно это рака Ковда, на которой находилась первая Тотьма, пока ее не сожгли татары. Буждем на фино-вугорских языках обозначает – обрыв, обвал. Под таким названием известны ручьи.
    27). Wołogdy. «От Ярославля до Вологды 200 верст». /Книга Большому чертежу. Москва-Ленинград. 1950. С. 167./ Возможно тут показан обратный путь Каменского Длужика из Сибири, с Тотьмы до Вологды.
    28). Аngielskiego. Английского - вероятно это Архангельск, откуда товары везли в Вологду, но в Архангельск они привозились из английского порта.
    29). Szmalcuga. Смольчугъ, смальчюгъ, смольчуга, смальчюга, смалцуга, смолцуга, - особый род поташа (ср. польск. smоlczuga, smalczuga), “Велели им на Вологде у русских людей и у иноземцев, которые учнут отпускать… на первых дощаниках поташ, и смальчюгу, и сало говяжье, и пеньку и иные всякие товары…”. /Словарь русского языка XI-XVII вв. Вып. 25. Москва. 2000. С. 204./ Ванчугъ – Селитра. /Словарь русского языка XI-XVII вв. Вып. 2. Москва. 1975. С. 16./
    30). Wańcoś. Ванчосъ – сосновый или дубовый брус. /Словарь русского языка XI-XVII вв. Вып. 2. Москва. 1975. С. 16./
    31). Jamu. Ям - поселение, потом станция на почтовом тракте, где меняли лошадей и дежурили ямщики. С 1782 г. ямы стали называются почтами.
    32). Uściuga wielkiego. “От Тотмы Сухоною 60 верст, город Брусенеск. От Бресенеска до Городищнаго 50 верст; от Городищнаго 50 верст до Бобровска. А от Бобровска до Стрельного 50 верст. От Стрельного 50 верст до Устюга Великаго. /Книга Большому чертежу. Москва-Ленинград. 1950. С. 163./
    33). Kresę. “Марта в 24 де по государевой грамоте прислан с Москвы в Тоболеск с Тобольским конным казаком с Якушкой Чернецовым с товарищи черкасской полковник Криса ис Тоболска в Енисейской острог” /Белокуров С. А.  Юрий Крижанич в России. (По новым документам). Москва. 1901. С. 70. [Приложение V. О лицах, сосланных в Тобольск за 1654-1662 гг.] Михайла Крыса (Крысенка, Крэса, Крэсенка) был сослан в Енисейск. /Вирський Д. С.  Полковник Михайло Криса - малознаний герой/антигерой Козацької революції. // Український історичний журнал. № 5. Київ. 2009. С. 65-70./
    34). Kajgorodka. От Устюга Великого путь Каменского-Длужика, по всей вероятности, пролегал вниз по реке Северная Двина, которая образовывалась от слияния рек Сухона и Юг, до впадения в нее с правой стороны реки Вычегда, так званой Малой Двиной. Потом путь шел вверх по реке Вычагде через Сольвычегодск и Усть-Вым к Усть-Сысольску (Сыктывкар) на левом берегу р. Сысола при упадении ее в р. Вычегды, а затем вверх по реке Сысола к ее верховьям, какие близко подходили к реке Каме. На левом берегу реки Сысола находилось поселение Кайгородок. Отсюда шел волок до г. Кая (Кай-город; Кайгород), сейчас село Кай Верхнекамскага района Кировской области, который находился на левом берегу реки Камы. /Осколов Е. Н.  Кай (Кайгород). // Откуда мы родом? Энциклопедия земли Вятской. Т. 1. Города. Киров. 1994. С. 171-184./
    35). ś Stephan. Стефан, епископ Пермский (1345-1396) – род. в Великом Устюге. Резиденцию имел в Усть-Выми. Проповедовал средь вычегодских и сысольских зырян. В 1549 г. был причислен к лику святых. /Биографический словарь миссионеров русской православной церкви. Москва. 2004. С. 53-54./
    36). Na żmudzki. Белорусский писатель Иван Ласков, который жил и работал в Якутске, полагал, что язык летописной литвы, которая жила в околицах Новогрудка, был близок к языку коми-зырян и коми-пермяков. «Понимание этого позволяет разгадать наконец загадку, которую загадал нам Адам Каменский-Длужик. Этот белорусский шляхтич попал в российский плен в 1660 году. В скором времени пленник был отправлен в изгнание, в Якутию. И вот, проезжая через земли зырян /коми/, он записал в своем «Диариуше»: «Język /зыранаў/ poszedł na żmudzki». В итоге исследователи «Диариуша» вплоть до этого времени пожимают плечами, как, например, В. Грыцкевич: «А. Каменский нашел, что язык зырян похож на жмудский, т.е. на литовский /.../ Зырянский язык с литовским, безусловно, не имеет ничего общего, это язык финно-угорской группы, а литовский - летто-литовской группы» /В. П. Грицкевич. От Немана к берегам Тихого океана. Мн., 1986, с. 49/. Но ясно, что тогда в зырянском и жамойтском языках было достаточно много общих слов, и слушатель вполне мог почувствовать, что один «poszedł» на другой. Но почему А. Каменский-Длужик не написал, что зыранский язык похож на литовский? У нас же получается, благодаря анализу литвинских имен и гидронимии летописной литвы, что он был к пермским куда более близкий, чем балтский язык жамойти! Причина в том, что до того времени /середина ХVII столетия/ язык летописной литвы уже давно исчез, а современный летувисский /«литовский»/ тогда назывался жамойтским. /Ласкоў І.  Летапісная літва: сваяцтва і лёс. Кніга-пошук. Койданава-Амма-Якутск. 2000. С 140./ «Я … прибыл в страну зырян, или Волость-Ужгу. Народ здесь разговаривает на языке, который не имеет совершенно ничего общего с московским, а скорее близок к немецкому языку населения Лифляндии; кое-кто из моих спутников, которые знали этот язык, понимал много чего из местной речи… По одежде и внешнему виду как мужчины, так и женщины мало отличаются от русских… По этому я и прихожу к выводу, что народ этот в давние времена из-за войны или других обстоятельств попал сюда из лифляндской или карельской границы. Некоторых из них я из любопытства расспрашивал об их происхождении, но они не могли дать мне никакого представления о том, пришли ли их предки из чужих стран или нет; не могли также они пояснить, почему их язык не имеет совершенно ничего общего с русским». /Идес И. и Брант А.  Записки о русском посольстве в Китай (1692-1695). Москва. 1987. С. 55-56./
    37). Soli Wycomgockiéj. Возможно здесь Каменский-Длужик описывает обратный путь, или получилась несуразица при переписывании Диариуша. “А ниже Устюга версты с 3 пала в Сухону река Юг. А до верху Двины реки от усть реки Вычегды 50 верст; ниже города Устюга Великого река Сухона да река Юг сошлись вместе и те обе реки с тех мест и до моря потекла Двина река. ... А Сысола река с левыя стороны пала в реку Вычегду. ... А от усть реки Сысолы до усть реки Вычегды 220 верст. ... А по реке по Вычегде сверху с правыя стороны город Старая Пермь, от усть Вычегды 140 верст. А ниже Перми 70 верст, на Вычегде, город Еренеск. А ниже Еренска 60 верст город Соль Вычегоцкая; а от усть реки Вычегды Соль Вычегоцкая верст 15. А в Сибирь ездят с Устюга Великаго до Соли Вычегоцкои 60 верст”. /Книга Большому чертежу. Москва-Ленинград. 1950. С. 163, 167./
    38). Strogan. Строгановы «покупали литовский «полон» в Моске и Ярославле, где продавали «Полонских людей … литвяков» /Грицкевич В.П.  От Немана к берегам Тихого океана. Минск. 1986. С. 23./
    39). Jeziorem. Само название «Сольвычегодск» произошло из того, что первоначально новгородцы поселились у Соленого озера, где еще в XV в. назывался посад Усолье или город Усольск. /Сольвычегодск // Города России. Энциклопедия. Москва. 2003. С. 432./
    40). Rzé. Вычегда – правы приток Северной Двины.
    41). Sztokfiszem. Высушенная в европейских партах треска имела название штокфиш: то ли потому, что она была твердая и сухая, как палка, то ли тому, что ее в буквальном смысле лупили палкой перед приготовлением, чтобы немного размягчить. /Белы А.  Траска і мянтуз. // Наша страва. Сапраўдная беларуская кухня. Мінск. 2009. С. 291./
    42). Kamieniem. Камень – скала, утес; гора. /Словарь русского языка XI-XVII вв. Вып. 7. Москва. 1980. С. 46./ Так назывались и Уральские горы
    43). Na jednę górę. Павдинский Камень - горны кряж на Уральском хребте.
    44). Wogulców. Вогулами называли предков современных манси. «В XVII в. Вогуличы занимали оба склона среднего Урала. Почти исключительно вогуличами был населенный Верхнетурский уезд». /Бахрушин С. В.  Остяцкие и вогульские княжества в XVI-XVII веках. Ленинград. 1935. С. 5./
    45). Szatany. Szatan – сатана. /Падручны польска-беларускі слоўнік. Варшава. 1962. С. 781./ /Татарский энциклопедический словарь. Казань. 1994. С. 656./ Существуют две латинские рукописи Ю. Крыжанича Relato de Sibiria и Historia de Sibiria, которые были написанный в столице ВКЛ Вильно в 1680-1681 гг. /Тыжнов И. Обзор Иностранных известий о Сибири 2-й половины XVII века./. В них он сообщает: «Все они есть идолопоклонники. Кумиры их не что иное, как деревянные чурбаны, которые поставленные при дорогах; верхняя их часть представляет собой некоторое сходство человеческой головы. Они навешивают на них соболиные шкурки, которые подчас Москвитяне похищали; но это без наказания не проходило. Жрецов их Татары называют Шайтанами, а сами они Шаманами» /Повествование о Сибири //Сибирский Вестник. Кн. 18. СПб. 1822. С. 28; /История Сибири // Титов А.  Сибирь в XVII веке. Сборник старинных русских статей о Сибири и прилежащих к ней землях. Москва. 1890. С. 170./ Кстати «белогорскому шайтану» был отослан в дар панцирь, снятый с «покорителя Сибиры» Ермака. /Бахрушин С. В.  Остяцкие и вогульские княжества в XVI-XVII веках. Ленинград. 1935. С. 70-71./
    46). Kominie. В зимних юртах вогулов, остяков, якутов и шорцев устраивался более совершенный очаг - камелёк (чувал). Он делался из поставленных полукругам жердей, которые образовывали трубу [камин] открытую с одной стороны внизу и круглую вверху, которая выходит на верх крыши приблизительно на 45 см. /Сибирская советская энциклопедия. Т. IV. New Jork. 1992. Ст. 234./
    47). Oponcina. Епанчын (Япанчына) - поселение остякского правителя Епанчы (Япанчы), который оказало решительное сопротивление Ермаку, на месте которого в 1600 (1601) г. был основан Туринский острог. По другим данным тут жили туралинцы - так назывались сибирские татары, которые проживали оседло по ракам Таболу и Туре. /Туралинцы. // Энциклопедический словарь. Т. 67. СПб. 1890. С. 84./ На месте современного Туринска раньше стоял городок и жил в нем татарский бек Япанчы (имел отряды вогуличей). [Япанча определение ранга - типа мурза, карачы, угмен.] /Хади Атласи [Атласов Х. М.]  История Сибири. Казань. 2005. С. 40./
    48). Kałmuki. Калмаки - так и сейчас называется небольшая этнографическая группа (около 500 чел.) томских телеутов, потомков белых калмыков, которые откочевали под Томский острог на р. Искитым. Когда речь шла про белых калмаков то употреблялся этноним калмак, а к черным калмакам - каракалмак, или кармак. /Томилов Н. А.  Сибирские татары. // Народы России. Энциклопедия. Москва. 1994. С. 328./ Тут, вероятно, переписчики Диариуша заменили букву “а” на “u”.
    49). Tobolska. “Марта в 26 де по государевой грамоте присланы из Москвы в Тобольск с Тобольским казачьим атаманом с Ондреем Булдаковым литовские люди оршанская шляхта: Гришка Каменской, Янко да Мишка Ждановичи; и по указу великих государей посланы те ссыльные люди ис Тобольска на Лену в Якутский острог, а государева служба велено им служить в литовском списке в казаках”. /Белокуров С. А. Приложение V. О лицах, сосланных в Тобольск за 1654-1662 гг. // Белокуров С. А.  Из духовной жизни московского общества XVII века. Москва. 1902. [1903] С. 70./ «В Якутских актах сохранился лист тобольского воеводы Ивана Хилкова к якутскому воеводе И. Ф. Голенищева-Кутузова, в котором сообщалось что всех сосланных, среди которых были «русские и поляки, и литовские люди, и немцы, и татары» разделили и записали «в царскую службу, кто в которую подойдет». Было записана «Гришке Каменскому, Самойлу Голубовскому, Хриштопу Федорову, Яну и Михалу Ждановичам было назначено ежегодное жалованье в размере 6 рублей хлеба по 6 чети рожи, 2 чети овса и по два пуда соли». /Kuczyński A., Polewoj B., Wójcik Z. J.  Adam Kamieński Dłużyk i jego “Diariusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc” z około 1672 roku. // Kamieński Dłużyk A.  Diariusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc, Wrocław. 1997 S. 53./ Из Тобольска был выслан в Енисейск с большой группой ссыльных (41 чел.). Сопровождал ее казак Иван Емельянов и тобольский пеший стрелец Иван Тимофеев. /Полевой Б. П.  О пребывании в России Адама Каменского-Длужика, автора первого польского сочинения о Сибири. // Historia kontaktów Polsko-Rosyjskich w dzedzinie geologii i geografii (Monografie z Dziejów Nauki i Techniki. T. LXXXII.). Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1972 S. 9, 275-282; Полевой Б. П.  Адам Каменский Длужик в Восточной Сибири и источники его этнографических сообщений. (Итоги дальнейших архивных изысканий). // Historia kontaktów polsko-rosyjskich w dziedzinie etnografii (Materiały z konferencji we Wrocławiu). Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1976. S 141; Kuczyński A., Polewoj B., Wójcik Z. J. Adam Kamieński Dłużyk i jego “Diariusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc” z około 1672 roku. // Kamieński Dłużyk A.  Diariusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc. Wrocław. 1997. S. 22./ 8 марта 1661 г. Юрий Крижанич уже был в Тобольске. (Каменский 25 марта 1661 г.) В Тобольске Ю. Крижанич, по всей вероятности, встречался с иезуитом Андреем Кавечинским.
    50). Polsce. То, что Каменский-Длужик употребляет выражение rzéki bardzo wielkie i straszne, których u nas w Polsce nie masz дало основание польским исследователям считать его этническим поляком, но Польшей часто называли всю Речь Посполитую в которую входила и ВКЛ. А если учесть, что Диариуш писался для польского дипломата Яна Гнинского, то надо было возвеличивать Польшу (Корону). А может Адам-Григорий Каменский-Длужик и сам из ее происходил? Или же это происки польских переписчиков Диариуша?
    51). Szwecyi. Географический ориентир запада, а калмаки - востока.
    52). Jednego jeziora. Ямыш-озеро, сейчас озера Маралды в районе современного Павлодара. /Грицкевич В. П.  От Немана к берегам Тихого океана. Мн. 1986. С. 29./ Среди казахов Ямыш-озеро известно под названиями Тузкала или Солеград, и Калатуз или Много Соли в Павлодарской области Республики Казахстан. Соль в этом озере под воздействием солнца оседало в виде пластин и не требовала дальнейшей обработки. Посылка ежегодных экспедиций на Ямыш-озеро составляло одно из ответственных обязанностей тобольских воевод.
    53). Kaіmukami biaіymi. Белые калмыки, либо калмаки (от тюркского слова «калмак» - тот, кто отделился, или отстал) - название, под которым русским в XVII ст. были известны современные телеуты и предки большей части современных южных алтайцев (ойротов) - алтай-кижи и теленгитов с телесами, которые сейчас живут в раде районов Горно-Алтайского автономного округа Алтайского края Российской федерации. Количество белых калмыков в начала XVII ст. была около 5000 чел. Сейчас в составе алтайцев. /Батьянова Е. П., Функ Д. А.  Телеуты. // Народы России. Энциклопедия. Москва. 1994. С. 331-334./
    54). Szygami. Шугай – телогрея, душегрея, теплая кофта на борах сзади; носят и девушки. /Даль В. И.  Толковый словарь живого великорусского языка в четырех томах. Т. 4. М. 2003. С. 647-648./ Куяк (тюрк) - доспех из крепких железных пластин, которые крепились к суконной или кожаной основе. Появились на Дальнем Востоке. После монгольского нашествия ХIII ст. широко распространился в Европе. В XIV-XVI вв. в татарских ханствах куяк - доспех знатного конного воина. /Татарский энциклопедический словарь. Казань. 1994. С. 314./ В Речи Посполитой известен как карацена.
    55). Dzieciach bojarskich. Дети боярские - высшая категория служилых казаков в Сибири. Сын боярский - следующий за десятником, пятидесятникам, атаманом и сотником чин командного состава казаков. Существовал до конца XVIII ст. Присваивался Сибирским приказом по представлению воевод и дьяков. /Сын боярский. // Энциклопедия Якутии. Т. 1. Москва. 2000. С. 137./
    56). Ś. Jana. Праздник в ночь с 6 (24) на 7 (25) июля (по Юлианскому календарю от пальмового воскресенья до 24 июня) - Купалье /Купала, Ян, Иван/; церковный праздник Рождество Иоанна Крестителя. /Васілевіч У.  Беларускі народны каляндар. Мінск. 1993. С. 34./
    57). Surguta. «А выше Вас-Югана пала в Обь река Сургут; а на устье ее с нижние стороны город Сургут. ... А от Яму до усть Иртыша пол дни, а от усть Иртыша по Обь реке до Сургута города 4 недели». /Книга Большому чертежу. Москва-Ленинград. 1950. С. 169, 187./ “Да по указу ж великих государей по разсмотрению и по разбору боярина и воеводы князя Ивана Андреевича Хилкова ссыльные ж люди посланы из Тобольска Тобольскаго разряду в городы… В Сургут в пешие казаки челядники: денег по 4 рубли с четью, хлеба по 5 чети с осьминою ржи, по две чети овса, по 2 пуда без чети соли: Александр Кресницкий, Казимерко Вешинский, Мартынко Каспыров, капрал Павел Тригор, Пашко Нечецкой, Микулайко Яншкуцкий, Янка Ивановский, Ясницкого челядник Самульев Гнавский, Ромашка Михайлов, Ивашка Кузмицкой. /Белокуров С. А. Приложение V. О лицах, сосланных в Тобольск за 1654-1662 гг. // Белокуров С. А.  Из духовной жизни московского общества XVII века.  Москва. 1902. [1903] С. 44./
    58). Narymа. «А от Сургута до Нарыму города пол 4 недели. ... А от Сургута до Нарыму города 3 недели.” /Книга Большому чертежу. Москва-Ленинград. 1950. С. 187-188./ “Ссыльные ж люди по указу великих государей по разсмотрению и по разбору боярина и воеводы князя Ивана Андреевича Хилкова посланы в Нарымский острог, а велено им быть в Нарымском в пеших казаках, а великих государей денежного и хлебного и соляного жалованья оклады им учтены против Нарымских холостых козаков по сказке Нарымских козаков Ивашка Пермитина с товарищи, денег по 5 рублев с четью, хлеба по 6 чети ржи, по 2 чети овса, по полу 2 пуда соли, потому что в Тобольску Нарымских казаков оклады неведомы: челядники и драгуны: Микулайко Жабинской, Адамко Кромской, Ян Бочинский, Петрушка Срыневской, Степашко Малишевской, Матюшка Павлович, Богдан Молява, Федка Жеровской, Мартынко Журавской” /Белокуров С. А.  Приложение V. О лицах, сосланных в Тобольск за 1654-1662 гг. // Белокуров С. А.  Из духовной жизни московского общества XVII века.  Москва. 1902. [1903] С. 46./
    59). Jakut. “В Якуцкой острог по государевым грамотам и по росписям в Литовский список в казаки шляхта: оклад денег 8 рублев, хлеба 7 чети ржи, 6 чети овса, 2 пуда соли: Юрка Хотимской. денег по 6 рублев, хлеба по 6 чети ржи, по 4 чети овса, по 2 пуда соли: Хриштоп Федоров, Александр Волекметла, Янко да Мишка Ждановичи, Гришка Каменской.
    В пешие казаки челядники, а великих государей денежного и хлебного и соляного жалованья, оклады им ученены против якутских холостых казаков, по сказке якуцкого сына боярского Костянтина Дуная, денег по 5 рублев с четью, хлеба по 5 чети с осьминою ржи, по 2 чети овса, по полу 2 пуда соли, потому что в Тоболску якуцких пеших казаков оклады неведомы: Якуб Невицкой, Ян Клачковской, Алексей Федоров, Адам Тусаковской, Владислав Беровской, Хриштоп Салтан, Рафайло Грановской.
    Татаровя в пешие ж казаки: Мухарейко Мусанов, Давыдко Олександров, Ивашко Азовской, черкашенин Юрка Павлов.
    Челядники ж в пешие казаки: Данилко Збицкой, Пашко Козловской, Пашко Хмелницкой, Стенка Форошковской, Янка Котовской.
    Челядники ж Хриштопа Стабровского в пешие ж казаки: Стенка Шмонин, Карпунка Рыкуненак, Стенка Устрата, Ондрюшка Михайлов, Федора Выповского дворовые люди жонка Окулка да девка Феколка.
    Суздальского архиепископа Стефана деревни Березников крестьянин Гришка Фадеев з женою Дункою да с сыном Ивашком.
    Московской беглой стрелец Степанова приказу Коквинского Васка зубов.
    В Якуцкой же острог по указу великих государей по разсмотренью и по разбору боярина и воеводы князя Ивана Андреевича Хилкова. В Литовской же список в казаки шляхта: оклад денег по 6 рублев, хлеба по 6 чети ржи, по 4 чети овса, по 2 пуда соли: Томаш Шевский, Самойло Голубовской.
    В пешые казаки челядники: денег по 5 рублев с четью, хлеба по 5 чети с осминою ржи, по 2 чети овса, по полу 2 пуда соли: Павлик Лозовской, Стенка Маневской, Хриштоп Велчицкой, Ивашко Семенов, Стенка Лебецкой з женою Анюткою, Казимерко Крыженев(ской ?)... ссылной человек Хемьского повету шляхтич Томаш Шелковской; и по указу великих государей послан он ис Тобольска в Якутской острог, а государева служба велено ему служить в литовском списке в казаках. /Белокуров С. А. Приложение V. О лицах, сосланных в Тобольск за 1654-1662 гг. // Белокуров С. А.  Из духовной жизни московского общества XVII века. Москва. 1902. [1903] С. 48-49, 70./
    60). Jawskiego Jamu. Демьяновский Ям основан в 1635 г. на реке Демьяновка, правым притоке раки Иртыш, в 66 верстах от Тобольска, при впадении раки Демьянки в реку Иртыш. /Демьянское. // Всеобщий географический и статистический словарь. Составил кн. С. П. Гагарин. Ч. ІІ. Москва. 1843. С. 32-33./ Сейчас село Демьянское (и деревня Усть-Демьянск) Уватского района Тюменской области РФ. /Тюменская область. Административно-территориальное деление на 1 октября 1973 г. Тюмень. 1973. С. 42./
    61). Samasowek. “От Тобльска ж вниз по Иртышу реке мимо Демьянскои Ям вниз до Самаровского Яму дощаником 2 недели.” /Книга Большому чертежу. Москва-Ленинград. 1950. С. 187./ Поселок Самаровский или Самар в 1950 г. вошел в состав города Ханты-Мансийска, до 1940 г. п. Остяко-Вогульск, столицы Ханты-Мансийского автономного округа РФ. /Ханты-Мансійск. // Беларуская энцыклапедыя ў 18 тамах. Т. 16. Мінск. 2003. С. 540./
    62). Ościaki. Остяки [народ большой реки или народ Оби], так в XVII в. называли, вместе с селькупами и кетами, теперешний народ ханты. /Соколова З. П.  Ханты. // Народы России. Энциклопедия. Москва. 1994. С. 380-383./
    63). Kwarcie. Кварта (от лац. quarta четверть) - единица измерения жидких и сыпучих веществ во ВКЛ равная ¼ гарца (0,7057 литра) или металлическая посуда для питья равная этой мере. /Кварта. // Беларуская энцыклапедыя ў 18 тамах. Т. 8. Мінск. 1999. С. 211./
    64). Tomska. «Оська Иванов сын Захарьевской сказал: родом де он иноземец, поляк, взят на бою на реке Басе, привезен к Москве, а с Москвы сослан в Томск, в прошлых годах пришла грамота великого государя, что польских людей отпустить в польское земли, а он, Оська, бил челом, что б ему вечно служить по Томску, и был поверстан в пешую службу. Оклад пеший, рядовой». «Степка Хритофоров сын Веселовский, родом поляк, взят на бою на реке Басе в Углах и привезен к Москве, а сослан в Сибирь в Томск, в пешую службу и по челобитью, когда поляков возвращали, его поверстать в конную службу; потом за скудность из конной службы отставлен и верстан в пешую. Оклад пеший, рядовой». /Томск в XVII веке. Материалы для истории города со вступительной и заключительной статьями прив.-доц. П. М. Головачева и картой окрестностей Томска конца ХVII в. Томск. Б.г. С. 100./
    65). Ościaki. Здесь, вероятно, упоминаются кеты – енисейские остяки. Кетский народ пумпаколы населяли в XVII в. Пумпакольскую волость на левобережье реки Енисей у Енисейска и в среднем течении раки Кеть. Пумпакольский язык вышел из обихода во второй половине XVIII в. /Малолетко А. М.  Древние народы Сибири. Этнический состав по данным топонимики. Т. 2. Кеты. Томск. 2000. С. 25./
    66). Lisica. Лисица – правый приток реки Кеть. /Кеть. // Сибирская советская энциклопедия. Т. 2. Новосибирск. 1931. Ст. 651./
    67). Makowskiego. Маковский острог основан в 1618 г. на реке Кеть, на месте поселения “князька” Намака, там где сама ближе было да реки Енисей. “От Маковского острога начинался волок, ведший по берегу р. Тыи, через Кемь, прямо на Енисейск. Летней парою “тот волок, держит 5 верст”, “зимним путем” насчитывали “с 50 верст”. /Бахрушин С. В.  Пути в Сибирь в XVI и XVII вв. // Бахрушин С. В. Очерки по истории колонизации Сибири в XVI и XVII вв. М. 1927. С. 111./
    68). Pokrowach. - Покров (покровы, покрова) - праздник который припадает на 14/1 октября. /Васілевіч У. Беларускі народны каляндар”. Мінск. 1993. С. 54./
    69). Jeniesiejska. «А от Маковского через волок до Енисеиского острогу 2 дни». /Книга Большому чертежу. Москва-Ленинград. 1950. С. 187./ «В Енисейске группу принял сам воевода И. И. Ржевский и тут Каменский-Длужик провел зиму 1661-1662 гг. 30 мая 1662 г. ссыльные тронулись в дальнейший путь вверх по Енисею и Ангаре. Группу в 35 человек вел бывалый енисейский служилый - сын боярский Василий Кольчугин”. /Полевой Б. П. Адам Каменский Длужик в Восточной Сибири и источники его этнографических сообщений. (Итоги дальнейших архивных изысканий). // Historia kontaktów polsko-rosyjskich w dziedzinie etnografii (Materiały z konferencji we Wrocławiu).  Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1976. S 141./
    70). Po świętach. Вероятно, Каменский-Длужик имеет ввиду праздник Пасхи.
    71). Strzałki. 1-й Тунгусский или иначе Стрелочный порог – один из четырех самых опасных порогов на Верхней Тунгуске, возле впадения Ангары в Енисей.
    72). Ieniesiejem. – Здесь нужно Тунгуской. Реку Ангару в нижнем течении, от впадения в нее реки Илим, называли раньше Верхней Тунгуской. Возможно ранее в Диариуше был фрагмент текста, где было описание пути по Енисею.
    73). Ittimu. «С Верхней Тунгуски въезжали в ее приток Илим. И тут снова плаванию мешали многочисленные пороги... через которые «взводили суды канатами”, а запасы “выгружали и обносили на себе...” /Бахрушин С. В.  Пути в Сибирь в XVI и XVII вв. // Бахрушин С. В. Очерки по истории колонизации Сибири в XVI и XVII вв. Москва. 1927. С. 125./.
    74). Samański. «Оный имеет имя от шамана, или тунгусского идольского жреца, который прежде сего жил насупроть сего порога. Длинна его простирает на шесть верст; но вода в сем месте так быстро течет, что через его в полчаса пройти можно. Дно там каменистое, и камни в виде бесчисленных башен или бастионов показываются поверх воды; об сии так называемые башни рассекаются волны с таким великим шумом, что собственных своих слов слышать не можно. Кратко сказать, сего порога страшный вид соединен с немалою красотою. От устья реки Илима до Шаманского порога считается 80 верст». /Фишер И. Е.  Сибирская история с самого открытия до завоевания сей земли российским оружием. СПб. 1774. С. 342./ Возможно, Каменский-Длужик слышал про этот порог, а сам до его не доезжал?
    75). W Moskwie. Здесь нужно - у Москвы – у русских.
    76). W niewoli. Покорители Сибири практиковали брать наиболее влиятельных людей из местного населения, либо их детей, в «аманаты» (заложники), чтобы исправно платился ясак (дань).
    77). Multach, Mutine. “Мультах мутике” - По-видимому, это выражение означало «олени наши» или «мы олени», ибо слова «мульта» означает олень, а «мут», «мутнги», «митнги», - местоимение «мы» или «наш». Следовательно, в этой игре ее участники изображали ловко прыгающих, оленей». /Полевой Б. П.  Забытый источник сведений по этнографии Сибири XVII века. (О сочинении Адама Каменского-Длужика). // Советская этнография. № 5. Москва. 1965. С. 125./
    78). Kamieni. Камень – название весовой единицы массы сыпучих веществ и мелких товаров. В системе мер веса ВКЛ 1 камень = 40 фунтам = 14,996 кг. /Камень. // Беларуская энцыклапедыя ў 18 тамах. Т. 7. Мінск. 1998. С. 515./.
    79). Barzecеm. Борщевик (Heracleum) - род двух- и многолетних растений семейства зонтичных. Молодые ростки и листья борщевика сибирского употребляют в пищу. /Сімановіч Л. Г. Касач А. Е.  Баршчэўнік. // Энцыклапедыя прыроды Беларусі ў пяці тамах. Т. 1. Мінск. 1983. С. 242./ Возможно, любое съедобное растение. «Питались … всякими суррогатами: “борщом”, корою и листьями» /Бахрушин С. В.  Пути в Сибирь в XVI-XVII вв. // Бахрушин С. В.  Очерки по истории колонизации Сибири в XVI и XVII вв. М. 1927. С. 69./
    80). Żeśmy szczawiem a barzecem żyli, którego tam wiele posyła rzeka Tanguska w prawo. Вероятно слово роsyła (посылает) ошибка переписчика, ибо нужно, чтобы после wiele стаяла точка, а дальше написано «пошла рака Тунгуска в право».
    81). Słobody. Возможно это Нижне-Илимская слобода, центр Нижне-Илимской ясачной волости. Находилась на месте бывшего села Нижне-Илимскога. Представляла собой довольно большую деревню из 11 дворами. /Шерстобоев В. Н.  Илимская пашня. Т. І. Пашня Илимского воеводства ХVII и начала ХVIII века. Иркутск. 1949. С. 60, 80-81./
    82). Święto moskiewskie. Наверное праздник Троица - воскресение, котором завершается седьмая (русальная) неделя после Пасхи. /Сёмуха. // Беларуская энцыклапедыя ў 18 тамах. Т. 14. Мінск. 2002. С. 360./
    83). Tichow Andrejowicz. “Лета 7167 апреля в 24 день великий государь и великий князь Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя и Белыя России самодержец, велел воеводе Тихану Андреевичю Вындамскому быти на своей великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя России самодержца, службе, в Сибири, на Ленском волоку, в Илимском остроге, стряпчего и воеводы на Петрово место Бунакова. /1659 апреля 24. Наказ илимскому воеводе Тихону Вындомскому, об исправлении воеводской должности. // Дополнения к Актам Историческим собранные и изданные Археографическою комиссиею. Т. 4 СПб. 1851. С. 153-169./ С. 120./
    84). Brzozowskiego. В Илимске «Степан Васильев сын Березовский служил подьячим приказной избы». /Cафронов Ф. Г. Ссылка в Восточную Сибирь в XVII веке. Якутск. 1967. С. 84./
    85). Ittimu. Илимский острог (острог Илимской, град Ылимск) - основан на правом берегу реки Илим в 1630 г., как зимовье, в месте, откуда «шел в гору Ленский волок». За советское время село Илимск (Илимское) Нижнеилимского района Иркутской области РСФСР в 1974 г. попало в зону затопления и сейчас находиться на дне Усть-Илимского водохранилища. /Илимск. // Славянская энциклопедия XVII века. Т. 1. Москва. 2004. С. 511./ Два «tt» в названии Ittim скорее всего в рукописи было двумя «łł» или одним «ł». «От Енисейского острогу вверх до Илимского острогу 6 недель». /Книга Большому чертежу. Москва-Ленинград. 1950. С. 188./
    “В-Илимской острог по государевым грамотам и по росписям в Литовский список в казаки шляхта: денег по 6 рублев, хлеба по 6 чети ржи, по 4 чети овса, по 2 пуда соли: Охтовинко Терпято, Стенка Богушевич, Хриштоп Григевской, Казимер Обрамов, Александр Янковской.
    В пешые казаки, а великих государей денежного и хлебного и соляного жалованья оклады им учинены против илимских холостых казаков, по скаске илимского съезжие избы подьячево Микиты Лазарева, денег по 5 рублев, хлеба по 5 чети с осминою ржи, по 2 чети овса, по полу 2 пуда соли, потому что в Тобольску илимских казаков оклады неведомы: Прекон Черниговской, Василей Игнатов, Ондрей Манскеевич, Иван Степанов, Ян Селеховской, Янка Осташков.
    В пашню: Троецкого монастыря крестьянин Терешка Мануйлов.
    В-Илымской же острог по указу великих государей по разсмотренью и по разбору боярина і воеводы князя Ивана Андреевича Хилкова в пешие ж казаки челядники: денег по 5 рублев, хлеба по 5 чети с осминою ржи, по 2 чети овса, по полу 2 пуда соли: Яша Петров, Станислав Тавров, Войтех Култановской, Петр Островской. /Бѣлокуровъ С. А.  Изъ духовной жизни московскаго общества XVII в. Москва. 1902. [1903] С. 48. [4. Юрій Крижаничъ въ Россіи. /Приложенія V. О лицахъ, сосланныхъ въ Тобольскъ за 1654-1662 гг./]/
    86). Wniebowzięcia Panny Najświętszej. Успение Пресвятой Богородицы празднуют 15 (28) августа (Пречистая, Успенье, Богородица, Первая Пречистая, Большая Пречистая Госпожа, Зеленая). /Васілевіч У. Беларускі народны каляндар. Мн. 1993. С. 148; 44./
    87). Imci. Их милость.
    88). Pana Połubińskiego. Александр-Гиляри Полубинский (1626-1679) - в 1654-1668 гг. писарь польный ВКЛ. Во главе кавалерийских хоругвей принимал участие в основных военных действиях во время войны Московского государства с Речью Посполитой 1654-1667 гг. В ноябре 1658 г. руководил осадой Менска, который освободил от москалей «взяв в плен московского воеводу и много офицеров. С согласия короля и П. Сапеги, который отказался со своих прав в отношениях к пленникам, получил за их выкуп». В составе дивизии П. Сапеги участвовал в битве на реке Басе. На начале 1655 г. в гусарскую хоругвь под командованием Александра-Гиляри Полубинского поступил Аляксандр-Рейнальд Полубинский (? - ок 1687) - сын Ивана Дмитриевича и «Гальшки» с Падберезских, писаревны земской оршанской. Принимал участие в Варшавской битве (28-30 июля 1656 г) и осаде Тыкоцина (январь 1657 г.). Тогда же попал в Московский плен, в котором пробыл до началу 1658 г. Участвовал в осаде и освобождения Менска (ноябрь 1658 г.). Участник битвы на реке Басе. Дмитрий-Самуэль Палубинский (? - 1687) - воинскую службу начал поручикам гусарской хоругви М. Огинского, хорунжего троцкого. В 1660 г. перешел хорунжим в королевскую гусарскую хоругвь Александра-Гиляри Палубинского. Участвовал в битве на р. Басе. /Nagielski M.  Połubiński Aleksander Hilary. // Polski słownik biograficzny. T. ХХVII/2. Z. 113. Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk-Łódź. 1982. S. 359; Пазднякоў В.  Палубінскія. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Т. 5. 1999. С. 391./
    89). Maka. Река Мука. Здесь вероятно, переписчики Диариуша заменили букву “u” на “а”. От устья Идирмы или от устья Туры начинался так называемый «Ленский волок», что вел к верховьям реки Муки, которая принадлежала к бассейну реки Лены. Волок был небольшой но тяжелый, ведь «дорога лежит через камень». Несмотря на трудности горного перехода, пеший человек с ношей преодолевал его за один день. Мука впадала в реку Купу, приток Куты. /Бахрушин С. В.  Пути в Сибирь в XVI и XVII вв. // Бахрушин С. В. Очерки по истории колонизации Сибири в XVI и XVII вв. Москва. 1927. С. 121-126./
    90). Kutę. До сегодняшнего времени у окрестных жителей сохранилась поговорка: “На речке Муке казаки мучились, на Купе – купались, на Куте – кутили, а на Лене ленились.” /Мельхеев М. Н.  Происхождение географических названий Иркутской области. Иркутск. 1964. С. 54./ На устье реки Куты стоял Усть-Кутский острожек и находилось плотбище, где строились дощаники и кочи для плаванья по рекам и морям. /Кута. // Сибирская Советская Энциклопедия. Т. 2. Москва. 1931. Ст. 1141./
    91). Jeziorko. В трех верстах [4,2 км.] от Усть-Кутского астрожка на соленом озере (Усолье) Ерофей Хабаров основал в 1639 г. солеварню, чем положил начало солеварению на Лене. /Шерстобоев В. Н.  Илимская пашня. Т. І. Пашня Илимского воеводства ХVII и начала ХVIII века. Иркутск. 1949. С. 84./
    92). Orsinga. Орлинга – правый приток реки Лены, который впадает в ее выше раки Куты. На устье была основана Орленская слобода. /Орлинга. // Сибирская Советская Энциклопедия. Т. IV. New Jork. 1992. C. 183.//
    93). Ilga. Илга – левый доплыл раки Лены выше Орлинги. [имеется также выше по Лене правый приток Ильга, меньший за Илгу] В 1632 г. в устье р. Илга был основанный Илгинский острожек. [Теперь поселок Усть-Илга Жигаловского (бывшее с. Знаменское, названное по Знаменской церкви, первой на Лене) района Иркутской области.] Не понятно, почему Каменский-Длужик проплывал эти реки. Скорей всего он знал о них по рассказам, или же на обратном пути доплывал до Верхоленского острога, основанного в 1642 году.
    94). Wisła. Висла - самая большая река Польши. Почему Каменский-Длужик сравнивает сибирские реки не со знакомым ему с детства Днепром, если принимать во внимание его оршанское происхождение? Польские исследователи выдвигают это сравнение, как свидетельство его польского происхождения. Возможно это сравнение было сделано переписчиками.
    95). Wulkan. Улькан – правый приток реки Лены. «Вулькан наверное по-украински». [Kamieński Dłużyk A.  Diariusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc. Z pierwodruku wydali oraz prypisami i komentarzami opatrzyli Antoni Kuczyński, Borys Polewoj, Zbigniew J. Wójcik. Wrocław. 1997. S. 32.] Здесь, скорее всего белорусизм, если принимать во внимание что Каменский-Длужик выходец из Восточной Беларуси.
    96). Kiringa. Киренга – правый приток реки Лены, на устье которого, на острове, находился Усть-Киренский острог.
    97). Czuczny. Чечуй - правый приток реки Лены, в устье которого от 1630 г. стоял Чичюйский острожек.
    98). Wicim. Витим – правый приток реки Лены. Здесь вероятно в написании названия использован белорусизм. /Віцім. // Беларуская энцыклапедыя ў 18 тамах. Т. 4. Мінск. 1997. С. 236./
    99). Scoki. Щеки - знаменитый кривун на реке Лене в скалистой теснине длиной около 3 км. Ширина русла в отдельных обителях там равна 200-250 м. и с подъемом уровней воды не возрастает, что приводить к резкому увеличению скорости течения до  10-12 км. в час. «Щеки» находятся в 172 км выше устья реки Витим, после Киренги. /Павлов А. С.  Лена от истока до устья. Путеводитель. Якутск. 1994. С. 53-54./
    100). Za góry uciekać. Такое случалось на верхней Лене очень часто. Так «весною 1915 года, в некоторых местах около Киренска вода поднялась на 15 метров. По берегам Лены было разрушена более тридцати поселений. Лед и вода снесли не только строения, но и верхний плодородный слой пашни и огородов, что принудило крестьян переселиться на новые места». /Кротов М.  Родная Якутия. Якутск. 1952. С. 32./ Этот отрезок текста не относится к Щекам, но далее снова идет описание Щек.
    101). Paweł Chmielewski. Павел Хмелевский - известный польский авантюрист, но умер по дороге к Томску. /Kamieński Dłużyk A.  Diariusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc. Z pierwodruku wydali oraz prypisami i komentarzami opatrzyli Antoni Kuczyński, Borys Polewoj, Zbigniew J. Wójcik. Wrocław. 1997. S. 32./ У 1663 г. в Якутск прибыло «35 иноземцев – русских и польских и литовских людей и черкас и татар». Один человек в 1662 г. «утонул в Енисейском остроге». /Cафронов Ф. Г.  Ссылка в Восточную Сибирь в XVII веке. Якутск. 1967. С. 84./ «Пашко Хмецкий» – был отпущен в 1668 г. в Москву после заключения Андрусовского перемирия. /Cафронов Ф. Г.  Ссылка в Восточную Сибирь в XVII веке.  Якутск. 1967. С. 85./ Челядники жъ в пѣшие ж казаки: Данилко Збицкой, Пашко Козловской, Пашко Хмелницкой, Стенка Өорошковской, Янка Котовской. /Белокуров С. А. Приложение V. О лицах, сосланных в Тобольск за 1654-1662 гг. // Белокуров С. А.  Из духовной жизни московского общества XVII века. Москва. 1902. [1903] С. 48/
    102). Wojewody ruskiego. Русское воеводство - административно-территориальная единица, которая была создана в 1434 г. [1569 г.] Польшею из захваченной территории Галицко-Волынского княжества. Разделялось на 5 земель: Львовская, Сеницкая [Cаноцкая], Перамышльская, Галичская и Холмская. Административный центр г. Львов. /Руське воєводство. // Енціклопедія Українознавства. [Перевидання в Україні] Львів. 1998. С. 2658./ Стефан Чарнецкий (1599-1665) был воеводой русским с 1657 па 1664 г.
    103). Orzeł stojąc nad brzegiem na kamieniu jedną nogą, a drugą w wodzie, jak ością ryby chwyta. «Это описание непонятно современному читателю. Более походит на цаплю и журавля, но и они не пользуются когтями как остями, а добывают рыбу клювом. Из орлов только орлан-белохвост рыболов, но только он пикирует сверху на рыбу. Известный случаи, когда орел добывает рыбу, выброшенную на сушу». /Петров Н.  Адам Коменскай суруйуулара. // Сахаада. №14. Муус устар 8 к. Якутскай. 1992./ Возможно, речь тут идет о медведе.
    104). Putoma. Большой Патом и Малый Патом правые притоки р. Лены. /Патома Большая; Патома Малая. // Сибирская советская энциклопедия. T. IV. New Jork. 1992. C. 266./ В Диариуше букваa” превратилась в “u”.
    105). Ołokma. Олекма – правый приток реки Лены. В 1633 г. на устье Олекмы было поставлено ясачное зимовье. В другом месте Диариуша написано Ołokiny – здесь вместо “m” переписчики написали “in”.
    106). Jakuty. Якуты (самоназвание саха) - народ в Российской Федерации, основное население Республики Саха (Якутия). /Якуты. // Беларуская энциклопедия в 18 томах. Т. 18. Кн. И. Минск. 2004. С. 28./. Для жителей Средней Лены, как отмечают якутоведы, имя «якут» было обидным. Примерно к 1633 г. московские сборщики ясака писали «якольские» или «якульские» люди. В ясачной книге И. Галкина за 1634-1635 гг. применялась форма «якутцкие князцы» и для удобства начинают применять улусные (волостные) названия. Иногда в качестве синонима московские писари называли якутов «скотныя иноземцы». Существует мнение, что изначально на средней Лене было два племени – «йако» и «саха» (кангаласцы), которые слились в одну народность «саха». В XVII в. термин «саха» не встречался в документальных источниках, ибо наверное еще не был общенациональным этническим определением, каким он сделался в ХХ в. /Борисов А. А.  Якутские улусы в эпоху Тыгына. Якутск. 1997. С. 118-124./
    107). Psom podobni. «Газета Ленского объединенного пароходства «Ленский водник» 1 ноября 1989 г. отвела целую страницу перевода «Дневника» А. Каменского-Длужика – «белоруса, Оршанского шляхтича», который в прошлом работал в Якутии «смотрителем тюрьмы»... Напрашивается законный вопрос, зачем понадобилось... знакомить ленских речников - людей труда с дневником тюремного надзирателя далекого XVII в., пусть даже он и был в прошлом шляхтичем. … Меж тем со второго абзаца, от слов «От Алёкмы начинаются якуты...» вместе с правдоподобными описаниями встречаются выражения «коней едят как собаки... ходят голые с луками... Во всем зверям подобны...» /Зыков Ф. М.  Периодическая печать и некоторые вопросы межнациональных отношений в Якутии. // Национальные отношения в регионах страны: история и современность.  Материалы всесоюзной научной конференции 27-28 июня 1991 г., г. Якутск. Ч. II. Якутск. 1992. С. 84./
    108). Nosy im przewleczone, jak u niedźwiedzia. Тут вероятно упоминание о дрессированных медведях, которых водили по городкам ВКЛ за веревку, которая привязывалась за кольцо, продернутое через ноздри зверя. Даже существовала для этой цели т.н. специальная «Сморгонская академия», основанная Радзивилами в Сморгони. /Смаргонская акадэмія. // Беларуская энцыклапедыя ў 18 тамах. Т. 15. Мінск. 2002. С. 50./
    109). Talerze. Талер (нем. Taler) – серебряная монета массою 28-32 гр. /Археалогія і нумізматыка Беларусі. Энцыклапедыя. Мінск. 1993. С. 602./ Кстати, сравнение якутских сережек с монетами сделали и японцы: «У русских сережки маленькие, а в якутов большие весом каждая 15 маме [1 мaме = 3,7 гр.]. Все эти украшения делают из золотых и серебряных монет». /Като В.  Туголуков В. А.  Сибирь начала XIX века глазами японца. // Советская этнография. № 3. Москва. 1978. С. 120./ Переписчиками Дыариуша вместо Talary было ошибочно написано Talerze [тарелки], что в дальнейшем привело к большим недоумениям. “В ушах носят серьги великие, как тарелки серебряные, на лбу носят круги, а на шее серебряные и медные обручи”. /Полевой Б. П.  Забытый источник сведений по этнографии Сибири XVII века. (О сочинении Адама Каменского-Длужика). // Советская этнография. № 5. Москва. 1965. С. 122-129./
    110). Jakut. Якутск - город, столица Республики Саха (Якутия) в Российской Федерации. 25 сентября 1632 г. отрядам енисейских казаков под руководством П. Бекетова на земле борогонских якутов был построенный Ленский острог, за 70 км. от современного города Якутска. Но место было выбрано неудачное и острог был в 1633 г. перенесен правого берега на левый в местность Чымадай, а в 1643 г острог, уже как Якутский, переносят на Эйюков луг.. /Якуцк. // Беларуская энцыклапедыя ў 18 тамах. Т. 18. Кн. І. Мінск. 2004. С. 258./ “А от Илимского через волок до часовни 2 дни, а от часовни вниз по Муке, и по Куте, и по Купе реками мимо усть Киренги реки погоста і монастыря и Чюя и Витима и Олекмы рек до Якутцкого острогу 2 недели”. /Книга Большому чертежу. Москва-Ленинград. 1950. С. 188./ Адам-Григорий Каменский-Длужик в Якутский острог был доставленный 16 августа 1662 г. в группе «польских и литовских людей семь человек, и три человека татар». В Якутском остроге в ту пору шло отправление отрядов на «двуегоднюю службы» в разные острожки для сбора ясака. Полагают что Каменский-Длужик попал служить в Жиганский острожек, или же на реку Маю, а оттуда вероятно через Юдому на реку Охоту. А с конца 1664 г. и до своего выезду из Якутска служил в Якутском остроге, вначале, вероятно, рядовым «дворским» (тюремным смотрителям), а с начала 1661 г. главным «дворским. При «дворским» Каменском-Длужике при тюрьме существовала школа, где фальшивомонетчик Константин Конюховский учил грамоте детей якутского воеводы Голенищева-Кутузова (предка российского полководца), и который, даже, как воевода, не мог нарушить царского указа и выводить, даже на таком большой расстоянии от Москвы как Якутск, Конюховского из тюрьмы. Но кто-то все равно «настучал» в Москву и школу прикрыли. Во время следствия дворские как один говорили что им ничего не известно и что они совершенно ничего не видели. Только единственный Адам-Григорий Каменский-Длужик признался что «вырубку» приказал сделать воевода Иван Голенищев-Кутузов. /Полевой Б. П. Адам Каменский Длужик в Восточной Сибири и источники его этнографических сообщений. (Итоги дальнейших архивных изысканий). // Historia kontaktów polsko-rosyjskich w dziedzinie etnografii (Materiały z konferencji we Wrocławiu). Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1976. S 142-144./ Каменский-Длужик пользовался уваженьем средь служилого люда Якутского острогу, ибо его поручительские подписи стоят рядом с подписями таких известных людей как Семен Дежнев и Михаил Стадухин. /Поручная запись атамана казачьего Михаила Стадухина, атамана казачьего Семена Дежнева, пятидесятника Григория Татаринова с товарищами по казачьем сыне Дмитрие Алексееве, верстаемом в казачью службу. // Открытия русских землепроходцев и полярных мореходов XVII века на северо-востоке Азии. Сборник документов. Москва. 1951. С. 521./ О смелом и независимом характере Адама-Григория Каменского-Длужика говорит и то, что даже в плену на северо-восточной окраине Сибири он документы подписывал латиницею: “K siej odpisi Hrisko Kamieński - Okład wsiat y ryky priłożił”. /Полевой Б. П.  О пребывании в России Адама Каменского-Длужика, автора первого польского сочинения о Сибири. // Historia kontaktów Polsko-Rosyjskich w dzedzinie geologii i geografii (Monografie z Dziejów Nauki i Techniki.  T. LXXXII.). Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1972. S. 279./
    111). Wojewoda Jakucki. Якутским воеводой с 1660 г. по 1666 г. был стольник Иван Федорович Голенищев-Кутузов Большой, казнокрад и вымогатель, а после его смерти в 1666 г. его сын Михаил Иванович до приезда нового воеводы Ивана Барятинского. /Голенищев-Кутузов Большой Иван Федорович. // Энциклопедия Якутии. Т. 1. Якутск. Москва. 2000. С. 312./
    112). Umrze. Якутский воевода Василий Николаевич Пушкин умер в Якутском остроге в 1649 г.; Михаил Семенович Лодыженский умер в Маковском острожке, когда ехал из Якутска; Иван Федорович Голенищев-Кутузов умер в Якутском остроге в 1666 г.
    113). Кtórzy bez nosa. Отсекание носа назначалось па Уложению 1649 г. за употребление табака для пойманных в 3-й раз; в позднейшем законодательстве оно было замененное вырезанием ноздрей, от которого в 1757 г. были освобожденные женщины. По Воинскому уставу за кражу свыше 20 руб. в поле и походе предусматривалась отсечение носа и ушей. /Членовредительские телесные наказания. // Энциклопедический словарь. Т. ХХХVІІІа. СПб. 1903. С. 913./ Жестокость якутского воеводы Петра Головина (1638-1646) «не знала границ: у якутов резали носы и уши, выкалывали глаза, вешали за ребра и зарывали живых в землю». /Попов Г. А.  Сочинения. Т. ІV. Прошлое Якутии. Сборник документов и материалов по истории якутской АССР. Якутск. 2009. С. 58./ «У которых уже нет носа – это значит больные венерической болезнью сифилисом». /Коршунаў А. Ф.  “Дыярыуш” Адама Каменскага Длужыка. // Беларуская літаратура і літаратуразнаўства. Міжвузаўскі зборнік. Вып. 2. Мінск. 1974. С. 202./
    114). Zyganach. Сейчас село Жиганск - районный центр в Республике Саха (Якутия) Российской Федерации. Жиган [от тунгусского «Эжигэн» - житель низовий] или Жиганское зимовье было основано в 1632 г. /Города России. Энциклопедия. Москва. 2003. С. 543./ А от Якутского по Лене реке вниз до моря 3 недели”. /Книга Большому чертежу. Москва-Ленинград. 1950. С. 188./ В Диариуше утратилась точка над «ż» и потому острожек Жыган сделался Зыгынам.
    115). Aldan. Алдан - правый приток реки Лены, впадает в нее за 160 км. ниже Якутска. /Алдан. // Беларуская энцыклапедыя ў 18 тамах. Т. 1. Мінск. 1996. С. 235./ Здесь, вероятно, «ł» превратилась в «l».
    116). Tana. Вероятно река Татта, левый приток реки Алдан. С 1634 г. существовал сухопутный тракт из Якутска на реки Амгу и Татту. Амга левый приток реки Алдан, рядом с рекой Таттой, но более значительный. Вероятно, здесь рассказ идет про поход Василия Пояркова, который шел по Алдану против течения, потому река Тана выходит справа. Если река Тана называется «вторая», то «первой» по логики должна быть Амга, которая, вероятно, при переписывании Диариуша, превратилась в Алдан.
    117). Maja. Мая – правый (если плыть от устья то - левый) приток реки Алдан. /Мая. // Беларуская энцыклапедыя ў 18 тамах. Т. 10. Мінск. 2000. 241./ По Мае и ее притоку Юдоме перебирались на реку Охоту [Ламу] и Охотское побережье.
    118). Ucur. Учур – правый (от устья левый) приток реки Алдан. По Учуру и его притоку Ганам совершались походы на реку Амур.
    119). Kałuska. «Калуга (амурская белуга) - рыба семейства осетровых, которая водиться в бассейне р. Амур, но не найдена в Охотском море. Крупная и хищная рыба, которая достигает 4 м. и весом 1 тн.» /Сибирская энциклопедия. Т. ІІ. Москва. 1931. Столб. 458./ Возможно, здесь перепутан Учур с Амуром? Правда в литературе был описан редкий случай про пойманного метрового калужонка «в 40 километрах на восток от Охотска. Второй гость с Амура вошел в реку Кухтуй и был пойманный в пяти километрах от устья». /Мороков Е.  Гости с Амура. // Дальний Восток. №3. Хабаровск. 1968. С. 188./
    120). Ludzie dzikie. Вероятно, разговор идет о приморских оседлых рыболовах и звероловах Северо-Восточной Сибири. /Иванов И. Ф.  Письменные источники по истории Якутии XVII века.  Новосибирск. 1979. С. 229./ Если исходить из этого, то это эвены, или ламуты (ламутки), которые «к приходу русских... занимали горную область Верхоянского хребта и район Охотского побережья ограниченный на Северо-Западе устьем р. Улья...» Пешие тунгусы Охотского побережья в XVII веке насчитывали 4,8 тыс. чел. В 1920 г. они, из-за национальной политики советской власти, прекратили свое существование. /Народы Дальнего Востока СССР в XVII-ХХ вв. Москва. 1985. С. 66./ Также и у нивхов было развито собаководство. Собачье мясо шло в пищу, шкуры - для одежды, собак применяли как транспортное средство». /Народы мира. Историко-этнографический справочник. Москва. 1988. С. 332./
    121). Lamą. Рекой Ламой в XVII в. называли реку Охоту, а Охотское море Ламутским. «Под общим названием Лама, казаки долго путали в одно: Ледовитый Океан, р. Лену, Байкал, Амур, наконец Восточный Океан». /Якуты. Опыт этногрфического исследования В. Л. Серошевского. Т. 1. Спб. 1896. С. 200./ Ламуты - так раньше называли эвенов, которые жили поблизости от моря (эвенкийское слово «лама» - море, большая вода). Себя они никогда не называли ламутами. Их самоназвание - эвен (эбэн, эвун). Этимология неизвестна. /Ламуты. // Энциклопедия Якутии. Т. 1. Москва. 2000. С. 124./
    122). Zimniego Morza. Студеным морем в XVII в. называли Ледовитый Океан. Возможно Каменский-Длужик считал Охотское море продолжениям Ледовитого Океана, или же это описание относится к Жигану и Индигирке.
    123). Ostróg. В 1647 г. казак С. Шелковников, спустившись в Ламское (Охотское) море по Амуру, проплыв вдоль берега до устья реки Ламы, поработил здешних туземцев и построил, в 3-х верстах от общего устья Ламы и Кухтуя, зимовье. После смерти Шелковникова (1649) его подельники поставили на месте зимовья косой острожек, который получило название Охотский. Сейчас поселок Охотск районный центр Хабаровского края Российской Федерации.
    124). Botki. «Это сообщение А. Каменского совпадает с тем, что о реке Охоте еще в 1646 г. рассказывал участник первого русского похода на Тихий океан Н. И. Колобов: «А река быстрая и ту рыбу в той реке быстредью убивает и выметывает на берег и по берегу ее лежит много, что дров, и ту лежачую рыбу ест зверь». Н. И. Колобов указывал, что эту рыбу местные жители называли кета, что означало «горбунья». Возможно, слово «bоtki», искаженное «горбатки» (горбуша)». /Полевой Б. П.  Забытый источник сведений по этнографии Сибири ХVII века (О сочинении Адама Каменского-Длужика). //  Советская этнография. № 5. Москва. 1965. С. 127./
    125). Рo morzu. Вероятно это место относится к описанию Индигирки.
    126). Z Lamy. Тут, вероятно, с Лены. Т. Турковский считает, что они «через Жиганск прибыли на реку Яну, оттуда морем добрались до Индигирки». /Turkowski T.  Dłużyk Kamieński Adam. // Polski słownik biograficzny. T. V/2. źeżyt 22. Kraków. 1939-1946. S. 200./ А возможно тут описание походов С. Дежнева и М. Стадухина, рассказы которых Каменский-Длужик слышал в Якутске.
    127). Indikirkę. Во времена Каменского-Длужика Индигирку еще называли «Собачья река», или «Собачьей Орды Индигирка река». Возможно к ней относится описание народа, который любит собак.
    128). Kocami. Коць, коча, кочь – мореходное палубное судно. /Словарь русского языка XI-XVII вв. Вып. 7. Москва. 1980. С. 387, 390./
    129). W roku 1659. В 1659 г. из Охотска в Якутск возвратился М. Стадухин, после похода с Лены к Колыме, а оттуда на собаках и оленях на Охотское побережье.
    130). Nadjechaliśmy ludzie. По логике это должны быть чукчи. «(1661) июня 6 день посланы на службу за море на Анадырь реку, десятник казачей Ивашко Рубец, а с ним послано Якутцких служылых людей 6 человек…» Иван Рубец с Анадырской карги на двух кочах пошел на юг... при этом из-за неосторожности и самоуверенности он погубил свои кочи, на которых плавал у 1662-1663 гг...» /Полевой Б. П.  Плавал ли И. П. Рубец от Лены до Камчатки в 1662 г.? // Норд-Ост. (Люди, природа, история). Петропавловск-Камчатский. 1984. С. 45./ Но вероятнее всего Каменский-Длужик здесь описал поход своего знакомого М. Стадухина на приток раки Колымы реку Большую Чукочью. “Да на той ж де Колыме в сторонней реке, прозвищем на Чюхче, а пала де та Чюхча в море своим же устьем с приезду по сей стороны Колымы реки. А по той де реке Чюхче живут иноземцы, свой ж род словут Чюхчи...” /“Скаска” служилого человека Михаила Стадухина о рр. Колыме, Чюхче, Погыче и о населении по их берегам. // Русская Тихоокеанская эпопея. Хабаровск. 1979. С. 73./
    131). Gilaki. Нивхи – народ, который живет на нижнем Амуре и острове Сахалин. У них было «развитое собаководство. Собачье мясо шло в пищу, шкуры - для одежды, собак использовали как транспортное средство, для обмена, на охоте, приносили в жертву». /Нивхи. // Народы мира. Москва. 1988. С. 332./ «А на устье Амурском живут многие иноземцы Гиляки и сказывают те Гиляки, что из устья Амурского вышед на море, в левую сторону идти подле земли к Ламе реке, и тут обретаются леса многие и великие горы высокие». /Спафарий И. Г.  Сказание о великой реке Амуре, которая разгранила русское селение с Китайцы. // Колумбы земли Русской. Хабаровск. 1989. С. 89./
    132). Jeżdżą na niedźwiedziach. «Подле моря живут Гилянския люди, а хлеба не сеют, питаются рыбой, а ездят на медведях». /Список с чертежа Сибирской землицы (1672). // Титов А.  Сибирь в XVII веке. М. 1890. С. 49./ «Когда А. Каменский и его товарищи возвращались в Москву знаменитый тобольский воевода П. И. Годунов задержал их на шесть недель в Тобольске. Как известно, при П. Годунове в Тобольске расспрашивали многих бывалых людей о дальних землицах. Поэтому вполне возможно, что Адам Каменский и был главным виновником появившегося в росписи к чертежу Сибири 1673 г. фантастического сообщения о том, что гиляки будто бы «ездят на медведях». Отмечу здесь, что ни в одной отписке амурских казаков 50-х гг. ХVII в. такого известия нет». /Полевой Б. П.  Забытый источник сведений по этнографии Сибири XVII века. (О сочинении Адама Каменского-Длужика). // Советская этнография. № 5. Москва. 1965. С. 127-128./ Но здесь, вероятно, вместо «ездят» было написана «едят».
    133). Jedzą ich także. Медвежий праздник /чхыф леранд - медвежья игра/ - комплекс обрядов у нивхов, которые были связаны с культом медведя, что существовал у много каких народов лесной зоны. Наиболее разработан ритуал с медведем, который был выращен в клетке. Он обычно проходил в январе-феврале, в период полнолуния, в течение 15 дней. /Медвежий праздник. // Северная энциклопедия. Москва. 2004. С. 550.
    134). Trzcinianymi. «Бамбук, бамбу, бамбой. – бамбу не иное что как род тростнику». /Словарь русского языка XVIII века. Вып. 1. Москва. 1984. С. 136.
    135). Czuchczy. С московскими завоевателями чукчи столкнулись в XVII ст., после того как в 1644 г. М. Стадухин, впервые доставил о них сведения в Якутск и основал Нижне-Колымский острог. С тех пор в течение более ста лет с ними велись кровавые стычки. Но тут, вероятно нужно - гиляки.
    136). Brodaci. Обычно в этом видят народ Айнов (мохнатых курильцев - древних обитателей Курильских островов и южной части полуострова Камчатка), который удивлял завоевателей своей густой растительностью на лица и теле. /Штейнберг Л. Я.  Гиляки орочи, гольды, негидальцы, айны. Статьи и материалы. Хабаровск. 1933. С. 555./ Хотя тип чукчей смешанный, но в общем монголоидный, только с некоторыми различиями. Глаза с косым разрезом встречаются реже, чем с разрезом горизонтальным; ширина скул меньшая, чем в тунгусов и якутов, и почаще, чем у последних; встречаются индивиды с густой растительностью на лица и с волнистыми, почти курчавыми волосами на голове. /Чукчы. // Энциклопедический словарь. Т. 77. СПб. 1908. С. 28-29./ «Одни придают гилякам чисто монгольские черты и редкие усы и бороды, другие описывают их как сильный, мужественный народ с резкими чертами лица, часто тонким носом и густыми, окладистыми бородами». /Анучин Д. Н.  Племя Айнов. // ИОЛЕАЭ. Т. ХХ. Труды Антропологического отдела. Кн. 2. Вып. 1. Москва. 1876. С. 177./
    137). Bernardyni. Бернардинцы - монахи реформированной ветви монашеского ордена францисканцев в ВКЛ и Польше. Одевались в сутану темно-серого цвета с капюшонам, плащ и носили пояс из белой овечьей шерсти. /Карнілава Л. А.  Бернардзінцы. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Т. 2. Мінск. 1994. С. 21./
    138). Kapturach. Каптуръ (капътуръ) и каптиръ – род капюшона (головной убор, принятый в некоторых монашеских орденах). /Словарь русского языка XI-XVII вв. Вып. 7. Москва. 1980. С. 66-67./ На гравюрах М. Витсена якут также изображен в капюшоне монаха бернардинца.
    139). Paciorki. Четки - мелкие украшения нанизанные на нить или тесемка. /Скрыпчанка Т.  Пацеркі. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Т. 5. Мінск. 1999. С. 455./ «Узкая полоска кожи с прикрепленной к ней бусиной надевается, как браслет, на руку ребенка вскоре после рождения и он носит ее в течение всей жизни. В большинстве случаев их носят на левой руке». /Богораз В. Г.  Чукчы. Т ІІ. Рэлигия. Ленинград. 1939. С. 53./
    140). Kordów. Корд - холодное оружие близкого боя с простым или слегка изогнутым клинком. Представлял собой уменьшенный меч - переходный вариант оружия от меча к сабле. /Энцыклапедыя гісторыі Беларусі у 6 тамах. Т. 4. Мінск. 1997. С. 237./ Иезуит Де-Анджелес, который погиб в 1623 г. в Японии, писал следующее об айнах: «Из оружия они используют: стрелы, лук, копья и мечи; последние не больше размером, за обычные японские кинжалы». /Анучин Д. Н.  Племя Айнов. // ИОЛЕАЭ. Т. ХХ. Труды Антропологического отдела. Кн. 2. Вып. 1. Москва. 1876. С. 82./
    141). Jak to. Тут, вероятно, Адам-Григорий Каменский-Длужик перечисляет пленников из-под хоругви Стефана Чарнецкого, которые погибли в Якутии в различных местах, а из-за переписки другими, и потери автохтонного текста Диариуша, получилась в печатной версии, что они якобы погибли на Амуре. «Удалось также отыскать голдавничий (просительный) коллективный лист к царю Алексею Михайловичу, написанный женами поляков Самойлы Голубовского, Яна и Михала Здановичей, Рафала Грановского, Данилы Збышевского и Яна Котовского, в котором они специально указывали: «Много наших братьев, значительной шляхты за Тебя, великий царь, сгинуло». /Kamieński Dłużyk A.  Diariusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc. Z pierwodruku wydali oraz prypisami i komentarzami opatrzyli Antoni Kuczyński, Borys Polewoj, Zbigniew J. Wójcik. Wrocław. 1997. S. 62./
    142). Pan Horoszko. 27 июля 1660 г. из Тобольска «в Якутской острог по государевым грамотам и по росписям в Литовский список … Челядники ж в пешие казаки: … Стенка Форошковской». /Бѣлокуровъ С. А.  Юрiй Крижаничъ въ Россiи. (По новымъ документамъ). Москва. 1901. С. 48, 64. [Приложенія V. О лицахъ, сосланныхъ въ Тобольскъ за 1654-1662 гг.]/. «Пан Хорошко» («Стенка Горошко») был жив в мае 1665 г. и помогал Каменскому писать расписку о получении жалованья». /Полевой Б. П. О пребывании в России Адама Каменского-Длужика, автора первого польского сочинения о Сибири. // Historia kontaktów Polsko-Rosyjskich w dzedzinie geologii i geografii (Monografie z Dziejów Nauki i Techniki.  T. LXXXII.).  Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1972. S. 279./ «Среди документов Якутской Приказной Избы за 1665 г. рукой Горошки написано «А в Якутском остроге на службе якутской Гришка Каменский взял в целости из царской казны соляное жалованье на 173 год два пуда соли... Находящийся на якутской службе Стенька Горошко, года 173 мая 22». «На отвороте этого документа есть собственная пометка: «К сей одписи Гришка Каменский. Оклад взял и руку приложил». /Kamieński Dłużyk A.  Diariusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc. Z pierwodruku wydali oraz prypisami i komentarzami opatrzyli Antoni Kuczyński, Borys Polewoj, Zbigniew J. Wójcik. Wrocław. 1997. S. 59./
    143). Pan Tomasz Stołkowski. «Тое ж присылки ссыльный человек Хемьского  повету щляхтич Томаш Шелковской; и по указу великих государей послан он ис Тобольска в Якуцкой острог, а государева служба велено ему служить в литовском списке в казаках». /Бѣлокуровъ С. А.  Юрiй Крижаничъ въ Россiи. (По новымъ документамъ). Москва. 1901. С. 70. [Приложенія V. О лицахъ, сосланныхъ въ Тобольскъ за 1654-1662 гг.]/. «С начала XVI в. Хелмская (Холмская) земля (Хелмскі и Красноставский поветы) находились в Русском воеводстве Польского Королевства. В ее входили южные части современных Кобринского и Дрогичинского районов Брестской области РБ. Сейчас она в Люблинском воеводстве Республики Польша. /Вялікае княства Літоўскае. Энцыклапедыя. Т. 2. Мінск. 2006. С. 717./ «Томаш Шелковской в прошлом во 173 /1665/ году послан великого государя на службу на Охоту для ясачнога збору и в нынешнем в 174 году июня в 21 день по отписке с Охоты реки сына боярского Федора Пущина тот Томаш убит в декабре месяце». /Полевой Б. П.  О пребывании в России Адама Каменского-Длужика, автора первого польского сочинения о Сибири. // Historia kontaktów Polsko-Rosyjskich w dzedzinie geologii i geografii (Monografie z Dziejów Nauki i Techniki. T. LXXXII.). Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1972. S. 280./
    144). Pan Krysztof Sołtan. «В Якутской острог по государевым грамотам и по росписям в Литовский список … В пешие казаки: … Хриштоп Солтан». /Бѣлокуровъ С. А.  Юрiй Крижаничъ въ Россiи. (По новымъ документамъ). Москва. 1901. С. 48, 65. [Приложенія V. О лицахъ, сосланныхъ въ Тобольскъ за 1654-1662 гг.]/. «Точно такая же запись имеется и о судьбе «Хриштопа Солтана», а это означает, что оба они погибли в декабри 1665 г., то есть уже тогда когда Каменский находился в Якутске». /Полевой Б. П.  О пребывании в России Адама Каменского-Длужика, автора первого польского сочинения о Сибири. // Historia kontaktów Polsko-Rosyjskich w dzedzinie geologii i geografii (Monografie z Dziejów Nauki i Techniki.  T. LXXXII.).  Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1972. S. 280./
    145). Pan Maniewski. “В Якутской же острог по указу великих государей по рассмотренью и по разбору боярина и воеводы князя Ивана Андреевича Хилкова в Литовской же список … В пешие казаки челядники: денег по 5 рублев с четью, хлеба по 5 чети с осминою ржи, по 2 чети овса, по полу 2 пуда соли: Стенка Маневской...” /Бѣлокуровъ С. А.  Юрiй Крижаничъ въ Россiи. (По новымъ документамъ). Москва. 1901. С. 49, 72. [Приложенія V. О лицахъ, сосланныхъ въ Тобольскъ за 1654-1662 гг.]/. «Стенка Маневский в прошлом во 174 году послан великого государя на службу на Вилюй в Верхнее зимовье и в нынешнем в 175 году по сказке сына боярского Василия Петрова что тово Стенки на Вилюе не стала безвестно майя в 20 день». [20 мая 1666 г.] /Полевой Б. П.  О пребывании в России Адама Каменского-Длужика, автора первого польского сочинения о Сибири. // Historia kontaktów Polsko-Rosyjskich w dzedzinie geologii i geografii (Monografie z Dziejów Nauki i Techniki.  T. LXXXII.).  Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1972. S. 280./ Литвин Василий Петров был послан приказчиком в Верхне-Вилюйское зимовье якутским воеводой Голенищевым-Кутузовым.
    146). Tatarzyn. В Якутский острог были направлены “татаровя в пешые ж казаки: Мухарейко Мусанов, Давыдко Олександров, Ивашко Юзовской.” /Приложение V. О лицах, сосланных в Тобольск за 1654-1662 гг. // Белокуров С. А.  Из духовной жизни московского общества XVII века. Москва. 1903. С. 48./ Белорусский татарин Давыд Александрович в 1668 г. был отпущен из Якутска в Москву, а в 1669 г. туда же выехал Мухарей Мусанович, который служил на реке Охоте. /Cафронов Ф. Г.  Ссылка в Восточную Сибирь в XVII веке. Якутск. 1967. С. 85./ Из этого следует, что в Якутии за чужие интересы погиб Ян Юзовский. /Баркоўскі А.  Беларускія татары і Сібір. // Байрам. Татары на зямлі Беларусі. № 3. Менск. 1993. С. 26./
    147). Setnikostwo. Должность сотника давалась Сибирским приказом по представлению воевод и дьяков и также по прошениям самих заинтересованных лиц. /Сотник. // Энциклопедия Якутии. Т. 1. Москва. 2000. С. 137./ 13 февраля 1665 г. Семен Дежнев падал челобитную царю чтобы его поверстали за службу в сотники, или другую службу. Через 12 дней ему дали звание атамана, потому что должность сотника по Якутску была занята. В 1670 г. Дежнев отправился с ясаком в Москву. 26 июня 1671 г. он был в Тобольске, а 25 декабря в Москве. Была ли встреча в Москве с Каменским-Длужиком неизвестно. В 1673 г. С. Дежнев умер в Москве. Весною 1659 г. когда М. Стадухин прибыл в Якутск, то его отправили сопровождать ясак в Маску, где боярская Дума дала яму звание атамана. Погиб М. Стадухин в 1666 г. в бою с юкагирами.
    148). Рanu Chocimskiemu. “В Якуцкой острог по государевым грамотам и по росписям в Литовский список в казаки шляхта: оклад денег 8 рублев, хлеба 7 чети ржи, 6 чети овса, 2 пуда соли: Юрка Хотимской. денег по 6 рублев, хлеба по 6 чети ржи, по 4 чети овса, по 2 пуда соли: Хриштоп Федоров, Александр Волекметла, Янко да Мишка Ждановичи, Гришка Каменской». /Белокуров С. А.  Приложение V. О лицах, сосланных в Тобольск за 1654-1662 гг. // Белокуров С. А.  Из духовной жизни московского общества XVII века.  Москва. 1902. [1903] С. 48-49, 70./ После заключения Андрусовского перемирия в Москву был отпущен «Юрий Хотинский». /Cафронов Ф. Г.  Ссылка в Восточную Сибирь в XVII веке. Якутск. 1967. С. 85./
    149). Wojewoda. Воеводой в Якутске был «174 (1666) – 176 (1668) августа 17. окольничий князь Иван Петрович Баратянский. С ним письменный голова Ефим Иванович Козинский, а в 176 (1668) году - дьяк Степан Ельчуков». //Списки городовых воевод и других лиц воеводского управления Московского государства XVII столетия по напечатанным правительственным актам составил Александр Барсуков. Член археографической комиссии. Спб. 1902. С. 282./ Барятинский (1615 - 1 июля 1701), в 1645 г. заведовал вместе с Иваном Агаровым в Москве «запасами», которые собирали по разным городам для «войны, которая произойдет с Польшей». В чине окольничего (с 1663 г.) он был отправлен в 1668 г. воеводой в Якутск, откуда доносил в Москву о построении китайцами на Тугирском волоке городка и про торговлю с ними. В 1678-1680 гг. воевода в Енисейске. В 1697 г. постригся в монахи Данилова монастыря под именем Ефрема, где и умер. /Барятинский, кн. Иван Петрович. // Русский биографический словарь. Т. ІІ. СПб. 1900. С. 545./ Кстати, уже после выезда Адама-Григория Каменского-Длужика якутским воеводой с «178 (1670), августа 11 - 183 (1675), августа 22», был князь Яков Петрович Волконский который  с 1662 по 1665 г. был воеводой в Витебске и при нем был составлен «чертеж» Витебска 1664 г. /Віцебск. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Т. 2. Мінск. 1994. С. 311./
    150). Potym nas odpuścił. 30 января (9 февраля) 1667 года между Московским государством и Речью Посполитой было подписано Андрусовское перемирие на 13,5 лет, в течение которых государства должны были подготовить условия «вечного мира». Начался обмен пленными: «А взамен из государства Московского из городов Смоленска, из Витебска и Полоцка, из Дынеборка... в две недели... а из Сибири и самых дальних Сибирских городов собраны быть должны к освобождению в год, или как можно только будет быстрее». /Relacja poselstwa do W. X. Moskiewskiego odprawionego przez Kazimierza Stanisława Bieniewskiego, wojewodę czernichowskiego, Cypriana Pawła Brzostowskiego, referendarza i pisarza W. X. Lit. i Władysława Szmelinga podkoniuszego koronnego, sekretarza poselstwa – w roku 1667 po yłozeniu paktów Andrusowskich. // Hubert L.  Pomiętniki historycznie. T. 1. Warszawa. 1861. S. 113./ «Осенью 1667 г. «в самый замороз» в Якутск поступила грамота, по которой польских военнопленных было признано «с женами и с детьми» отправить в Москву. Большинство поляков решила дождаться весны. Так решили Ян и Михал Ждановичи, Самойло Голубовский и др. Но Каменский-Длужик первоначально пожелал немедля выехать из Якутска. В Якутских актах сохранилась следующая запись: «Гришке Каменскому, Пашку Лозовскому хлеба на 5 месяцев на 16 дён февраля по 18 число дано 6 пуд по 20 гривенок ржи, по пуду ячменя, по 6 пуд овса, а великого государя денежного жалованья им не дано ничего, в том числе Гришке Каменскому дано на 4 месяца на 17 генваря по 18 число». Анализ этого документа показывает, что данная запись была сделанный еще в сентябре 1667 г. Но и Каменский-Длужик не решился отправиться в тяжелое путешествие в такое позднее время. Он также вынужден был дождаться весны и тогда он выехал из Якутска вместе с братьями Ждановичами» /Полевой Б. П. Адам Каменский Длужик в Восточной Сибири и источники его этнографических сообщений. (Итоги дальнейших архивных изысканий). // Historia kontaktów polsko-rosyjskich w dziedzinie etnografii (Materiały z konferencji we Wrocławiu).  Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1976. S 144./ «Еще 10. 4. 1668 г. он участвовал в Якутской приказной избе при рассмотрении дела Силы Дехтярева. В то же времени показывал в деле Ивана Здановского [Яна Здановича?], замешенного в каком-то «басурманском деле». Виновник был признан виновным и бит кнутом». /Kamieński Dłużyk A.  Diariusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc. Z pierwodruku wydali oraz prypisami i komentarzami opatrzyli Antoni Kuczyński, Borys Polewoj, Zbigniew J. Wójcik. Wrocław. 1997. S. 62./ «После заключения Андрусовского перемирия, в 1668 г., 37 пленников (54 человека с членами семей) по указу великого государя были отпущены в Москву. Их везли «гонцы служилые люди» пятидесятник казачий Кузьма Суздалец с товарищи. Отпущены в Москву: ксендз Рейнальт Тышкеев (с женой и с двумя детьми), полковник Дмитрий Чернявский, шляхтичи Михаила Сонатский, Самойла Старинский, Ян Максвеев, Григорий Мохнач (с женой и с двумя детьми), Ян Цыбеев, Александр Хлевинский (с женой и с двумя детьми), Юрий Хотинский, Мишка Жданович (с женой), Янко Жданович, Гришка Каменский, Сарзин Крупетцкой (с женой), Ондрюшка Павловский, Федька Козыревский (с женой и дочерью), челядники Янка Клочковский, Адам Тусаковский, Рафаил Грановский, Данил Збицкий, Ян Котовский, Стенька Шмонин, Стенька Утрата, Ондрюшка Коченовский (с женой), Хриштоп Вельчиский, Ивашка Семенов, Якунька Цовицкий (с женой и с сыном), Давыдка Александров, Пашко Козловский, Пашко Хмецкий, Карпунька Рыкуненок, Павлик Лазовский, Ивашко Жуков (с женой), Владылавка Боровский и Ярка Павлов. В следующем, 1639 году был отправлен Мухарейко Мусанов, с опозданием прибывший в Якутск из Охотска». /Cафронов Ф. Г.  Ссылка в Восточную Сибирь в XVII веке. Якутск. 1967. С. 85./ Пленники выехали из Якутска в апреле 1668 г., и на своем пути забрали еще двоих, которые были на лесосеке. «Да апреля ж 14 день, идучи из Якутцкого, пятидесятники Кузьма Суздольцов да Митька Пономарёв сын Хохряков взяли у меня, у Воинка пана Володьку Боровского да черкашенина Юшку Павлова, а памяти и росписи мне не показали и отписи мне в тех панах не дали ж. И я о том им, пятидесятникам, говорил, и паны было меня: черкашенин Юшко Павлов да Мишко Жданов [Жданович?] и мало не перебили и выбранили». /Открытия русских землепроходцев и полярных мореходов XVII века на северо-востоке Азии. Сборник документов. Москва. 1951. С. 473./
    151). А tak do Tobolska przyjechawszy. «За лето 1668 г. Каменский-Длужик спустился вниз по Ангаре к Енисею и далее от Кеми по Оби. Поздней осенью он уже был в Тобольске». /Полевой Б. П. Адам Каменский Длужик в Восточной Сибири и источники его этнографических сообщений. (Итоги дальнейших архивных изысканий). // Historia kontaktów polsko-rosyjskich w dziedzinie etnografii (Materiały z konferencji we Wrocławiu).  Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1976. S 145./ Встречался ли в Тобольске Каменский-Длужик с Ю. Крыжаничем неизвестно, но Крыжаничу было разрешено покинуть Тобольск 5 марта 1676 г., уже после смерти царя Алексея Михайловича.
    152). Piotr Iwanowicz Godunow. Петр Иванович Годунов служил воеводой в Табольске в 1667-1670 гг. Из его именем связано составление известного Чертежа Сибири 1667 г. основная часть которого включала в себя атлас Сибирских путевых чертежей. /Петр Иванович Годунов. // Большая энциклопедия в 62 томах. Т. 12. М. 2006./ С. 449./
    153). Do niego udali na slużbę. “Возвратились в Якутск и служили в детях боярских Сарзин Крупецкий (служил до конца XVII в.), Григорий Мохначевский (в 1693 г. «по грамоте великих государей от службы отставлен и велено его ссылать в ссылку на Красный Яр в казачью службу»), Федор Козыревский (служил до начала 1690-х гг.) и Александр Хлевинский (поверстан в 1673 г., служил и в 1701 г.), в 1668 г выехавшие было в Москву. Но неизвестно, когда и откуда они возвратились в Якутск». /Cафронов Ф. Г.  Ссылка в Восточную Сибирь в XVII веке. Якутск. 1967. С. 85./
    154). І przybyłem do Moskwy. Вероятно в 1669 году. /Kamieński Dłużyk A.  Diariusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc. Z pierwodruku wydali oraz prypisami i komentarzami opatrzyli Antoni Kuczyński, Borys Polewoj, Zbigniew J. Wójcik. Wrocław. 1997. S. 63./
    155). Do Cara. 25 сентября 1669 г. в Нащекине начались переговоры московских дипломатов с польским комиссаром хелминским воеводам Яном Гнинским и Павлом Бжостовским насчет практического осуществления Андрусовского русско-польского мирного соглашения. В октябре 1671 г. на дворе великого царя произошло великое торжество: прием великих и полномочных послов Его Королевской Величества Яна Гнинского и Павла Бжостовского. /Соловьев С. М.  История России с древнейших времен. В 15-ти кн. Т. 11-12. Москва. 1963. С. 403./ «Значит Каменский возможно в конце 1671 г. находился при польской делегации и с нею вернулся в Польшу». /Полевой Б. П. Адам Каменский Длужик в Восточной Сибири и источники его этнографических сообщений. (Итоги дальнейших архивных изысканий). // Historia kontaktów polsko-rosyjskich w dziedzinie etnografii (Materiały z konferencji we Wrocławiu). Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1976. S 145/. “Т. Лета 7180 [1671] году, декабря в 8 день, были у Великаго Государя челом ударить великие и полномочные Полские послы: Ян Гнинский, воевода Хелминский, да Кипреян Брястовский, ареферендарь княжства литовскаго, секретарь кролевский, да Александр Котович. ксенц схолястник Краковский, и королевские дворяне; а были в грановитой полате. Приставы у послов: столник и полковник Юрьи Петров сын Лутохин, да полуголова Александр Федоров сын Карандеев да дьяк Офонасей Ташлыков. А встречи послом были: первая встреча от Государя стольник князь Михайло Алегукович Черкаской да дьяк Офонасей Зыков; вторая встреча князь Василей Иванович Хилков да дьяк Александр Алексеев; третья встреча князь Андрей Иванович Хилков да дьяк Тимофей Литвинов. А объявлял великих послов думной дворянин Артемон Сергеевич Матвеев. А поминки, что прислал к Великому Государю Михайло, король Полской, и чем челом ударили послы и королевские дворяне Великому Государю, и то объявлял думной дьяк Григорей Богданов. А при Государе, в белом платье, были столники: Петр Васильев сын да Борис Петров сын Шереметевы, да Иван Федоров сын да Петр Артемьев сын Волынские. А с столом к послам ездили потчивать столник Никита Иванович Шереметьев. А в ответ с послами были: боярин князь Юрья Алексеевич Долгоруково, да боярин князь Дмитрей Алексеевич Долгоруково, да думной дворянин Артемон Сергеевич Матвеев да думной дьяк Григорей Богданов. А наместничествами в ответех бояре написаны: боярин князь Юрья Алексеевич Долгорукаго наместник Тверской, боярин князь Дмитрей Алексеевич Долгорукаго наместник Суздалской, думной дворянин Артемон Сергеевич Матвеев наместник Серпуховской […]
    Того же году [1672], Апреля в 2 день, изволил Великий Государь договор мирной, на святом евангелии, подтвердить, на чем договорились бояре: бліжней боярин и наместник Тверской князь Юрьи Алексеевич Долгоруково, да брат его, боярин и наместник Суздалской князь Дмитрей Алексеевич, да думной дворянин и наместник Серпуховской Артемон Сергеевич Матвеев да думной дьяк Григорей Богданов с великими и полномочными послы: с Яном Гнинским, воеводою Хелминским, с Киприяном Брястовским, ареферендарем великаго княжства Литовскаго, с секретарем королевским, с ксенцом Александром Котовичом, схолястиком Краковским. А вот те поры были бояре, и все думные люди, и стольники, и стряпчие и дворяне в чистых охабнях. А со святым евангелием стояли: государев духовник, Благовещенской протопоп Андрей, да Архангелской протопоп Кондрат да Благовещенской ключарь Михаил. А встречи послом прежние: первая столник князь Михайло Алегукович Черкаской, дьяк Офонасей Зыков; вторая князь Василей Хилков, дьяк Александро Варфоломеев; третья князь Яков Хилков, дьяк Тимофей Литвинов; и провожали они ж.
    Апреля в 3 день были Литовские послы, Ян Гнинский с товарыщи, на отпуске, у руки Великаго Государя. А в Литву для подкрепленья мирнаго договору великие послы: окольничей Василей Семенович Волынской, думной дворянин Иван Иванович Чаадаев, думной дьяк Дементей Башмаков, дьяк Иван Михайлов”. /Дворцовые разряды, по высочайшему повелению изданные ІІ-м отделением собственной его императорского величества канцелярии. Том 3. (С 1645 по 1676 г.). СПб. 1852. Стлб. 883-886./
    156). Jan Gninski. Ян Гнинский (? 1685) герба Трах - происходил из Кастяньского повета в Великой Польше. Карьеру начал с должности Гнезненского старосты. В 1645 г. принимало участие в посольстве во Францию. Элекцию Яна II Казимира подписал от воеводства Познанского. Во времена «потопа» в 1656 г. принимал участие в великопольской партизанке, а в 1657 г. участвовал в поморском походе С. Чернецкого. Во время ее был послом к королю Дании и Норвегии Фридриху ІІІ (1609-1870) с уведомлением, что войска Чарнецкого скоро войдут на земли Дании громить ее врагов шведов. Принимал участие в подписании Оливского мира между Польшей и Швецией в 1660 г. В 1661 г. был комиссарам на переговорах с Москвой. Участвовал вместе с Яном II Казимиром в неудачном московском походе 1663-1664 гг. В 1664-1667 гг. вел переговоры с Московской державой. При короле Михале Корибуте-Вишневецком в 1670-1671 гг. снова вел переговоры с Московским государством в качестве посла и первого комиссара. Был руководителем посольства в Москву в 1671 г. Исследователи считают, что Ян Гнинский интересовался внутренними делами соседнего агрессивного и враждебного государства, и поэтому, по его просьбе Каменский-Длужик написал свою реляцию. Возможно с экземпляра Гнинского он был переписанный для Понинского - все же они жили рядом в Познанском воеводстве. 15 июня 1672 г. Ян Гнинский сделал устный и грамотный отчет о посольстве, который, однако, критично восприняли послы. В 1673 г. Ян Гнинский прибыл с полком пехоты под замок Хотин. Король Михал Корибут-Вишневецкий, спеша к войску, которое собралось против турок под Хотином, внезапно умер во Львове 10 ноября 1673 г. Хотимская битва произошла 11 ноября 1673 г. и в ней определился будущий король Речи Посполитой Стефан Баторий. В 1677-1678 гг. Ян Гнинский был послом в Турции, где, между прочим, выкупал за деньги у турок «польских» пленных. Осенью 1683 г. вместе со С. Баторием прибыл под Вену, куда привел собственную гусарскую хоругвь биться турками. /Przyboś A. Gniński Jan. Polski słownik biograficzny. T. VIII. Wrocław – Kraków - Warszawa. 1959-1960. Reprint. Wrocław. 1990. S. 149-151./ 2 сентября 1683 г., как отметил Витсен, находясь в польском войске, при осаде Вены, пал в битве Юрий Крижанич. /Приложение V. О лицах, сосланных в Тобольск за 1654-1662 гг. // Белокуров С. А.  Из духовной жизни московского общества XVII века. Москва. 1902. С. 202./ Возможно с Яном Гнинским участвовал в войне «всего христианского света с магометанским» и Адам-Григорий Каменский-Длужик.
    157). Chełmiński. Хелмінское воеводство находится в соседстве с Познаньским воеводством. /Chełmińskie województwo. // S. Orgelbranda encyklopedia powszechna z ilustracjami i mapami. T. - III. Warszawa. 1898. S. 430./ Сейчас в составе Куяво-Поморского воеводства Польши. Ян Гнинский был воеводой Хелминским в 1668-1679 гг. Поэтому исследователи полагают, что Диариуш Каменского-Длужика написан в период 1671-1679 гг., либо, скорее всего Адам-Григорий был у Гнинского на службе, так как желал держаться «подальше от границ Московщины».
    158). Kowalewski. Kовалевское староство гродовое находилась в Хелминском воеводстве с центром в Ковалева, сейчас в Куяво-Поморском воеводстве /Kowalewo. // Wielka encyklopedja PWN. T. 14. Wаrszawa. 2003. S. 490./
    159). Grodeckie. Гродецкое /Городокское/ староство гродовое находилась в Русском воеводстве с центром в Городке, месте смерти Великого князя Литовского и короля Польши Ягайлы. Ян Гнинский, около 1680 г. основал там для местных евреев городок под названием Гнин. Уступил это староство своему сыну Владиславу. /Городок; Городоцький район. // Українська радзянська енциклопедія. Т. 3. Київ. 2-е вид. 1979. С. 119-120./
    160). Radzyńskiе. Рыдзинское староство гродовое находилась в Хелминском воеводстве. Ян Гнинский уступил его в 1680 г. своему сыну Яну, который на то время был воеводой Брацлавским. /Radzyn. // Slownik geograficzny królestwa Polskiego i innych krajów slowiańskich. T. IX. Wаrszawa. 1888. S. 486./
    161). Imć Pan Cypryan Paweł Brzostowski. Бжостовский /Бростоўский/ Циприан Павел Викторин /Cyprian Paweł Wiktoryn Brzostowski/ (1612 Михайлишки - 8. 6. 1688, Варшава), сын Яна, полковника войск ВКЛ, шляхтич гербу Стремя. Один из видных дипломатов ВКЛ, который курировал отношения с Россией. Во время войны России с Речью Посполитой 1654-1667 гг. участвовал в переговорах с московскими послами в Немеже в 1658 г, в Андросове в 1663-1664 гг. В 1667 г. он был назначен уполномоченным комиссарам Речи Посполитой для заключения Андросовского перемирия. Три разы был в Москве в качестве посла. В 1670 г. был за свои заслуги награжденный 15 тысячами злотых. Принимало участие в посольстве Яна Гнинского в Москву в 1671-1672 гг., после чего в Варшаве выступил с реляцией о подтверждении Андросовского соглашения. Был послом в Москву в 1679 г, уже вместе с Яном Гнинским младшим. /Пазднякоў В.  Бжастоўскія. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Т. 6. Кн. ІІ. Мінск. 2003. С. 343./ В 1683 г. вел переговоры из московцами о вечном мире. Получил от московского государя богато украшенную икону Пресвятой Богородицы, которую подарил менским иезуитам, потому что его сын Антон был ректорам Менской коллегии иезуитов. Он вел дневники посольств, собирал письма, реляции и т. д. так что исторического материала после него осталось 13 томов in fol. /А. Э.  Бржостовский Киприан-Павел. // Энциклопедический словарь. Т. IVа СПб. 1891. С. 666./ Вероятно, имел он и Диариуш Адама-Григория Каменского-Длужика.
    162). Referendarz. Референдарий (грэч: ό'Ραιφερενδάριος, лац. referendarius - служебное лицо) – должность в Речи Посполитой, которая находилась на втором месте после великого секретаря. Существовали светские и духовные референдарии. /Рэферэндар. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Т.6. Кн. І. Мінск. 2001. С. 178./ Бжостовский был референдарием ВКЛ с 1650 по 1681 г.
    163). Pisarz. Писарь – должностное лицо в организациях государственного и судебного аппарату ВКЛ в XIV-XVIII вв. /Груша А.  Пісар. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Т. 5. Мінск. 1999. С. 506-507./ Бжастовский был писарем великим ВКЛ с 1657 по 1672 г.
    164). Miadzielski. Мядзел – городок в Виленском воеводстве ВКЛ. Теперь город, районы центр в Минской области Республики Беларусь. /Князева В.  Мядзел. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Т. 5. Мінск. 1999. С. 245./
    165). Dawgouski. Давговское староство [Daugoskie albo Dawgoskie] - староство в Троцком повете Виленского воеводства, с центрам в м. Давги, сейчас город Давгай [Daugai] у Алитуском уезде Республики Литва. /Литва. Краткая энциклопедия. Вильнюс. 1989. С. 229./ Существовало так же Давгелишское [Daugieliskie albo Dawgieskie] староство в Ошмянском повете Виленского воеводства с центрам в м. Давгелишки, недалеко от Вильно.
    166). Sokolskiej. Соколка – городок в Гродненском уезде Троцкого воеводства ВКЛ. Теперь город Sоkółka в Подлясском воеводстве Республики Польша. /Бажэнаў Ю.  Сакольскі павет. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Т. 6. Кн. 1. Мінск. 2001. С. 206./
    167). Aleksandеr Kotowicz. Котович Александр, герба Корчак - костельный деятель ВКЛ, родился ок. 1622 г. в Новогрудском повете ВКЛ. Его отец Ян Котович был одно время стольником Оршанским. 23 июля 1657 г. Александр был избран каноником виленским. В 1658 г. был послом Речи Посполитой к Долгорукову. В 1669 г. ездил на элекцию и коронацию Михала Корибута-Вишневецкого, короля Речи Посполитой (1669-1673). Был секретарем в посольстве Речи Посполитой 1671 г. в Москву у Яна Гнинского. Составил полный отчет об этом посольстве перед сеймом в июне 1972 г. за что получил в 1672 г. номинацию на Смоленское епископство, но из-за того что на Смоленщине находились московские войска остался в Вильно, где и  умер 30  ноября 1686 г. /Пазднякоў В.  Катовічы. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Т. 4. Мінск. 1997. С. 149./
    После возвращения из Сибири Крижанич работает переводчикам в Посольском приказе в Москве. Только в 1677 г. Юрию разрешили выехать в ВКЛ. Он покинул Москву вместе с датским посланником Фридрихом фон Горном. 10 марта 1678 г. Крижанич прибыл в Вильно и стал монахом ордена Св. Доминика. В Императорской Санкт-Петербургской Публичной библиотеке хранятся два письменных источника о Сибири на латинском языке - первый из собраний Залуского, под названьем: Relatio de Sibiria, qua continetur notitia dictae provinciae: et littoris Oceani Glacialis, et Orientalis; a portu S. Michaёlis Archangeli, usque ad Chinam, sive Catajum. Item de Calmucis Nomadibus: et Alchimistarum fraudibus. Scripta anno 1681. Æternum soli Gloria tota Deo. Второй из собраний Дубровского, под названием: Historia de Sibiria sive notitia Regnis (Regni) Sibiriae et littoris Oceani Glacialis et Orientalis: idem (Item) de Calmucis Nomadibus et monnullae narratiunculae de gemmariorum, metallorum (metallaviorum) et Alchimistarum fraudibus. Anonymi autographum circa (annum) MDCLXXX. Оба эти произведения полностью между собою схожи и отличаются только в том, что одно из них написано стародавним, но выразительным и красивым почерком; во втором же заголовок написан самим Дубровским, а остальное другою рукою новейшего времени. Сверх этого к этой последней рукописи присоединены, неизвестно кем, немногочисленные и маловажные замечания и посвященный лист, который, без сомнения, был и при первой рукописи, но оттуда вырезан. Этот лист был адресованный «знатному и благородному Гильденбранту фон Горну, Его Датского величества секретарю... Древность первой рукописи и старательность почерка, также многочисленные в ей слова сокращенные или по чищенному написанные, и как видно замененные другими, показывают, что она составляет аутентичный, или, по крайней мере, более верный список. Из подписей на заглавном листе видно, что эта рукопись некогда принадлежал Смоленскому епископу Котовичу (exlibris Eustachi Kotowicz, episcopi Smolensis m. p.) затем Виленскому Миссионерскому обществу (Domus Vilnensis congregationis missionis). /Спасский Г.  От издателя [Повествование о Сибири] // Сибирский вестник. Спб. 1822. Ч. 17. С. 3-9/ Евстахий-Станислав-Казимир Котович, брат Александра, род. в 1637 г. В 1681 г. принял чин прелата схоластика. «Письмо Горну было адресовано в Москву, но по ошибке не дошло по назначению и, после долгих блужданий по разным местам Европы, вернулось к автору в Вильно, что видно из корреспонденции к письму». /Тыжнов И.  Обзор иностранных известий о Сибири 2-й половины XVII века // Сибирский сборник. Спб. 1887. С. 113./ В своей работе Noord en Oost Tartarye [Амстердам 1692; 1705; 1795] голландский географ, бургомистр города Амстердама Николаас Карнилисзон Витсен [Witzen, Witsen], который летом 1664 г. прибыл в Москву, в свите голландского посланника Якова Бореля, где пробыл 3 года, собирая материалы для своей книги, касающейся Сибири, приводит выдержки из произведения Юрия Крижанича Historia de Sibiria и при этом называет Юрия «польским монахам Фредерикусом Крижаничем». /Приложение V. О лицах, сосланных в Тобольск за 1654-1662 гг. // Белокуров С. А.  Юрий Крижанич в России. Москва. 1901. С. 8./ Кстати надо отметить что Витсен переписывался с Крижаничем, когда тот находился в Сибири. Из этого можно сделать вывод, что дипломаты собирали различные сведения о своем воинствующем и падком на чужое добро соседе. Потому пленники, которые возвращались из плена, оставляли свои воспоминания [разумеется, кто был грамотный, а у неграмотных записывали], о своих страданиях и всем увиденным и услышанным. «Интересно сообщение голландского ученого М. К. Витсена о том, что у его еще с конца XVII в. хранилось нигде не печатанное описание путешествие по Сибири какого-то сосланного поляка «Nikipera». М. К. Витсен несколько раз в своей книге подает отдельные выдержки из его произведения». /Полевой Б. П. Польские сочинения XVII в. о Сибири и роль поляков в истории ранних русских географических открытий в Северной и Восточной Азии. // Русско-польские связи в области наук о Земле. Москва. 1975. С. 12./ Наверное Витсен имел и Диариуш Адама-Григория Каменского-Длужика, ибо он в своей книге «Северная и Восточная Тартарыя» поместил гравюры, которые отображают описанное Каменским-Длужиком. Не исключено что и у Александра Котовича мог быть также Диариуш Каменского-Длужика.
    168). Scholastyk. Схоластик - богослов, преподаватель богословов, философ. /Схаластыка. // Беларуская энцыклапедыя ў 18 тамах. Т. 15. Мінск. 2002. С. 304./ В католической церкви - духовник, член капитула, который совершал наблюдение над школами диецезии в ХІІ-ХVІІ вв. /Uniwersalny słownik języka polskiego. T. 4. Warszawa. 2003. S. 299./ Александр Котович получил схолацтво виленское от Яна Довгяло-Завиши в 1661 г.
    169). Regent. Регент – руководящая должность в канцеляриях ВКЛ. Поправлял и подавал на подпись различные великокняжеские документы, исполнял обязанности нотариуса. /Рэгент. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Т. 6. Кн. І. Мінск. 2001. С. 166-167./
    170). Kancelaryi wielkiéj. Канцелярия - государственное учреждение в ВКЛ, занятое государственным делопроизводством, которым руководил канцлер. /Канцылярыя. // Беларуская энцыклапедія ў 18 тамах. Т. 8. Мінск. 1999. С. 12./
    171). Ojczyzny. Безосновательно утверждается, что Адам-Григорий Каменский-Длужик «В 1668 г. по обмену пленными вернулся к себе, в Оршу». /Каменский (Длужик Каменский) Адам. // Энциклопедия Якутии. Т. 1. Москва. 2000. С. 331./ «Вскоре после возвращения писатель умер». /Ляўшун Л. В.  Адам Каменскі-Длужык. Дыярыуш. // Анталогія даўняй беларускай літаратуры ХІ - першая палова ХVIII стагоддзя. Мінск. 2-е выд., выпр. С. 808-809./ Пока что не известно, куда вернулся Адам-Григорий Каменский-Длужик - в Княжество или Корону, но только точно что в Речь Посполитую, державу обоих народов. Но гипотетически можно допускать, что он побывал на Оршанщине, ведь пути из Москвы лежали через нее.
    172). JW. ЯВ – ясновельможный.

                                                             БИБЛИОГРАФИЯ
    Ks. A. Maryański.  [Wprowadzenie do: Dyaryusz więzienia moskiewskiego miast i miejsc spisany przez Adama Kamieńskiego] // Warta. Książka zbiorowa ofiarowana księdzu Franciszkowi Bаżyńskiemu proboszczowi przy kościele św. Wojciecha w Poznaniu na Jubileusz 50-letniego kapłaństwa w dniu 23. kwietnia 1874. оd jego przyjaciól i wielbicieli. (S popiersiem Jubilara.). W Poznaniu. 1874. S. 378.
    Dyaryusz więzienia moskiewskiego miast i miejsc spisany przez Adama Kamieńskiego. // Warta. Książka zbiorowa ofiarowana księdzu Franciszkowi Bаżyńskiemu proboszczowi przy kościele św. Wojciecha w Poznaniu na Jubileusz 50-letniego kapłaństwa w dniu 23. kwietnia 1874. оd jego przyjaciól i wielbicieli. (S popiersiem Jubilara.). W Poznaniu. 1874. S. 378-388.
    Pierwsi Polacy w sybiryjskiej niewoli. // Ruch literacki. Nr. 28. Lwów. 8 lipca. 1876. S. 32.
    Polacy w Syberji przez Zygmunta Librowicza. Kraków. 1884. S. 34-36, 375.
    Historya literatury polskiej na tle dzejów narodu skreślona przez Maryana Dubieckiego. T. II. Warszawa. 1888. S. 149, XII.
    Пыпинъ А. Н.  Исторія русской этнографіи. Т. IV. Бѣлоруссія и Сибирь. С.-Петербургъ. 1892. С. 316.
    Приложенія V. О лицахъ, сосланныхъ въ Тобольскъ за 1654-1662 гг. // Бѣлокуровъ С. А.  Юрiй Крижаничъ въ Россiи. (По новымъ документамъ). Москва. 1901. С. 48, 70.
    Приложенія V. О лицахъ, сосланныхъ въ Тобольскъ за 1654-1662 гг. // Бѣлокуровъ С. А.  Изъ духовной жизни московскаго общества XVII в. Москва. 1902. [1903] С. 48, 70.
    Приложенія V. О лицахъ, сосланныхъ в Тобольскъ за 1654-1662 гг. [Дейст. Члена С. А. Бѣлокурова.  Юрій Крижаничъ в Россіи.] // Чтения в Императорском обществе Истории и Древностей Российских при Московском университете. Кн. 3 (206). Москва. 1903. С. 48, 70.
    M. D.  Kamieński Adam. // Wielka encyklopedya powszechna ilustrowana. T. XXXIII-XXXIV. Warszawa. 1903. S. 559-560.
    Maryański Aleksander, ks. // Podręczna encyklopedya kościelna. T. XXV і XXVI. Warszawa-Kraków. 1911. S. 322.
    Korbut G.  Adam Dłużyk Kamieński. // Korbut G.  Literatura Polska od początków do powstania styczniowego. Ksiażka podręczna informacyjna dla studjujących naukowo dzieje rozwoju piśmiennictwa рolskiego. Т. ІІ. Od wieku XVIII do r. 1820. [Dopelnienia do tomu I-go] Warszawa-Lublin-Lódź. 1918. S. 485, 510.
    Piłsudski B.  Polacy w Syberji. Le Puy. 1918.
    Maliszewski E., Olszewicz B.  Podręzny słownik geograficzny ze szczególem uwzględnieniem Polski jej spraw i interesów. T. I. Warszawa. MCMXXV. S- 35.
    Kamieński Adam. // Ilustrowana encyklopedja Trzaski, Everta i Michalskiego. T. 2. Warszawa. 1927. S. 824.
    Janik M.  Dzieje Polaków na Syberii. Kraków. 1928. S. 35, 38-41; 457.
    Maliszewski E.  Kamieński-Dłużyk Adam. // Maliszewski E.  Bibljografja pamiętników polskich i Polski dotyczących (druki i rękopisy).  Warszawa. 1928. S. 48.
    Sieroszewski W.  Od pierwszych śladów polskości do wojny światowej. // Polacy na Syberii. Szkic historyczny. Warszawa. 1928. S. 8.
    Korbut G.  Adam Кamieński Dłużyk. // Korbut G.  Literatura polska od początków do powstania styczniowego. Ksiażka podręczna informacyjna dla studjujocych naukowo dzieje rozwoju piśmiennictwa Polskiego. T. I. Od wieku X do końca XVII. (2-е wydanie powiekszone). Warszawa. 1929. S. 536-537.
    Kamieński Adam. // Wielka ilustrawana encyklopedja powszechna. T. VII. Kraków. 1930. S. 150.
    Zieliński S.  Kamieński Adam Dłużyk. // Zieliński S.  Mały słownik pionierów polskich kolonjalnych i morskich. Podróżnicy, odkrywcy, zdobywcy, badacze, eksploratorzy, emigrańci, pamiętnikarze, działacze i pisarze migracyjni. Warszawa. 1933. S.-201-202.
    Zieliński S.  Kaweczyński Jędrzej. // Zieliński S.  Mały słownik pionierów polskich kolonjalnych i morskich. Podróżnicy, odkrywcy, zdobywcy, badacze, eksploratory, emigrańci-pamiętnikarze, działacze i pisarze migracyjni. Warszawa. 1933. S. 209.
    Pobóg-Malinowski W.  Połacy na Syberii. // Przeględ współczesny. T. LXVI. Nr. 195 (lipiec). Warszawa. 1938. S. 104-108.
    Turkowski T.  Dłużyk Kamieński Adam. // Polski słownik biograficzny. T. V/2. źeżyt 22. Kraków. 1939-1946. S. 200.
    № 217. 1666 (174) г. Августа 8. - Поручная запись атамана казачьего Михаила Стадухина, атамана казачьего Семена Дежнева, пятидесятника Григория Татаринова с товарищами по казачьем сыне Дмитрие Алексееве, верстаемом в казачью службу. // Открытия русских землепроходцев и полярных мореходов XVII века на северо-востоке Азии. Сборник документов. Составлен Н. С. Орловой. Москва. 1951. С. 521-522, 572.
    Jakobson R.  Notes on Gilyak. // Academia Sinica. Bulletin of the Institute of History and Philology. Vol. XXIX. pt. I. 1957. S. 255.
    Kamieński Dłużyk, Adam. Dyaryusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc. [A Diary of Muscovite Captivity, Towns and Settlements.] // Jakobson R., Hüttl-Worth G., Beebe J. F.  Paleosiberian peoples and languages a bibliographical guide. New Haven. 1957. S. 31-32.
    Wójcik Z.  Traktat Andruszowski 1667 roku i jego geneza. Warszawa. 1959. S. 173, 264.
    Dłużyk Kamieński Adam. // Bibliografia literatury Polskiej „Nowy Korbut”. T. 2. Piśmiennictwo staropolskie. Warszawa. 1964. S. 136; 501.
    Кamieński Adam, przydomek Dłużyk (Dłużek). // Wielka encyklopedia powszechna PWN. T. 5. Warszawa. 1965. S. 408.
    Полевой Б. П.  Забытый источник сведений по этнографии Сибири XVII века. (О сочинении Адама Каменского-Длужика). // Советская этнография. № 5. Москва. 1965. С. 122-129.
    Полевой Б. П.  Забытый источник сведений по этнографии Сибири XVII века. (О сочинении А. Каменского-Длужика). // Летопись журнальных статей. № 52. (148952-152014). Москва. 1965. С. 8.
    Estreicher K.  Bibliografia Polska XIX stulecia. T. IV. (Wyd. drugie). Kraków. 1966. S. 188.
    Jasiewicz Z.  Perwszy polski opis Syberii. // Poznaj Świat. Warszawa. Nr. 3. 1966. S. 33-35.
    Kałużyński S.  Polskie badania nad Jakutami i ich kulturą. // Szkice z dziejów polskiej orientalistyki. T. 2. Warszawa. 1966. S. 171-173.
    Каменский Длужик А. // Летопись журнальных статей. Вспомогательные указатели к №№ 40-52 за 1966 год. Москва. 1966. С. 145.
    Новгородов И.  Неизвестная книга о Якутии. Этнографическое исследование написано более трехсот лет назад. // Социалистическая Якутия. Якутск. № 37. 13 февраля 1966. С. 4.
    Полевой Б. П.  Забытый источник сведений по этнографии Сибири XVII века. (О сочинении А. Каменского-Длужика)… // История Сибири. Информационно-библиографический бюллетень. № 1. Январь-март. Новосибирск. 1966. С. 14; 81.
    Baranowski W.  B. P. Polewoj, Zabytyj istocznik swiedienii po etnografii Sibiri XVII wieka (O soczinienii Adama Kamienskogo-Dłużika), „Sowietskaja Etnografija”, 1965, z. 5, s. 122-129. // Kwartalnik historii kultury materialnej. Nr. 1. Warszawa. 1967. S. 217.
    Cафронов Ф. Г.  Ссылка в Восточную Сибирь в XVII веке. Якутск. 1967. С. 85.
    Burkot S.  Polskie podróżopisarstwo romantyczne. Warszawa. 1968. S. 145; 147; 157; 158.
    Kuczyński A.  Wkład Polaków w badania nad ludami Syberii i ich kulturą. // Lud. T. LI za rok 1967. Cz. II. Wrocław. 1968. S. 505, 509-513, 571, 582.
    Кs. А. Maryański.  [Wprowadzenie do Dyaryusz więzienia moskiewskiego miast i miejsc spisany przez Adama Kamieńskiego.] // Kuczyński A.  Wkład Polaków w badańia nad ludami Syberii. Lud. T. LI za rok 1967. Cz. II. Wrocław. 1968. S. 509.
    Kuczyński A.  Perwsza Polska relacja o ludach Syberii. // Etnografia Polska. T. XII. Wrocław-Warszawa-Kraków. 1968. S. 173-182.
    Василевич Г. М.  Эвенки. Историко-этнографические очерки. (XVIII – начало XX в.). Ленинград. 1969. С. 13, 19.
    Kałużyński S.  Najstarsza polska relacja z wędrówek po Syberii. // Szkice z dziejów Polskiej orientalistyki. T. 3. Warszawa. 1969. S. 67-82.
    Polewoj B. P.  O pobycie w Rosji Adama Kamieńskiego-Dłużyka, autora pierwszej polskiej publikacji o Syberii (nowe materiały). // Polsko-Radzieckie sympozjum, Warszawa 29. 9.-1. 10. 1969 r. Historia rosyjsko-polskich kontaktów w dziedzinie geologii i geografii. Streszczenie referatów. (Wydawnictwo powielone). Warszawa. 1969. S. 54-57.
    Полевой Б. П.  О пребывании в России Адама Каменского-Длужика – автора первого польского сочинения о Сибири. (Новые документы). // Польско-советский симпозиум: История русско-польских контактов в области геологии и географии. Тезисы докладов. (29 сентября – 1 октября 1969 г. г. Варшава). Москва. 1969. С. 50-53.
    Brocki Z.  Szkice z dziejów Polskiej orientalistyki (T. 3). Praca zbiorowa pod red. J. Reychmana, PWN, Warszawa 1969, s. 248, ilustr. Zakład orientalistyki PAN. // Czasopismo geograficzne. T. XLI. Zeszyt 3. Wrocław. 1970. S. 379.
    Hołda-Róziewicz H.  Wkład Polaków w badanie ludów Syberii. // Кwartalnik historii nauki i techniki. Nr. 3. Warszawa. 1970. S. 637-638.
    Gocłowski A.  Polsko-Radzieckie sympozjum. // Czasopismo geograficzne. T. XLI. Zeszyt 3. Wrocław. 1970. S. 393-394.
    Kuczyński A.  Etnograiczny obraz Syberii w świetle osiemnastowiecznej relacji Ludwika Sienieckiego. // Etnografia Polska. T. 14. Zeżyt 1. Wrocław-Warszawa-Kraków. 1970. S. 76; 78.
    Maślankiewicz K.  Polsko-Radzieckie sympozjum o rosyjsko-polskich kontaktach w dziedzinie geologii i geografii. // Kwartalnik historii nauki i techniki. Warszawa. Nr. 1. Warszawa. 1970. S. 212.
    Maślankiewicz K.  Polsko-Radzieckie sympozjum o rosyjsko-polskich kontaktach w dziedzinie geologii i geografii. // Problemy. Nr. 3. Warszawa. 1970. S. 115-117.
    Maślankiewicz K.    Polsko-Radzieckie sympozjum o rosyjsko-polskich kontaktach w dziedzinie geologii i geografii. // Wszechświat. Nr. 1. Warszawa. 1970. S. 23-25.
    Полевой Б.  Необыкновенная школа. // Полярная звезда. №1. Якутск. 1970. С. 123.
    Полевой Б. П.  Сахалин в истории России (середина XVII – начало XIX вв). Историко-географические изыскания. Автореферат. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Ленинград. 1970. С. 7; 14.
    Babicz J.  Kontakty polsko-rosyjskie w dziedzinie geografii i geologii (Warszawa, 29 X – 1 XI 1969 r.). // Nauka Polska. № 4. Warszawa. 1971. S. 123.
    Babicz J.  Olszewicz B.  Polish Travellers and Explorers of Siberia.  //  VIII International Congress of the History of Sciences Colloquium: History of the exploration and development of Siberia. Moscow. 1971. S. 3; 5; 11.
    Бабич Ю., Ольшевич Б.  Польские путешественники и исследователи Сибири. // VIII Международный конгресс по истории науки. Москва, 18-24 августа 1971 г. Коллоквиум: история освоения и развития Сибири. Москва. 1971. С. 2; 5.
    Грицкевич В.  Край малой ночи. (Летописцы XVII века о Якутии). // Социалистическая Якутия. Якутск. 6 июня 1971. С. 4.
    Грицкевич В.  Край малой ночи. (Летопись XVIII века о Якутии)… // История Сибири. Текущий указатель литературы. Июль-сентябрь 1971. Новосибирск. 1971. С. 23, 136.
    Константинов И. В.  Материальная культура якутов XVIII века. (По материалам погребений). Якутск. 1971. С. 8.
    Babicz J.  Kontakty polsko-rosyjskie w dziedzinie geografii i geologii.  //  Przegląd geologiczny. Zeszyt 2. Warszawa. 1972. S. 374-378.
    Грицкевич В.  Край малой ночи. Летописцы XVII века о Якутии… // Летопись печати Якутской АССР за 1971 год. Якутск. 1972. С. 46.
    Грицкевич В. П.  Вклад уроженцев Белоруссии и Литвы в развитие географических знаний. // Материалы IX межреспубликанских конференций о истории естествознания и техники в Прибалтике (октябрь 1972). Вильнюс. 1972. С. 55.
    Kamieński Adam. // Leksykon PWN. Warszawa. 1972. S. 492.
    Кучинский А.  Описание Сибири XVIII в. (материалы Л. Сеницкого о Сибирских аборигенах и их культуре). // Советская этнография. № 1. Москва. 1972. С. 31; 34.
    Kuczyński A.  Syberyjskie szlaki. Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1972. S. 20; 68-70; 75; 106; 116; 118-119; 124; 128-130; 133-135; 138-139; 141; 144; 394; 403; 406; 414; 419-420; 434; 436; 442.
    Maślankiewicz K.  Polsko-Radzieckie sympozjum “Historia rosyjsko-polskich kontaktów w dzedzinie geologii i geografii”. “Польско-советский симпозиум: “История русско-польских контактов в области геологии и географии”. // Rocznik Polskiego towarzystwa geologicznego. T. XLII. Zeszyt 4. Warszawa-Kraków. 1972. S. 425; 431.
    Olszewicz B.  O potrzebie badań nad historią wzajemnych stosunków w zakresie geografii pomiędzy Polską i Rosją i narodami Związku Radzieckiego. // Historia kontaktów Polsko-Rosyjskich w dzedzinie geologii i geografii (Monografie z Dziejów Nauki i Techniki. T. LXXXII.). Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1972. S. 245.
    Полевой Б. П.  О пребывании в России Адама Каменского-Длужика, автора первого польского сочинения о Сибири. // Historia kontaktów Polsko-Rosyjskich w dzedzinie geologii i geografii (Monografie z Dziejów Nauki i Techniki. T. LXXXII.). Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1972. S. 9; 275-282.
    Полевой Б. П.  Поляки в истории географических открытий на востоке Сибири в XVII – начале XVIII вв. Обзор вновь выявленных архивных источников. // История русско-польских контактов в области геологии и географии. 2-й Польско-Советский симпозиум (тезисы докладов). Ленинград 12.VI-19.VI 1972. Ленинград. 1972. С. 57-58.
    Polewoj B. P.  Polacy w historii odkryć geograficznych we Wschodnej Syberii od XVII do początków XVIII w. Przegląd ostatnio ujawnionych źródel Archiwalnych. // Historia Rosyjsko-Polskich kontaktów w dzedzinie geologii i geografii. Streszczonia referatów. II Polsko-Radzieckie sympozjum. Leningrad 12 VI-19 VI 1972. Akademia nauk ZSRR – Polska Akademia nauk. Warszawa. 1972. S. 136; 137; 182; 207.
    Reychman J.  Ostatnie prace o polskim wkładzie w badania ludów Azji północno-wschodniej. // Przegląd orientalistyczny. Nr. 1. Warszawa. 1972. S. 64; 66.
    Babicz J.  Kontakty polsko-rosyjskie w dziedzinie geografii i geologii. // Kwartalnik historii nauri i techniki. Nr. 1. Warszawa. 1973. S. 157-158.
    Borsuk W.  Śnieżna republika. Notatnik Jakucki. Warszawa. 1973. S. 161.
    Рогов А. И.  Россия в польских исторических и географических сочинениях. // VII Международный съезд славистов. Варшава, август 1973. История, культура, этнография и фольклор славянских народов. Доклады советской делегации. Москва. 1973. С. 259-262.
    Рогов А. И.  Россия в польских исторических и географических сочинениях XVII в… // История Сибири. Текущий указатель литературы. № 3. Новосибирск. 1973. С. 24; 100.
    Коршунаў А. Ф.  Нататкі з падарожжа па Сібіры ў XVII ст. (“Дыярыуш” Адама Каменскага). // Весці Акадэміі Навук Беларускай ССР. Серыя грамадскіх навук. №1. Мінск. 1973. С. 101-109.
    Коршунаў А. Ф.  Нататкі з падарожжа па Сібіры ў XVII ст. (“Дыярыуш” Адама Каменскага”… // Летапіс друку БССР. № 1. Мінск. 1973. С. 70; 203.
    Krzyżanowski J.  Pierwszy nasz pamiętnik jeńca-sybiraka. // Pamiętnikarstwo Polskie. Nr. 3/4. Warszawa. 1973. S. 214-217.
    Полевой Б. П.  Адам Каменский-Длужик в Восточной Сибири и источники его географических сообщений. (Результаты дальнейших архивных изысканий). // Historia kontaktów polsko-rosyjskich w dzedzinie etnografii. Konferencja naukowa (Streszczene referatów) 19-20 września 1973 roku we Wrocławiu. Wrocław. 1973. S. 39-42. [Do użytku wewnętrznego]
    Posern-Zieliński A.  Kształtowanie się etnografii Polskiej jako samodzielnej dyscypliny naukowej (do 1939 r.). // Historia etnografii Polskiej. Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1973. S. 35; 38.
    Słabczyński W.  Polscy podróżnicy i odkrywcy. Warszawa. 1973. S. 49.
    Sokolewicz Z.  Miejsce etnografii Polskiej w nauce obcej (do 1939 r.). // Historia etnografii Polskiej. Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1973. S. 171-172.
    Djakow W. A.  Uduiał Polaków w badaniach i zagospodarowaniu Syberii w XIX wieku. [Tłum. St. Nikoniuk] // Przegląd historyczny. T. LXV. Zeszyt 4. Warszawa. 1974. S. 626.
    Иванов В. Ф.  Историко-этнографическое изучение Якутии XVII-XVIII вв. Москва. 1974. С. 33-35, 37.
    Коршунаў А. Ф.  “Дыярыуш” Адама Каменскага Длужыка. // Беларуская літаратура і літаратуразнаўства. Міжвузаўскі зборнік. Вып. 2. Мінск. 1974. С. 183-186.
    Каменскі Длужык А.  Дыярыуш маскоўскага палону з апісаннем гарадоў і мясцовасцей. [пераклаў на беларускую мову А. Ф. Коршунаў] // Беларуская літаратура і літаратуразнаўства. Міжвузаўскі зборнік. Вып. 2. Мінск. 1974. С. 186-207.
    Каменскі Адам. Дыярыуш маскоўскага палону з апісаннем гарадоў і мясцовасцей… // Летапіс друку БССР. № 12. Мінск. 1974. С. 138; 246.
    Каменскі А. // Летапіс друку БССР 1973. Дапаможныя паказальнікі да №№ 1-12 (студзень-снежань). Мінск. 1974. С. 50.
    Kamieński Adam. // Encyklopedia powszechna PWN. T. 2. Warszawa. 1974. S. 398.
    Плотникова Н. И.  Antoni Kuczyński. Syberyjskie szlaki. Wrocław, 1972, 468 str. // Советская этнография. № 6. Москва. 1974. С. 180.
    Полевой Б. П.  Еще раз о Каменском-Длужике. // Советская этнография. № 4. Москва. 1974. С. 116-120; 190-191.
    Zieliński Z.  Maryański Aleksander Macej. // Polski słownik biograficzny. T. XIX/4. Z. 83. Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1975. S. 102.
    Каменский-Длужик А. // Летопись журнальных статей. Вспомогательные указатели 1-13. Москва. 1975. С. 200.
    Karczmarczuk R.  Antoni Kuczyński, Syberyjskie szlaki, Zakład Narodowy im. Ossolińskich, Wrocław 1972, ss. 468. // Lud. T. LIX. Wrocław-Poznań. 1975. S. 199.
    Коршунаў А. Ф., Чамярыцкі В. А.  Літаратура 16 - 1-й палавіны 17 стагоддзя. // Беларуская Савецкая Энцыклапедыя ў 12 тамах. Т. XII. Беларуская Савецкая Сацыялістычная Рэспубліка. Мінск. 1975. С. 540.
    Полевой Б. П.  Еще раз о Каменском-Длужике… // Летопись журнальных статей. № 4 (9686-13071). Москва. 1975. С. 9.
    Полевой Б. П.  Еще раз о Каменском-Длужике… // История Сибири. Текущий указатель литературы. 1974 г. № 4. Новосибирск. 1975. С. 24; 131.
    Полевой Б. П.  Польские сочинения XVII в. о Сибири и роль поляков в истории ранних русских географических открытий в Северной и Восточной Азии. // Русско-польские связи в области наук о Земле. Москва. 1975. С. 10-11; 214.
    Полевой Б. П., Таксами Ч. М.  Первые русские сведения о нивхах-гиляках. // Страны и народы Востока. Вып. XVII. Страны и народы бассейна Тихого океана. Кн. 3. Москва. 1975. С. 150; 152; 156-157.
    Baranowski W.  Próba zarysu etnografii rosyjskiej ludności Syberii w książce Jna Chyliczkowskiego. // Historia kontaktów polsko-rosyjskich w dziedzinie etnografii (Materiały z konferencji we Wrocławiu). Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1976. S 24.
    Hołda-Róziewicz H.  Lecznictwo ludów Syberii w relacjach polskich zesłańców, podróżników i uczonych. // Historia kontaktów polsko-rosyjskich w dziedzinie etnografii (Materiały z konferencji we Wrocławiu). Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1976. S 51.
    Зыков Ф. М.  Ювелирные изделия якутов. Якутск. 1976. С. 4, 13.
    Каменскі А. // Дапаможныя паказальнікі да №№ 1-12. Летапіс друку БССР 1974. Ч. 1. Імянны паказальнік. Мінск. 1976. С. 58.
    Каменскі-Длужык А. // Беларуская Савецкая энцыклапедыя. Паказальнікі: прадметны, імянны, геаграфічных назваў. Мінск. 1976. С. 329.
    Kamieński-Dłużyk A.  [Indeks nazwisk] // Historia kontaktów polsko-rosyjskich w dziedzinie etnografii (Materiały z konferencji we Wrocławiu). Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1976. S 225-226.
    Kuczyński A.  Polscy badacze ludów Syberii w XIX wieku. Wystawa etnograficzna. // Historia kontaktów polsko-rosyjskich w dziedzinie etnografii (Materiały z konferencji we Wrocławiu). Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1976. S 204-205.
    Kuczyński A.  Perspektywy polsko-radzieckiej współpracy naukowej na polu historii etnografii. // Historia kontaktów polsko-rosyjskich w dziedzinie etnografii (Materiały z konferencji we Wrocławiu). Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1976. S 210; 213.
    Małgowska H. M.  Etnografia Syberii w pracach Ludwika Niemojewskiego. // Historia kontaktów polsko-rosyjskich w dziedzinie etnografii (Materiały z konferencji we Wrocławiu). Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1976. S 110.
    Матвеева Т. П.  К изучению вклада польских ученых в этнографию Сибири и Дальнего Востока. // Historia kontaktów polsko-rosyjskich w dziedzinie etnografii (Materiały z konferencji we Wrocławiu). Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1976. S 117.
    Полевой Б. П.  Адам Каменский Длужик в Восточной Сибири и источники его этнографических сообщений. (Итоги дальнейших архивных изысканий). // Historia kontaktów polsko-rosyjskich w dziedzinie etnografii (Materiały z konferencji we Wrocławiu). Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1976. S 139-149; 234.
    Armon W.  Polscy badacze kultury Jakutów. // Monografie z Dziejów Nauki i Techniki. T. CXII. Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1977. S. 11-13; 19-21; 24; 27; 172.
    Baranowski W.  Pierwsza Polska książka o Syberii. // Acta Universitatis Lodziensis. Zeszyty naukowe uniwersytetu Łodzkiego. Seria I. Nauki humanistyczno-społeczne. Folia Rossica. Nr. 16. Łódź. 1977. S. 70.
    Kopeć B.  Józef Kopeć i jego “Dziennik podróży”. // Tygodnik powszechny. Nr. 36. 1977. S. 2.
    Коршунов А. Ф., Чемерицкий И. А.  Литература 16 – 1-й пол. 17 века.  // Белорусская Советская Социалистическая Республика. Энциклопедия. Минск. 1978. С. 468.
    Kuczyński A.  Witold Armon, Polscy badacze kultury Jakutów. Monografie z Dziejów Nauki i Techniki, t. CXII, Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk, 1977, ss. 177. // Przegląd polonijny. Z. 4. Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1978. S. 131.
    Kuczyński A.  Polska literatura Syberyjska do XX wieku i próba określenia jej roli w studiach etnograficznych nad narodami Związku Radzieckiego. // Lud. T. LXII. Poznań. 1978. S. 135.
    Ласков И.  Научный подвиг узников царизма. Витольд Армон. Польские исследователи культуры якутов. (На польском языке). Вроцлав-Варшава-Краков-Гданьск, 1977. // Полярная звезда. № 2. Якутск. 1978. С. 104.
    Андрюшина Л. Б.  Армон В. Польские исследователи культуры якутов. Armon W. Polscy badacze kultury Jakutów. – Wrocław e. a.: Ossolineum, 1977., - 177 s. (Pol. akad. nauk; Inst. historii nauki, oświaty i techniki, Monografie z dziejów nauki i techniki; T. 112) – Ind. nazw.: s. 171-176. Рез. на англ. и рус. яз. // Общественные науки за рубежом. Реферативный журнал. История. Серия 5. № 2. Москва. 1979. С. 199.
    Иванов В. Ф.  Письменные источники по истории Якутии XVII века. Новосибирск. 1979. С. 10; 228-330.
    Kuczyński A.  Witold Armon, Polscy badacze kultury Jakutów. Monografie z Dziejów Nauki i Techniki, tom CXII, Ossolineum, Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk 1977, ss. 177. // Lud. T. LXIII. Wroclaw-Poznań. 1979. S. 270.
    Kuczyński A.  Udział Polaków w poznaniu Syberii w XVII wieku na tle staropolskich wiadomości o ludach Rosji // Etnografia Polska. T. XXIII. Z. 1. 1979. S. 142-144.
    Плотникова Н. И.  Польские историко-этнографические исследования Сибири. (Историографический обзор). // Вопросы источниковедения и историографии истории досоветского периода. Сборник статей. Москва. 1979. С. 146-147; 153.
    Kamieński Adam (Dłużyk). // Encyklopedia popularna PWN. Warszawa. 1980. S. 325.
    Kuczyński A.  Witold Armon, Polscy badacze kultury Jakutów. Monografie z Dziejów Nauki i Techniki. (Polish researchers of Yakut culture. Monographs from the history of science from technique). Vol 112. Wroclaw-Warsaw-Cracow-Gdańsk, 1977, pp. 177. // Etnologia Polona. Vol. 6. Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk-Łódź. 1980.
    Kietlicz-Wojnacki W.  Polska osągnięcia naukowe na obczyźnie. Od średniowiecza do II wolny światowej. Lublin. 1980.
    Лойка А. А.  Літаратура. // Беларуская ССР. Кароткая энцыклапедыя. Т. 4. Насельніцтва. Мова. Этнаграфія. Фальклор. Літаратура. Мастацтва. Архітэктура. Мінск. 1981. С. 16.
    Лойко О. А.  Литература. // Белорусская ССР. Краткая энциклопедия.  Т. 4. Население. Язык. Этнография. Фольклор. Литература. Искусство. Архитектура. Минск. 1981. С. 17.
    Полевой Б. П.  Плавал ли И. П. Рубец от Лены до Камчатки в 1662 г. ? // Известия Академии Наук СССР. Серия географическая. № 6. Москва. 1981. С. 137; 140.
    Czachowska J., Loth R.  Przewоdnik polonisty. Вibliografie, słоwniki, biblioteki muzea literackie (wyd. 2. uzypelnione). Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1981. S. 657.
    Грыцкевіч В.  Першапраходцы зямлі Сібірскай. 1. Скрозь снег і тайгу. //  Магілёўская праўда. Магілёў. № 24. 5 лютага 1982. С. 4.
    Грыцкевіч В.  Першапраходцы зямлі Сібірскай. 2. Край малой ночы. // Магілёўская праўда. Магілёў. № 25. 6 лютага 1982. С. 4.
    Грыцкевіч В.  Першапраходцы зямлі Сібірскай. 4. “Дакумент” Людовіка Сяніцкага. // Магілёўская праўда. Магілёў. № 26. 9 лютага 1982. С. 4.
    Kuczyński A.  Polacy w dziele cywilizacyjnym na Syberii w początkach kolonizacji rosyjskiej. // Przegląd historyczny. T. LXXIII. Z. 1-2. Warszawa. 1982. S. 49; 60-62.
    Мальдзіс А.  Беларусь у люстэрку мемуарнай літаратуры XVIII стагоддзя. Нарысы быту і звычаяў. Мінск. 1982. С. 17.
    Kamieński Adam. // Encyklopedja powszechna PWN. T. 2. (wyd. trzecie) Warszawa. 1984. S. 401.
    Полевой Б. П.  Плавал ли И. П. Рубец от Лены до Камчатки в 1662 г. ? // Норд-Ост. (Люди, природа, история). Петропавловск-Камчатский. 1984. С. 45; 50.
    Sajkowski A.  Z pól bitewnych nad Basią do kraju Jakutów. // Sajkowski A. W stronę Wednia. Dole i niedole wojenne w świetle listów i pamiętników. Poznań. 1984. S. 220-254; 363-364; 380; 383.
    Baranowski W.  Syberii narody. // Literatura Polska. Przewodnik encyklopedyczny. T. ІІ. Warszawa. 1985. S. 105.
    Каменскі Адам. // Энцыклапедыя літаратуры і мастацтва Беларусі. Т. 2. Мінск. 1985. С. 647.
    Полевой Б. П.  Русские географические открытия на Дальнем Востоке с 30-х гг. XVII в. до 60 гг. XIX в. Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. (На правах рукописи) 07. 00. 02. История СССР. [Академия наук СССР. Институт этнорафии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. Ленинградская часть] Ленинград. 1985. С. 10; 232-233; 429-430; 432-435; 437-438; 483.
    Туголуков В. А.  Тунгусы (эвенки и эвены) Средней и Западной Сибири. Москва. 1985. С. 32; 42.
    Грицкевич В. П.  Край малой ночи. // Грицкевич В. П.  От Немана к берегам Тихого океана. Минск. 1986. С. 47-54; 293.
    Грицкевич В. П.  Острова за переливами. // Грицкевич В. П.  От Немана к берегам Тихого Океана. Минск. 1986. С. 55-56.
    Мальдзіс А. І, Кнацько Г. Дз.  Мемуары (дакастрычніцкі перыяд). // Энцыклапедыя літаратуры і мастацтва Беларусі ў 5-ці тамах. Т. 3. Мінск. 1986. С. 507.
    Полевой Б. П.  Русские географические открытия на Дальнем Востоке с 30-х гг. XVII в. до 60 гг. XIX в. // Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук. Ленинград. 1986. С. 16.
    Улащик Н. Н.  Об авторе и книге.  //  Грицкевич В. П.  От Немана к берегам Тихого океана. Минск. 1986. С. 5.
    Ярохін А.  Сярод першапраходцаў – беларусы. // Вячэрні Мінск. Мінск. № 202. 2 верасня 1986. С. 3.
    Ярохин А.  Среди первопроходцев – белорусы. // Вечерний Минск. Минск. № 202. 2 сентября 1986. С. 3.
    Агаханянц О.  От Белой Руси до Тихого океана. // Советская Белоруссия. Минск. № 27. 1 февраля 1987. С. 2.
    Галенко Б.  Маршрутами первопроходцев. // Социалистическая Якутия. Якутск. № 96. 26 апреля 1987. С. 3.
    Казлоўскі П. Р.  Кніга аб людзях подзвігу. // Весці Акадэміі Навук БССР. Серыя грамадскіх навук. Мінск. № 5. 1987. С. 120.
    Кохановский Г.  Через расстояния. А. П. Грицкевич “От Немана к берегам Тихого Океана”, Минск, “Полымя” 1986, 304 с. // Полярная звезда. Якутск. № 3. 1987. 105-106.
    Дзянісаў У.  Hашы землякі ў Сібіры. // Полымя. № 1. Мінск. 1988. С. 209-210.
    Słabczyński W.  Polscy podróżnicy i odkrywcy. (wyd. drugie zmienione) Warszawa. 1988. S. 42, 413.
    Барковский А.  Дневник Адама Каминского. [Каменскага] // Ленский водник. Якутск. № 86. 1 ноября 1989. С. 4.
    Багдарыын Сүлбэ.  Сөптөөх дуо? // Кыым. Якутскай. № 297. Ахсынньи 28 к. 1989. С. 4.
    Kuczyński A.  Słowo wstępne. // Kuczyński A.  Ludy dalekie a bliskie. Antologia polskich relacji o ludach Syberii. Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk-Łódź. 1989. S. 17.
    Ласкоў І.  Зямляк, а можа. аднапляменнік? // Полымя. № 12. Мінск. 1989. С. 199-200.
    Turkowski T.  Dłużyk Kamieński Adam. // Polski słownik biograficzny. [Reprint]. T. V. Z. 22. Kraków. 1989. S. 200.
    Czachowska J., Loth R.  Przewodnik polonisty. Bibliografie. Słowniki. Biblioteki muzea literackie. (3-e wyd. uzypelnione). Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk-Łódź. 1989. S. 709; 731.
    Грицкевич В. П.  Участие выходцев из Белоруссии в общественной и культурной жизни русского государства в XV-XVII вв. // Славяне: адзінства і мнагастайнасць. Міжнародная канферэнцыя 24-27 мая 1990. Тэзісы дакладаў і паведамленняў. Секцыя. Гістарычнае адзінства і мнагастайнасць культурнага развіцця славянскіх народаў. Мінск. 1990. С. 15.
    Николаев И.  Долгий путь в Якутию. 1. Человек, который умеет сомневаться. // Молодежь Якутии. Якутск. № 41. 4 октября 1990. С. 8.
    Syberia. // Encyklopedia staropolska. T. II. Warszawa. 1990. S. 565.
    Ефремов К.  Польские ссыльные о якутах. // Айсберг. № 6. Якутск. 1901. С. 74-75. [Из нашей истории]
    Kamieński Adam (Dłużyk). // Encyklopedja popularna PWN. (wydanie 21 zmienione i uzupełnione). Warszawa. 1991. S. 353.
    Ласкоў І.  Нашчадкі таямнічае Літвы. // Полымя. № 8. Мінск. 1991. С. 227.
    Janik M.  Dzieje Polaków na Syberii. [Reprint] Wrocław. 1901. S. 38-41.
    Бaтвіннік М. Б.  Даследчык беларускай старажытнай літаратуры. // Весці Акадэміі Навук Беларусі. Серыя грамадскіх навук. № 3-4. Мінск. 1992. С. 99.
    Brus A., Kаczyńska E., Śliwowska W.  Zesłanie i katorga na Syberii w dziejach polaków 1815-1914. Warszawa. 1992. S. 10; 407; 411.
    Ефремов К.  Польские ссыльные о якутах. // Национальные отношения в регионах страны: история и современность. Материалы всесоюзной научной конференции 27-28 июня 1991 г., г. Якутск. Ч. II. Якутск. 1992. С. 11.
    Зыков Ф. М.  Периодическая печать и некоторые вопросы межнациональных отношений в Якутии. // Национальные отношения в регионах страны: история и современность. Материалы всесоюзной научной конференции 27-28 июня 1991 г., г. Якутск. Ч. II. Якутск. 1992. С. 84; 88.
    Петров Н.  Адам Коменскай суруйуулара. // Сахаада. № 14. Муус устар 8 к.; № 19. Ыам ыйын 13 к. С; № 20. Ыам ыйын 20 к.; № 21. Ыам ыйын 27 к. Якутскай. 1992.
    Słabczyńcy W. i T.  Kamieński-Dłużyk Adam. // Słabczyńcy W. i T.  Słownik podróżników Polskich. Warszawa. 1992. S. 87; 165-167.
    Słabczyńcy W. i T.  Kaweczyński Andrzej. // Słabczyńcy W. i T.  Słownik podróżników Polskich. Warszawa. 1992. S. 168.
    Słabczyńcy W. i T.  Siennicki Ludwik. // Słabczyńcy W. i T.  Słownik podróżników Polskich. Warszawa. 1992. S. 284.
    Баркоўскі А.  Беларускія татары і Сібір. // Байрам. Татары на зямлі Беларусі. № 3. Менск. 1993. С. 21-22; 24-25.
    Wieliczko M.  Dłużyk-Kamieński i Sienicki - pierwsi w Jakucku [Sybir w dziejach Polaków. Cz. V.]. // Rota [Kwartalnik dla środowisk polskich i polonijnych w świecie]. Nr 2/3. Lublin. [Uniwersytet Marii Curie-Skłodowskiej]. 1993. S. 68-69.
    Kuczyński A.  Syberia. Czterysta lat polskiej diaspory. Antalogia historyczno-kulturowa. Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1993. S. 34-35; 387; 426.
    Librowicz Z.  Polacy w Syberji. [Reprint] Wrocław. 1993. S. 34-36.
    A. P. [Pośpiech A.]  Kamieński, Dłużyk Kamieński, Adam. // Słownik historyków polskich. Warszawa. 1994. S. 214-215.
    Баркоўскі А.  Нашы на Амуры. // Голас часу. №1. Лондан. 1994. С. 38.
    Walczak-Sroczyńska B.  Jesze o Adamie Каmieńskim-Dłużyku i jego diariuszu. // Studia Rossica II. Związki interdyscyplinarne w badaniach rusycystycznych. Warszawa. 1994. S. 251-259.
    Walczak-Sroczyńska B.  Rosja europejska i Syberia w opinii pierwszego pamiętnikarza-zesłańca. // Polsko-wschodniosłowiańskie powiązania kulturowe, literackie i językowe. I. Literatura i kultura. Materiały z V Międzynarodowej konferencji Naukowej („Perkoz” k. Olsztynka, 7-9 X 1993). Olsztyn. 1994. C. 185-190. [Wyższa szkoła pedogogiczna w Olsztynie. Studia i materiały Nr 58]
    Грицкевич В. П.  Вклад выходцев из Белоруссии и Литвы в научное изучение Азии в XVI – начале XX века. // Страны и народы Востока. Вып. XXVIII. География. Этнография. История. Культура. Санкт-Петербург. 1994. С. 65.
    Kamieński Adam (Dłużyk). // Encyklopedja popularna PWN. (24-e wydanie zmienione i uzupełnione). Warszawa. 1994. S. 353.
    Коршунаў А. Ф.  Каменскі Адам. // Беларускія пісьменнікі. Біябібліяграфічны слоўнік. Т. 3. Мінск. 1994. С. 130-131.
    Kuczyński A.  Polskie opisanie świata. Studia z dziejów poznania kultur ludowych i plemiennych. T. 1. Azja i Afryka. Wrocław. 1994. S. 17-18.
    Maryański A.  [Wprowadzenie do Dyaryuszu więzienia moskiewskiego miast i miejsc spisany przez Adama Kamieńskiego] // Kuczyński A.  Polskie opisanie świata. Studia z dziejów poznania kultur ludowych i plemiennych. T. 1. Azja i Afryka. Wrocław. 1994. S. 17.
    Polewoj B. P.  W poszukiwaniu nowych danych o Diariuszu Adama Kamieżskiego-Dłużyka.  [Tłum. E. Jasiewicz] // Lud. T. LXXVII. Poznań-Warszawa-Wrocław. 1994. S. 235-257.
    Полевой Б. П.  Первые русские, поляки, белорусы и украинцы на Дальнем Востоке (по архивным документам середины XVII века). // Славяне на Дальнем Востоке: проблемы истории и культуры. Доклады и сообщения научной конференции 1-8 октября 1993 г. Южно-Сахалинск. Южно-Сахалинск. 1994. С. 11, 16-17.
    Рэут Г. І.  Коршунаў Аляксандр. Бібліяграфія. // Беларускія пісьменнікі. Біябібліяграфічны слоўнік. Т. 3. Мінск. 1994. С. 385.
    Якаўлева Г. В.  Каменскі Адам. Бібліяграфія. // Беларускія пісьменнікі. Біябібліяграфічны слоўнік. Т. 3. Мінск. 1994. С. 131.
    Аношка В., Брылеўскі М.  Нашы славутыя землякі – даследнікі прыроды і землепраходцы. // Наша слова. № 20-22. Мінск. 1995. С. 7.
    Баркоўскі А. І. [А.]  Каменскі Адам. // Беларускія пісьменнікі. Біябібліяграфічны слоўнік. Т. 6 (Дадатак). Мінск. 1995. С. 610-611.
    Баркоўскі А. І. [А.]  Каменскі Адам. Бібліяграфія. // Беларускія пісьменнікі. Біябібліяграфічны слоўнік. Т. 6 (Дадатак). Мінск. 1995. С. 611.
    Каменскі Адам.  [Удакладненні і змены, якія датычаць персаналіі ў т. 1-6.] // Беларускія пісьменнікі. Біябібліяграфічны слоўнік у 6 тамах. Пад рэдакцыяй прафесара А. В. Мальдзіса. Т. 6. [Дадатак].  Мінск. 1995. С. 680.
    Васильев Ф. Ф.  Военное дело якутов. Якутск. 1995. С. 11; 197.
    Kuczyński A., Wójcik Z.  Diary of Józef Kopeć, Polish Army Brygadier. [Translated by Cioska T.] // Dziennik Józefa Kopcia brygadiera wojsk polskich. Warszawa-Wrocław. 1995. С. 358.
    Кучиньски А., Вуйцик З.  Дневник Юзефа Копеця, бригадира польской армии. [Пер. Конопелько Б.] // Dziennik Józefa Kopcia brygadiera wojsk polskich. Warszawa-Wrocław. 1995. С. 371.
    Каменскі Адам. // Мысліцелі і асветнікі Беларусі Х-ХІХ стагоддзя. Энцыклапедычны даведнік. Мінск. 1995. С. 218.
    Kuczyński A.  Syberia. Czterysta lat polskiej diaspory. Antalogia historyczno-kulturowa. (wydanie 2) Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1995. S. 34-35; 387; 426.
    Марціновіч А.  Адам Каменскі-Длужык. // Настаўніцкая газета. [Айчына №5]. Мінск. 25 лютага 1995. № 17-18. С. 5.
    Шніп В. [Марціновіч А.]  Адам Каменскі-Длужык… // Летапіс друку Беларусі. Летапіс газетных артыкулаў. № 5. Мінск. 1995. С. 85, 99.
    Грицкевич В. П.  Вклад уроженцев Беларуси в изучение других регионов. // Очерки истории науки и культуры Беларуси IX – начала XX в. Минск. 1996. С. 487.
    Kamieński-Dłużyk Adam. // Nowa encyklopedja powszechna PWN. T. 3. Warszawa. 1996. S. 244.
    Kamieński Adam. // Wielka ilustrowana encyklopedja powszechna. T. VII. [Reprint]. Poznań. 1996. S. 150.
    Kamieński Dłużyk A.  Diariusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc. // Dwa polskie pamiętniki z Syberii XVII i XVIII wiek. Wrocław-Warszawa. 1996. S. 8-95.
    Марціновіч А.  Цяпло паўночнага ззяння. Адам Каменскі-Длужык. // Марціновіч А.  Зерне да зерня. Гісторыя ў асобах. Эсэ. Нарысы. Мінск. 1996. С. 122-134.
    Читайте в ближайших номерах. // Полярная звезда. № 2. Якутск. 1996. [Последняя страница обложки]
    Барковский А.  От переводчика.  [Каменский-Длужик А.-Г.  Сибирская реляция.] // Полярная звезда. № 1. Якутск. 1997. С. 79.
    [Барковский А.]  Комментарии. [Каменский-Длужик А.-Г.  Сибирская реляция] // Полярная звезда. № 1. Якутск. 1997. С. 79.
    [Барковский А.] Литература. [Каменский-Длужик А.-Г.  Сибирская реляция] // Полярная звезда. № 1. Якутск. 1997. С. 79
    Борисов А. А.  Якутские улусы в эпоху Тыгына. Якутск. 1997. С. 7; 15.
    Галуза В.  Белорусы Сибири: история и современность. // Этносоциальные процессы в Сибири. Тематический сборник. Вып. 1. Новосибирск. 1997. С. ?.
    Hryciuk G.  Sieria i oficiną wydawnicza „Biblioteka Zesłańca” przy Zarządze Głównym Polskiego Towarzystwa Ludowniczego. // Wrocławskie Studia Wschodnie. Nr. 1. Wrocław. 1997. S. 259.
    Dyaryusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc spisany przez Adama Kamieńskiego. // Kamieński Dłużyk A.  Diariusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc. Wrocław. 1997. S. 13-39.
    История Русской Америки 1732-1867. Т. 1. Основание Русской Америки 1732-1799. Москва. 1997. С. 37.
    Каменский-Длужик А.-Г.  Сибирская реляция. [Пер. Барковский А.] // Полярная звезда. № 1. 1997. Якутск. 1997. С. 80-87.
    Каменский-Длужик А. Г.  Сибирская реляция… // Летопись журнальных статей. 30’97 (435290-45019). Москва. 1997. С. 89; 94.
    Каменский-Длужик А. Г. // Летопись журнальных статей. Вспомогательные указатели. № 27-39’97. Москва. 1997. С. 75.
    Каменский-Длужик А. Г.  Сибирская реляция… // Летапіс друку Беларусі. № 7. Мінск. 1997. С. 148; 152.
    Kamieński Dłużyk A.  Diariusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc spisany przez...  Z pierwodruku wydali oraz prypisami i komentarzami opatrzyli Antoni Kuczyński, Borys Polewoj, Zbigniew J. Wójcik. //  Dwa polskie pamiętniki z Syberii XVII i XVIII wiek. Wrocław. 1997. S. 13-39.
    Карлюкевіч А.  Каменскі (Каменскі-Длужык, Длужык-Каменскі) Адам. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі. Т. 4. Мінск. 1997. С. 44.
    Kuczyński A., Polewoj B., Wójcik Z. J.  Adam Kamieński Dłużyk i jego “Diariusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc” z około 1672 roku. // Kamieński Dłużyk A.  Diariusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc. Wrocław. 1997. S. 42-43.
    Кучински А., Полевой Б., Вуйцик З. Я.  О сочинении Адама Каменского Длужика. Забытый источник сведений по этнографии Сибири XVII века.  [Пер. Багинской Е.] // Kamieński Dłużyk A.  Diariusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc. Wrocław. 1997. S. 85-86.
    Kuczyński A., Rok B.  Ludwik Sienicki – żołnierz, zesłaniec, konwertyta, pamiętnikarz. // Sienicki L.  Dokument osobliwego miłosierdzia Boskiego ze wspomnień o mniej znanych Moskiewskiego Pańsnwa krainach... Wrocław. 1997. S. 61; 67.
    Кучински А.  Рок Б.  Очерки о культуре и быте народов Сибири XVIII века в воспоминаниях Людвика Сеницкого. [Пер. Багинской Е.] // Sienicki L.  Dokument osobliwego miłosierdzia Boskiego ze wspomnień o mniej znanych Moskiewskiego Pańsnwa krainach... Wrocław. 1997. S. 90.
    Марианский А.  Диариуш московского плена, городов и местностей Адама Каменского. // Полярная звезда. № 1. Якутск. 1997. С. 79.
    Надрукавана пра кантакты ў Беларусі і ў свеце. // Кантакты і дыялогі. № 7-8. 1997. Мінск. 1997. С. 52.
    Nota edytorska. // Kamieński Dłużyk A.  Diariusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc. Wrocław. 1997. S. 87-88.
    Róziewicz J.  Przedmowa. // Kamieński Dłużyk A.    Diariusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc.  Wrocław. 1997. S. 9-11.
    Рузевич У.  Предисловие. // Kamieński Dłużyk A.  Diariusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc. Wrocław. 1997. S. 5-7.
    Свяжынскі У.  Мемуары XVII стагоддзя: праблема супольнай культурнай незалежнасці. // Беларусіка. № 6. Беларусь паміж Усходам і Захадам. Праблемы міжнацыянальнага, міжрэлігійнага і міжкультурнага ўзаемадзеяння, дыялогу і сынтэзу. Ч. 2. Мінск. 1997. С. 31; 34.
    Srebrakowski A.  Indeks nazwisk. // Kamieński Dłużyk A.  Diariusz więzienia moskiewskiego, miast i miejsc. Wrocław. 1997. S. 90.
    Aneksy // Ciecierski F.  Znaczniejszych przypadków pewnego z Syberii powrotnego Polaka w 1801 roku. Warszawa-Wrocław. 1998. S. 385.
    Brzeski J.  Nowósci wydawnicze. // Zesłaniec. Nr. 3. Warszawa. 1998. S. 442.
    B. Walczak-Sroczyńska B.  Jesze o rusycyzmach w „Dyaryuszu” Adama Kamieńskiego-Dłużyka. // Współzależność języków słowiańskich. Aspekt lingwistyczny i glottodydaktyczny. Pod red. J. Bartoszewskiej i M. Grabskiej. Gdańsk. 1998. S. 110-122.
    Wójcik J.  Indeks nazwisk. // Ciecierski F.  Znaczniejszych przypadków pewnego z Syberii powrotnego Polaka w 1801 roku. Warszawa-Wrocław. 1998. S. 404.
    Галуза У.  Беларусы Заходняй Сібіры: гісторыя і сучаснасць. // Кантакты і дыялогі. № 10-11. Мінск. 1998. С. 8; 13.
    Галуза У.  Культура і адукацыя беларусаў Заходняй Сібіры: гісторыя і сучаснасць.  //  Беларускае асветніцтва: вопыт тысячагоддзя. Матэрыялы міжнароднага кангрэса (Мінск, 20-21 кастрычніка 1998 г.). Кн. 1. Мінск. 1998. С. 151.
    Dłużyk-Kamieński, Adam. // Polski Indeks Biograficzny. Т 1. Saur München. 1998. S. 248-249.
    Z książek. (Minirecenzji oprac. WM) // Zesłaniec.  Nr. 3. Warszawa. 1998. S. 441.
    Kamieński-Dłużyk, Adam – auch Аdam Dłyżyk-Kamieński (e. 17. Jh), Staatsdenker – Polski słownik biograficzny, Zieliński 2 - F. 196, 183-184 // Polski Indeks Biograficzny. Т 2. Saur München. 1998. S. 550.
    Kamieński Dłużyk Adam. // Nowa encyklopedja powszechna PWN. T. 3. (wyd. 1) Warszawa. 1998. S. 244.
    Kuczyńska M. B.  Indeks nazwisk. // Syberia w historii i kulturze narodu Polskiego. Wrocław. 1998. S. 552.
    Kuczyński A.  Przedmowa. // Syberia w historii i kulturze narodu Polskiego. Wrocław. 1998. S. 7.
    Kuczyński A., Wójcik Z. J.  Obserwacje etnograficzne i socjologiczne ks Faustyna Ciecierskiego na zesłaniu w latach 1797-1801. // Ciecierski F.  Znaczniejszych przypadków pewnego z Syberii powrotnego Polaka w 1801 roku. Warszawa-Wrocław. 1998. S. 366
    Kuczyński A., Wójcik Z. J.  Między oczekiwaniem a spełnieniem. Działalność cywilizacyjna Polaków na Syberii (XII-XiX wiek). // Syberia w historii i kulturze narodu Polskiego. Wrocław. 1998. S. 34-35.
    Kuczyński A., Wójcik Z. J.  Bogdan Burdziej, „Inny świat ludzkiej nadziei. „Szkice” Adama Szamańskiego na tle literatury zsylkowej”, nakіadem autora, Toruń 1991, 255 s., indeks nazwisk (Z prac Instytutu Filologii Polskie UMK w Toruniu).  Jerzy Fiećko, „Rosja, Polska i misju zesłańców. Syberyjska twórczość Agatona Gillera”, Wydawnictwo WiS, Poznań 1997, 272 s. (Biblioteka Literacka „Poznańskich Studiów Polonistycznych”, tom l) // Wrocławskie studia wschodnie. Nr. 2. Wrocław. 1998. S. 260.
    Maron J.  Dwa polskie pamiętnika z Syberii XVII i XVIII wieku, wyd. Antoni Kuczyński, Borys Polewoj, Bogdan Rok, Zbigniew J. Wójcik, pod red. Antoniego Kuczyńskiego, Polskie Towarzystwo Ludoznawcze (Biblioteka Zeslańca), stowarzyszenie „Wspólnota Polska”, Warszawa-Wrocław. 1996, 194 s. // Wrocławskie Studia Wschodnie. Nr. 2. Wrocław. 1998. S. 261-263.
    Nowiński F.  Świat Polaków na Syberii Wschodniej (do połowy XIX wieku). // Centrum i regiony narodowościowe w Europie od XVIII do XX wieku. Łódź. 1998. S. 72
    Posłowie // Ciecierski F.  Znaczniejszych przypadków pewnego z Syberii powrotnego Polaka w 1801 roku. Warszawa-Wrocław. 1998. S. 374-375.
    Пятрушкіна В.  Баркоўскі Алесь. //  Кантакты і дыялогі. № 2. Мінск. 1998. С. 16.
    Саламевіч І. У.  Каменскі (Длужык-Каменскі) Адам-Рыгор. //  Беларуская энцыклапедыя ў 18 тамах. Т. 7. Мінск. 1998. С. 517.
    Śliwowska W.  Dawne i nowe badania nad Polskimi zesłańcami na Syberii – іch miejsce w historii i kulturze. // Syberia w historii i kulturze narodu Polskiego. Wrocław. 1998. S. 275.
    Сяргеева Г. Г.  Дыяспара беларуская. // Беларуская энцыклапедыя ў 18 тамах. Т. 7. Мінск. 1998. С. 316.
    (MBK)  Trzy najstarsze polskie pamiętniki z Syberii. Wydanie specjalne. // Wrocławskie Studia Wschodnie. Nr. 2. Wrocław. 1998. S. 274.
    Баркоускi А.  Слово “якут” произошло от фамилии белоруса. // Якутск вечерний. № 15. Якутск. 23 апреля 1999. С. 7.
    Walczak-Sroczyńska В.  Egzotyzmy w „Dyaryuszu Więzienia Moskiewskiego, miast i miejsc” Adama Kamieńskiego-Dłużyka. (Z dziejów rosyjsko-polskich kontaktów językowych w XVII wieku). // Przegląd Rusycystyczny. Z. 1-2. Katowice. 1999. S. 50-57.
    Dwa polskie pamiętniki z Syberii XVII i XVIII wiek. Wroc. Stud. Wsch. – Nr. 2 (1998). // Bibliografia zawartosci czasopism. Z. 11. Warszawa. 1999. S. 199.
    Иванов В. Н.  К вопросу об истоках якутско-польских историко-культурных контактов. // Ссыльные поляки в Якутии: итоги, задачи, исследование пребывания. Сборник научных трудов. Якутск. 1999. С. 45-46.
    Иванова М.  За что Алеся Барковского хотели выслать из Якутии. // Якутск вечерний. № 44. Якутск. 12 ноября 1999. С. 13.
    Каменскі Адам. // Географы і падарожнікі Беларусі. Альбом – атлас пад рэдакцыяй доктара геаграфічных навук В. А. Ярмоленкі. Мінск. 1999. С. 2.
    Kuczyński A., Wójcik Z.  Borysowi Pietrowiczowi Polewojowi na osiemdziesięciolecie. // Wrocławskie Studia Wschodnie. Nr. 3. Wrocław. 1999. S. 257.
    Мальдзіс А., Кнацько Г.  Мемуары гістарычныя. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Мінск. Т. 5. 1999. С. 114.
    Петров П. П.  Из деятельности некоторых представителей польского происхождения в городе Якутске. // Россия и Польша: Историко-культурные контакты (Сибирский феномен). Тезисы докладов международной научной конференции 24-25 июня 1999 г. Якутск. 1999. С. 8.
    [Прадмова рэдакцыі да артыкула: Баркоускi А.  Слово “якут” произошло от фамилии белоруса] // Якутск вечерний. № 15. Якутск. 23 апреля 1999. С. 7.
    Сяргеева Г.  Беларусы ў Расіі (Расійскай Федэрацыі). // Голас Радзімы. № 11. Мінск. 18 сакавіка 1999. С. 7.
    Ярмоленка В.  Прадмова. // Географы і падарожнікі Беларусі. Альбом – атлас пад рэдакцыяй доктара геаграфічных навук В. А. Ярмоленкі. Мінск. 1999. С. О.
    Wujcik Z J.  Polscy badacze kultury Jаkucji. // Literatura ludowa. Nr. 6. Wrocław. 2000. S. 107.
    Dwa polskie pamiętniki z Syberii XVII i XVIII wiek. [1996] // Lietuvos istorijas bibliografia 1996. Vilnus. 2000. S. 54.
    Галуза У.  Чатыры стагоддзі ўдзелу беларускай дыяспары ў фарміраванні соцыума Сібіры. // Кантакты і дыялогі. № 11-12. Мінск. 2000. С. 4.
    Гаранін С.  Падарожжа ў літаратуры. // Беларуская энцыклапедыя ў 18 тамах. Т. 11. Мінск. 2000. С. 485.
    Каменский (Длужик Каменский) Адам. // Энциклопедия Якутии. Т. 1. Москва. 2000. С. 331.
    Каменскі (Каменскі-Длужык) Адам Рыгор. // Кулажанка Л., Мальдзіс А., Сачанка С.  Літаратурныя мясціны Беларусі. Краязнаўчы даведнік у 3-х кнігах. Кніга першая. Брэсцкая, Віцебская і Гомельская вобласці. Мінск. 2000. С. 130.
    Kijas A.  Kamieński-Dłużyk Adam // Kijas A.  Polacy w Rosji od XVII wieku do 1917. Słownik biograficzny. Warszawa, Poznań. 2000. S. 142-143.
    Kijas A.  Sienicki ludwik // Kijas A.  Polacy w Rosji od XVII wieku do 1917. Słownik biograficzny. Warszawa. 2000. S. 142-143.
    Ласкоў І.  Летапісная Літва: сваяцтва і лёс. Кніга-пошук. Койданава-Амма-Якуцк. 2000. С. 140.
    Пазднякоў В.  Мартыралёг. Маракоў Л.  Вынішчэнне: Рэпрэсаваныя беларускія літаратары. Даведнік. Мінск. Літаратурна-мастацкі фонд “Нёман”, 2000. Наклад 50 ас. // Наша Ніва. № 21. Мінск. 2000. С. 8.
    Полевой Б. П.  Новое открытие Камчатки. Москва. 2000. С. 244.
    Пятрушкіна В.  Баркоўскі Алесь. // Хто ёсць Хто сярод беларусаў свету. Энцыклапедычны даведнік. Ч. 1. Беларусы і ураджэнцы Беларусі ў памежных краінах. (Выд. 1-е.) Мінск. 2000. С. 127.
    Резун Д. Я., Соколовский И. Р.  О “Литве” в Сибири 17 в. // Белорусы в Сибири. Новосибирск. 2000. С. 47.
    Śliwowska W.  Polonika w pracach badaczе jakukich. // Literatura ludowa. Nr. 6. Wrocław. 2000. S. 110.
    Сяргеева Г.  Беларусы ў Расіі (Расійскай федэрацыі). // Хто ёсць Хто сярод беларусаў свету. Энцыклапедычны даведнік. Ч. 1. Беларусы і ўраджэнцы Беларусі ў памежных краінах. (Выд. 1-е.) Мінск. 2000. С. 37.
    Сяргеева Г.  Дыяспара беларуская. // Хто ёсць хто сярод беларусаў свету. Энцыклапедычны даведнік. Ч. 1. Беларусы і ураджэнцы Беларусі ў памежных краінах. (Выд. 1-е.) Мінск. 2000. С. 37.
    Egzotyzmy w „Dyaryuszu więzienia moskiewskiego, miast i miesc” Adama Kamieńskiego-Dłużyka. // Bibliografia zawartości czasopism. Z. 3. Warszawa. 2000. S. 113; 213.
    Барковский Алесь. // Кто есть Кто. Деловой мир СНГ. Выпуск 1. Минск. 2001. С. 16.
    Wójcik Z. J.  Polscy przyrodnicy zesłańcy na bezdrożach ziem sacha. // Z kraju nad Leną. Związki polsko-jakuckie dawniej i dziś. Wrocław. 2001. S. 123.
    Wójcik Z. J.  Czasopismo „Jakutskij archiw” i jego Polonica. // Z kraju nad Leną. Związki polsko-jakuckie dawniej i dziś. Wrocław. 2001. S. 134.
    Галуза У.  Беларусы ў Сібіры. // Веды. № 1. Мінск. 17 студзеня 2001. С. 5.
    Галуза У.  Чатыры стагоддзі ўдзелу беларускай дыяспары ў фарміраванні соцыума Сібіры. // Беларуская дыяспара як пасрэдніца ў дыялогу цывілізацый. Матэрыялы ІІІ міжнароднага кангрэса беларусістаў “Беларуская культура ў дыялогу цывілізацый”. 1 сесія – 21-25 мая - 2 сесія – 4-7 снежня, Мінск, 2000 г. Мінск. 2001. С. 134.
    Каменскі Адам Рыгор. // Асветнікі зямлі Беларускай Х – пачатак ХХ ст. Энцыклапедычны даведнік. Мінск. 2001. С. 202.
    Kamieński-Dłużyk Adam. // Słabczyński T., Chicińska B (współpraca).  Słownik pisarzy Polskich. Warszawa. 2001. S. 127.
    Кучинский А.  Якуты и якутская земля в польских описаниях XVII и XVIII вв. // Россия и Польша: Историко-культурные контакты (сибирский феномен): Материалы Международной научной конференции (24-25 июня 1999 г., Якутск). Новосибирск. 2001. С. 28-29.
    Kuczyński A.  Mędzy Jakucją a Polską - Przestrzeń i pamięć. // Z kraju nad Leną. Związki polsko-jakuckie dawniej i dziś. Wrocław. 2001. S. 105-107, 115.
    Kuczyński A.  Between Yakutia and Poland: space and memory. [Translated by Justyna Deszcz] // Z kraju nad Leną. Związki polsko-jakuckie dawniej i dziś. Wrocław. 2001. S. 122.
    Kuczyński A.  Heritagi, dominants, myths in polish/ yakut relations. [Translated by Justyna Deszcz] // Z kraju nad Leną. Związki polsko-jakuckie dawniej i dziś. Wrocław. 2001. S. 138.
    Максимов П.  Эвенки в XVII-XIX вв. // Полярная звезда. № 6. Якутск. 2001. С. 63.
    Мальдзіс А.  Як жылі нашы продкі ў ХVIII стагоддзі. Мінск. 2001. С. 23.
    Очерки истории белорусов в Сибири в XIX-XX вв. [Рецензенты: доктора исторических наук В. А. Ильиных, А. Н. Сагайдачный. Утверждено к печати Ученым советом Института истории СО РАН, Ученым советом Института истории НАНБ. Ответственные редакторы: Костюк, член-кореспондент РАН, доктор исторических наук В. А. Ламин.] Новосибирск. 2001. С. 15-16. [Научная летопись четырех столетий белорусского движения в Сибирь]
    Roczko A.  Pamiętniki polskich zesłańców na Szberię w XVIII. Olsztyn. 2001. S. 7; 11; 15-16; 42; 88; 98; 212.
    Петров П. П. Вклад поляков в социально-экономическое и культурное развитие Якутска. // Россия и Польша: Историко-культурные контакты (сибирский феномен): Материалы Международной научной конференции (24-25 июня 1999 г., Якутск). Новосибирск. 2001. С. 62.
    Петров П. П.  Памятные места города Якутска, связанные с именами поляков. // Якутский архив. № 2. Якутск. 2001. С. 43.
    Филиппов В. В.  Россия и Польша: историко-культурные контакты. // Россия и Польша: Историко-культурные контакты (сибирский феномен): Материалы Международной научной конференции (24-25 июня 1999 г., Якутск). Новосибирск. 2001. С. 6-7.
    Шостакович Б. С.  Международные аспекты истории поляков в Сибири как исследовательская проблема. (На примерах из эпохи до рубежа XVIII-XIX вв.) // Восточносибирский регионализм: социокультурный, экономический, политический и международный аспекты. Материалы международной научной конференции г. Иркутск, 10-12 апреля 2000 г. Конференция организована при поддержке Фонда им. Фридриха Эберта (Германия). Под редакцией д.и.н., профессора Г. Н. Новикова. Москва 2001. С. 32./
    Алишина Х. Ч.  Этнический состав татар по данным топонимии. // Сибирские татары. Сборник статей. Казань. 2002. С. 201-202.
    Аrmonas (lenk. Armon) Vitautas. // Visuotinė Lietuvių enciklopedija. T. 2. Vilnius. 2002. C 33/
    Кучинский А., Вуйцик З.  Ожидания и свершения. Цивилизаторская деятельность поляков в Сибири (XVII и XIХ века). // Сибирь в истории и культуре польского народа. Москва. 2002. С. 41; 43.
    Milewska-Młynik A.  Z kraju nad Leną. Związki polsko-jakuckie dawniej i dziś, Antini Kuczyński (red.), Wrocław 2001: Wydawnictwo “Atla 2”, ss. 246, il. // Etnografia Polska. T. XLVI. Z. 1/2. Warszawa. 2002. S. 258.
    Николаевна П. Л.  Славяне в Сибири: к истории вопроса о культурном взаимодействии (XVII - начало XVIII в.) // Славяне и Сибирь. Сохранение культурного наследия. (Материалы научно-практического семинара 17 декабря 1999 г. Томск.) /Заозерный архитектурно-художественный лицей, 2002; Томский государственный университет, 2002/ Томск. 2002.
    Пилсудский Б.  Поляки в Сибири. // Сибирь в истории и культуре польского народа. Москва. 2002. С. 14.
    Сливовская В.  Старые и новые исследования судеб польских ссыльных в Сибири: их место в истории и культуре. // Сибирь в истории и культуре польского народа. Москва. 2002. С. 289.
    Czapiewski E.  Z kraju nad Leną. Związki polsko-jakuckie dawniej i dziś pod redakcją naukową Antiniego Kuczyńskiego Wrocław 2001, 246 s. //  Wrocławskie Studia Wschodnie. Nr 6. Wrocław. 2002. S. 296.
    Борисов А. А.  Другой взглядна историю Якутии. // Борисов А. А.  Якутские исторические этюды. Якутск. 2003. С. 48-50.
    Дапаможныя паказальнікі да раздзела “навінкі беларускага друку” за 2003 год. Персанальны паказальнік. // Новыя кнігі. Па старонках беларускага друку. № 7. Мінск. 2003. С. 2
    Ермоленко В.  Белорусы – основоположники этнографии Сибири. (К 325-летию со дня рождения Людвика Сеницкого) // Гісторыя: праблемы выкладання. № 1. Мінск. 2003. С. 43-44
    Ермоленко В.  Белорусы – основоположники этнографии Сибири… [Навінкі беларускага друку. Прыродазнаўчыя навукі.] // Новыя кнігі. Па старонках беларускага друку. № 12. Мінск. 2003. С. 6.
    Захаренко И.  Этапы развития отечественного востоковедения. // Беларусь-Японія 日本・ベラルーシ Belarus-Japan: Матэрыялы Другіх міжнародных чытанняў, прысвечаных памяці Іосіфа Гашкевіча, Мінск-Астравец, 9-10 кастрычніка 2002 г. /Беларусіка = Albaruthenica. Кн. 25/ Мінск. 2003. С. 103.
    Імянны паказальнік. // Энцыклапедыя Гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Т. 6. Кн. ІІ. Мінск. 2003. С. 506.
    Kamieński-Dłużyk Adam. // Wielka encyklopedia PWN. T. 13. Warszawa. 2003. S. 190.
    Каменскі-Длужык А.  Дыярыуш маскоўскага палону з апіаннем гарадоў і мясцовасцяў. [Пер. Коршунаў А.] // Анталогія даўняй беларускай літаратуры ХІ - першая палова ХVIII стагоддзя. Мінск. 2003. С. 809-813; 996.
    Kuczyński A.  Pamięć o polskich zesłańcach i badaczach zemi jakuckiej. // Rota. Nr. 3/4. Lublin. 2003. S. 29.
    Ляўшун Л. В.  Адам Каменскі-Длужык. Дыярыуш. // Анталогія даўняй беларускай літаратуры ХІ - першая палова ХVIII стагоддзя. Мінск. 2003. С. 808-809.
    Лыч Л.  Испытание Сибирью. // Нёман. № 3. Минск. 2003. С. 134.
    Эрлих В. А.  Изучение Северной Азии и развитие науки в Сибири и на Дальнем Востоке в дореволюционный период. Очерк истории. Учебное пособие. Учреждено на заседании кафедры истории, краеведения и музееведения Кемеровской Государственной Академии Культуры и Искусств в качестве учебного пособия. Новосибирск. 2003. С. 29.
    Бразгуноў А.  Дзевяць стагоддзяў гісторыі літаратуры. // Голас Радзімы. № 12-13. Мінск. 18-25 сакавіка 2004. С. 10.
    Гаранін С. Л., Чамярыцкі В. А.  Даўняя літаратура. /Літаратура эпохі барока (канец 16 - 1-я пал. 18 ст.)/. [Літаратура.] // Беларуская энцыклапедыя ў 18 тамах. Т. 18. Кн. ІІ. Мінск. 2004. С. 595, 597.
    Гісторыя Беларусі ў 6 тамах. Т. 3. Беларусь у часы Рэчы Паспалітай (XVI-XVIII стст). Мінск. 2004.
    Первые иностранцы в России. // Якутия: рекорды, самое первое, самое-самое. Якутск. 2004. С. 72.
    Адам Каменский-Длужик, шляхцич из Несвижа… // Драбо В. Н., Ермоленко В.  Арктика: по следам соотечественников. Минск. 2005. С. 222-223.
    Брылеўскі М. М.  Выхадцы з Беларусі – даследчыкі розных краін і рэгіёнаў свету. // Чэрскі Іван Дзяменцьевіч. Да 160-годдзя з дня нараджэння. Зборнік артыкулаў. Вып. 1. Мінск. 2005. С. 8. [Навукова-папулярная бібліятэка: Знакамітыя географы і даследчыкі Беларусі]
    Длужык-Каменскі Адам.  //  Вялікае княства Літоўскае. Энцыклапедыя ў двух тамах. Т.-1. Мінск. 2005. С. 592.
    Иванов В. Н.  К вопросу об истоках якутско-польских историко-культурных контактов. // Иванов. В. Н. Северо-восток Азии в контексте российской истории. Сборник научных статей. Якутск. 2005. С. 334-336, 338./
    Нікалаеў М.  Прадмова. // Юрэвіч Л.  Мэмуары на эміграцыі. Крыніцазнаўчае дасьледваньне. [Бібліятэка Бацькаўшчыны. Кн. 4.] Мінск. 2005. С. 4.
    Нікалаеў М.  Новая кніга. /“Бібліятэка Бацькаўшчыны”. Лявон Юрэвіч. Мэмуары на эміграцыі./ // Беларус. № 506. Сакавік. Farmingdale. N. Y. 2005. С. 7
    Litwiński R.  Bibliografia prac dr. hab. Mieczysława Wieliczki, prof. // Annales Universitatis Mariae Curie-Skłodowska. Lublin-Polonia. Sectio F. Vol. LX. Lublin. 2005. S. 31.
    Ляўшун Л. В.  Адам Каменскі-Длужык. Дыярыуш. // Анталогія даўняй беларускай літаратуры ХІ - першая палова ХVIII стагоддзя. /2-е выд., выпр./ Мінск. 2005. С. 808-809.
    Каменскі-Длужык А.  Дыярыуш маскоўскага палону з апісаннем гарадоў і мясцовасцяў. [Пер. Коршунаў А.] // Анталогія даўняй беларускай літаратуры ХІ - першая палова ХVIII стагоддзя. /2-е выд., выпр./ Мінск. 2005. С. 809-813; 996.
    Гісторыя беларускай літаратуры ХІ-ХІХ стагоддзяў у двух тамах. Т. 1. Даўняя літаратура XI – першая палова XVIII стагоддзя. Навуковы рэдактар тома В. А. Чамярыцкі. Мінск. 2006. С. 695, 731-734, 883.
    Каменскі Адам Рыгор (Каменскі-Длужык, Длужык-Каменскі). // Асветнiкi зямлi Беларускай. X - пачатак XX ст. Энцыклапедычны даведнік. 2-е выд. Мінск. 2006. С. 202.
    Kuczyński A.  Polskie ślady na ziemi jakuckiej. W kręgu zesłań i badaczy XIX stulecia. // Соотечественники. Rodacy. № 3. Абакан. 2006. S. 12.
    Миницкий Н.  Ими гордится Беларусь. // Гісторыя: праблемы выкладання. Мінск. № 4. 2006. С. 59.
    Пазднякоў В.  Каменскі-Длужык Адам. // Вялікае княства Літоўскае. Энцыклапедыя ў двух тамах. Т.-2. Мінск. 2006. С. 25.
    Петрашкевіч А.  Змрочландыя, або Крыжовы шлях беларускага пісьменства. // Народная воля. № 50-51. Мінск. 31 сакавіка 2006. С. 7. [Духоўны скарб]
    Соколовский И. Р. Ещё одно свидетельство подлинности дневника А. Каменского-Длужика. // Сибирь в истории России (к 100-летию Зинаиды Георгиевны Карпенко). Материалы региональной научной конференции, Кемерово, 29 сентября. 2006 г. Кемерово. 2006.
    Карлюкевич А.  В поисках утраченного. // Советская Белоруссия. № 7. Минск. 12 января 2007. С. 27.
    Антонов Е. П.  Стажировка в Польше. // Якутский архив. № 2. Якутск. 2007. С. 110.
    Адам Каменский Длужик (1635-?) /Якутия в составе Российского государства (XVII-XIX вв.). Ссылка./ // Историко-культурный атлас Якутия. Природа. История. Этнография. Современность. Москва. 2007 /Отпечатано в Венгрии/. С. 278. /История/
    Якутск – столица северной республики. /Улусы республики/ // Историко-культурный атлас Якутия. Природа. История. Этнография. Современность. Москва. 2007 /Отпечатано в Венгрии/. С. 780.
    Именной указатель. [Длужник] // Историко-культурный атлас Якутия. Природа. История. Этнография. Современность. Москва. 2007 /Отпечатано в Венгрии/. С. 865.
    Барыс С., Шпетны В.  Беларусы вывучаюць Зямлю (выхаваўчая гадзіна). // Беларускі гістарычны часопіс. № 12. Мінск. 2007. С. 50, 52.
    Свяжынскі У. М.  Знаходкі рукапісаў і выданні сярэдневечных мемуараў пра Беларусь. // Памяць стагоддзяў на карце айчыны. Зборнік навуковых прац у гонар 70-годдзя Міхаіла Фёдаравіча Спірыдонава. Мінск 2007. С. 333.
    Чыжык І. В.  Метадалагічныя падыходы да даследавання пытаньня падарожжаў жыхароў ВКЛ і Рэчы Паспалітай у XVI-XVIII стст. // Сборник работ 64-й наусной конференции студентов и аспирантов Белгосуниверситета Минск, 15 - 18 мая 2007 г. В трех частях. Ч. III. Минск. 2007. С. 98-99.
    Марціновіч А.  Цяпло паўночнага ззяння. Адам Каменскі-Длужык. // Марціновіч А.  Зерне да зерня. Гісторыя ў асобах. Мінск. 2008. С. 177-188.
    Варавина Г. Н.  Польские исследователи о тунгусах Якутии (XVII – нач. XIX). // Межкультурное взаимодействие в Сибири: историко-этнографические, лингвистические, литературоведческие аспекты. Материалы Международной научной конференции «Польша в истории и культуре народов Сибири», посвященной 150-летию со дня рождения Э. К. Пекарского и В. Л. Серошевского (г. Якутск, 5 ноября 2008 г.). Якутск. 2009. С 80-81.
    Вирський Д. С.  Полковник Михайло Криса - малознаний герой/антигерой Козацької революції. // Український історичний журнал. № 5. Київ. 2009. С. 67, 70.
    Ермоленко В.  Дневник 200-летней давности. // Ермоленко В.  Белорусы и Русский Север. Минск. 2009. С. 60-67.
    Соколовский И. Р.  Каменьский-Длужик (Каменский-Длужик) Адам (Григорий). // Историческая энциклопедия Сибири. К-Р. Новосибирск. 2009. C. 21.
    Беларускае замежжа. Белорусское зарубежье. Мінск. 2010. С. 41,105,413.
    Богдан А.  Шматмоўе як адна з характэрных асаблівасцяў развіцця беларускай літаратуры XVI-XVII ст. (на прыкладзе твораў мемуарнай літаратуры). // Беларуская пісьмовая спадчына ў кантэксце еўрапейскага культурна-гістарычнага працэсу ХІ-ХІХ стагодзяў: вытокі, традыцыі, уплывы. Матэрыялы нувукова-практычнай канферэнцыі (Мінск, 24 мая 2010 г.) Мінск. 2010. С. 329.
    Герасимов В., Агеева Е.  Коллекция «Издания белорусского зарубежья» библиофила А. Барковского в фонде Президентской библиотеки Республики Беларусь в котексте истории белорусской диаспоры. // Валеры Герасімаў.  Выбраныя творы. Койданава. 2010. С. 23.
    Bauer M.  Szczególny rodzaj dziennika podróży. O pamiętnikach niewoli moskiewskiej Stanisława Niemojewskiego i Adama Kamieńskiego Dłużyka. // Proza staropolska. Analecta Literackie i Językowe. Т. 2. Łódź. 2011.
    Мальдзіс А.  Масты ўзаемнага разумення. // Голас Радзімы. Мінск. № 6. 17 лютага 2011. С. 2.
    Мосунова Т.  О царских невестах и ссыльных поляках в забытой столице. // Уральский рабочий. Екатеринбург. 30 ноября 2011.
    Каменскі Длужык А. Р.  Дыярыуш вязеньня маскоўскага мест і месцаў. Койданава. 2012.
    Таранеўскі В. У.  Вязень з Оршы и яго «Дыярыуш». // Віцебскія старажытнасці. Матэрыялы навуковай канферэнцыі. Мінск. 2013. С. 44-46.
    Włodarski J., Zhao Gang.  Kontakty Polski z Chinami od XII do końca XVIII wieku – próba nowego spojrzenia. // Gdańskie studia Azji Wschodniej. Z. 5. Gdańsk. 2014. S. 29-30.
    Касажэцкі К.  Кампанія 1660 году ў Літве. Пераклад з польскай мовы Антона Кузьміча. 2-е выд. Смаленск. 2015. С. 272-273, 328-329.
    Таранеўскі В. У.  Вязень з Оршы и яго «Дыярыуш». // Таранеўскі В. У.  Гісторыка-мемуарная літаратура Беларусі XVI-XVII стст. Метадычныя рэкамендацыіВіцебскія старажытнасці. Віцебск. 2016. С. 48-54.
    А. Б.
    Койданава

    [540 жн. 2017]