пятница, 10 октября 2014 г.

Республика Саха (Якутия) и Республика Беларусь в конференциях. Койданава. "Кальвіна". 2014.


    УДК 611.136 611.137.23 611.146 611.147.12 617.5 618.134
                            ХИРУРГИЧЕСКАЯ И ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ АНАТОМИЯ
                                АОРТО-ПОДВЗДОШНО-ТАЗОВОГО ФРАГМЕНТА
                               И НИЖНЕЙ ПОЛОЙ ВЕНЫ В УСЛОВИЯХ НОРМЫ,
         ВАРИАНТОВ И АНОМАЛИЙ РАЗВИТИЯ, ПАТОЛОГИИ И ЭКСПЕРИМЕНТА
    П. М. Желобцов (Якутск)
    На большом трупном и экспериментальном материале получены определенные возрастные и половые различия в форме и размерах, строении, ветвлении, положении, синтонии и скелетотопии изучаемых магистральных сосудов и соседних органов: почек и мочеточников — в условиях нормы, вариантов и аномалий их развития, атеросклеротического поражения, аневризмы и венозного застоя. У плодов второй половины беременности и новорожденных частота вариантов и аномалий развития почек и мочеточников в 6-7 раз больше, чем у взрослых. Чаще это приводит к ранней гибели их из-за нарушения иннервации, лимфо- и кровообращения в системе аорто-подвздошного фрагмента и венозного оттока из органов тазового пояса и нижних конечностей. В эксперименте изучено морфофункциональное состояние окольного кровообращения при окклюзиях терминального отдела брюшной аорты и каудальной полой вены.
    /ІХ Всесоюзный съезд анатомов, гистологов и эмбриологов (Минск, 23-26 июня 1981 г.). Тезисы докладов. Минск. 1981. С. 148./

    УДК 611-018
                                          РЕАКЦИЯ БУРОГО ЖИРА ЖИВОТНЫХ
                                             И ЧЕЛОВЕКА В УСЛОВИЯХ СЕВЕРА
   Е. Д. Колодезникова (Якутск)
    У грызунов, живущих в естественных условиях Севера, нами установлена зависимость изменения гистоструктуры бурого жира от понижения температуры (ниже 15°). При сочетании повышенной влажности и низкой температуры отмечено увеличение деструктивных процессов. У домовых мышей северного поселка Кулар в буром жире обнаружены стафилококки; наблюдались выраженные сосудистые нарушения, некротические участки, светлые полости, чаще встречались лимфоциты. Липофусцин иногда определялся в половине всех клеток. У мертворожденных и новорожденных детей в зависимости от заболевания матери, тяжести протекания родов и продолжительности жизни количество деструктивных клеток и лимфоцитов в буром жире возрастает. Следовательно, бурый жир реагирует на различные стрессовые факторы.
    /ІХ Всесоюзный съезд анатомов, гистологов и эмбриологов (Минск, 23-26 июня 1981 г.). Тезисы докладов. Минск. 1981. С. 206./

    УДК 612.94:616.097:579.017
                               КОЛИЧЕСТВЕННОЕ СОДЕРЖАНИЕ ЛИМФОЦИТОВ
                  В ВИЛОЧКОВОИ ЖЕЛЕЗЕ СЕВЕРНОГО ОЛЕНЯ В ОНТОГЕНЕЗЕ
    И. С. Решетников (Якутск)
    У предплодов в возрасте 35-50 дней отмечается усиленный процесс митоза лимфоцитов в корковом слое вилочковой железы. В ходе эмбриогенеза происходит увеличение плотности лимфоцитов на 1 мм2 площади в обоих слоях этой железы. Количество лимфоцитов достигает максимального значения у 7-месячных плодов. В постнатальном онтогенезе концентрация лимфоцитов в обоих слоях тимуса с возрастом падает и минимальна в вилочковой железе старых оленей (18—20 лет). Острая реакция вилочкозой железы на воздействие чрезвычайных факторов погодного режима характеризуется массовой миграцией лимфоцитов в кровь, что внешне проявляется резким уменьшением ее массы. Такая инволюция обратима. При благоприятном погодном режиме в сочетании с хорошим выпасом оленей происходит усиленный митоз лимфоцитов вилочковой железы, что внешне проявляется ростом ее массы.
    /ІХ Всесоюзный съезд анатомов, гистологов и эмбриологов (Минск, 23-26 июня 1981 г.). Тезисы докладов. Минск. 1981. С. 328-329./

                                        ВСЕГО  ЛИШЬ  ЗВЕЗДНЫЙ  ЧАС?
                          О всесоюзной информационно-дискуссионной встрече
                                        редакторов местных молодежных газет
                                                               в Минске
                                               ВРЕМЯ  БЫТЬ  ЛИЧНОСТЬЮ
    * Как быть, если позиция ЦК ЛКСМ не совпадает с мнением газеты?
    * Каковы рамки гласности?
    * Нужна социальная и правовая защищенность журналиста.
    * Издатели и газета: конфронтация или единство?
    Начало было многообещающим. Сергей Рогожкин, секретарь ЦК ВЛКСМ, поприветствовав редакторов местных молодежных газет (а их у нас в стране 127), извинившись, ушел на пленум ЦК ЛКСМ Белоруссии, на котором должны были избрать нового первого секретаря ЦК ЛКСМБ.
    — Есть мнение, что сегодня в Минске собрались неформалы, — пошутил Юрий Пилипенко, заведущий отделом пропаганды ЦК ВЛКСМ, сменивший Рогожкина у микрофона. — Специально не стали собирать вас в ВКШ, чтобы отойти от традиционной формы встреч. Нет у нас докладчика, да и секретарь вот ушел. Сегодня звездный час местной молодежной печати: грань между нею и центральной постепенно стирается. Нынешнюю встречу редакторов мы определили как рискованную и экспериментальную. Да, есть риск, что она может и не получиться. Тогда ограничимся знакомством с городом. По есть и шанс что результатом этой встречи стянут конкретные решения, которые помогут местной молодежной печати закрепиться на тех передовых позициях, на которые она сегодня вышла.
    Интерес к этой встрече был велик. Газета «Знамя Юности» — орган ЦК ЛКСМ Белоруссии — вела ежедневные репортажи о дискуссии редакторов. В одном из них проводились слова заместителя главного редактора «Комсомольской правды» Ядвиги Юферовой: «Очень много жду от разговора. Ведь на местах проходят интересные и сложные процессы, многие редакторы сегодня вынуждены буквально бросаться на амбразуру, и их смелости стоит поучиться журналистам центральных изданий. Газетчики становятся сегодня в буквальном смысле прорабами перестройки, и требуется объединение сил, нужны организационные формы журналистской солидарности.
    Молодежная пресса действительно занимает сегодня особое место в системе средств массовой информации. Именно в ней люди разных возрастов ищут и находят ответы на наиболее острые вопросы, имеют возможность высказать свою точку зрения. И это незамедлило сказаться. Были случаи, когда редакторов молодежных газет снимали с должности, другим «дружески советовали» сменить место работы. Так, к примеру, получилось с Ириной Ристмяги, редактором эстонской молодежной газеты. И лишь вмешательство «Комсомольской правды» помогло восстановить справедливость. Если сегодня молодежная пресса и вышла на передовые позиции, то во многом благодаря и тем позитивным процессам, которые идут в комсомоле. И прежде всего это касается того, что комсомол отказался от претензий на монопольное выражение интересов всей молодежи. Но лишь у него свои органы печати, значит, в этой ситуации необходим компромисс: имеющиеся газеты должны удовлетворять интересы разных слоев и социальных групп молодежи, а не только комсомольцев.
    Среди множества проблем, с которыми сталкивается сегодня пресса, можно выделить две — наиболее острые: вопросы гласности и взаимоотношение редакций газет с издателями.
    — Гласность — как цена мяса: в Москве 2 рубля, чем дальше от столицы, тем она выше, — горько пошутил редактор саратовской областной газеты Е. Музолевский. С ним были согласны и шесть редакторов, составивших накануне встречи в Минске тезисы, которые и легли в основу дискуссии: «Когда на востоке читатель уже раскрывает свою газету, на западе только запускают ротационные машины — девять часовых поясов делят нашу страну. Нередко и гласность делится на пояса».
    В вопросах о гласности не было единого мнения и на дискуссии. Каковы границы гласности? Гласность, но не во вред социализму. Но кто может точно определить, что работает на социализм, а что лишь вредит ему? И что есть социализм? Да, плюрализм, но социалистический (значит, есть и капиталистический?!) Так и не найдя точного ответа, попросили высказаться заместителя заведующего кафедрой средств массовой информации Академии общественных наук при ЦК КПСС Л. Шишова.
    — Гласность, — сказал он, — это когда можно открыто высказывать свое мнение. Рамки ее очерчены Конституцией.
    На что последовал вопрос из зала:
    — А устраивает ли тебя Конституция?
    — Да, и говоря о рамках, я имею в виду прежде всего запрет пропаганды войны, национальной розни и т. д. А вообще никто не может четко очертить границы гласности. Они в нас самих. Прежде всего надо задаться вопросом, а работает ли то, о чем пишешь, на главную идею — перестройку или это ведет к разъединению.
    Гласность пробивает себе дорогу с великим трудом — об этом с тревогой говорили на встрече многие журналисты. Редактор одной из украинских молодежных газет так прямо и сказал: «У нас, на Украине, товарищи, ситуация стабильная, — чем вызвал смех в зале. — Из 26 секретарей обкомов партии человек семь сняли за развал работы, но ни об одном ни них областные галеты не посмели написать».
    Не намного лучше положение и в Ростовской области, которой были посвящены критические выступления многих центральных изданий. Публикация подобных материалов в местной печати бистро пресекалась.
    — Как же быть, — спрашивала Ирина Ристмяги, — если позиция ЦК ЛКСМ не совпадает с мнением галеты? Вопрос не праздный, тем более, что он касается проблемы межнациональных отношений в Прибалтике.
    Вывод практически был один: газета — не орган аппарата, будь то ЦК или обком, крайком, а орган комитета, поэтому конфликтные ситуации должны разрешаться на пленуме или конференции.
    Да, сегодня не закроешь глаза на довольно сложные отношения, складывающиеся у редакций молодежных газет со своими издателями — обкомами, крайкомами комсомола, ЦК ЛКСМ. Далеко не все аппаратные работники могут смириться с тем, что журналисты «смеют» критически оценивать их деятельность, высказывать свою, личную, а не официальную точку зрения по поводу работы пленума или конференции. И в порыве амбиции хватаются за привычное — нажать сверху, прикрикнуть. Хотя есть одно верное и демократичное средство: если не согласен с газетой, выскажись на ее страницах и обоснуй свою точку зрения.
    В противном случае, постепенно формируется конфронтация редакции и издателя. Причем его состояние выматывает и ту, и другую стороны и общему делу пользы не приносит. Есть и другая характерная ситуация, когда обком проводит политику невмешательства в дела редакции. Как правило, это бывает продиктовано тем. что тот четко не знает, что ему надо от газеты, а та, что ей требуется от обкома. Это характерно для взаимоотношений нашей газеты со своим обкомом ВЛКСМ. Думаем, что это временное состояние, поскольку оно сегодня нетерпимо. Свидетельство тому — опыт единства действий Архангельского обкома ВЛКСМ и его газеты «Северный комсомолец» выдвинулся сегодня в разряд одних из самых смелых и интересных молодежных изданий в стране. Не случайно с таким вниманием слушали мы в Минске выступление заместителя редактора газеты Натальи Бабий. Она говорила о многих совместных с обкомом комсомола делах.
    Разговор о взаимоотношениях газет с издателями коснулся и проблемы совершенствования партийного руководства печатью. Более того, редактор латвийской газеты А. Блинов высказал мнение, что молодежные газеты фактически принадлежат партийным комитетам: деньги мы получаем от них. Может, потому и стиль партийного руководства молодежной прессой меняется медленно. В письме-обращении я ЦК КПСС, которое было принято  и на встрече в Минске, говорится, что комсомол и его органы печати за честный диалог с партией, без взбучек и окриков.
    Наши газеты должны быть независимыми, молодежными — так определили свою задачу участники  информационно-дискуссионной встречи. Чтобы ее выполнить, нужна социальная и правая защищенность журналистов молодежных газет, а для этого им надо объединиться. Сказали — сделали. Создали Совет редакторов. Его состав и впредь будет избираться только на Всесоюзном совещании редакторов. Совет имеет статус всесоюзной коллегии при ЦК ВЛКСМ. Он будет изучать тенденции развития молодежной печати, разбирать конфликты органов печати с представителями различных организаций и ведомств, участвовать в подготовке принципиально важных решений ВЛКСМ. Принято и решение о создании Фонда молодежной прессы. Его цель — реализация социальных инициатив молодежных газет, улучшение жилищно-бытовых условий молодых журналистов, образование централизованного банка помощи местным изданиям.
    Создан в итоге встречи редакторов в Минске и оргкомитет, который ведет работу по подготовке Учредительной конференции ассоциации редакций молодежных газет — будет и такая организация. Именно на нее возлагаются большие надежды редакций газет сделать свои органы печати действительно независимыми, пользующимися среди молодежи высоким авторитетом и доверием.
    Сегодня звездный час местной молодежной печати. Эта оценка наводит и на грустные размышления Всего лишь час? Как бы этого не хотелось, даже если он и звездный.
    Тамара Шамшурина.
    /Молодежь Якутии. Якутск. 23 февраля 1989. С. 4./

   Омельяненко Л. (г. Якутск)
                               СТИЛИСТИКА  ЯКУТСКОЙ  НАРОДНОЙ  ПЕСНИ
    Народная поэзия у якутов существовала только в песенной форме. Стих и песня развивались на основе синкретического единства, взаимодействия, взаимопроникновения. Импровизировать, сочинять — это означало в одно и то же время сочинять стихи и петь их. Естественно, что самой удобной, емкой музыкальной формой для поэтической импровизации оказался речитатив, занявший значительное место в песенной культуре якутов.
    Особенности якутского народного стихосложения во многом сходны с особенностями поэтического творчества других тюркоязычных народов. О. Е Бетлингк, А. Кулаковский, П Ойунский в своих высказываниях отмечают главное: 1) для якутского песенного стиха характерно наличие аллитерационного и свободного стихосложения; 2) развитие якутского литературного стихосложения возможно как в силлабической, так и в силлабо-тонической системах. Труды многих исследователей подтверждают распространение песенной силлабики стиха у казахов, узбеков, чувашей, бурятов, калмыков и др.
    Основу народно-песенного творчества у якутов составляют семисложные стихи. Семи-восьмисложные стихи лежат в основе песен музыкально-поэтического эпоса, древних и современных образцов народной поэзии. Силлабический стих особенно показателен для песен народного кругового танца «осуохай», традиционный запев которого укладывается в силлабический цезурованный 7-сложник
    Оһуокайдыыр : оһуокай, 7 (4 + 3)
    Эһиэкэйдиир : эһиэкэй! 7 (4 + 3)
    Слова эти выполняют функцию названия и одновременно запева песен круговых танцев. Постоянно повторяющийся традиционный запев контролирует стихотворный ритм, лад, форму всей песни.
    Кроме 7-сложника, в текстах хоровых песен часто использовались и шестисложные, восьми-, девятисложные силлабические стихи. Семисложный силлабический стих мы находим в древнейших трудовых, любовно-лирических песнях, «песнях природы» и более поздних современных песнях. Музыкальная ритмика соответствует его первооснове - поэтической ритмике:
   Одной из характерных особенностей этой ритмоформулы является анапестическая танцевальная ритмоинтонация, которую русские исполнители называют «пляской в три ноги». Гораздо реже семисложный стих сочетается с другими ритмическими модификациями:
    Чаще всего восьмисложный силлабический стих и его музыкальная ритмика являются распетыми семисложными:
   В некоторых песнях семисложный стих распевается до девятисложного в ритмоформуле которого ярко подчеркнуто танцевальное начало:
    Такой тип распевания стиха и его ритмики вполне закономерен, т. к. и семисложный, и восьмисложный, и даже девятисложный стихи имеют одни и те же счетно-временные измерения:
    Из других наиболее типичных структур, нашедших распространение в якутской народной песне, является шестисложный силлабический стих:
    1) 6 (3+3) и 2) 6 (4+2).
     Характерной ритмической особенностью первой разновидности являются плясовые ритмоинтонации — «пляска в две ноги», «пляска в три ноги»:
    Помимо отмеченных типичных силлабических структур, якутской народной песне присуши также пяти-, девяти-, десяти-, двенадцатисложные стихи. Для песен, претерпевших эволюцию, характерно значительное распевание стихов.
    Строфические особенности якутских песен также имеют свои аналогии с песнями разных народов мира, в том числе с восточно-славянской песней. В одностопных песнях мы наблюдаем расширение музыкально-поэтической строки до трехстрочности:
    Такие строки называются «тернарными». Они образуются при делении стиха на три смысловые группы. Тернарность является типичным признаком восточно-славянских свадебных песен, в якутской песне она получает жанровое переосмысление. Среди песен с двухстрочной строфической формой наиболее типичной является музыкально-поэтическая строфа типа:
    Этому типу музыкально-поэтической строфы присуще и ритмическое варьирование.
    Наряду с трехстрочной строфой АБВ, в песнях более позднего периода трехстрочная музыкально-поэтическая строфа за счет повторности расширяется до шестистрочной. Одной из основных тенденций в развитии строфики якутских народных песен является то, что поэтическая строфа, насыщаясь новым поэтическим текстом, становится все более разнообразной, музыкальная же строфа базируется в основном на одной, двух, трех варьированных музыкальных строках.
    Как и в музыке всех народов мира, в якутской народной песне четырехстрочная поэтическая строфа (куплетная форма, катрен) становится одной из наиболее распространенных классических типов строфики. Она также имеет много своих поэтических разновидностей:
    Кроме типичной четырехстрочной музыкально-поэтической строфы, встречаются пяти-, шести-, восьми-, десятистрочные. Если в поэтической строфе наблюдается стремление наполнить все строки новым поэтическим текстом, вытеснить повторность слов и стихов, то в музыкальной строфике основным элементом развития становится повторность и варьирование, чаще всего одной, двух, трех музыкальных строк. Зарождение четырехстрочности по музыке свидетельствует не только о более позднем происхождении песен, но и о влиянии авторского творчества на якутскую народную песню.
    Изучение традиционного якутского песенного фольклора позволяет сделать выводы, что основным мелодическим структурным элементом якутской народной песни является мелодическая попевка, которая одновременно служит ладом, изложенным по горизонтали. Лады-попевки, в основе которых лежит относительное равноправие всех звуков, базирующихся на их взаимопритяжении и взаимовлиянии. Этим ладам, как правило, присуща многоустойность. Напевы традиционных якутских песен импровизационны. Мелодическая интонация предельно раскрывает речевую. Это подчеркивается ритмикой напева.
    Импровизационное начало в якутских народных песнях переплетается с варьированием всех компонентов музыкальной выразительности. Расширение звукоряда песни достигается не только по горизонтали, но и по вертикали (увеличение интервала амбитуса). Тенденцию к повышению приобретают все звуки, которые расположены выше мелодического устоя, тенденцию к понижению — звуки, находящиеся ниже его. Сам же устой отличается наименьшей подвижностью и является своеобразным органным пунктом.
    Наряду с секундовой двухустойностью, в якутской народной песне мы находим и терцовую двухустойность. Опорный тон в одноголосной мелодии выделяется различными способами: метрической долей, увеличением ритмической длительности, более частой повторностью в мелодии, специальной остановкой, затяжкой, ферматой, подчеркиванием мелодических тонов метрическими акцентами, опеванием, которое способствует усилению тяготения в опорный тон. Трехустойные ладообразования возникают на основе двухустойных путем добавления нового опорного уровня или объединения двух различных двухопорных структур. Четырехустойность, как правило, присуща ангемитонным ладообразованиям, в частности, четырехступенной ангемитонике в объеме квинты.
    Тремолирование также характерно для традиционной якутской мелодики, как и для раннефольклорного пения многих других народов. Характерная черта якутской голосовой трели - широкий промежуток между составляющими ее звуками. Интервал трели может достигать двух, нередко и трех тонов. Часто в быстром вибрато почти сливаются основной тон и постоянно повторяемый призвук - «калысах». Такой исполнительский прием называется «калысахской трелью».
    Одним из наиболее характерных явлений якутского интонационного мышления является «раскрывающийся лад» [Термин Г. Григоряна], присущий эпическим и драматическим песням. Не всегда «раскрывающийся лад» в якутской народной песне дается в последовательном развитии и раскрытии. Иногда он предстает в следующих модификациях: 1) «раскрывающийся лад»; 2) «свертывающийся лад»; 3) основанный на чередовании «раскрытия» и «свертывания» и наоборот. Критическим интервалом раскрытия является тритон.
    Изучение якутской народной песни показывает, что ее лады на ранних стадиях своего развития являются ладами-попевками. Это лады большой и малой секунды, большой и малой терции, различные вида квартовых трихордов, лад большой и малой терции с субквартой, лад чистой кварты, и, наконец, лад увеличенной кварты и уменьшенной квинты. Одним из излюбленных звукорядов якутской народной песни является трехступенный большетерцовый ряд.
    Таким образом, якутской народной песне присущи как наиболее древние, так и более поздние лады. В этом отношении якутская народная песня проходит все те же этапы, которые характерны для песнетворчества различных народов.
    /Традиционный фольклор и его место в современной музыкальной культуре. Материалы XXIX межвузовской научной студенческой конференции, декабрь 1989 г. (г. Минск). Минск. 1991. С. 40-45./


    С. А. Яцкевич
                                                      НАЦИОНАЛЬНАЯ ШКОЛА:
                                                    К ПОСТАНОВКЕ ПРОБЛЕМЫ
    Исключительно ответственную роль в обеспечении гармонизации межнациональных отношений призвана играть национальная школа. Ее задачей является не просто передача учащимся определенной суммы знаний и навыков, но и формирование у них чувства гордости за свой народ и его культуру, уважительного отношения к его традициям и обычаям, историческому прошлому, языку.
    К сожалению, в предшествующий период было сделано немало, чтобы выхолостить само понятие национальной школы, убрать ее из системы народного образования. На протяжении нескольких десятилетий проводилась линия на денационализацию народного образования в стране. Повсеместно осуществлялась нивелировка учебного процесса, сопровождавшаяся игнорированием специфики национальных школ в различных республиках и регионах. Осуществлялась ломка исторически сложившегося алфавита многих народов СССР. Достаточно сослаться на реформы 1920-1930 гг., когда по указанию «сверху» алфавиты 70 народов СССР (в том числе и якутского) заменили латинским, а на рубеже 1930-1940 гг. вместо латинского шрифта ввели русскую графику. Схожая ситуация сложилась и с белорусским языком, где вследствие реформы 1933 г. литературный язык оказался практически оторванным от его народной, разговорной основы. Параллельно повсеместно осуществлялся перевод национальных школ на русский язык, чему в немалой степени содействовало принятое в 1938 г. постановление об обязательном его изучении в национальных школах, воспринятое в условиях того времени кое-кем на местах как установка на ликвидацию последних. Если в 1934-1937  гг. учебники издавались на 90 языках народов СССР, то в 1988 г. только на 39 языках. Вместе с исчезновением многих национальных школ были безвозвратно утрачены только им присущие методы и средства обучения, нетрадиционные дидактические приемы, бесценный педагогический опыт. Из восьми типов национальных школ, функционировавших на территории Белоруссии в 1920-е годы, спустя 60 лет остались только русские и белорусские, причем доля последних сократилась с 90,3 до 19,7% их общей численности.
    Задача возрождения национальной школы предполагает формирование у учащихся устойчивого интереса к историческому прошлому своего народа, отечественному культурному наследию. Социологическое исследование, проведенное автором среди учащихся Брестской области, позволило выявить тенденцию к возрастанию интереса к этой проблеме с их стороны. Если в ходе опроса, проведенного в 1984 г., только 11,5% учащихся указали, что интересуются материалами по данной тематике, то спустя четыре года эта цифра достигла уже 28,3%. К сожалению, возросший интерес учащихся к духовному наследию народа и его истории удовлетворить в рамках ныне действующих учебных программ непросто, т. к. существующая в настоящее время система преподавания истории не отвечает потребностям   развития национальной школы. Изучаемая в школе история является не столько историей народов, сколько историей России. Историческое прошлое многих народов излагается в учебниках только с момента их присоединения к Русскому государству, при этом сами они рассматриваются лишь в качестве объектов воздействия русской цивилизации. Как следствие, имеет место массовое незнание учащимися ни истории родного края, ни исторического прошлого других народов.
    Благоприятные возможности для формирования у учащихся интереса к духовному наследию народа содержатся также в преподавании других дисциплин. Так, изучение географии и биологии создает предпосылки для ознакомления учащихся с природой родного края, его растительным и животным миром, занятия по литературе и эстетике — с культурным наследием народа, его обычаями. Трудовое воспитание позволяет ознако­мить учащихся с народными промыслами, на занятиях по физвоспитанию целесообразно шире использовать все виды национальных игр и т.д. Даже такие предметы, как химия, математика или физика, предоставляют возможность приобщения к духовному наследию народа посредством рассмотрения истории указанных дисциплин сквозь призму вклада в их развитие со стороны представителей той или иной национальной науки
    Исключительно ответственную роль в развитии национальной школы играет учет требований педагогической культуры Очень важно, чтобы вполне понятная забота преподавателя о росте национального самосознания учащихся не перерастала бы у последних в чувство национальной исключительности, не сопровождалась ущемлением национального достоинства учащихся — представителей некоренного населения Необходимо поставить обучение так, чтобы интерес к истории, своего народа органически сочетался бы у учащихся с желанием глубже постичь историческое прошлое других народов СССР, чтобы знание ими национального языка сопровождалось желанием прийти на помощь тем, кто им не владеет. В процессе формирования у учащихся таких качеств от преподавателя требуется особый педагогический такт, а при необходимости и проведение соответствующей разъяснительной работы.
    Как видно, проблемы развития национальной школы сложны и многогранны. Данное обстоятельство обусловливает настоятельную потребность в разработке концепции национальной школы как составной части комплексной программы развития системы народного образования в стране.
    /Национальные отношения в регионах страны: история и современность. Материалы всесоюзной научной конференции 27-28 июня 1991 г., г. Якутск. Ч. I. Якутск. 1992. С. 149-151./



    К. С. Ефремов
                                                   ПОЛЬСКИЕ ССЫЛЬНЫЕ О ЯКУТАХ
    Якутская ссылка поляков охватывает длительный исторический период — с конца XVII в. (служба польских пленных в качестве казаков) до начала XX в. (пролетарские революционеры) За это время ими оставлено много письменных свидетельств с характере взаимоотношений польских ссыльных с местными жителями, их отзывы о народе саха (якуты).
    Содержание данной статьи в основном отражает факты, собранные польским исследователем Витольдом Армоном и изложенные в его книге «Польские исследователи культуры якутов»1. Они отчасти известны советским историкам в оригиналах, т.е. в публикациях на русском языке, но нами они приводятся в контексте Последовательного, переходящего из века в век, меняющегося восприятия польскими ссыльными характера и культуры якутского парода. Устанавливается связь времен, выясняется, что читал польский интеллектуал соответствующего времени о якутах. Как проецируются межнациональные отношения в письменных памятниках того времени на современность, в чем большое значение имеет выбор цитат и объективность автора — Витольда Армона, а через его книгу и современного польского читателя, интересующегося историей польско-якутских отношений. Как это ни парадоксально, но десять лет тому назад в связи с введением в Польше военного положения, демократические силы и представители общественного движения «Солидарность» считали вероятным введение советских войск в Польшу, после чего должна была бы последовать массовая ссылка поляков в Сибирь. Таким образом, ссылка и якутская ссылка, в частности, на определенное время приобрели актуальное звучание, и публикации на эту тему как литературного, так и научного характера вызвали живой интерес. Надо признать, что тема ссылки в Польше никогда не теряла читателей и продолжает пользоваться популярностью, о чем свидетельствует одна из последних публикаций Антония Кучиньского «Народы далекие и близкие»2.
    Одним из первых ссыльных В. Армон упоминает Адама Каменского-Длужика, взятого в плен в битве под Могилевым в 1660 г., в 1662 бывшего уже в Якутске, где с 1665 по 1667 г. был тюремным надзирателем3. Вернулся А. Каменский-Длужик в Польшу вследствие обмена пленными через десять лет и написал дневник, в котором очень плохо отзывался о якутах, что и соответствовало кругозору тюремного надзирателя и отношению к местным жителям части казаков, через которых, не зная якутского языка, и общался, если было вообще таковое, польский ссыльный с якутами. Поэтому не следует строго судить первую польскую публикацию о нашем народе.
    Следующей публикацией была книга Людвига Сенницкого, изданная в Вильно в 1754 г., где автор, бывший в ссылке в Якутске 13 лет — до 1722 г., считает якутов потомками шведских эмигрантов4, что В. Армон сопроводил восклицательным знаком, но в свете недавних публикаций о поиске арийских корней якутского народа предположения Л. Сенницкого вполне современны.
    В. Армон далее перечисляет целый ряд имен польских ссыльных второй половины XIX в. до восьмидесятых годов, каждому выделяя и своей книге абзацы из нескольких страниц. Тема данной публикации требует выбора цитат, касающихся якутского народа, и поэтому некоторые имена из этого ряда будут опущены.
    Албин Якуб Кон был в ссылке в Усть-Куте и встречался с якутами. Вернувшись в Польшу, публиковался большей частью на немецком языке, писал о народах Сибири, в том числе о якутах, резко отрицательно, но непоследовательно: так, описывая звероподобие лица якута, в то же время писал, что не встречал более красивой женщины, чем якутка5. Противоречие касается и ремесел; сообщая о том, что якуты не занимаются ими, он в то же время помещает в своей книге репродукцию и описание вырезанного из мамонтовой кости произведения искусства6.
    Якуб Котон в общей сложности прожил в Якутии 21 год, описал свой побег из ссылки, где поместил этнографические заметки о якутах и «между прочим, полный рецепт приготовления чая», отмечает В. Армон7.
    Работы Томаша Августиновича, Александра Чекановского и Яна Черского в основном изданы на русском языке, поэтому обратим внимание на воспоминания Зигмунда Венгловского, еще непереведенные на русский язык. З. Венгловский  — участник Оленекской экспедиции А. Чекановского с большой симпатией описывает характер северных якутов. В. Армон цитирует замечание З. Венгловского о хозяйственных навыках аборигенов: «Пренебрежение, с каким часто относятся к снаряжению и приспособлениям нецивилизованных народов, свидетельствует только о том, что не могут исследовать и понять условий жизни этих народов»8.
    Наиболее известны имена польских ссыльных восьмидесятых и девяностых годов прошлого столетия Вацлава Серошевского, Эдварда Пекарского, Миколая Виташевского и Сергиуша Ястремского. Менее известен Адам Шиманьский, который жил в Якутии четыре года и затем много работал над рукописью книги «О земле Якутской и ее обитателях», так и оставшейся неопубликованной9. Нельзя не процитировать следующее замечание А. Шиманьского из известной статьи о пище якутов: «Якутский народ, лишенный большей части более всего питательной и легкоперевариваемой мясной пищи, получая вместо нее менее питательные, с большей затратой энергии получаемые, а еще хуже — неумело приготовляемые к потреблению зерновые продукты, начнет хиреть и терять жизненную энергию»10.
    Слова М. Виташевского, приведенные В. Армоном, можно отнести ко всей плеяде исследователей конца прошлого века: «На туземцев не смотрел как на представителей низшей расы, могущими быть только объектом для исследований — я сжился с ними... Якутский край стал для меня второй родиной, а якутов полюбил...»11 — Настолько глубока связь их с Якутией, настолько значителен вклад этих ученых в дело изучения якутского народа во всех аспектах науки.
    Предреволюционный период, или период смены века, дал новых исследователей якутского народа, вклад которых в науку уже незначителен, поскольку, как справедливо отмечает В. Армон, уход в научную или литературную деятельность считался отходом от революционных идей, от революционной борьбы, что было равнозначно предательству. Ссылка стала массовой, селились группами и отпала необходимость общения на якутском языке12.
    Воспоминания Флориана Богдановича, который пробыл в Якутске всего около года, В. Армон характеризует как поверхностные, не проникающие в сущность дела13. Ф. Богданович то выражает глубокое сочувствие якутам, стонущим под царским колониальным гнетом, то отмечает «неопрятность» и «обжорство».
    Отступая от польских источников, можно отметить, что наиболее точную характеристику отношения к якутам Феликса Кона дал В. Н. Иванов: «...Кон верил в духовное развитие якутов в будущем, видя в них стремление к культурному развитию...»14. Ф. Кон публиковался на русском языке.
    Интересна фигура Яна Строжецкого, который был в ссылке в Среднеколымске, и, согласно В. Армону, сделал не менее 500 фотоснимков этнографического характера, а также несколько записей на фонографе, в том числе запись камлания шамана, причем шаман сначала принялся заклинать плохо работающий фонограф; к удивлению присутствующих фонограф прекрасно заработал и запись была осуществлена15.
    Станислав Палиньский известен тем, что совершил удачный побег из Колымы. О Якутии в своих воспоминаниях писал: «сифилис, водка и карты — три вещи, которые привила цивилизация в этой несчастливой стране»16. Далее отмечается, что, несмотря на четырехлетнее пребывание в Якутии, С. Палиньский с трудом говорил на ломаном якутском языке.
    Ссыльных встречали якуты настороженно, ведь каждый из них был обузой. Надо было их подселить к кому-нибудь или построить жилище, кормить. Взаимоотношения складывались сложные. Все зависело прежде всего от выдержанности и коммуникабельности ссыльного, от взаимной выручки, если ссыльных селили недалеко друг от друга.
    Интерес к окружению возникал с целью побега, именно с этого начал В. Серошевский, и он не был исключением. Наиболее близкие отношения с якутами складывались в случае женитьбы ссыльного на якутке, что приводило к полному вхождению его в якутское общество. Благодаря своим женам В. Серошевский и Э. Пекарский получили начальный толчок к исследовательской деятельности, разговаривая с ними на языке окружения, знакомясь с природой, с обществом. Интерес был взаимный, но, к сожалению, поляки для якутов были просто людьми с запада. Польша была в их сознании абстракцией, хотя и были, возможно, единицы, знакомые с географией. Интеллигентные информаторы, вероятно, интересовались политическими проблемами. Эта тема еще найдет своего исследователя.
    Интерес к Якутии в Польше, как видим, большей частью связан с историей ссылки и потому разработка этой проблемы со стороны якутян даст возможность установить с польской наукой деятельные контакты в этой области. Назрела настоятельная необходимость расширения научных контактов между польскими и якутскими учеными, начало которым было положено участием известного польского ученого С. Калужиньского в конференции посвященной столетию со дня рождения выдающегося ученого лингвиста Эдварда Пекарского. Известны литературные связи переводы на польский язык стихов Семена Данилова, прозы якутских писателей. С польского языка на русский переведены от рывки из произведений В. Серошевского и почти нет переводов с польского языка на якутский. Таким образом, в перспективе научные связи могут перерасти в широкие польско-якутские общественные отношения.
                                                 Литература
    1 Armon, Witold.  Polscy badacze kultury jakutow. Wroclaw-Warszawa-Krakow-Gdansk. // Wydawnictwo Polskiej Akademii nauk. - 1977. – 178 s.
    2 Kuczynski, Antoni. Ludy dalekie a bliskie. Wroclaw-Warszawa-Krakow-Gdansk-Lodz. // Zaklad narodowy imienia Ossolinskich. – 1989. – 302 s.
    3 Armon, W. Указ. соч. – С. 20.
    4 Там же. С. 23.
    5 Там же. С. 34.
    6 Там же. С. 35.
    7 Там же. С. 39.
    8 Там же. С. 48.
    9 Там же. С. 74.
    10 Там же. С. 77.
    11 Там же. С. 129.
    12 Там же. С. 141-142.
    13 Там же. С. 145.
    14 Иванов В. Н. Народы Сибири в трудах Ф. Я. Кона. – Новосибирск: Наука, 1985.
    15 Armon, W. Указ. соч. – С. 154.
    16 Там же. С. 156.
    /Национальные отношения в регионах страны: история и современность. Материалы всесоюзной научной конференции 27-28 июня 1991 г., г. Якутск. Ч. II. Якутск. 1992. С. 10-14./

    Э. Б. Ершова
                          НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
                                    ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ
                                            БЕЛОРУССИИ В 20—30-е ГОДЫ
     Новое историческое мышление, набирающее силу в последние годы, привело к необходимости разобраться в тех процессах, которые происходили с национальной художественной интеллигенцией в 20—30-е годы.
    В советской историографии, в том числе и белорусской, данная проблема в указанной постановке вопроса не исследовалась. Отход от прежних стереотипов позволяет историкам по-новому рассматривать процессы развития советского общества в различные периоды его жизни.
    Особенно остро и болезненно решаются сегодня проблемы межнациональных отношений. В стране возникли и возникают горячие точки, где зачастую разум заслоняется эмоциями, заменяется фактором принадлежности к тому или иному народу. Такие настроения несут беду и горе ни в чем неповинным людям. Обращение к истории, к познанию тех процессов, которые происходили в жизни различных народов, должно помочь решению этих острых проблем.
    Однако долгие годы невозможно было изучать эти процессы но отношению к художественной интеллигенции, писательским кадрам национальных регионов страны. Переписка и материалы по вопросам истории создания писательских организаций были недоступны для исследователей, да и не могли даже быть опубликованы. И только демократизация нашего общества, гласность предоставили возможность познакомиться с архивами, отойти от стереотипов и по-новому увидеть все процессы, которые происходили в обществе в далекие 20—30-е годы. Они были очень сложными, неоднозначными, многослойными.
    На территории Белоруссии с давних времен проживали белорусы, русские, украинцы, поляки, евреи и литовцы. Имеются и татарские поселения. Как и все инородцы в Российской империи, белорусы подвергались постоянному унижению и оскорблению со стороны «власть предержащих». В соответствии с политикой русификации на территории Белоруссии наличие местной интеллигенции не признавалось. В частности, в девятом томе «Полного географического описания нашего общества» под редакцией В. П. Семенова, вышедшего в 1905 г., говорится: «...О местной белорусской интеллигенции, подобной, например, малорусской, речи быть не может, так как ее не существовало»1. Но на территории этой западной окраины Российской империи свою профессиональную деятельность осуществляли врачи, адвокаты, агрономы, высшие чины армии, журналисты, учителя и преподаватели средних учебных заведений, служащие различных ведомств, актеры провинциальных театров, музыканты, художники. Национальный состав этой интеллигенции был также неоднородным, как и ее классовое положение. В нее постоянно вливались выходцы как из эксплуататорских, так и из эксплуатируемых классов. Однако различные группы интеллигенции выражали общественные идеалы и интересы и тех классов, которым они служили.
    В силу своей социальной принадлежности интеллигенция неоднозначно восприняла революции 1917 года: Февральскую и Октябрьскую. Процесс этот был очень сложным, и, на наш взгляд, требует своего пересмотра с позиций уже не только сегодняшнего, но и завтрашнего дня.
    Февральская революция пробудила национальную интеллигенцию Белоруссии к активной деятельности. С восторгом и надеждой на национальное возрождение встретили Февральскую революцию Я. Колас и Я. Купала, Т. Гартный, Дм. Бядуля, Ю. Пэн и многие другие представители художественной мельпомены этого края. Однако российское общество не остановилось на буржуазно-демократическом этапе революции. Условий для духовного возрождения общества пока не существовало. Октябрь расколол творческую интеллигенцию. Многие ее представители революцию не приняли и покинули пределы страны. Другая часть встретила ее как должное, как закономерное явление и всю свою энергию направила на осуществление идей социализма. С восторгом Октябрьская революция была принята художниками-авангардистами, такими, как Марк Шагал, Казимир Малевич, поэты Тишка Гартный, Дм. Бядуля и некоторые другие. Марк Шагал получил осенью 1918 г. мандат на должность уполномоченного по делам искусств в г. Витебске и с большим энтузиазмом стал создавать там учебные заведения искусства, привлекать к художественное работе многих видных деятелей культуры, в том числе и К. Малевича. Вместе с ним и другими художниками М. Шагал оформив улицы и площади Витебска к 1-й годовщине Октябрьской революции в стиле авангарда. Эскизы оформления показывают, что эта работа и сегодня представляет огромную ценность и вызывает интерес своей неповторимостью, особенно на Западе.
    Художественная интеллигенция республики в лице актеров музыкантов, художников, писателей и журналистов свою деятельность начала с выступлений перед широкими массами народа частями Красной Армии. В концерте, спектаклях, встречах принимали участие все, независимо от национальности. Все различие групп творческой интеллигенции после Октября заключалось в создании профессиональных союзов актеров, оркестрантов, театральных служащих, которые в 1919 г. вошли в единый профессиональный союз работников искусств — Рабис. Его задачей стала социальная защита представителей этих профессий от безработицы, бытовых неурядиц и решение многих других проблем. Однако гражданская война и война с белополяками приостановила эту работу. И только после окончания войны в 1920 г. Советская Белеруссия смогла приступить к восстановлению разрушенного и созданию нового государства. В этот процесс активно включилась и многонациональная интеллигенция республики. В 1928 г. Нарком просвещения Белоруссии А. Балицкий в докладной записке, посвященной итогам культурного строительства в связи с 10-летием провозглашения БССР писал: «...Белорусская Советская социалистическая республика фактически приступила к культурному строительству в 1920 г., после освобождения от поляков, т.е. на 3 года позже, чем РСФСР. Советская власть нашла здесь культурно-просветительное дело в полном упадке. Империалистическая война на территории Белоруссии, эвакуация населения и учреждений во время войны, немецкая оккупация, гражданская война с белопольской оккупацией — все это до основания разрушило дело народного образования на территории Белоруссии»2. В таких условиях белорусский народ приступил к мирному созидательному труду, в который активно включилась и художественная интеллигенция.
    Среди актеров, музыкантов, писателей, художников было много представителей еврейской, польской, литовской национальности. Они вместе с белорусской и русской частью художественной интеллигенции стали инициаторами создания национальных творческих коллективов. Именно с ростом национального самосознания народов Белоруссии в начале 20-х годов росло стремление к возрождению своей культуры, выразившееся в организации польского передвижного, белорусских, еврейского и литовского театров, хоровых коллективов, небольших оркестров.
    Оркестры симфонической и духовной музыки, как правило, были многонациональными по своему составу. В силу сложившихся традиций векового совместного проживания различных народов на территории Белоруссии отношения в этих коллективах между представителями различных национальностей были деловыми, товарищескими. Материалы конфликтных комиссий профсоюза Рабис показывают, что неувязки во взаимоотношениях между его членами существовали только в сфере оплаты за проделанную работу, распределения определенных материальных благ или несогласия по присвоению тарифной ставки3. Все эти конфликты решались на основе устава профсоюза и положений о деятельности творческих кадров.
    Осуществление программы партии большевиков по национальному вопросу началось в Белоруссии с организации национальных секторов сверху донизу. В аппарате ЦК КП(б)Б в 20-е годы работали сектора: латышский, польский, еврейский.
    По тому же типу создавалась структура и других органов, руководивших всеми отраслями социально-политической и культурной жизни общества. Так, в организованном в 1921 г. Институте белорусской культуры наряду с такими секциями, как литературная, театральная, изобразительного искусства, действовали и национальные секции. В структуре Инбелкульта работали, на правах автономных, еврейский отдел языка, литературы и искусства, польский отдел этнографии и истории, языка и литературы и литовская комиссия по подготовке академического издания сборников произведений белорусских писателей4. Секции и отделы Инбелкульта объединяли всех деятелей культуры, независимо от национальной принадлежности.
    В 1923 г. было создано литературное объединение молодых писателей «Маладняк», при котором на паритетных началах действовали русская, белорусская, еврейская и латышская секции. Эти литературные группы занимались пропагандой произведений национальных писателей, создавали литературные кружки, студии, кружки юнкоров, публиковали свои произведения на литературных страничках в партийной и комсомольской печати, организовывали вечера и встречи с рабочими и крестьянами. Во многих городах и местечках Белоруссии работали филиалы этих секций. Так, в Витебске литсекция состояла из 32 чел., в том числе: белорусская— 12 чел., русская — 10, еврейская — 10 и латышская, о численности которой данных не было указано5. В 1927 г. все национальные литературные группы были объединены в Ассоциацию пролетарских писателей — БелАПП.
    В той же записке об итогах культурного строительства в БССР за 10 лет существования А. Балицкий отмечал, что: «Помимо старых писателей (Я. Купала, Я. Колас, Дм. Бядуля, Тишка Гартный и др.), революция выдвинула целый ряд новых имен, выросших уже в условиях Советской власти — вместо отдельных писателей и поэтов мы имеем целые литературные объединения (Полымя, Белорусское литературное объединение ВААП, Узвышина и др.). Имена новых писателей, как Михась Чарот, М. Зарецкий, К. Крапива, Л. Александрович, Дубовка, Дудар, К. Чорный и др.»6. Это были представители новой, молодой рабоче-крестьянской национальной интеллигенции: белорусской и еврейской. В конце 30-х годов все они, кроме К. Крапивы, были репрессированы.
    Все национальные музыкальные, театральные коллективы, литературные объединения работали дружно, выполняли те задачи социалистического строительства, которые были поставлены перед ними в те годы. Они отвечали стремлениям народа иметь свою национальную культуру, сохранить свои национальные традиции. Еврейский, латышский, польский и белорусские театры, хоровые коллективы часто выступали в той местности, где преобладало население данной национальности. Но посетителями этих представлений были, как правило, все жители городов, местечек и окружных деревень, невзирая на национальность и язык, на котором выступали артисты.
    В первые годы нэпа проблемы творческих коллективов заключались в том, чтобы обеспечить их составу работу и оплату труда по прожиточному минимуму. К концу 20-х годов положение театров, оркестров, хоровых и танцевальных коллективов, писателей и художников несколько «упрочилось. Но даже в самые трудные времена, времена безработицы, художественная интеллигенция всегда помогала тем, кто оказывался в сложных и трудных обстоятельствах. Долгое время в республике существовали фонды в помощь голодающим и безработным, в которые первичные организации и Центральное бюро Союза Рабис постоянно отчисляли часть заработка и прибыли от культурных мероприятий7. Всех объединяло общее дело развития культуры и поддержки товарищей, оказавшихся в беде.
    В конце 20-х годов в Белоруссии, так же как и во всей стране, была проведена так называемая театральная дискуссия. В обсуждении пьес, написанных драматургами, и спектаклей, поставленных в белорусских и национальных театрах, проявилась такая форма «классовой борьбы», как выявление национал-демократизма, перерастающего якобы в национализм и шовинизм. По сути дела это было началом расправы с талантливой национальной художественной интеллигенцией, что привело фактически к ликвидации всех национальных направлений в культуре в течение последующего десятилетия.
    Определенную роль в создании культуры «единого потока» и «единомыслия», на наш взгляд, сыграли два партийных документа: резолюция ЦК ВКП(б) «О политике партии в области художественной литературы» 1925 г. и постановление ЦК ВКП(б) «О перестройке литературно-художественных организаций» 1932 г. В советской историографии значение этих документов оценивалось очень высоко. При этом не рассматривался такой аспект, как усиление борьбы против непролетарских писателей после публикации резолюции 1925 г. и ликвидация самых различных творческих объединений, в том числе и национальных. Преобладающими направлениями в культуре всех народов СССР стали русский язык и язык нации, по определению которой была названа республика: в Белоруссии — белорусский и русский, на Украине — украинский и русский, в Казахстане — казахский и русский и т.д.
    Все другие национально-культурные объединения уже сливались в единую организацию, а языки приобретали чисто бытовой характер. Это приводило к потере национального самосознания, традиций и духовной культуры народов.
    Так, с марта 1928 г. началось постепенное объединение всех национальных литературных групп во Всесоюзную ассоциацию пролетарских писателей, а затем преобразование ее в 1934 г. в Союз советских писателей с его главным требованием следовать методу социалистического реализма.
    К середине 30-х годов прекратили свою деятельность еврейский, латышский и польский театры. Часть актеров этих театров перешла на работу в белорусские и русские театры, а другая часть покинула Белоруссию, выехала в другие регионы страны Во второй половине 30-х годов были ликвидированы национальные секторы в центральных партийных органах. Вслед за ними были расформированы все национально-культурные образования, печать, издательства, театры, музыкальные коллективы, писательские объединения. Ликвидация этих коллективов проводилась под лозунгом того, что национальный вопрос в нашей стране решен, что уже происходит сближение и слияние наций, а потому нет необходимости в деятельности подобных национальных органов. Это было очередное забегание вперед, заложившее основу сегодняшних проблем межнациональных отношений. Не успев развиться, создать наиболее устойчивые условия для возрождения национального самосознания, ростки национальной культуры были ликвидированы.
    1937-й год стал трагичным и для художественной интеллигенции Белоруссии. Многие деятели культуры республики были репрессированы, погибли в сталинских концлагерях. Больше половины членов Союза писателей Белоруссии были репрессированы в конце 30-х годов. Оставшихся на свободе 53 членов ССП БССР ждала та же участь, если бы не личное обращение первого секретаря ЦК КП(б)Б П. К. Пономаренко к И. Сталину с просьбой не подвергать уничтожению известных всему миру родоначальников белорусской литературы Я. Коласа, Я. Купалу, Дм. Бядулю и молодых представителей рабоче-крестьянской литературы Лынькова, К Крапиву и других, ибо в противном случае перестанет существовать белорусский народ как нация8. Это спасло перед войной многих писателей, художников и композиторов. Так, в 1939 г. второй секретарь Гомельского ОК КПБ А. Эльман защитил и спас от репрессирования композитора Г. К. Пуксита, еврея по национальности. В конце 30-х годов все национальные проблемы отступали перед страхом той репрессивной машины, которую привели в движение укрепляющиеся культ личности И. Сталина и административно-командная система.
    Таким образом, потери духовного потенциала в лице репрессированных писателей, актеров, художников — вот самая основная проблема национальной художественной интеллигенции Белоруссии в 20—30-е годы.
                                                                    ЛИТЕРАТУРА
    1 См.: Полное географическое описание нашего общества (Под ред. В. П. Семенова). — Спб., 1905. — 136.
    2 ЦПА ЦК КПБ. ф. 4. оп. 7. д. 114, л. 124.
    3 Там же, ф. 4, оп. 7, д. 123, л. 168.
    4 ЦГАОР СССР. ф. 5508, оп. 1. д. 103. л. 10-12.
    5 ПА Витебского ОК КПБ, ф. 10051, оп. 1, д. 730, л. 62-64.
    6 ЦПА ЦК КПБ. ф. 4, оп. 7, д. 114, л. 132.
    7 ЦГАОР СССР, ф. 5508, оп. 1, д. 90, 103 и др.
    8 См.: Страницы истории Компартии Белоруссии: Суждения, аргументы, факты. — Минск, 1990. — С. 175.
    9 Государственный архив Гомельской области, ф. 1947, оп 1, д. 23, л. 2-4. ЦПА ЦК КПБ, ф. 4, оп. 27, д. 248, л. 2.
    /Национальные отношения в регионах страны: история и современность. Материалы всесоюзной научной конференции 27-28 июня 1991 г., г. Якутск. Ч. II. Якутск. 1992. С. 32-39./

     Ф. М. Зыков
                              ПЕРИОДИЧЕСКАЯ  ПЕЧАТЬ  И  НЕКОТОРЫЕ  ВОПРОСЫ
                                    МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ  ОТНОШЕНИЙ  В  ЯКУТИИ
    В Якутии за последние десятилетия, особенно начиная с 60-х годов, наблюдается активный миграционный процесс: с 1960 г. до 1989 г. прибыло и выбыло, по приблизительным данным, 4,7 млн. чел. В одном только 1989 г. прибыло 70,7 тыс. чел.1
    Для всей этой огромной массы людей сравнительно молодого, активного возраста наиболее доступным и свежим источником сведений о северной республике и его коренном населении являются материалы, публикуемые в местной печати, в основном в журналах и газетах. Например, литературно-художественный, общественно-политический журнал «Полярная звезда» издается тиражом в 10000 экземпляров и распространяется за пределами республики.
    В этом журнале печатаются художественные произведения, переводы, публицистика, статьи, рецензии, которые удовлетворяют духовную потребность многочисленных читателей. Но среди таких непривычных, выдуманных жанров, как «стрелецкая былина», «ономастический детектив», встречаются творения, преследующие определенные и не совсем благородные цели. Эти, явно тенденциозные сочинения, никоим образом не могут способствовать нормализации межнациональных отношений. Наоборот, некоторые эпизоды, сцены созданы авторами этих сочинений с расчетом вызвать у читателя, ранее незнакомого, в частности, с якутским народом, его историей и бытом, чувства, граничащие с отвращением и презрением. И не удивительно, что такие творения якутскими читателями воспринимаются оскорбительно. Такова «былина» И. А.Ласкова «Пищальники не пищат», описывающая первые годы объясачивания коренных жителей Якутии русскими казаками2.
    Для подтверждения своей оценки привожу один эпизод. По И. Ласкову «якольцы» (якуты) в XVII в. и зимой жили в берестяных урасах. Первое знакомство русских стрельцов-«пищальников» и якутов из улуса происходит у входа в урасу. Пищальники встречают выходящую из урасы «молодуху», на которой кроме обуви и коротких кожаных штанов «больше ничего не было», поэтому лишь «обнаженные налитые груди ее покачивались от движений». Хозяин этого жилья, князец Бойдон (историческая личность, в XVII в. один из тойонов, наиболее упорно сопротивляющийся ясакосборщикам)3, тоже оказался нагим да еще со звериным обликом: «с толстым голым брюхом», в таких же, как женщина, кожаных натазниках. К тому же он был лысым и с медвежьим голосом. Его «редкие усы, как у рыси, торчали в разные стороны, нечесаные длинные волосы свешивались со щек, как у рыси». В том, что читателю предложена такая убогая картина первой встречи с русскими казаками, думается, не последнюю роль сыграли интеллект автора, характер его отношения к коренному народу, а также определенная цель - навязать своим читателям негативное отношение к этому народу.
    Может быть, «в былине» только один князец Бойдон такой отвратительный? Якутский кузнец, внешность которого не описана, тоже пьяница, любитель русской водки. За это зелье они с женой-старухой расплачиваются изготовлением «якольских куяхов - кожаных доспехов», как пишет И. Ласков4. Пьяница, да еще развратница и шаманка Делэриер. Ждет не дождется «великого и могучего человека» Пангараду; он «воду страшную добрую дает... Повеселюся с Пангарадой-тойоном!». Вельможный пан, как называют его подчиненные, потом плюется, вспоминая шаманку: «Еще нюхатися лезет!...»5. Вот такими были, по убеждению И. Ласкова, столпы якутского общества, шаманы и кузнецы, к моменту прихода русских.
    Газета Ленского объединенного речного пароходства «Ленский водник» 1 ноября 1989 г. отвела целую страницу переводу «Дневника» А. Каменского-Длужика - «белоруса, Оршанского шляхтича», в прошлом работавшего в Якутии «надзирателем тюрьмы»6. В роли переводчика выступил сменный капитан речного порта А. Барковский. Обращаясь к читателям, он пишет, что это сочинение «считается первым источником по Сибири», поэтому читателям «Ленского водника» «...будет интересно прочесть». Далее переводчик предупреждает читателей, что «Каменский писал свое сочинение для соотечественников и старался их удивить нелепостями...».
    Напрашивается законный вопрос, зачем понадобилось переводить «нелепости»? Какая была необходимость знакомить ленских речников - людей труда с дневником тюремного надзирателя далекого XVII в., пусть даже он и был в прошлом шляхтичем.
    Между тем со второго абзаца, со слов «От Олекмы начинаются якуты...», наряду с правдоподобными описаниями встречаются выражения «коней едят как собаки... Ходят нагие с луками... Во всем зверям подобны». Ниже еще раз повторяется: «Убор нагой зимой и летом...» Остается удивиться тому, как эти строки живо перекликаются с художественным приемом описания якутов у И. Ласкова! Кто у кого перенял этот прием, не вызывает сомнений. Как же легко поверил И. Ласков, в последние годы ставший сам «якольским» жителем, что зимой при якутских морозах можно жить без одежды.
    В этнографии существует понятие «этнический образ». Такой образ создавался еще в античные времена, далее традиция продолжалась и в средние века. Исследователи пишут, что фантастика в описании народов у древних и средневековых авторов появляется тогда, когда речь идет о людях, живущих по краю известной ойкумены: «специфика этих территорий - недоступность, особая черта их обитателей - уродливость».
    В средние века считалось закономерным, что зооморфность облика жителя окраинных территорий должна была выражать «крайнюю степень нецивилизованности, распущенности нрава. Поэтому люди - монстры - собакообразны, им придается облик животного, считающегося в европейской традиции символом такой распущенности».7
    С этой тонки зрения можно как-то понять А. Каменского-Длужика, хотя и не интеллектуала, но представителя Запада XVII в. Но трудно понять, с какой целью создал такую сцену встречи коренных жителей с пищальниками наш современник И. Ласков, вооружаясь средневековым приемом, мало похожим на литературный.
    В 5 и 6 номерах «Полярной Звезды» за 1989 г. появился материал «Имена указывают путь» того же И. А. Ласкова под жанром «ономастический детектив»8. В этой работе автор делает безуспешную попытку этимологизации якутских топонимов и антропонимов XVII—XVIII вв. В итоге он приходит к выводу, что якутский язык в XVII в. еще был самодийским, лишь позже принял тюркский облик. Работа содержит местами курьезные рассуждения, не выдерживающие никакой критики. Справедливую и объективную оценку этому «детективу» на страницах газеты «Молодежь Якутии» дала Марина Тищенко9. Она пишет: «Временами автора (И. Ласкова — Ф. З.) все же осеняют просветления: «Пусть и этот мой «детектив» признают бредом. Но не ранее того, как убедятся, что это действительно бред»... «Автору хорошо известно, что принадлежность якутского языка к тюркской группе языков означает, что пришествие якутов в долину Туймаады несло с собой отголоски древней цивилизации и культуры». Далее М. Тищенко подчеркивает, что «вопрос происхождения, таким образом, во многом определяет национальный статус народа. А идея несамодостаточности якутов, столь милая сердцу автора, подвигает его к «переосмыслению» — олонхо, преданий, лексики, истории — чего угодно...»
    Начиная с 1988 г. на страницах периодической печати стали появляться материалы, разоблачающие ведомственный диктат; о том, что пора перестать республике быть сырьевым придатком; ставился вопрос о государственном статусе якутского языка наряду с русским; о приобретении республикой суверенитета и др. Такие требования высказаны справедливо, в духе времени и отвечают своей направленностью этнокультурному возрождению всех народов Якутской республики, в, том числе и русскоязычного населения.
    Но, пожалуй, антиякутские настроения или великодержавная амбиция наиболее открыто вылились на страницах газеты «Выбор». Это - совместное издание общественно-политической организации «Радикал», независимого профсоюза «Возрождение» и народно-демократической фракции оппозиционной партии Демократический союз.
    Восьмитысячным тиражом были распространены такие безрассудные строки С. Юркова. «...Выход из России гарантировал бы новоявленным тойонам сохранение существующего порядка. Их не пугает Сумгаит и Карабах, Фергана и Новый Узень (а в Якутии будет гораздо страшнее, ведь русских здесь 70% — никакие войска не помогут!)»10. Хочется спросить: — «Кому не помогут?» Оставшимся 30 процентам — всем нерусским? Или все нерусские — тойоны?».
    В следующем номере этого издания было опубликовано «Открытое письмо к якутскому народу» В. Петрова. Автор «Письма» в нескольких местах оперирует историческими фактами, что, мол, «якуты пришли на эту землю на 200-250 лет раньше нас (русских — Ф.З.) и, как во все времена, «огнем и мечом» уничтожили местное население, отвоевали себе нынешний центр Якутии. Дальше их не пустили... Пришли казаки, якуты быстро поняли, насколько выгоден союз с русскими — проводниками, поселенцами (так в тексте — Ф.З.) — вместе с нами вы осваивали этот огромный край, вышли даже к Охотскому морю и вот: «оккупанты», «русских в Россию!» Но в ответ может раздаться: «Ну, тогда вас к тюркам в Ср. Азию, Азербайджан!». Вас здесь 30—35%...»11.
    Вот такое «письмо»! Со всей ответственностью я могу заявить, что никогда, ни при каких обстоятельствах якуты русских не называют и не могли называть «оккупантами», как это в свое время имело место в Прибалтике, и не было призывов «Русских в Россию!». Эти сомнительные, скорее всего лживые, выдумки, вероятно, понадобились автору письма, чтобы распалить себя, чтобы легче было гневаться и сказать «Ну, тогда вас...».
    Далее автор письма не забывает напомнить: «Русские работают в промышленности и горнодобывающих отраслях, они создают богатства Якутии». В письме делается попытка противопоставить якутам народы Севера, якобы «ассимилируемые» ими.
    После таких безответственных публикаций, могущих иметь непредсказуемые последствия, в республиканской периодической печати, по телевидению и радио раздавались справедливые требования призвать авторов и издателей газеты «Выбор» к ответственности за разжигание межнациональной розни, за угрозы расправы, даже к уголовной ответственности. К сожалению, никаких мер не было принято по отношению к издателям газеты. Между тем в «Сибирской газете» в статье Л. Живлюк «Митинг молодежи Тувы» мы читаем о том, что за распространение «анонимных листовок антирусской направленности в селе Элегест органами КГБ был разыскан Ордай-оол, 24-летний автор этих листовок». Газета обещает, что «он будет привлечен к ответственности»12. Оказывается «карающая рука» где-то действительно карает, а где-то молча соглашается или молча одобряет?
    К сожалению, депутаты Ленского района республики опубликовали гневное, полное амбиций письмо «Никто не уполномочивал...»13, где содержатся такие слова: народ «не позволит разыграть национальную карту... Россия вечна. И это — главное... Ради чего, во имя каких целей и чьих интересов вы (представители интеллигенции Якутии, опубликовавшие коллективное письмо в газ. «Правда», чтобы Президент СССР содействовал Якутии подписать Союзный договор как суверенное государство — Ф.З.) стремитесь превратить великое государство в ряд склочных, нищих удельных княжеств?... Или вас ничему не учит трагический опыт Нагорного Карабаха, Южной Осетии и Молдовы?».
    Обвиняя авторов «Обращения», что они выступают от имени народа, сами 19 подписавших эту корреспонденцию также выступили от имени всего российского народа. Опять же устрашение кровопролитием, поджогами, выселением.
    Эстафета выступлений в печати, нагнетающих мысль о бессмысленности в жизни народов Якутии новых преобразований в духе современных веяний, продолжается статьями Е. Батиевского, «директора» неизвестно какого «научно-производственного комплекса». Укоряя местное население 33,4% от общего числа жителей республики, он пишет, что оно якобы республике дает всего 5-10% дохода, тогда как «некоренные» — 90-95%»14. Неизвестно, из каких источников взяты эти данные Е. Батиевского, но начальник отдела Республиканского управления статистики А. Федоров, основываясь на официальных данных, доказывает, что один работник промышленности в год вырабатывает 10,5 тыс. рублей, тогда как сельский работник — 11,3 тыс. рублей (подсчет на одного работника сделан мною — Ф.З.). А заканчивается статья такими словами: «...Е. Батиевский, на основании предпосылки, ложность которой доказана, приходит, на наш взгляд, к завуалированному выводу о крайне слабом национальном фундаменте суверенитета Якутской-Саха ССР из-за отсутствия промышленного якутского рабочего класса... Такая структура складывалась десятилетиями из-за политики центра, которому нужны были прежде всего богатства республики»15.
    Вторая поучающая статья этого же автора напечатана в молодежной газете и называется «Хотим (читайте «хотите» — Ф.З.) быть умнее всего мира?». Автор не согласен с теми, кто ставит вопрос придать статус государственного языка якутскому языку, наряду с русским16. Наивны доводы Е. Батиевского. Он призывает, и вполне серьезно, следовать примеру «народов и племен» Азии, Африки, Америки..., которые «вдруг добровольно отказались от своих языков в качестве государственного и выбрали для нормальной жизни чужие, в прошлом даже враждебные. Потому что этого требует экономика». В таком же духе он продолжает свое голословное рассуждение, что якутский язык государственным стать «просто не может, не надо в этом себя обманывать» и вопрошает «Что за государственный язык, если на нем даже телеграммы нельзя послать?».
    Общеизвестно, что в годы так называемого «развитого социализма» усиленно пропагандировался идеологический постулат о единой общности — советском народе с языком русским — «вторым родным языком» всех народов страны. В результате такой многолетней политики местные языки становились второстепенными, что на них даже телеграммы послать было «нельзя».
    Большую роль в формировании определенных взглядов среди различных слоев населения республики играет периодическая печатная продукция, выпускаемая массовым тиражом. Однако редакции газет и журналов не придают должного значения характеру издаваемого ими материала, не подвергают объективной оценке предъявляемые рукописи по вопросам межнациональных отношений. Некоторые издания становятся непосредственным рупором негативных, крайне экстремистских настроений, иной раз граничащих с открытой пропагандой национальной розни, вплоть до провокационных призывов, устрашений, изгнания («ну, тогда вас к тюркам»), подавления («а в Якутии будет гораздо страшнее, ведь русских здесь 70% — никакие войска не помогут!»)» жителей коренной национальности.
    Национальный вопрос, проблемы суверенитета, государственности, языков, культуры и другие никогда не могут решаться путем насилия большинства над меньшинством, угроз и различных устрашений.
    Устранение возможной напряженности на территории северной республики во многом может зависеть и от позиций местной печати, от ее объективною отношения к выбору публикуемого материала.
     «Комсомольская правда» в одной из обобщающих статей о межнациональных распрях предупреждающе писала: «Очаги конфликтов медленно, но верно приближаются к России... Хотелось бы ошибиться, но, нам кажется, и в России иные усиленно ищут образ врага... Может вступить в действие закон толпы, и несколько хороших ораторов поведут ее куда угодно. Врага же можно сотворить из кого хочешь — из демократов, коммунистов или из евреев...»17. К сожалению, таким «ораторам» предоставляются страницы некоторых газет и журналов республики.
                                                                       ЛИТЕРАТУРА
    1 Филиппов Л.  Население Якутии: взгляд в завтра // Соц. Якутия. – 1991. – 8 марта.
    2 Ласков И. А.  Пищальники не пищат. // Полярная звезда. – 1983. № 4, 5. «Былина» в 1990 г. вышла массовым тиражом в Якутском книжном издательстве. Далее ссылки даны по журнальному варианту.
    3 Токарев С. А.  Общественный строй якутов. – Якутск, 1945. – С. 137.
    4 Ласков И. А.  Указ. соч. // Там же. - № 5. – С. 43.
    5 Там же. – С. 49, 57.
    6 Барковский А.  Дневник Адама Каменского // Ленский водник. – 1989. – 1 ноября.
    7 Чеснов Я. В.  Этнический образ // Этнознаковые функции культуры. – М., 1991. – С. 76-80.
    8 Ласков И. А.  Имена указывают путь. Ономастический детектив // Полярная звезда. – 1989. - № 5, 6.
    9 Тищенко М.  Ну и что из этого? // Молодежь Якутии. – 1990. - 5 апр.
    10 Юрков С. Сепаратизм — кто им заправляет. // Выбор. — 1990. — № 6.
    11 Петров В. Открытое письмо якутскому народу. // Выбор. — 1990. — № 7.
    12 Живлюк Л. Митинг молодежи Тувы. // Сибирская газета. —1990. — № 30.
    13 Никто не уполномочивал... // Молодежь Якутии. — 1991. — 11 июля.
    14 Битиевский Е. Не уповать на ...перераспределение. // Соц. Якутия. — 1990. — 1 окт.
    15 Федоров А. Сомнения не обоснованы. // Соц. Якутия. —1991. — 18 янв.
    16 Батиевский Е. Хотим быть умнее всего мира? // Молодежь Якутии. — 24 янв.
    17 Детский бунт. // Комсомольская правда. — 1991. — 16 мая.
    /Национальные отношения в регионах страны: история и современность. Материалы всесоюзной научной конференции. 27-28 июня 1991 г., г. Якутск. Ч. ІІ. Якутск 1992. С. 82-89./


                                                    THE  CONCEPT  OF  NATIONAL
                               EDUCATION IN BELORUSSIA: ORIGIN AND PROSPECTS
    L. K. Sukhnat
    Not long ago we were working on creating a unified school one for all, and in fact, found ourselves face to face with our own problems, the main of which was organizing of a national school. To solve the problem of a national school successfully, there should he interest and care for education issues on the part of a state. Comparing the questions of national education in the Republic of Belorussia with those of other republics, we are getting sure that each republic has its own peculiarities, very deep and serious, and we can not help considering them.
    The Republic of Belorussia has recently become an independent sovereign state.  We are forming our own system of education, which should develop on the basis of the revival of the Belorussian national and cultural traditions, taking into account human values, world experience. This statement is very important for the republic, as it places responsibilities for the state of the society, for spiritual development of an individual on education. School must work for the sake of its people, its state considering social progress. And all this determines a general direction in the national school development, which is aimed at a mutually beneficial combination of interests of each citizen of the republic as an individual whatever nationality he might be.
    We consider indigenous those people who were born and grew up in the republic, but they might have their own historical native land — Israel, Lithuania, Poland, etc. We proceed from the assumption, that they might have their historical native land, but they also have the land where they were born, where they live, study, work, love, use the benefits which the republic gives them. I think, we should look for the ways to combine reasonably state interests and the interests of an individual of the republic regardless of his nationality. This is a very subtle, special and delicate sphere.
    Speaking about the importance of formation and development of the national system of education, I would like to draw the attention to one interesting phenomenon: in our independent state of Belorussia we nearly all turned out to be in the same starting situation. Recently almost 30% of the pupils did not study Belorussian. In city schools there were no Belorussian groups, not a single kindergarten where education would be in Belorussian, and in rural areas only 25% of pre-school institutions used Belorussian. Schools, groups or kindergartens with the Polish, Lithuanian, Jewish languages were out of the question. So, the Byelorussians as well as ethnic minorities found themselves in the same starting situation in sovereign Belorussia, and we can not ignore this fact. But at present, the state language is one — Belorussian, Russian is the language of inter-ethnic communication. At the same time we take care of other languages too. A number of school subjects are in a crisis due to those which occurred in political, economic, social life of the republic. They are: history of Belorussia, geography of Belorussia, the Russian language and literature, social studies and a number of other subjects. Taking into consideration the situation of real life, a specially formed research group has worked out a Concept of National Education in Belorussia. In accordance with the Concept a new curriculum has been elaborated. It will be introduced in school next school year. In the educational process from the first to the final form the priority is given to the history, geography of Belorussia, the Byelorussian language and literature. The same direction was followed in other educational institutions of the republic. There arc changes not only in hours distribution (lay out), but in the content of all the subjects, authorized educational programmers have also been worked out. Creative groups are working on making new original Belorussian textbooks. First of all, the content of history, geography of Belorussia should be revised We are not lonely in this job Quite recently the meeting of the scientist! from Poland, Lithuania, Russia, the Ukraine and other neighboring states took place. We discussed common problems of historical development, because historically our fates arc intertwined and scientists should determine their positions on various historical periods and they should share the ne­cessary information in textbooks with teachers and pupils. We intend to publish new textbooks on these subjects by a new school year.
    Differentiation of education is growing. Its aim is to develop the interests, abilities and talents of children: these are 47 gymnasia, 16 lycees, 2 colleages. We would like to stress, that they are elite educational institutions, but elite not on a national principle, not on a social status, but elite on intellect, on abilities, talents of each child. The state, the republic and the nation need talents and abilities. They arc elite, as teaching there is done at a high level.
    No matter how much we could speak about the content of education in National school, it will never be national without training in a native language. The Law on Education in Belorussia runs: the language is the soul of the nation, the language lives, the nation lives. For the 3 years of the Law on Language in Belorussia being in power, the situation has changed. If there were no Belorussian schools, groups in the cities earlier, now they are there, and we start with the first year pupils. In general, in the republic 65,5% of first-year pupils and more than 50% of children in pre-school educational institutions are taught and educated in Belorussian. Behind it. certainly, lies wide propagandizing concerned work of pedagogical groups.
    We come across many problems, especially in the area of leaching aids supply, training and re-training teachers for national schools To show you how complicated the problem is I shall give the following figures: up to recently Belorussia received 85% of all text-books and teaching aids from Russia. We were helped, but today, establishing national school, we must create and publish our own textbooks, because their content should be specifically national. The work requires much effort, finances, material resources. The republic is now focusing on the solution of this problem.
    Another problem is to satisfy the educational needs of other national minorities. How to satisfy the demands of the citizen of Belorussia, who belong to different ethnic groups? Nowadays, there are groups where Polish, Lithuanian, Tatar, Jewish are studied as second languages, there is a Sunday Jewish school, clubs, circles are being set up where the languages of national minorities are taught. This is just the beginning. We conduct the work with the public organization «The Union of Poles». Lithuanian. Jewish and other associations. There arc many people who would like to introduce training in any other national language, c. g. Polish, in secondary schools, or to open vocational schools, specialized secondary schools, higher education institutions which will be teaching in languages of minorities. I think, that such questions arise in many places, but are they realistic today? Should we follow this way, shall we meet the interests of all the citizens of Belorussia? Shall we not create special difficulties for children who will graduate from a secondary school and start their independent life serializing, being initiated into science, culture of other peoples, etc. This and other questions, arising in the process of carrying out the national education policy, require cooperative thinking, careful approach, exchange of experience.
    /International Conference National School: Concept and Technology for Development Yakutsk Russian Federation, March 16-21, 1993. Yakutsk. 1993. P. 35-36./

   In her address Mrs. Ljudmila K. SUKHNAT, Vice-Minister of Education of  the Belorussia Republic, said that comparing Belorussian problems of national education and problems of, for example, the Sakha Republic, she was convinced that each republic had its own peculiarities that had to be taken into consideration. The system of education of the Belarus Republic had to develop on the basis of the national cultural renovation of its rich traditions taking into account human values, world experience. The system of education carried the great responsibility for the level of society, spiritual development of people, was to work in the interest of the nation and the state taking into account the social progress. The national school was to be directed to mutually beneficial combination of interests of every citizen as a personality irrespective of nationality. The search of reasonable combination of state interests and interests of every citizen independent of nationality was necessary. An interesting fact was noted that in the Belarus Republic both Byelorussians and minority representatives stood in an identical starting position, as until recently teaching in the Belorussian language had been extremely limited. The national school would not become really national without teaching in the native language. For the last three years after adopting the Language on Law the situation had changed sharply for the benefit of the native language. Now recognizing the Belorussian language as the state one and Russian as a language of international intercourse the attention was paid to learning other languages. There were classes now, where the Polish, the Lithuanian, the Tatar, the Hebrew languages were studies as second languages, study groups and courses were formed where languages of minorities were taught. But this was just the beginning.
    Because of the changes that had taken place in political and economical system of the Republic the content of some subjects were in crisis.
    The Concept of national education in the republic was worked out. Next year a new curriculum would be partly introduced. The priorities in it would be given to history, geography of the Belorussian Republic, to the Belorussian language and literature, from the first to the final grades. Creative groups were formed aimed at the renovation of the education content and educa­tional-methodical provision. The differentiation of education was growing by forming new types of educational institutions, mainly elite ones with the high level of training. Many problems were connected with preparation of educational-methodical provision for national school, pedagogical education, training and retraining of teachers and financing.
    Another problem of the Conference was con­nected with the education of national minorities. How to find an optimum approach to this problems in the interests of all the citizens of the Belarus Republic? Would not any difficulties be artificially created for the children who after graduating from school would enter independent life, in intercourse, accustoming to the science, and culture of other nations?
    The constructive conversation on the Conference would help to determine specific ways to solve these problems.
                                                                       List of participants
                                                                       Belorussia Republic
    Mrs. Ljudmila R. Sukhnat
    Deputy Minister of Education
    Minsk/
   Mr. Nicolaj I. Latish
    Deputy Director of Education National Institute
    Minsk/
    /International Conference National School: Concept and Technology for Development 16-21 March 1993 Yakutsk, Russian Federation Final Report. Yakutsk. 1993. P. 14-15./

                                                          АД  РОДНАГА  ПАРОГА
                                             Пасьляслоўе да міжнароднай канфэрэнцыі
                               “Нацыянальная школа: канцэпцыя і тэхналёгія разьвіцьця”,
                                                             якая адбылася ў Якуціі.
    Самалёт падымаецца за аблокі і пранізвае прастору. Дзесьці ўнізе зьмяняюцца паўночныя раёны Расіі... Цягнуцца доўгія мінуты амаль 7-гадзіннага пералёту Якуцк—Масква. А мясцовы час амаль не мяняецца. Вылецелі ў 11.45, у 12.30 прыбываем. Туды, наадварот, вылецелі ўвечары, а прыбылі на наступны дзень пасьля абеду...
    Спускаючыся па трапе ў веснавое Дамадзедава, міжволі падумалася: такія мэтамарфозы адбываюцца і з народамі. Калі іх разьвіцьцё супадае з нацыянальным адраджэньнем, жывіцца жыватворнымі крыніцамі народнай мудрасьці, грунтуецца на выпакутаваных стагоддзямі традыцыях і вопыце папярэдніх пакаленьняў — час ушчыльняецца і ў кароткія тэрміны дасягаюцца адчувальныя вынікі. І наадварот. калі родная мова і культура страчваюцца, адукацыя ўніфікуецца, калі размываюцца этнічнае асяродзьдзе і сувязі паміж пакаленьнямі — разьвіцьцё тармозіцца, зьмест жыцьця народаў бяднее, становіцца бясколерным і безаблічным. /
                                  АРГАНІЗАЦЫЯ  I  ПРАБЛЕМАТЫКА  КАНФЭРЭНЦЫІ
    Мы яшчэ былі пад уражаньнем паўночнага краю: магутнай Лены з дзесяткамі прытокаў, сопак, што разьбегліся па навакольлях Якуцка, бязьмежнай тайгі з бяроз і лістоўніц, глыбокіх сьнягоў і 35 градусных маразоў (і гэта ў сакавіку!), мы яшчэ толькі распакоўвалі дарожныя сумкі, а ўжо пачалася канфэрэнцыя, яе насычаны, напружаны рэглямэнт клікаў удзельнікаў у дзіцячыя сады і школы, у Якуцкі унівэрсытэт, на выкананьне славутага эпасу народа Саха — Алонхо. І так было ўсе дні. Ледзь зойдзеш у гасьцінічны нумар, а па радыё перадаюць ужо: “Удзельнікі канфэрэнцыі, вас чакаюць аўтобусы”. І мы сьпяшаліся, стараючыся нічога не прапусьціць, усё убачыць. паслухаць
    Афіцыйна канфэрэнцыя адкрылася ў Палацы дзяцінства ўрачыстым нацыянальным рытуалам: зваротам да духу Агню і Маці-зямлі, выкананьнем нацыянальных мэлёдый. Былі прадстаўлены ўдзельнікі канфэрэнцыі: 149 чалавек з 14 дзяржаў сьвету (Францыі, ЗША, Турцыі. Румыніі, Англіі, Японіі, Кітаю, Тайлянда, Галяндыі, Югаславіі, Беларусі, Расійскай Фэдэрацыі і іншых), у тым ліку 6 міністраў адукацыі, 9 намесьнікаў міністраў, 51 навуковец, 29 мэнэджэраў адукацыі, 21 прафэсар і выкладчык, прадстаўнікі кіраўніцтва ЮНЕСКО, яго разнастайных структур у Расіі. Акрамя іх, у канфэрэнцыі удзельнічалі 230 прадстаўнікоў і назіральнікаў органаў адукацыі і навучальных устаноў Рэспублікі Саха і розных рэгіёнаў Расійскай Фэдэрацыі.
    З прывітаньнямі да ўдзельнікаў канфэрэнцыі зьвярнуліся Старшыня Вярхоўнага Савета Рэспублікі Саха К. Іваноў, кіраўнікі структур ЮНЕСКО ў Расіі А. Жукаў і А. Пакроўскі. Старшыня камітэта па адукацыі Вярхоўнага Савета Расійскай Фэдэрацыі В. Шорын, які зачытаў зварот да канфэрэнцыі Р. І. Хасбулатава, першы намесьнік Старшыні Дзяржкамітэта Расійскай Фэдэрацыі па сацыяльна-эканамічным разьвіцьці народаў Поўначы Е. Гайер і іншыя.
    З дакладамі на пленарным паседжаньні выступіў намесьнік Генэральнага дырэктара ЮНЕСКО К. Пауэр, міністар адукацыі Расійскай Фэдэрацыі Е. Ткачэнка, міністар адукацыі Рэспублікі Саха Е. Жыркоў, Старшыня ўрада Рэспублікі Саха К. Каракін, прафэсар Вышэйшай школы грамадзкіх навук Францыі Жан Малары, акадэмік Расійскай Акадэміі адукацыі Г. Волкаў, намесьнік дырэктара Інстытута нацыянальных праблем адукацыі Мінадукацыі Расіі Т. Красавіцкая, першы намесьнік міністра адукацыі Рэспублікі Беларусь Л. Сухнат і іншыя.
    Пасьля першага пленарнага паседжаньня, якое працягвалася паўтара дня, канфэрэнцыя працягвала работу ў трох сэкцыях:
    Праблемы фармаваньня і разьвіцьця нацыянальна-рэгіянальных сыстэм адукацыі.
    Духоўнасьць, нацыянальная культура і агульначалавечыя каштоўнасьці ў школьнай адукацыі.
    Родная мова ў поліэтнічным асяродзьдзі.
    Два дні мы выяжджалі ў раёны Рэспублікі Саха, дзе наведвалі навучальныя ўстановы, нацыянальныя цэнтры, краязнаўчыя музэі, праводзіліся выязныя паседжаньні рабочых груп з удзелам мясцовых уладаў і пэдагагічнай грамадзкасьці.
    Пасьля вяртаньня ў Якуцк працягвалася работа сэкцый. Яна завяршылася прыняцьцем рэкамэндацый. Затым пад кіраўніцтвам міністра адукацыі Якуціі Е. Жыркова разгарнуліся дыскусіі за “круглым сталом” “Тэхналёгія, вопыт абнаўленьня і разьвіцьця нацыянальных школ у Рэспубліцы Саха”. Пасьля іх заканчэньня ўдзельнікі канфэрэнцыі разьдзяліліся на 3 праблемныя групы і абмеркавалі наступныя праблемы:
    Разьвіцьцё асобы ў кантэксьце нацыянальнай і агульначалавечай культуры.
    Пытанні моўнай палітыкі ў адукацыі.
    Этнапэдагогіка і этнапсыхалёгія як мэтадалёгія навучаньня і выхаваньня.
    У апошні дзень канфэрэнцыі на пленарным паседжаньні былі заслуханы выніковыя даклады сэкцый, рабочых груп і “круглых сталоў”, заключны даклад. Абмеркаваны і прыняты выніковы дакумэнт — рэкамэндацыі Міжнароднай канфэрэнцыі краінам — удзельніцам ЮНЕСКО, міністэрствам і іншым органам кіраваньня адукацыяй.
    Кіраўнікоў дэлегацый прыняў Прэзыдэнт Рэспублікі Саха М. Нікалаеў, для астатніх удзельнікаў быў арганізаваны афіцыйны прыём Міністэрствам адукацыі рэспублікі.
                                              НАВУКОВА-ТЭАРЭТЫЧНЫЯ  ВЫНІКІ
    Актуальнасьць адраджэньня і станаўленьня нацыянальнай школы была вызначана ў дакладзе намесьніка Генэральнага дырэктара ЮНЕСКО К. Пауэра. Ен адзначыў, што цяжка знайсьці краіну сьвету, якая б не сутыкнулася з падобнай зьявай. Краіны СНД знаходзяцца ў сярэдзіне пераходу да дэмакратыі і рыначнай эканомікі.На жаль, гэты складаны працэс абвастраецца з-за адсутнасьці палітычнай эканамічнай стабільнасьці, што ўскладняе культурныя і сацыяльныя дэфармацыі ў грамадзтве.
    Рашаючай на гэтым этапе зьяўляецца задача знайсьці правільны адказ на пытаньне: як пабудаваць сыстэму адукацыі, каб яна найлепшым чынам садзейнічала дэмакратыі, грамадзкаму грамадзтву, якое нараджаецца, мовай якасьці нацыянальных культур і новаму разуменьню фэномэна культуры.
    Адна з праблем нашага часу, падкрэсьліў К. Пауэр. — абарона культур нацыянальных меншасьцяў ад працэсу аднастайнасьці, які размывае нацыянальныя элемэнты; абарона адукацыі ад стандартных навучальных плянаў. Уніфікацыя, ураўноўваньне прывялі ўжо да страты вялікай колькасьці рэдкіх моваў, да страты нацыянальнага ў культурах. Акрамя таго, гэтыя працэсы вядуць да паглыбленьня бездані паміж пакаленьнямі.
    Сутнасьць нацыянальнай школы найбольш поўна ахарактарызаваў міністар адукацыі Расійскай Фэдэрацыі Е.Ткачэнка. Ён адзначыў, што разуменьне тэрміна “нацыянальная школа” не абмяжоўваецца роднай мовай і нават сумай нацыянальна арыентаваных прадметаў. Галоўная прыкмета нацыянальнай школы — яе здольнасьць забясьпечыць разьвіцьцё вучня як свабоднай, самаарганізуючай асобы ў працэсе руху ад блізкага да далёкага”, ад роднай (этнічнай) культуры да агульнарасійскай і праз яе — да сусьветнай.
    Нацыянальнай школе, падкрэсьліў Е. Ткачэнка, трэба будзе рэалізаваць тры мэты:
    — трансляцыю нацыянальных культур і фармаваньне нацыянальнай самасьвядомасьці ў новых пакаленьнях;
    — адкрытасьць культур народаў сумеснага пражываньня і народаў-суседзяў у інтарэсах гарманізацыі міжнацыянальных адносін.
    — дасягненьне сучаснага ўзроўню цывілізаванага разьвіцьця, высокага стандарту адукацыі.
    Гэтыя прыярытэты выстаўляюцца перад расійскай сыстэмай адукацыі таму, што наша дзяржава, адзначыў Е. Ткачэнка, атрымала ў спадчыну ад папярэдняга гістарычнага пэрыяду вынікі пасьлядоўнага і жорсткага адчужэньня народаў ад уласнага нацыянальна-культурнага здабытку ў імя фармаваньня так званай “новай гістарычнай агульнасьці людзей”. На практыцы гэта выявілася ў татальнай культурнай уніфікацыі ўсёй шматнацыянальнай дзяржавы на рускамоўнай аснове, што нанесла велізарныя страты ўсім культурам, уключаючы рускую. Больш таго, засвоены многімі пакаленьнямі нацыянальна-культурны нігілізм стаў адной з прычын крызысаў у міжнацыянальных адносінах.
    Падтрымліваючы думку Е. Ткачэнкі аб тым, што нацыянальная школа — не “запаведнік”, а найбольш арганічны сродак уваходжаньня чалавека ў сусьветную адукацыйную прастору, далучэньня да агульначалавечых каштоўнасьцяў, многія ўдзельнікі канфэрэнцыі сьцьвярджалі, што няма народаў вялікіх і малых і няма культур больш важных і менш значных. Кожны народ вялікі ў эстэтычным асваеньні рэчаіснасьці і кожная культура самадастатковая ў сваёй цэласнасьці. Але ў культуры не можа быць замкнёнасьці, аддзеленасьці ад дасягненьняў іншых народаў. І ўвогуле адна культура не супрацьстаіць другой. Культуры супрацьстаіць бескультур’е, спрошчаная, масападобная культура, псэўдакультура. Культуры ж узаемадзейнічаюць і ўзаемаўзбагачаюцца. Таму патрэбен інтэнсіўны дыялёг культур.
    Ад нацыянальнай школы да нацыянальна-рэгіянальнай сыстэмы адукацыі — такі шлях далейшага разьвіцьця адукацыі намецілі многія ўдзельнікі канфэрэнцыі. Сетка нацыянальных школ, сукупнасьць нацыянальна арыентаваных прадметаў павінны спалучацца з навучальнымі заняткамі і ўстановамі, якія адпавядаюць мясцовым асаблівасьцям і патрэбнасьцям тэрытарыяльна-вытворчых комплексаў, сыстэмам народарасьсяленьня, служаць разьвіцьцю інтэлектуальна-творчага і прафэсыйна-кваліфікацыйнага патэнцыялу краю, мясцовага супольніцтва.
    Праблема адраджэньня нацыянальнай школы ў імя нармальнага нацыянальнага разьвіцьця ні для аднаго народа не стаіць увогуле, абстрактна. Яна заўсёды мае канкрэтны характар і вызначаецца сукупнасьцю фактараў, якія склаліся ў рамках гістарычнага разьвіцьця і сучаснай жыцьцядзейнасьці этнасаў. Такімі фактарамі, на думку намесьніка дырэктара НДІ нацыянальных праблем адукацыі Расійскай Фэдэрацыі Т. Красавіцкай, выступаюць наступныя:
    устойлівасьць этнічных сыстэм, лякальных агульнасьцяў людзей, якія маюць аптымальную для мясцовых умоў сыстэму калектыўнага выжываньня і дастатковую колькасьць жыцьцёва важных рэсурсаў;
    структура этнасаў, іх сацыя-дэмакультурны стан на этапе пераходу да грамадзянскага грамадзтва;
    асаблівасьці станаўленьня і разьвіцьця дзяржаўнасьці ў тых ці іншых народаў;
    адукацыйныя традыцыі, перавагі і інш.
    Выключнае значэньне і вядучая роля ў нацыянальнай школе, на думку акадэміка РАА Г. Н. Волкава і многіх іншых, належыць этнічнай (народнай) пэдагогіцы і псыхалёгіі. Ва ўмовах антынацыянальнай школьнай палітыкі нацыянальнае ўсюды павінна было зьнікнуць. Гэтага не здарылася толькі дзякуючы народнай, нацыянальнай сыстэме выхаваньня, якая мае глыбокія, вечна жывыя карані.
    Ва ўласьцівасьцях народнай пэдагогікі канцэнтравана прадстаўлены агульначалавечыя каштоўнасьці. Фактары народнага выхаваньня ахопліваюць усю чалавечую прастору (прыроду, гульні, слова, справу, узаеміны, традыцыі, быт, мастацтва, рэлігію, прыклад, ідэал і г.д.). Агульначалавечыя духоўныя каштоўнасьці ствараюцца намаганьнямі ўсіх народаў. Дасягненьні кожнага народа — частка сусьветнай культуры, паколькі пастаянна адбываецца іх адаптацыя, дыфузія, інтэрфэрэнцыя, сублімацыя і г.д.
    Да дасягненьняў канфэрэнцыі. несумненна, адносяцца канкрэтныя прапановы па сацыяльна-пэдагагічным праектаваньні гарадзкой і сельскай нацыянальных школ; адбору для іх зьместу з нацыянальнай і сусьветнай культур, культур народаў-суседзяў; уліку ў нацыянальна-рэгіянальнай сыстэме адукацыі базавых прынцыпаў; дэмакратызацыі, гуманізацыі, варыянтнасьці, адкрытасьці, мабільнасьці, разьвіваючага, дзейснага характару; устанаўленьню трывалых сувязяў адукацыі з мясцовай гаспадаркай; выкарыстаньню магчымасьцяў навучальных устаноў у якасьці этнакультурных і агульнакультурных цэнтраў і інш.
    У рэкамэндацыях канфэрэнцыі адзначаецца ўзрастаючая роля гуманітарных і нацыянальна-культурных аспэктаў станаўленьня чалавека XXI стагодзьдзя; падкрэсьліваецца неабходнасьць далучэньня падрастаючага пакаленьня з малых гадоў да культуры роднага народа, да вуснай народнай творчасьці, прыкладнога мастацтва, да звычаяў і традыцый, а таксама да культуры народаў сумеснага пражываньня і да агульначалавечых каштоўнасьцяў як найважнейшай умовы жыцьця ў адкрытым грамадзянскім грамадзтве.
    Канфэрэнцыя рэкамэндавала:
    — пры распрацоўцы палітыкі ў галіне адукацыі ўдзяляць асаблівую ўвагу станаўленьню нацыянальных школ, усебаковаму далучэньню дзяцей, а таксама дарослых да вывучэньня гісторыі, геаграфіі, сацыяльна-эканамічнага жыцьця, нацыянальнай культуры свайго народа, да выпрацаваных ім духоўных каштоўнасьцяў, да захаваньня культурнай і прыроднай спадчыны;
    — выкарыстоўваць усе віды пазашкольнай дзейнасьці, рэгіянальныя і нацыянальныя дасьледчыя цэнтры, а таксама сродкі масавай інфармацыі для захаваньня, адраджэньня і разьвіцьця нацыянальнай культуры;
    — пашыраць выкарыстаньне нацыянальных моваў як галоўнага фактару разьвіцьця нацыянальных культур; садзейнічаць разьвіцьцю неабходнай інфраструктуры, у тым ліку паліграфічнай і праграмна-мэтадычнай базы;
    — прымаць меры па падрыхтоўцы і павышэньні кваліфікацыі пэдагагічнага пэрсаналу, інтэграцыі сіл і сродкаў для навучальна-мэтадычнага забесьпячэньня прадметаў нацыянальнай культуры;
    — садзейнічаць апераджальнай падрыхтоўцы падрастаючых пакаленьняў да жыцьцядзейнасьці ў новых сацыяльных і эканамічных умовах;
    — арганізоўваць рэгіянальныя і міжрэгіянальныя навукова-практычныя канфэрэнцыі і сэмінары па абмену вопытам работы нацыянальных школ;
    — садзейнічаць інтэграцыі нацыянальна-рэгіянальных сыстэм адукацыі ў сусьветную адукацыйную сыстэму з забесьпячэньнем эквівалентнасьці адукацыі на ўсіх узроўнях;
    — правесьці ў 1995 г. міжнародную канфэрэнцыю “Нацыянальная школа і пэрспэктывы яе разьвіцьця”.
                                                       ЧАМУ  ВУЧЫЦЬ  ВОПЫТ  ЯКУЦІІ
    Пасьля распаду СССР Якуція правяла крытычнае асэнсаваньне сытуацыі, у якой апынуліся яе народы. Высьветлілася, што яны падышлі да мяжы, за якой непазьбежныя страта роднай мовы і культуры, асыміляцыя этнасаў.
    Стагоддзямі і тысячагодзьдзямі паўночныя народы фармаваліся як народы прысвойваючай культуры. Жыцьцё паказала, што нельга беспакарана разбураць іх спосаб жыцьця, зрабіць скачок з гэтай традыцыйнай цывілізацыі ў эўрапейскую. Іх прымусілі гэта зрабіць, прычым нібыта з добрага намеру. Але вынікі аказаліся катастрафічнымі. Ужо тры пакаленьні народаў Поўначы прайшлі праз школы-інтэрнаты. І пасьля іх праявілі сябе не здольнымі як да ўкладу жыцьця продкаў, так і да гарадзкой цывілізацыі.
    Для пераадоленьня крызысу, захаваньня нацыянальнай мовы і культуры ў 1989-90 гг. была распрацавана Канцэпцыя адраджэньня нацыянальнай школы. Яе вядучымі ідэямі і палажэньнямі сталі: навучаньне і выхаваньне дзяцей на роднай мове; асваеньне моладзьдзю нацыянальнай культуры, духоўнасьці роднага народа, далучэньне да каштоўнасьцяў іншых культур; пабудова адукацыі “ад блізкага да далёкага, ад роднага парога — у сьвет агульначалавечых ведаў”; падрыхтоўка да жыцьця і працы з улікам працоўных традыцый народа і ў той жа час — новых патрабаваньняў, зьвязаных з пераходам да рыначнай эканомікі; асаблівы падыход да вызначэньня зьместу і формаў навучаньня, які ўлічвае філязофію і мэнталітэт карэнных народаў.
    Канцэпцыя шырока абмяркоўвалася і атрымала ўсенароднае прызнаньне. Яна стала другім па значнасьці (пасьля Дэклярацыі аб сувэрэнітэце) дзяржаўным дакумэнтам. Для яго рэалізацыі распрацавана і ажыцьцяўляецца спэцыяльная ўрадавая праграма. Яна прадугледжвае:
    — забесьпячэньне прыярытэтнасьці адукацыі і прэстыжу пэдагагічнай дзейнасьці ў грамадзтве;
    — удасканальваньне навучальна-матэрыяльнай базы, распрацоўку падручнікаў і сродкаў навучаньня новага пакаленьня для нацыянальных школ;
    — пошук, абгрунтаваньне і экспэрымэнтальную праверку адукацыйнага працэсу і мэтадаў навучаньня з улікам этнапсыхалягічных асаблівасьцяў і з выкарыстаньнем сродкаў інфарматыкі і ЭВТ;
    — канкрэтызацыю дзяржаўных патрабаваньняў да падагульняючых вынікаў навучаньня і выхаваньня ў новых умовах, выпрацоўку адпаведных адукацыйных стандартаў;
    — абнаўленьне падрыхтоўкі і перападрыхтоўкі пэдагагічных кадраў.
     Пасьлядоўнасьць у вырашэньні праблем нацыянальнай школы забясьпечваецца наступнымі этапамі:
    1. Пераходны пэрыяд — стварэньне асноў нацыянальна-рэгіянальнай сыстэмы адукацыі (НРСА).
    2. Пэрыяд забесьпячэньня функцыянаваньня НРСА. Яго мэта — паказ жыцьцястойкасьці фармуемых сыстэм, пацьвярджэньне правільнасьці выбару шляхоў, сродкаў і мэтадаў.
    3. Пэрыяд дасягненьня рэжыму самаразьвіцьця НРСА.
    Абнаўленьне зьместу адукацыі зьвязана, з аднаго боку, а адраджэньнем гістарычных каранёў, мудрасьці і маральна-этычных каштоўнасьцяў народа, з “узыходжаньнем да вытокаў”, а з другога — набліжэньнем зьместу прадметаў да рэалій і патрэбнасьцяў сёньняшняга дню.
    Мяняюцца зьмест і мэтодыка выкладаньня роднай мовы. Замест, галоўным чынам, вывучэньня граматычных структур яго ўрокі становяцца ўрокамі разьвіцьця думкі удасканаленьня эмацыянальнай сфэры дзіцяці. Ствараецца навучальная тэрміналёгія на якуцкай мове па такіх прадметах, як гісторыя, геаграфія, біялёгія, матэматыка, фізыка, хімія і г.д. Абнаўляецца зьмест прыродазнаўча-навуковых дысцыплін, у навучальныя прадметы рэспубліканскай кампэтэнцыі ўводзіцца нацыянальна-рэгіянальны кампанэнт, які складае 20-30 працэнтаў навучальнага матэрыялу.
    Распрацоўваюцца інтэграваныя курсы. Напрыклад, прыродазнаўства. Ён будуецца па наступнай схеме: прыродная зона (фізычная геаграфія) — расьлінны сьвет (батаніка) — жывёльны сьвет (заалёгія) — эканамічная геаграфія роднага краю, Якуціі, Расіі, сьвету. Уводзяцца новыя прадметы: “Нацыянальная культура народаў Якуціі” з I па II клас — 2 гадзіны ў тыдзень. У гэтых рамках праводзяцца ўрокі маральнасьці, асобныя заняткі для юнакоў і дзяўчат.
    З 8 кляса нацыянальная культура дапаўняецца рускай, з 10 — сусьветнай, спачатку — культурай Усходу, затым — культурай Захаду.
    У выніку пераўтварэньняў таксама мяркуецца, што нацыянальная школа дасьць вучням магчымасьць выбару навучальнага прадмета, для чаго прадугледжваюцца гадзіны для прадметаў па выбары; навучальнай праграмы і падручніка, для чаго пачата распрацоўка паралельных праграм і варыянтных падручнікаў; заданьняў і практыкаваньняў рознай складанасьці ў адпаведнасьці з інтарэсамі і здольнасьцямі; першыя падручнікі з рознаўзроўневымі заданьнямі па матэматыцы і рускай мове выдаюцца ў гэтым годзе.
                                                         НЕКАТОРЫЯ  ВЫСНОВЫ
    У адным артыкуле немагчыма расказаць усё пра Міжнародную канфэрэнцыю дзе было прадстаўлена і абмеркавана каля 100 дакладаў, як расказаць пра вопыт адраджэньня нацыянальных школ Якуціі, які ўжо абагульнены і апісаны дзесяткамі аўтараў — бібліяграфія налічвае больш як 300 работ. Застаецца зрабіць у заключэньне некаторыя высновы:
    1. Вопыт Рэспублікі Саха паказвае, што за 3-4 гады можна дасягнуць шмат чаго ў справе нацыянальнага адраджэньня, калі яно становіцца ўсенародны клопатам і ахоплівае ўсе накірункі разьвіцьця нацыянальнай культуры і нацыянальнай самасьвядомасьці: народную філязофію, народныя вераваньні традыцыі і звычаі, народны этыкет і рытуалы паводзін, народныя промыслы, народную пэдагогіку і псыхалёгію, народную мастацкую творчасьць, нацыянальнае адзеньне, атрыбуты быту, адносіны да людзей, суседзяў, гасьцей, прыроды, улады і г.д.
    2. Выклікае павагу і можа быць выкарыстана высокая экалягічнасьць народнага выхаваньня паўночных этнасаў. Чалавек можа браць у прыроды толькі сама неабходнае і абавязкова павінен аднаўляць нанесеныя страты. Ён не цар прыроды, а яе арганічная частка, ён пастаянна клапоціцца аб узнаўленьні жывёльнага і расьліннага сьвету, улічвае яго законы, магчымасьці, рэсурсы.
    3. Каштоўным уяўляецца мэтанакіраванасьць, пасьлядоўнасьць і настойлівасьць Рэспублікі Саха ў станаўленьні нацыянальнай школы. Задума рэалізуецца ў Канцэпцыі, якая атрымлівае ўсенароднае ўхваленьне. За канцэпцыяй ідзе мэтавая Праграма, у якой вызначаюцца агульная стратэгія і адукацыйная палітыка. На іх базе фармуюцца асноўныя накірункі дзейнасьці. Пад іх плянуюцца рэсурсы, навукова-мэтадычнае заканадаўчае і кадравае забесьпячэньне. За ўсім замацаваны адказныя выканаўцы. Ствараюцца спэцыяльны Фонд і Банк адукацыі. Да праграмы падключаюцца навукова-мэтадычныя падразьдзяленьні Расійскай Акадэміі адукацыі, экспэрты ЮНЕСКО, што забясьпечвае інтэграцыю сыстэмы адукацыі рэспублікі ў расійскую і сусьветную адукацыйную прастору.
    4. Нельга не адзначыць зварот сыстэмы адукацыі Якуціі да вытокаў і лепшых дасягненьняў народнай пэдагогікі. Назапашаны народам вопыт, выпакутаваныя каштоўнасьці становяцца галоўнымі арыенцірамі адукацыі. Яны акумулюцца ў нацыянальных цэнтрах, спэцыяльных курсах, этнаграфічных музэях, пакоях, кутках, якія арганізаваны ва ўсіх навучальных установах, населеных пунктах. З іх дапамогай дзеці выхоўваюцца ў духу павагі да старэйшых, беражлівых адносін да прыроды. Улічваюцца экстрэмальныя прыродныя ўмовы, фармуюцца працавітасьць, мудрасьць, спакой і разважлівасьць, уласьцівыя народу Саха. Разам з тым закладваюцца асновы ўспрымальнасьці новых тэхналёгій, выкарыстаньня перадавога вопыту арганізацыі вытворчасьці, прадпрымальніцкай дзейнасьці.
    5. Агульным, найбольш значным перакананьнем удзельнікаў канфэрэнцыі было тое што гісторыка-культурныя асаблівасьці і магчымасьці павінны пільна вывучацца і культывавацца пэдагагічнай навукай і практыкай. У іх штодзённым уліку трэба бачыць гарантыю захаваньня і пераемнасьці ў разьвіцьці этнакультурнай самабытнасьці народаў, нацыянальнай і індывідуальнай ідэнтычнасьці людзей. Толькі на іх аснове могуць быць дасягнуты ўсеагульныя унівэрсальныя мэты і каштоўнасьці, перадаваемыя адукацыяй у якасьці агульначалавечага здабытку. Сярод цэнтральных бачыцца праблема стварэньня гібкіх нацыянальных і рэгіянальных сыстэм адукацыі, якія самаразьвіваюцца і дасягаюць сусьветных стандартаў.
                                                                                  * * *
    Вынікі канфэрэнцыі абмеркаваны на рабочай нарадзе ў Міністэрстве адукацыі і мэтадалягічным сэмінары Нацыянальнага інстытута адукацыі. Намечаны меры па ўліку назапашанага вопыту і далейшай распрацоўцы тэарэтычных асноў станаўленьня самастойнай нацыянальнай сыстэмы адукацыі і вахаваньня ў Беларусі.
    Людміла СУХНАТ,
    першы намесьнік міністра адукацыі.
    Мікалай ЛАТЫШ,
    намесьнік дырэктара Нацыянальнага інстытуту адукацыі.
    /Настаўніцкая газета. Мінск. 29 мая 1993. С. 4./

    Саасылана СІЎЦАВА
    (Якуцкі дзярж. ун-т, РАСІЯ)
                                            ДЭПАРТАЦЫЯ  НАРОДАЎ  У  ЯКУЦІЮ
    Исходя из архивной справки МВД «Указание прокурором ЯАССР» от 14. 05. 1949 г., судебным органам республики было предложено придерживаться следующего деления спецконтингента: спецпереселенцы («власовцы», «оуновцы», высланные на основании директивы № 97 сроком на 6 лет для работы в промышленности, «указники» - по указу Президиума ВС СССР от 2. 07. 1948 г. общественными приговорами общих собраний колхозов сроком на 8 лет), выселенцы (немцы, чеченцы, ингуши, карачаевцы, балкарцы, калмыки, крымские татары - высланные во время Великой Отечественной войны особыми постановлениями правительства. По указу Президиума ВС СССР от 26. 11. 1948 г №133/12 они считались сосланными навечно), ссыльно-поселенцы (литовцы, частично - латыши и эстонцы, высланные как социально-опасные элементы постановлениями военных советов разных военных округов в 1941-1945 гг.), алминистративно-выселенцы (финны, частично эстонцы, высланные постановлениями военного совета Ленинградского фронта в 1942 г. на территории Ленинградского фронта), ссыльные (сосланные на определенный срок по приговорам судов в качестве дополнительной меры наказания)1. Сосланные из западных областей Украины и Беларуси бывшие граждане Польши составили административно-высылаемый контингент как социально-опасные элементы.
    Депортация в республику имела место еще в 1930-1931 гг. Так, «бывших кулаков» на 1. 01. 1932 г. насчитываюсь 4724 чел.2 Эти «трудопоселенцы» были выходцами из Ленинградского военного округа (725 семей), Центрально-Черноземной области (354 семьи), Белорусской ССР (287) и Украинской ССР (97 семей) Все они были расселены в спецпоселках Алданского округа. С начала 1940-х годов численность прибывающих в Якутию спецпереселенцев возрастает вновь. Эту, новую, волну депортированных представляли преимущественно «неблагонадежные элементы» советского общества: поляки, немцы, финны, народы Прибалтики и др. Так, бывшие граждане Польши были высланы в Якутию постановлением СНК СССР № 497-177сс от 10. 04. 1940 г. из западных областей Украины и Беларуси. По состоянию на 1. 01. 1941 г. их насчитываюсь в Якутской АССР 3512 чел. или 1143 семьи3. Национальный состав депортированных был неоднороден. Например, из выселенных в Алданский округ беженцев из оккупированных фашистской Германией районов Польши, евреи составляли 76,8%, поляки - 19,0%, украинцы - 3,9%, немцы - 0,2%, белорусы - 0,1%. Поселенцы проживали в районах: Алданском - 2339 чел. (921 семья), Аллах-Юньском - 1171 чел (222 семьи). На основании указа Президиума Верховного Совета ССР от 17. 08. 1941 г. об амнистии польских граждан, СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление об освобождении этого контингента депортированных из мест ссылок и высылок и разрешения им свободного проживания на территории СССР, за исключением пограничных районов, запретных зон и режимных городов I и II категории. Из справки Л. Берия «Всем НКВД и начальникам УНКВД краев и областей» № 430 от 20. 08 1941 г.4 следует предложение объявить всем польским гражданам, сосланным, высланным и находящимся в спецпселках, что они освобождены от обязательной регистрации в органах НКВД, выдать визы на выезд или удостоверения и в случае, если они пожелают выехать из спецпоселков, с мест ссылки и высылки, снабдить их билетами (или литерами) на проезд и суточные в расчете 15 руб. в сутки. Однако, освобождение произошло не сразу. Возможно, часть польских граждан была освобождена сразу и выехала за пределы республики, но некоторая их часть была устроена на жительство в другие районы ЯАССР, например, в Якутский р-н. Об этом свидетельствует тот факт, что в июне 1944 г было отправлено из Якутской АССР в центральные области страны (места новых ссылок) 1663 чел., из них 472 чел. - из Алданского округа, 1055 чел. - из Якутского района и 136 чел. из Дома инвалидов5. В итоге, вследствие последовавшего Советско-Польского соглашения от 6. 06. 1945 г., число репатриированных польских граждан из ЯАССР в Польшу составило 4373 чел.6. Есть все основания предположить, что в это число вошли все ссыльные поляки, пребывавшие в Якутии, освобожденные и покинувшие места высылки в 1942 и 1944 гг.
    Для выполнения постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О развитии рыбных промыслов в бассейнах рек Сибири и на Дальнем Востоке» от 6. 01. 1942 г. была осуществлена значительная по масштабам депортация с целью увеличения количества рабочих рыбной промышленности. К числу первых подготовительных мероприятий по принятию спецконтингента в навигацию 1942 г. относилось совещание, состоявшееся 19. 05. 1942 г. при Народном Комиссариате торговли ЯАССР, на котором были установлены следующие суточные нормы питания на одного человека: хлеба - 500 г., крупы - 80 г., жиры - 10 г., сахар и кондитерские изделия – 10 г., рыба, сельди, мясо - 100 г. Стоимость всего дневного рациона устанавливалась в 5 руб. За исполнение задач по снабжению спецконтингенга на местах отвечали организации: Полярторг (Левит), Холбос (Ермолаев), Рыболовсекция (Диманштейн). НКВД ЯАССР принимал все расходы, связанные с пассажироперевозками7.
    О состоянии плавсредств, перевозивших людей, свидетельствует акт от 26. 06. 1942 г., составленный Государственным инспектором Народного Комиссариата здравоохранения ЯАССР Я. Андреевым: «Во-первых, верхняя палуба баржи, трюм, где находятся пассажиры, содержатся грязно. Везде много пыли, сору, отбросов. Верхняя палуба и пол в трюме не моется: во-вторых, в момент обследования кипяченой волы для пассажиров не было и последние пьют сырую воду: в третьих, на барже обнаружено трое больных детей и одна взрослая женщина с подозрением на паратиф, которые не госпитализируется ввиду того, что таковых не высаживают с баржи вместе с семьями. Имеются больные дети с кожными заболеваниями и летними поносами...»8.
    Спецпереселенцы в основном состояли из нетрудоспособных людей для работы в рыбной промышленности в условиях Севера: престарелых, малолетних детей и женщин. Сложившаяся критическая ситуация вызывала беспокойство республиканских властей. Так, в телеграмме от 12. 06. 1942 г. М. Савинов пишет: «Сообщите, откуда едут спецпереселенцы. Через них выясните не было ли в пути следования частичной выгрузки людей этих эшелонов. Наличие большого количества детей, женщин вызывает сомнение не остались ли по пути мужчины, где, в какой области»9. Секретарь Якутского ОК ВКП (б) Степаненко, председатель СНК ЯАССР Муратов в июне 1942 г. сообщили в ЦК ВКП(б) Андрееву о том, что УКНВД по Иркутской области направляет на рыбные промыслы в Якутию большей частью иждивенцев: в первой партии (1173 чел.) мужчины составили - 44 чел., старики старше 55 лет - 76, женщины - 586, дети - 467 чел., а во второй партии (296 чел.) мужчин и стариков насчитывалось 39 чел., женщин - 129, детей - 128 чел. Исходя из состава прибывающих, констатировалось следующее: «Рыбтрест получает не работников рыбозаводов, а нетрудоспособных людей...» Поскольку предполагалось, что трудоспособных отбирали в г. Иркутске, телеграмма из г. Якутска заканчивалась следующим: «Просим категорически запретить отбор иркутскими организациями трудоспособных переселенцев. В противном случае само переселение теряет смысл...» На сообщение была наложена резолюция Л. Берия: «Доложите почему такк происходит. 20. 06. 1942 г.»10.
    Всего в 1942 г. было завезено спецпереселенцев 9080 чел.11, из них литовцев и евреев из Литвы - 3886 чел., финнов - 3694, русских - 753, немцев – 617 чел. и остальных 130 человек разных национальностей. Все они были размещены главным образом в Булунском, Усть-Янском, а также Жиганском, Ленском, Олекминском, Орджоникидзевском, Кобяйском районах. Переселенцы работали на следующих производствах: в рыбной промышленности - 73,6%, в лесной - 22,6%, в местной - 2,6%, в системе Наркомздрава и детских приемниках – 1,2%12.
    Всего на 1. 01. 1945 г. на территории республики находилось 8845 чел. (3659 семей), из них «бывших кулаков» было 1775 чел. (888 семей), литовцев - 2581 чел. (1032 семей), финнов - 3225 чел. (1332 семьи), немцев - 1264 (407 семьи). Местом проживания спецконтингента в 1945 г. явились: Алданский округ, Булунский, Усть-Янский. Жиганский, Кобяйский, Орджоникидзевский, Олекминский, Ленский районы и г. Якутск. Из всех депортированных переселенцев трудоспособными были 4649 чел., из них 55,7% продолжали работать: в рыбной промышленности - 16,1%, цветной - 11,6%, в местной - 7,4%, в тресте «Союзслюда» - 1,4%, в Наркомате земледелия - 2,8% и прочих организациях – 5,0% (некоторая часть нетрудоспособных работала).
    Таким образом, депортация народов в Якутию была масштабной, затронувшей все вехи сталинского режима, начиная от выселения «бывших кулаков» из районов сплошной коллективизации в 1930-е годы и кончая периодом после Великой Отечественной войны. Вследствие этого состав спецпереселенцев и ссыльных был неоднороден: в 1930-е годы высылались представители мелкой буржуазии - кулаки, накануне и во время войны – «неблагонадежные элементы», которые якобы могли заниматься или занимались антисоветской деятельностью (особенно вблизи пограничных зон), а после 1945 г. - люди, проявившие себя в годы войны как пособники фашистской Германии, а также не работающие должным образом в колхозах. Весь спецконтингент использовался в различных о отраслях промышленности, сельского хозяйства и особенно - в рыбодобыче. Так, если на 15. 03. 1943 г работало на рыбных промыслах 73,6% людей - переселенцев, то на 1. 01. 1945 г. таких насчитывалось 55,7%. При всей тяжести труда и невыносимых условиях Крайнего Севера переселенцы вынуждены были на протяжении всего периода войны составить основную рабочую силу рыбной промышленности.
----------------------
    1 Сивцева С. Освоение Севера и демографические процессы // Знание - на службу нуждам Севера: Тез. докл. Якутск, 1996. С. 160.
    2 Гос. архив Российской Федерации. Фонд 9479, оп. 1, д. 89, л. 206.
    3 Там же. Л. 27.
    4 Там же. Д. 116, л. 3
    5 Там же. Д. 178, л. 239.
    6 Архив МВД Республики Саха (Якутия). Фонд 11, оп. 1, д. 961.
    7 Архив УФСБ по Республике Саха (Якутия). Фонд 2, оп. 1, д. 5, л. 7-9.
    8 Там же, л. 100.
    9 Там же, л. 68
    10 Гос. архив Российской Федерации. Фонд 9479, оп. 1, д. 109, л. 140.
    11 Петров Д. Якутия в голы Великой Отечественной войны. Ч. 2. Якутск. 1992. С. 300
    12 Гос. архив Российской Федерации. Фонд 9479, оп 1, д. 108, л. 18.
    /Весці Міжнароднай акадэміі вывучэння нацыянальных меншасцей. Нацыянальныя меншасці на Беларусі і ў свеце № 3. Брэст. 1997. С. 38-41./


   Алесь Баркоўскі
          (Якуцк)
                                                         БЕЛАРУСЬ  I  ЯПОНІЯ
                                             (КАРОТКАЯ ГІСТОРЫЯ ЗНАЁМСТВА)
    Яшчэ элінскі гісторык Клаўдзій Пталямэй распавядаў аб краіне “Jараj”, і, зразумела ж, палачане, што цікавіліся, паміж іншым, і геаграфіяй, даведаліся і пра гэтую далёкую краіну. Як сьведчаць ісландзкія сагі, недзе ў V ст. Полацк быў захоплены гунамі, радзіма якіх — мангольскія стэпы і якія, па меркаваньнях сучасных навукоўцаў, нават маглі прычыніцца да фарміраваньня японскага этнасу. На пачатку VII ст. пэрсыдзкая дзяржава Сасанідаў, якая праз Хіну (Кітай) падтрымлівала сувязі з Японіяй, была заваявана арабскімі халіфамі, што пры двары трымалі “славянскую гвардыю”, а ў ёй, верагодна, служылі ваяры і з беларускіх земляў. У 1157 г. у кнізе “Кітаб нузхат альмуштак...” пра Японію пісаў географ аль Ідрысі, які ў 1150 г. наведваў Кіеў, дзе заўсёды хапала насельнікаў з беларускіх княстваў. У тыя ж часы арабскі географ Мухамед аль Кашгары называў Японію “Джабарга” (ад кітайскага “Жы бэнь-го”), а Рашыд ад Дзін — “Чыменгу”. Не выключана, што гандляры з Полацка, Смаленска ці Турава дабіраліся да Індыі, дзе гэтаксама ведалі пра Японію. Была вядома яна і манголам. У 1245-1246 гг. у Каракаруме, стаўцы мангольскага хана, знаходзіліся паслы папы Інакенція IV францысканец Пляна Карпіні ды манах з Вроцлава Бенядзікт Паляк. Яны адзначылі ў сваёй рэляцыі, што трон мангольскага хана быў аздоблены пэрламі з Японіі. Зваротны шлях гэтага пасольства пралягаў праз Кіеў. Трошкі пазьней Каракарум наведаў разам з братам Андрэем Аляксандар Неўскі, цесьцем якога быў полацкі князь Брачыслаў. У 1330 г. у стаўцы манголаў быў сфарміраваны “ахоўны полк з рускіх, які ўслаўляў вернасьць” (ізноў жа, верагодна, там былі таксама воі з беларускіх княстваў). Полк удзельнічаў у выправах манголаў на Японію. З 1275 г. знакаміты вэнэцыянец Марка Пола знаходзіўся ў Кітаі, дзе са зьдзіўленьнем сустрэў габрэяў, якія здавён пасяліліся не толькі ў Эўропе (і на Беларусі), але і тут. Напэўна, яны мелі стасункі паміж сабою. Праз г. зв. “Кнігу” (1289) Марка Пола эўрапейцы (у т. л. жыхары Вялікага Княства Літоўскага) атрымалі больш падрабязныя зьвесткі аб Японіі. 15 жніўня 1549 г. на японскую зямлю ступілі прадстаўнікі ўвішнага манаскага ордэна езуітаў. Яны асталяваліся ў горадзе Хірасіма на высьпе Хансю. З гэтага часу ў Эўропе пачалі стала зьяўляцца іхнія (а ў ордэне езуітаў хапала грамадзян Вялікага Княства Літоўскага) рэляцыі на лацінскай мове, частка якіх перакладалася нават на польскую, добра зразумелую для ўсіх жыхароў ВКЛ. У 1579 г. пра Японію у сваіх “Żуwotach świętych” казаў езуіт Петар Скарга, які настаўнічаў у заснаваных ім езуіцкіх калегіях у Вільні ды Полацку. “Кніга” Марка Пола, як і рэляцыі езуітаў, была скарыстана для адлюстраваньня Японіі на картах сьвету Фра-Маўра (1459), глобусе Бехайма (1492), мапе Леанарда да Вінчы (1515), карце Г. Меркатара (1569) ды ягоным жа атлясе (1596), перавыдадзеным у 1606 г. з апісальным дадаткам Пятра Мантануса. Атляс Каўфмана, ці па-латыні Меркатара, быў вядомы не толькі ў ВКЛ, але нават і ў Маскоўскай дзяржаве. Ён увайшоў цалкам у “Касмаграфію”, напісаную ў 1670 г. у Халмагорскім манастыры.
    Пад час г. зв. “службы” у Маскоўскай дзяржаве былі затрыманы “айцец Мела” ды “брат Мікалай”. Партугалец айцец Мела, манах ордэна аўгусьцінцаў, нейкі час жыў у Мэксыцы, а потым пераехаў на Філіпіны, дзе пасябраваў з маладым японцам, які прыняў пад ягоным уплывам каталіцтва пад імем Мікалая. Неўзабаве яны выправіліся ў Эўропу, куды шлях пралягаў праз Маскоўшчыну. Там іх неадкладна арыштавалі, абвясьцілі папскімі выведнікамі ды без доўгіх разваг адправілі на Салаўкі. У 1606 г. маскоўскі цар Ілжэдзьмітрый I аддаў загад аб вызваленьні манахаў і дазволіў ім працягваць свой шлях да Мадрыду. Але гэтых мніхаў перахапілі людзі Васілія Шуйскага і зьняволілі ў Барысаглебскім манастыры ля Растова Вялікага. Адтуль айцец Мела ліставаўся з Марынай Мнішак. Тады яна ўжо была замужам за Ілжэдзьмітрыем II. Потым айцец Мела ды брат Мікалай былі перавезены ў Ніжні Ноўгарад. Марына, якая ў чарговы раз выйшла замуж — за атамана данскіх казакоў “заходне-рускага ўраджэнца” Івана Заруцкага, вызваліла айца Мела, калі праяжджала праз гэты горад. Брата ж Мікалая ў Ніжнім Ноўгарадзе спалілі жыўцом на вогнішчы. Але яраслаўскі і гісторык В. Леставіцын у сваёй працы “Сапега в Борисоглебском монастыре” сьцьвярджае, што японец нібыта выехаў у Польшчу.
    У 1621 г. у Японію прыбыў паляк Войцех Меньціньскі, які ў 1643 г. памёр у Нагасакі. А за гады з 1649-га па 1722-гі ажно 61 езуіт з абшараў Рэчы Паспалітай, куды ўваходзіла і Беларусь, прасіў аб накіраваньні на Далёкі Ўсход. Трэба сказаць, што брат Мікалай пакінуў на Філіпінах ад тубылкі сына Куавок Сіня, які стаўся знакамітым піратам ды прагнаў адтуль галяндцаў. Пра ягоныя дзеяньні таксама даходзілі зьвесткі да Беларусі — праз кнігу “Юрия Андреева из арцугства Слезвицкаго, урождением града Тундера, описание восточной езды. С придатком китайскаго росказания како тако сильное государство в мимошедних летех от татар обсилело и взято, и как утеклый китайский мандарин и морской разбойник Коксинга от галанцов остров Формозу отнял. Издано через Адама Оэлнария”.
    Ну, а Марына, айцец Мела, Заруцкі гэтаксама былі забіты. Марынін жа сын сваім апекуном Л. Сапегам быў аддадзены ў Віленскую езуіцкую калегію, дзе быў старанным вучнем.
    XVII ст. — час калянізацыі Сыбіры маскоўскімі “служылымі людзьмі”, значную частку якіх складала палонная “літва”. Хутка яны дабраліся да берагоў Ціхага акіяна. У 1652 г. ніўхі з паселішча Маго на Амуры паведамілі казакам аб народзе “чыжэм” (японцах). Зьвестку гэтую атрымаў казцкі есаул С. В. Палякоў (чыё прозьвішча сьведчыць, што ён, верагодна, паходзіць з Беларусі) і ў 1674 г. распавёў аб гэтым у Пасольскім прыказе ў Маскве малдаваніну М. Спафарыю, кіраўніку маскоўскага пасольства ў Кітаі. У 1700 г. якуцкі казацкі пяцідзесятнік Уладзімер Атлясаў адбіў у мясцовых насельнікаў японца Дэнбэя, якога гураганам прынесла да берагоў Камчаткі. Японец неадкладна быў дастаўлены ў Маскву. Цар Пётар I адразу ж загадаў шукаць шляхі ў далёкую краіну. Пётар I з “Кнігі” Марка Пола ведаў, што на Ціхім акіяне ёсьць выспа “Чыпангу”, насельнікі якой маюць “вельмі шмат золата”. I вось капітан Вітус Берынг па ягоным загадзе за вялікія грошы перакупіў суднавы журнал галяндзкіх мараходаў, што плавалі ў 1634 г. ля Курыльскіх выспаў, дзе ім сказалі пра мясцовае срэбра. Зазначым, што на паўднёвай частцы паўвыспы Камчатка, Курыльскіх астравоў, астравах Хакайда і Хансю на той час жылі айны (куру), былое аўтахтоннае насельніцтва ўсёй Японіі. У 1710 г. да берагоў Камчаткі бурай ізноў прынесла судна — з чатырма японцамі. Імі зацікавіўся малады якуцкі казак Іван Казырэўскі, што служыў на Камчатцы (яго дзед Тодар Казырэўскі ў 1654 г. трапіў у маскоўскі палон пры абароне Смаленска). Японец Кісіці нават намаляваў I. Казырэўскаму чарцёж Японскіх астравоў. Потым японцы былі адпраўлены ў Якуцк. На той час у Якуцку знаходзіўся сасланы туды Людвік Сяніцкі, рэгіментар беларускай дывізіі, які разам з братам, генэралам артылерыі ВКЛ, трапіў у расійскі палон пры абароне быхаўскай фартэцыі ў 1707 г. “Ад тых японцаў я там меў уласную рэляцыю аб японскім гаспадарстве, што над тым народам Манарха тытулуецца Вялікім Імпэратарам, які мае пад сваёй уладай больш трохсот астравоў, убор у іх увесь з ядвабу ды бавоўны, крой адзеньня ўласна як шляфрокі альбо рабдэшаны, гаспадарства багатае на золата, срэбра, пэрлы, каштоўныя камяні, ядвабы і бавоўны”, — пісаў Л. Сяніцкі пасьля вяртаньня на радзіму ў сваёй кнізе “Dоkument osobliwego miłosierdzia Boskiego...”, выдадзенай у Вільні ў 1754 г. Таксама ён на старонках 15—19-й кнігі падаў зьвесткі (зразумела, са слоў японцаў) аб прыбыцьці і дзеяньнях першых эўрапейцаў у Японіі, японскіх рэлігіях ды шмат аб чым іншым. А як адзначыў спадар Масанары Кабаясі, былы японскі стыпендыят ў Польшчы, тыя зьвесткі адпавядалі сапраўднасьці.
    У 1711 г. якуцкія казакі на чале з атаманам Данілам Анцыферавым ды есаулам Іванам Казырэўскім, каб заслужыць дараваньне за зьдзейсьненае імі забойства тыраністага У. Атлясава, выправіліся на Курыльскія выспы. Але далей першай, Шумшу, не прайшлі. У 1713 г. Іван Казырэўскі, узяўшы за перакладчыка японца Саніму, ізноў з атрадам казакоў выправіўся на пошукі Японіі. На гэты раз яны дайшлі да другога Курыльскага вострава — Парамушыр. Казырэўскі сабраў шляхам апытаньняў тубыльцаў зьвесткі аб Японіі і па вяртаньні на Камчатку выклаў іх тагачаснаму загадчыку Камчаткі В. Колесаву.
    У 1721 г. беспасьпяхова шукалі шляхі ў Японію пасланцы Пётара I геадэзісты Ф. Лужын ды Іван Яўрэінаў, а як слушна заўважае В. Грыцкевіч, “людзі з прозьвішчам Яўрэінаў у другой палове XVII ст, як правіла, паходзілі з беларускіх гарадоў”. Пошукі вяліся на судне “Охота”, якім кіравалі мараходы з Архангельска К. Машкоў ды Нікіфар Траска (ці Трэска). (Але тут зазначым, што гербам Трэска ў Рэчы Паспалітай карысталіся шляхціцы з прозьвішчам Траска.)
    У ліпені 1726 г. Іван Казырэўскі, ужо як манах Ігнацій Якуцкага Спаскага манастыра, склаў для Вітуса Берынга, кіраўніка першай камчацкай экспэдыцыі, “Чарцёж Камчаткі ды марскіх астравоў” і прапанаваў свае паслугі ў адшукваньні шляхоў у Японію. Атрымаўшы адмову, за ўласны кошт спусьціўся ў нізоўі ракі Лены, каб паспрабаваць прайсьці да Японіі паўночным марскім шляхам, але спроба сталася няўдалай.
    20 студзеня 1737 г. у Якуцку сотнік Махначэўскі, нашчадак палоннага ліцьвіна Рыгора Махначэўскага (Махнача) падараваў акадэміку Мілеру рукапіс “Описание Апонскаго государства”, складзены I. Казырэўскім (пахаваны на могілках Прэабражэнскай Слабады ля Масквы, дзе, між іншым, хавалі закаранелых злачынцаў).
    Пад час другой камчацкай экспэдыцыі Берынга з борта “Святого Гавриила”, якім кіраваў В. Вальтан, а штурманам быў Леў Казімераў (пэўна, нашчадак С. Казімірава з Аршанскага павета, які “не пажадаў” вяртацца на радзіму пасьля Андрусаўскага перамір’я 1667 г.; да таго ж, усіх выхадцаў з абшараў Рэчы Паспалітай у Сыбіры звалі не інакш як Казімерамі Казімеравічамі), 16 чэрвеня 1739 г. упершыню была ўбачаная зямля Японскай дзяржавы. Вальтан выправіў на бераг каманду на чале са штурманам Казімеравым. Яны наведалі вёску Амацамура (павет Нагаса ў правінцыі Ава прэфектуры Ціба). Казімераў падараваў японцам шкляныя каралі ды срэбныя грошы.
    У 1769 г. на Камчатку за ўдзел у вайне з Расіяй на баку канфэдэратаў быў сасланы Маўрыцы Аўгуст Бянёўскі, шляхціц славацка-вугорскага паходжаньня, які ў сваіх мэмуарах сьцьвярджае, што “ў 1758 г. атрымаў маёнтак па стрыю на Літве”, — значыць, карані Бянёускіх былі ў Беларусі, да таго ж гэта змусіла яго нейкі час служыць у шэрагах Крыштофа Радзівіла. На Камчатцы Бенёўскі ўзняў паўстаньне ссыльных і абвясьціў сябе правіцелем Камчаткі. Сваім маніфэстам пазбавіў Кацярыну II расійскага прастолу, а тубыльцаў Камчаткі — расійскага прыгнёту. Потым на захопленым караблі “Святой Петр” Бенёўскі пакідае Камчатку. 28 траўня 1771 г. з затокі Ава (усходняе ўзьбярэжжа выспы Хансю) ён накіраваў сем лістоў да дырэктара галяндзкай факторыі ў Японіі, у якіх папярэджваў японскі ўрад аб вялікай небясьпецы з боку Расіі. У выніку гэтага ў 1792 г. выйшла кніга японскага пісьменьніка Хаясі Сіхэй “Кайкоку хэйдаэі” (“Вайсковыя гутаркі для марской дзяржавы”), якая заклікала будаваць моцны ваенны флёт.
    10 кастрычніка 1794 г. у бітве пад Мацяёвіцамі разам з Тадэвушам Касьцюшкам у расійскі палон трапіў ураджэнец Піншчыны, брыгадзір Пінскай брыгады Язэп Копаць, які быў сасланы на Камчатку. Пры пераезьдзе праз Ахоцкае мора карабель, на якім везьлі Копаця, бурай прыбіла да аднаго з Курыльскіх астравоў. Добразычлівыя айны пачаставалі трапіўшых у бяду людзей ды дапамаглі адрамантаваць пашкоджаны карабель. Пад час знаходжаньня Я. Копаця на Камчатцы адсюль выправілі ў Японію на расійскім судне японцаў, выкінутых бурай на камчацкі бераг, спадзеючыся на падзяку з боку іх землякоў ды на наладжваньне кантактаў. Але японцы забілі вернутых, а расійцам параілі больш Японію не наведваць ды і японцаў больш не вяртаць, бо іх рэлігія “не дазваляе прымаць назад людзей, якім лёс наканаваў пагібель”. Па іроніі лёсу, Язэпа ахоўвалі тыя ж самыя камчадалы, якія зьдзейсьнілі вымушанае падарожжа з Бенёўскім і шмат апавядалі Копацю пра ягонага славутага папярэдніка.
    Восеньню 1852 г. дзеля падпісаньня дамовы ў Японію была паслана дыпляматычная місія на чале з адміралам Пуцяціным. Перакладчыкам пры ёй быў ураджэнец Менскай губэрні, былы вучань Менскай духоўнай сэмінарыі Іосіф Гашкевіч. Па вяртаньні ў Санкт-Пецярбург Гашкевіч разам з самураем Тацібана-но-Каосай выдаў у 1857 г. японска-рускі слоўнік. Неўзабаве па рэкамэндацыі Пуцяціна Гашкевіча прызначылі консулам у Японію. Пры ім у Хакадатэ ў 1861 г. былі адчынены расійская школа ды больніца, дзе лячылі да сотні японцаў штогадова. Цікавасьць да японскай культуры зблізіла ў Японіі консула Іосіфа Гашкевіча ды архіепіскапа Японскага Мікалая. У 1865 г. у Пецярбург па прапанове I. Гашкевіча на вучобу былі накіраваны шэсьць маладых самураяў, якім ён пасьля шмат дапамагаў. У тым жа 1865 г. I. Гашкевіч разам з сям’ёю выехаў на радзіму. Ён набыў маёнтак Малі ў Віленскай губэрні і там працягваў займацца японскай філялёгіяй. Пасьля ягонай сьмерці кніга “О корнях японскаго языка” ў 1899 г. пабачыла сьвет у Вільні. У 1969 г. у Мінску выйшла кніга В. Гузанава “Одиссей с Белой Руси” пра I. Гашкевіча, праўда, як заўважыў В. Грыцкевіч, “з істотнымі хібамі і памылкамі”. У 1993 г. гэтую кнігу ў перакладзе Я. Саламевіча перавыдалі на беларускай мове.
    У 1874 г. былыя ссыльныя за ўдзел у паўстаньні 1863-1864 гг. у Беларусі Бенядзікт Дыбоўскі (былы вучань менскай гімназіі), Віктар Гадлеўскі (былы ўдзельнік паўстаньня на Беласточчыне) ды Міхал Янкоўскі (былы студэнт Горы-Горацкага земляробчага інстытута) выправіліся па Амуры вывучаць Японскае мора. У гэтым ім усяляк перашкаджаў камандуючы Ціхаакіянскай эскадрай адмірал Афанасьеў. Потым Б. Дыбоўскі дасьледаваў паўвостраў Камчатку, склаў слоўнік мовы айнаў. Янкоўскі ж асталяваўся ў Прымор’і, пабудаваўшы на востраве, якая атрымала назоў ад ягонага прозьвішча — Янкоўская, маёнтак Сідземі. Ягоны сын Аляксандр выехаў праз Якагаму ў Амэрыку, а дачка Ганна “скончыла канвэнт у Японіі ды вярнулася дахаты”.
    Архіепіскап Японскі Мікалай заснаваў у Токіё праваслаўную місію. Ён, як і Гашкевіч, накіроўваў маладых японцаў, прымаўшых праваслаўе, на вучобу ў духоўныя сэмінарыі Расійскай імпэрыі. Японец Сяргей Сеёдзі, які скончыў Такійскую сэмінарыю ў 1880 г, быў гэтаксама пасланы ў Расію. Там ён быў усыноўлены вядомым прафэсарам батанікі Маскоўскага ўнівэрсытэта С. Рачынскім. Неўзабаве ў №11 за 1891 г. пецярбургскага часопіса “Россия” зьявілася публікацыя “Как я стал христианином. Рассказ японца С. Е. Сеодзи” з прадмовай С. Рачынскага.
    9 верасьня 1880 г. з Адэсы на параплаве “Нижний Новгород” на востраў Сахалін выправіўся Тамаш Аўгусьціновіч, ураджэнец Віленскай губэрні, які скончыў у 1835 г. з залатым мэдалём Віленскую мэдыка-хірургічную акадэмію. Пад час гэтага падарожжа Аўгусьціновічу давялося пабываць і ў Японіі, прынамсі, у Нагасакі.
    У 1888 г. Японію наведаў Павел Сапега і апісаў яе ў кнізе “Роdróż na wschód Azyi” (Lwów, 1899).
    Тады ж японскі пісьменьнік С. Такаі пісаў аб паўстаньні 1863-1864 гг. у Польшчы, Беларусі і Літве.
    Імпэратарская Расійская Акадэмія навук у тыя гады вырашыла зарганізаваць палярную экспэдыцыю для пошукаў легендарнай Зямлі Саньнікава. Адначасова экспэдыцыя павінна была разьведаць магчымасьці перакідкі расійскага ваеннага флёту праз поўнач на Далёкі Ўсход для барацьбы з Японіяй. 8 ліпеня 1890 г. шхуна “Заря” рушыла ў далёкі ды небясьпечны шлях. Акрамя эстонскага барона Эдуарда Толя, начальніка экспэдыцыі, на ёй былі, сярод іншых, лейтэнант А. Калчак, па паходжаньні татарын, ды заоляг Аляксей Андрэевіч Бялыніцкі-Біруля, прадстаўнік славутага роду у Беларусі.
    На 1904-1905 гг. прыпадае расійска-японская вайна. У Цусімскім баі сярод безьлічы іншых беларусаў удзельнічалі і ўраджэнцы Гомельшчыны А. Арлоў, С. Хруцкі ды Р. Рэзьнікаў.
    У выніку гэтай вайны ў Японіі апынулася вялікая колькасьць палонных з расійскага войска ды флёту. Таму туды для рэвалюцыйнай прапаганды выехаў грамадзянін ЗША, былы прэзыдэнт сэнату Тэрыторыі Гавайскія выспы Мікалай Судзілоўскі (Русель), ураджэнец Магілёва. Ён нават хадайнічаў перад Дзяржаўным дэпартамэнтам ЗША аб прызначэньні яго консулам ЗША ў Японіі. У траўні 1905 г. Судзілоўскі зьвярнуўся да Генэральнага японскага консула на Гаваях за рэкамэндацыяй для паездкі ў Японію, каб наведаць лягеры расійскіх палонных. У той час праваслаўная сэмінарыя ў Кобе выдавала на рускай мове штотыднёвік “Япония и Россия”. Судзілоўскі ператварыў яго у свой рупар, а ў Нагасакі распачаў выдаваць газэту “Воля”, у Токіё — “Восточное обозрение”. У лік выдаўцоў “Волі” ўваходзіў тэрарыст Герш Ісакаў-Іцкаў, больш вядомы як Рыгор Андрэевіч Гершуні, які ў 1898 г. жыў у Мінску і быў адным са стваральнікаў “Рабочай партыі палітычнага вызваленьня Расіі”. Рэвалюцыйныя матэрыялы, каб пра гэта не здагадаліся японскія ўлады, з Жэнэвы У. Бонч-Бруевіч (яго бацькі паходзілі з Магілёўшчыны) дасылаў у ЗША менчуку Ісаку Гурвічу, а ўжо той — у Японію Судзілоўскаму.
    У 1913 г. на Сахаліне ды Хакайда ад Расійскай Акадэміі навук ды Геаграфічнага таварыства праводзіў навуковыя этнаграфічныя дасьледаваньні Вацлаў Серашэўскі, ураджэнец Варшаўскай губэрні, які за ўдзел у сацыялістычным руху трапіў у Якуцію. У ссылку ён ехаў разам з ураджэнкай Случчыны Марыяй Багушэвіч, якая неўзабаве памерла ў Краснаярскай перасыльнай турме. Серашэўскі паважаў Марыю, помніў яе ўсё жыццё і ўжо ў Якуціі прысьвяціў ёй верш. У ссылцы Серашэўскі ажаніўся з якуткай. Сабраў этнаграфічныя матэрыялы для сваёй галоўнай працы — “Якуты” (1896). За яе ён атрымаў залаты мэдаль ад Геаграфічнага таварыства. Але трэба зазначыць, што ягоны сыры этнаграфічны матэрыял для кнігі апрацавала ды адрэдагавала “бабуля расійскай рэвалюцыі” Кацярына Брэшка-Брашкоўская (у дзявоцтве Вярыга), ураджэнка Віцебскай губэрні. Напісаў Серашэўскі таксама цікавы нарыс “Рuszcza Białowieżska” (1898). На Сахаліне, дзе, дарэчы, адбываў катаргу ягоны брат Адам Серашэўскі, да Вацлава далучыўся Браніслаў Пілсудpкі як знаўца мясцовых моваў. Расійска-японская вайна перашкодзіла гэтай працы, і Серашэўскі выехаў з Японіі у Варшаву. Выдаў кнігі „Wśród kosmatych ludzi” (1926) ды „Na wulkanach Japonii” (1924), якія былі вельмі папулярныя ў Заходняй Беларусі. Ва ўзросьце 56 гадоў Серашэўскі далучыўся да легіёнаў Юзафа Пілсудскага і простым жаўнерам (а праз нейкі час і генэралам) змагаўся за незалежнасьць Польшчы. Напісаў дасканалыя працы пра абодвух Пілсудзкіх.
    Мікалай Судзілоўскі дамогся ад японскіх улад, каб Браніславу Пілсудзкаму дазволілі прыехаць у Ёкагаму. У ліпені 1904 г. у Токіё прыбыў Юзаф
    Пілсудзкі, “каб абмеркаваць з урадам Японіі сумесныя дзеяньні са збройным чынам у Польшчы”. Ён прапанаваў Японіі, каб тая “фінансавала антырасійскія паўстанцкія акцыі ППС, забясьпечвала яе зброяй, сфарміравала з ваеннапалонных польскага паходжаньня легіён для барацьбы на далёкаўсходнім фронце” супраць Расіі. Узамен абяцаў усяляк перашкаджаць правядзеньню мабілізацыі ў Каралеўстве Польскім, зьдзяйсьняць разьведку і праводзіць сабатаж, а пры спрыяльных умовах — узьняць паўстаньне разам з іншымі прыгнечанымі народамі Расійскай імпэрыі. Але японцы не паверылі ў рэальнасьць абяцаньняў.
    Браніслаў жа да канца лета 1906 г. працаваў у Японіі на “расійскую рэвалюцыю”. Ён пасябраваў з пісьменьнікам Фтабатэй Сімэй, які пераклаў на японскую мову некаторыя беларускія творы. Выехаў Браніслаў на радзіму (пакінуўшы сваю айнскую сям’ю на Сахаліне) у канцы лета 1906 г. і там працягваў распаўсюджваць “Волю” Судзілоўскага. У Беларусь “Воля” дасылалася таксама ў маёнтак Фастава на Магілёўшчыне, дзе жыла сястра Судзілоўскага Яўгенія і адкуль дасылала грошы брату ў Японію. У Львове Браніслаў пасябраваў з Бенядзіктам Дыбоўскім, які называў яго “белаляхам” — па аналёгіі з “беларусам”, але каталіцкага веравызнаньня. Браніслаў Пілсудзкі дасылаў з Кракава японскаму пісьменьніку Фтабатэй Сімэй кнігі Вацлава Серашэўскага, Адама Шыманскага (паходзіў з Гродзенскай губэрні), Адама Міцкевіча, Генрыка Сянкевіча. Запрашаў яго наведаць “Літву” ды апісаць гэты край для японскага чытача. У 1908 г. Фтабатэй наведаў Пецярбург.
    У 1906 г. японскія дэмакраты дамовіліся з Мікалаем Судзілоўскім аб сумесным выданьні часопіса “Революционный вестник”. Таксама Судзілоўскі купляў у розных гарадах Японіі дамы, дзе сяліў тых, каго ў Сыбіры прасьледавалі за іхнія палітычныя погляды, і потым перапраўляў куды-небудзь у іншае месца. Як зазначае дасьледчык М. Ёська, “толькі ў канадыйскі порт Ванкувер Судзілоўскі пераправіў звыш 100 чалавек, галоўным чынам палякаў”.
    У тыя ж часы ў Японіі знаходзіўся і генэрал-лейтэнант Н. Данілаў, камандзір цэнтральнага выканаўчага камітэта па эвакуацыі палонных, які потым служыў у Чырвонай Арміі і быў вайсковым экспэртам пры падпісаньні Брэсцкага міру. У 1919 г. “з-за хваробы зьехаў у Японію” Аляксандр Ваноўскі, удзельнік ад Маскоўскага Саюза барацьбы і працы I зьезда РСДРП, які адбыўся ў сакавіку 1898 г. у Мінску. У Японіі ён выкладаў рускую літаратуру ў Такійскім унівэрсытэце і, пэўна ж, апавядаў сваім цікаўным студэнтам пра Менск, дзе яму давялося пабываць.
    У 1928 г. ў Харбіне апынуліся друйскія каталіцкія сьвятары ордэна марыянаў. Мелі яны стасункі і з японцамі, як адзначаў сьвятар Язэп Германовіч (Вінцук Адважны) у кнізе “Кітай - Сыбір – Масква” (Мюнхэн, 1962). У 1938 г. у газэце “Беларускі фронт” (№ 7) ксёндз Вінцэнт Гадлеўскі пісаў: “Беларусь ляжыць разам з іншымі суседнімі краінамі на велізарнай восі Токіё — Бэрлін, дзеля гэтага ўсе падзеі, якія будуць адбывацца на гэтай восі, маюць для беларускага народу вялікае значэньне”.
    З боку ж СССР беларусы ўдзельнічалі ва ўсіх канфліктах з Японіяй. Так, у 1938 г. ля возера Хасан у Прыморскім краі ваяваў ураджэнец Беларусі Л. Бязмен, а на востраве Ханка — ураджэнец Гарадзеншчыны М. Калач. Ураджэнец Брэста лётчык А. Благавешчанскі ўдзельнічаў на баку Кітая ў вайне супраць японцаў. Пад час гэтак званага Халхін-Голскага канфлікту 1939 г. беларусу С. Грыцаўцу ў другі раз было нададзена званьне Героя Савецкага Саюзу.
    Беларускі паэт Масей Сяднёў успамінаў, як у 1937 г. яго везьлі на Калыму: “Хутка нас пагрузілі на параход “Трансбалт”. Усяго нас было 7500 чалавек. Быў шторм, і мы пасоўваліся слаба. У труме было вельмі цесна, мучыла прага піць. Але вады давалі вельмі мала. Запасы прэснай вады былі, гаварылі нам, невялікія. У той час, калі мы праяжджалі праз японскія воды, усе хацелі папасьці ў рукі японцаў. Яшчэ перад гэтым мы чулі, што такога роду факты былі ў сапраўднасьці”.
    Шмат беларусаў ваявала супраць Японіі ў 1945 г. Пад час гэтай вайны перакладчыкам з японскай ды кітайскай моваў у Чырвонай Арміі служыў унук паўстанца Міхала Янкоўскага, будучы пісьменьнік Валерый Янкоўскі, які скончыў японскую школу ў Харбіне. У 1946 г. яго рэпрэсіравалі як “японскага шпіёна”.
    Такіх “шпіёнаў” знаходзілі і ў Беларусі. У 1949 г. у Вільні быў арыштаваны ксёндз Адам Станкевіч. Яго штоноч цягалі на допыты, каб ён прызнаўся ў “супрацоўніцтве з японскай разьведкай”.
    Пасьля вайны японскія палонныя папоўнілі шэрагі зьняволеных у савецкіх канцэнтрацыйных лягерах. Вось як гэта апісваў вязень ГУЛАГа беларускі пісьменьнік Барыс Мікуліч: “Сярод новых тут шмат японцаў. Вытанчана ветлівыя ды пачцівыя, кленчаць пры ўсялякай нагодзе. Калі пачыналі распытваць аб жыцьці ў Японіі, у Манджурыі, — маўчаць ці робяць выгляд, што ўспамінаюць і не могуць успомніць. Выключна дысцыплінаваныя, але зусім безыніцыятыўныя на працы. Робяць тое, што загадана, абсалютна дакладна, але ніколі нічога больш. Якая аграмадная розьніца паміж імі ды славянамі”.
    У пасьляваенныя гады ў БССР былі пэўныя кантакты з Японіяй. Езьдзілі прадстаўнікі адпаведных арганізацый туды і адтуль, адбываліся выставы, гастролі, кінафэстывалі. Гарады Мінск ды Сэндай сталі пабрацімамі. Японскі паэт Хасэгава Русэй напісаў нізку вершаў “Галубы на Мінскіх праспэктах” (Полымя. 1965. № 3). Беларускія ж творцы (С. Дзяргай, Т. Копша, Д. Смольскі і інш.) прысьвячалі ў асноўным свае творы Хірасіме. Мастацкіх перакладаў на беларускую мову з японскай (праз рускую) было няшмат, як, зрэшты, з беларускай на японскую.
    Пасьля Чарнобыльскай трагедыі Японія па-братэрску пачала дапамагаць Беларусі, бо сама некалі прайшла праз падобныя выпрабаваньні.
    З 31 кастрычніка па 2 лістапада ў Паўднёва-Сахалінску праходзіла навуковая канфэрэнцыя “Б. Я. Пілсудскі — дасьледчык народаў Сахаліна”, і на ёй разам з дасьледчыкамі з Беларусі прысутнічалі ўнукі Б. Пілсудскага з Японіі Кадзуясу Кімура, Наміка Такахасі ды Хітомі Такахасі. Дарэчы, дасьледчык жыцьця і дзейнасьці Браніслава Пілсудзкага М. Высокаў, які жыве і працуе ў Паўднёва-Сахалінску, як беларус прысутнічаў на I Зьезьдзе беларусаў блізкага замежжа (сьнежань 1992 г.) у Мінску.
    Нарэшце, калі Беларусь атрымала незалежнасьць, у Мінску зьявілася амбасада Японіі, а ў Токіё — Беларусі. Гэта, безумоўна, спрыяе больш сталым кантактам.
    У Беларусі створаны Міжнародны фонд імя Іосіфа Гашкевіча.
У японскіх спартыўных клюбах сталі гуляць беларускія футбалісты, у прыватнасьці, Сяргей Алейнікаў з мінскага “Дынама”.
    А ў Беларусь едуць вучыцца японцы. Так, газэта “Голас Радзімы” (№ 10 за 1996 г.) зьмясьціла інтэрв'ю з Такафумі Саіто, які вывучае беларускую мову на філялягічным факультэце БДУ.
===============
    Баркоўскі Алесь – беларускі гісторык, краязнаўца. Дасьледуе пытаньні беларуска-азіяцкага грамадзка-культурнага ўзаемадзеяньня. Артыкул друкуецца паводле часопіса “Падарожнік” (1997. № 6,7.).
    /Беларусіка Albaruthenika № 8. Беларусь – Расія – Японія: Матэрыялы Першых Астравецкіх краязнаўчых чытанняў, прысвечаных памяці Іосіфа Гашкевіча. Мінск. 1997. С. 108-117, 121./

    Алесь Баркоўскі
   (Якуцк, Расійская Фэдэрацыя)
                                                АДАМ  МІЦКЕВІЧ  I  ЯКУЦІЯ
    Творы Адама Міцкевіча, слыннага паэта з Навагрудчыны, траплялі ў Якуцію як з выгнанцамі з краю — удзельнікамі паўстаньняў і рэвалюцыйнага руху, так і з чыноўнікамі — прыхільнікамі яго творчасьці, што прызначаліся на службу ў далёкую Якуцію. Фелікс Кон, былы ссыльны Якуцкага краю (у 1920 г. быў сябрам Часовага рэвалюцыйнага камітэта Польшчы: у ліпені-жніўні працаваў у Беластоку, у жніўні-верасьні ўзначальваў у Менску літаратурна-выдавецкую камісію, а потым на беларускай мове выйшла яго кніга “На пасяленьні ў якуцкім краі”. Мн., 1932), выхадзец з варшаўскай яўрэйкай сям’і, так пісаў пра сустрэчу з былым паўстанцам 1863-1864 гг:
    “— Вы русский? — запытаў мяне лекар.
    — Нет, поляк!
    З пасьпешлівых рухаў доктара, па ўзрушэньню на яго твары я адразу пазнаў, што гэтая вестка не была яму абыякавай. А калі ён наблізіўся да мяне і калі я глянуў на яго твар, то з доўгага, пышнага, раr ехсеllеnсе, польскага вуса, з вачэй, з усёй паставы я пазнаў у ім земляка.
    — А няхай пана! Не марыў я, што тут [...] знайду земляка!
    Гаворачы тое, ён падаў мне руку і пайшоў за мной да юрты, дзе ўжо весела патрэсквалі дровы ў камінку.
    — Але ж тут у пана няблага, пане дабрадзею! — прамовіў ён, аглядваючы юрту, а ўбачыўшы над ложкам партрэт Касьцюшкі, фамільярна дадаў:
    — Не спадзяваўся, мабыць, наш герой, што дзесьці, па столькіх гадах, на якуцкай зямлі, у юрце, выява яго будзе прадметам цікаўных поглядаў якутаў...
    Пасьля некалькіх хвілін, паставіўшы ежу на стол, я перапыніў той прагляд. Трымаў ён менавіта ў тую хвіліну “Пана Тадэвуша”.
    — Як жа гэта пекна, а як праўдзіва, — зьвярнуўся ён да мяне, адкладваючы кніжку, і задэклямаваў:
                               Літва! Бацькоўскі край, ты як здароўе тое!
                               Не цэнім, маючы, а страцім залатое...
    Ён трохі насупіўся. Вясёлы яго твар набыў выраз невыказнага смутку. Было зразумела, што ён сумаваў, сумаваў моцна, калі, можа, не па людзях, дык па мясьцінах, “дзе прозеленьню жыта ў полі серабрыцца, і залаціцца поўным коласам пшаніца”, а можа...па магілах”1.
    Імя Адама Міцкевіча асабліва стала вядома ў Якуціі ў сувязі са стагодзьдзем яго сьмерці (1955). Рэспубліканская газэта “Кыым” адвяла тады паэту цэлую старонку, дзе апрача яго кароткай біяграфіі пабачылі сьвет яго творы ў перакладзе на якуцкую мову С. Данілава, М. Яфімава, А. Бэрыяка, С. Дзяканава.
    А часопіс “Хотугу Сулус” (1955. № 6) зьмясьціў два міцкевічаўскіх творы “Россиятааҕы доҕотторбор” і “Воевода” ў перакладзе Сямёна Данілава і яго ж уступным артыкулам пра жыцьцё і творчасьць паэта. У тым жа нумары быў зьмешчаны верш Уладзімежа Слабодніка, польскага паэта, народжанага на Украіне, “Пушкин уонна Мицкевич”.
    Да сотых угодкаў у Якуцку была таксама наладжана выстаўка яго твораў у рэспубліканскай бібліятэцы імя Аляксандра Пушкіна. Такія ж выстаўкі адбыліся і ў раённых бібліятэках Якуціі.
    А ў 1956 г. у якуцкім рэспубліканскім выдавецтве асобным выданьнем выйшлі выбраныя творы Адама Міцкевіча2 з прадмовай Сафрона Данілава (укладальнік I. Федасееў), куды ўвайшлі баляды, рамансы, санэты, вершы, байкі і паэма “Конрад Валенрод” у перакладах вядомых майстроў якуцкага прыгожага пісьменства I. Гогалева, М. Яфімава, С. Данілава, I. Федасеева, Л. Габышава, Д. Апросімава, Я. Парнікава, С. Дадасканава, А. Бэрыяка, С. Савіна. Пра тое, як перакладаўся Адам Міцкевіч на якуцкую мову, Сямён Данілаў потым расказаў Анджэю Банарскаму3. У маскоўскім часопісе “Literatura Radziecka” (1978. № 2) быў зьмешчаны верш таго ж Сямёна Данілава “Місkiewicz” у перакладзе А. Шыманскага.
-------------
    1 W jakuckiej jurcie // Tydzień (Lwów). 1893. Nr 12.
    2 Мицкевич А. Тылыллбыт айымньылар. Якутскай. 1956.
    3 Daniłow S. „Czasem tłumaczę mickiewicza... // Kultura (Warszawa). 1976. Nr 28.
==============
    Баркоўскі Аляксандр – літаратар, краязнаўца (Якуцк, Расійская Фэдэрацыя).
    /Беларусіка Albaruthenika № 11. Адам Міцкевіч і нацыянальная культура: Матэрыялы Міжнароднай навуковай канфэрэнцыі. (Мінск, 7–11 верасня 1998 г.). Мінск. 1998. С. 304-305, 437./


    Алесь Баркоўскі
    (Якуцк, Расійская Фэдэрацыя)
                            ЯКУЦКІЯ  МАТЭРЫЯЛЫ  АБ  РЭПРЭСАВАНЫХ  БЕЛАРУСАХ
    Яшчэ з часоў царызму Якуція атрымала назву “турма без кратаў”, бо туды высылаліся на пасяленьне розныя “злачынцы”, у тым ліку i ўраджэнцы Беларусі, пачынаючы з XVII ст. Не забыліся пра яе i бальшавікі, толькі высылку зрабілі больш масавай i арганізаванай, прымушаючы працаваць выгнанцаў на лесапавале, у шахтах і рудніках.
    У Якуцку, сталіцы Рэспублікі Саха (Якуція), на вул. Дзяржынскага, знаходзяцца амаль побач два ведамасныя архівы — архіў МУС РС(Я) і архіў УФСБ па РС(Я). У першым з іх захаваліся невялічкія скрыначкі з карткамі (цяпер яны ўводзяцца у кампутар) на сасланых ў 1930 г. у Алданскі р-н ЯАССР кулакоў. (“Кулацкая” ссылка ў ЯАССР была ліквідавана ў 1947 г.). Усяго туды, па зьвестках дасьледчыкаў, было саслана 4724 чалавекі, сярод якіх з Беларускай ССР 287 сем’яў.1 Гэтыя карткі дапаўняюцца наступнымі сьпісамі: «Список спецпереселенцев Алданского Промышленного района Алданского Оперативного Сектора ГПУ ЯАССР на предмет восстановления директивы ГУЛАГа ППУ 1 октября 1932 г.», «Алданский оперсектор», «Спецпереселенцы 1933 г.», «Списки трудпоселенцев, призванных в Красную Армию и прямых членов их семей (жена, дети), снятых с учета в Комендатуре Трудовых Поселений Алданского Окр. Отд. НКВД ЯАССР на основании приказа НКВД СССР № 002303 от 22. Х. 1942 г. по состоянию на 1 марта 1943 года» (дарэчы, беларускія часткі гэтых сьпісаў дасылаліся ў г. Чкалаў, дзе ў час вайны знаходзілася УНКУС БССР), а таксама «Списки трудопоселенцев из бывших офицеров царской армии, полицейских, бывших белогвардейцев, участников банд, восстаний, лиц судимых за к-р преступления, содержащиеся в трудопоселках Алданского района ЯАССР. 1943 г.».
    На жаль, указаная картатэка па кулаках няпоўная і недакладная, бо яна складалася ў 1944 г. і пазьней. Асабістыя ж справы кулакоў былі зьнішчаны “шляхам спаленьня”, аб чым сьведчаць «Отборочные списки на уничтоженные дела спецпереселенцев — финнов, немцев, б/кулаков согласно приказа МВД СССР 0026 — 1955 г. (Окончено 26 марта 1956 г.)». Таму немагчыма, напрыклад, цяпер прасачыць лес сасланага “кулака” Язэпа Сушынскага з Петрыкава, які, як пазначана ў картцы, “15 VIII - 32 г. зьдзейсьніў уцёкі з с/п”.
    “Кулацкую” картатэку архіва МУС РС (Я) добра дапаўняюць як лісты саміх былых “кулакоў” ці іx сваякоў калі яны зьвярталіся за рэабілітацыяй, так i матэрыялы Рэспубліканскага архіва ЗАГС РС(Я), які таксама на той жа вуліцы Дзяржынскага, у будынку Рэспубліканскага дзяжархіва РС(Я). Тут былі мной прагледжаны ўліковыя дакумэнты аб шлюбе, нараджэньні і сьмерці па Алданскаму раёну ЯАССР за 1930-1947 гг. Выявілася, што сасланыя беларускія “кулакі” паміралі ў асноўным ад “пароку сэрца” і (пераважна дзеці) ад дызэнтэрыі летам, а зімой ад запаленьня лёгкіх. Бралі шлюбы ў асноўным з землякамі, указваючы нацыянальнасьць рускую ці польскую (зрэдку беларускую). Гэта, пэўна, тлумачыцца веравызнаньнем, бо, напрыклад, нацыянальнасьць Растоўскага Фелікса Станіслававіча, высланага з в. Лупенькі Ушацкага р-на Полацкай акругі, у акце аб сьмерці, якая наступіла 3 сьнежня 1942 г. ад “дэкампэнсаванага пароку сэрца”, запісана “католік”, дарэчы, як і ў яго жонкі, Сьцепаніды Ігнацьеўны, якая памерла 10 лютага 1944 г. А вось нацыянальнасьць Чарнецкага Вітольда Адамавіча, высланага з х. Бахмат Петрыкаўскага р-на, пазначана: “паляк з Беларусі”. Але ў час вайны і пасьля яе тыя ж людзі запісвалі сябе і сваіх дзяцей ужо беларусамі. Тут можна адзначыць і тое, што сваякі беларускага пісьменьніка Міхася Тычыны, народжанага ў Алданскай высылцы (акрамя аднаго-двух выпадкаў) скрозь пісаліся беларусамі. У актах сустракаюцца беларускія формы імёнаў такія, як Язэп, Хадора і г. д.
    Архіў ЗАГС РС(Я) таксама дапамагае выявіць памылкі ў картатэцы МУС РС(Я). Напрыклад, на картцы з архіва МУС РС(Я) пазначана, што Стахоўская Вольга Васільеўна, 1908 г. н., з в. Хочань Мазырскага р-на Палескай вобл., але ў акце аб яе шлюбе з Архіва ЗАГС РС(Я) паведамляецца, што працапасяленка Сідарава Вольга Васільеўна, 1908 г. н., народжаная ў в. Ручай Валагодзкай вобл., з дазволу камэндатуры 10 жніўня 1935 г. выйшла замуж за Стахоўскага Філарэта Рыгоравіча, 1893 г. н., народжанага ў в. Хочань Мазырскага р-на Палескай вобл., які, як удакладняюць матэрыялы Архіва МУС РС(Я), быў у 1930 г. высланы “як кулак-шпіён, што займаўся шпіёнскай дзейнасьцю на карысьць Польшчы”.
    У архіве МУС РС (Я) таксама знаходзяцца скрыначкі з карткамі на так званы “спэцкантынгент”, які згодна з указаньнем пракурора ЯАССР ад 14 мая 1949 г.2, падзяляўся на спэцперасяленцаў адміністрацыйна-высяленцаў і сасланых, куды ўваходзілі розныя “ненадзейныя” народы, “указьнікі”, “уласаўцы”, “аунаўцы” i г. д. Гэтая картатэка ўключае ў сябе і карткі на былых вязьняў лягераў Дальбуда (справы на іх захоўваюцца ў тым жа архіве), што былі затым паселены ў Якуціі “навечна”. Сярод іх ёсьць і справа беларускага паэта Сяргея Новіка-Пеюна.
    У архіве МУС РС(Я) таксама асобна захоўваецца картатэка вязьняў Дальбуда, лягераў якога, да сьмерці Сталіна, у Якуціі налічалася каля сотні. Самі ж справы знаходзяцца ў Магадане — “сталіцы Калымскага краю”. Туды ж з Якуціі адпраўлялася пасьля сьмерці зьняволенага дзеля ідэнтыфікацыі “скура з рук ці самі кісьці”3.
    У архіве УФСБ па РС(Я) захоўваюцца справы беларусаў, прыцягнутых да адказнасьці ўжо на тэрыторыі ЯАССР.4 І гэта былі ў асноўным усё тыя ж “кулакі” з Алданскага р-на, якія неабачліва выказваліся пра свае становішча, тыя ж “нямецкія паліцаі”, якіх на пачатку 50-х гг. пачалі прыцягваць да новага сьледзтва. Там жа захоўваюцца справы беларусаў і ўраджэнцаў Беларусі, што трапілі пад молат рэпрэсій 1937 г., калі знаходзіліся на той ці іншай рабоце ў ЯАССР. Напрыклад, Антон Лук’янавіч Зыза (1896 г. н., в. Уз’езд Лепельскага р-на), які на час арышту працаваў загадчыкам аддзела Якуцкага абкама УКП(б), ці Якаў Засімавіч Каўрас (1895 г. н., в. Чарэмшычы Віленскай губ.), які на час арышту працаваў начальнікам 3 аддзяленьня НКУС ЯАССР. Увогуле Архіў УФСБ па РС(Я) значна дапаўняе архіў МУС РС(Я).
    Больш канкрэтна спынімся на трагічным лёсе адной з ахвяр рэпрэсій — Міканора Бялькевіча.
    У лютым 1992 г. у камісію па рэабілітацыі УУС Мінаблвыканкама зьвярнулася Кузняцова Лідзія Мікалаеўна ca Слуцка з просьбай аб рэабілітацыі яе бацькоў У сваёй заяве яна паведамляе, што яе бацькі ў 1930 г. быў раскулачаны i высланы, а ўся маёмасьць забрана ў калгас. “Мой бацька, Бялькевіч Міканор Іванавіч, 1882 г. н., жыў у в. Старадворцы Старобінскага р-на (цяпер Салігорскі р-н Мінскай вобл.). У канцы 1929 г., на пачатку калектывізацыі, ён быў арыштаваны i сасланы ў Сыбір, у Якуцкую АССР без суда. Там ён працаваў спачатку на здабычы золата, а потым яго перавялі ў брыгаду цесьляроў, бо ён быў добры столяр […] Сям’я наша на момант раскулачваньня складалася з шасьці чалавек:
    бацька Бялькевіч Міканор Іванавіч 1882 г. н.,
    маці Бялькевіч Вольга Парфір’еўна 1889 г. н.,
    брат Бялькевіч Антон Міканоравіч 1913 г. н.,
    сястра Бялькевіч Лідзія Міканораўна 1922 г. н.,
    дзядуля, бацька бацькі Бялькевіч Іван Ільліч (г. н. не ведаю).
    У 1930 г. у нашай хаце была бальніца, а мы жылі ў кухні і былі задаволены, але нас выслалі. Мяне і маю сястру забрала цётка, сястра бацькі, дзядуля перайшоў да другога сына, г. зн. да брата бацькі, Бялькевіча Антона Іванавіча, які жыў ў гэтай жа вёсцы, а маці і брат былі высланы на Урал па адрасу: Уральская вобл. Іўдзельскі р-н., лесапункт Палкіна. Туды іх сагналі ў баракі, не даўшы ні працы, ні харчу, і яны ў хуткім часе памерлі ад голаду і тыфусу. Бацька, знаходзячыся ў Сыбіры, пісаў шмат прашэньняў каб яго сям’ю перавялі да яго ці яго да іх, але адказу не было, а калі яны памерлі, яму далі адказ, што сям’і яго ўжо няма […] Хата бацькі яшчэ ў мінулым годзе стаяла ў в. Стара-Дворцы, яна была перанесена, а потым [стала] кухняй для школьнікаў няпоўнай сярэдняй школы”.
    У картцы Архіва МУС РС(Я) адзначана, што Бялькевіч Міканор Іванавіч быў 20 студзеня 1938 г. арыштаваны на шахце Незаметная органамі НКУС і зьняволены ў турме.
    Са справы (арх. № 457-р) Бялькевіча, што захоўваецца ў Архіве УФСБ па РС(Я), відаць, што: «Белькевич Никанор Иванович, 1882 года рождения, уроженец деревни Старо-Дворцы Старобинского р-на БССР, по национальности белорус, грамотный, в прошлом чиновник царской армии [служыў у чыне фельдфебеля. - А. Б.], бывший почётный дворянин, в период белопольской оккупации Советских районов Белоруссии принимал активное участие против Советской власти. До 1930 г. проживал на территории БССР, среди крестьянского населения проводил контрреволюционную агитацию, направленную против проводимых мероприятий Партии и Советского правительства. В 1930 г. органами ОГПУ БССР выслан на Север как контрреволюционный элемент», а потым быў абвінавачаны «в том, что, проживая на прииске Незаметном и будучи враждебно настроен к Советской власти, среди населения систематически проводил контрреволюционную агитацию […], опошляя политику Партии и Советского правительства и восхваляя бывший царский строй. Распространял к-р измышления о плохой жизни в колхозах и о вымирании крестьян на почве голода […]. Распространял среди населения контрреволюционные измышления в отношении вождей Партии, Советского правительства и героев Советского Союза […] и контрреволюционные пораженческие измышления о гибели Советской власти в предстоящей войне с Японией и Германией […]. В контрреволюционных целях восхвалял врагов народа Тухачевского, Уборевича, Гамарника […], дискредитировал т. Ворошилова […]. Допрошенный в качестве обвиняемого по настоящему делу Белькевич Никонор Иванович в предъявленном ему обвинении виновным себя не признал […]». Абапіраючыся на сказанае вышэй, выязная крымінальна-судовая калегія ВС ЯССР у закрытым судовым пасяджэньні 24 красавіка 1938 г. на шахце Незаметная, «руководствуясь 319, 320 и 326 стст. УПК РСФСР, приговорила: Белькевича Никанора Ивановича на основании ст. 58 ч. 1 УК РСФСР подвергнуть к лишению свободы в исправительно-трудовых лагерях сроком на десять (10) лет, с поражением в избирательных правах сроком на пять (5) лет после отбытия наказания».
    У картцы на імя Бялькевіча, што захоўваецца ў картатэцы Архіва МУС РС (Я), на адвароце прыпісана: “Напр, в Спецлаг. Север, дорожн. п. Верхне-Гончеровск”. Дачка Бялькевіча Лідзія Міканораўна ў сваёй заяве сьцьвярджае, што пасьля суда яго саслалі ў Карэлію, дзе ён адбываў свой тэрмін у вельмі цяжкіх умовах, у 1942 г. памёр ад голаду, a можа, яго і забілі, “у гады вайны ўсяго можна было чакаць”. На запыт УУС Мінаблвыканкама з Карэліі прыйшоў адказ, што Міканор Бялькевіч па лініі МУС—НКУС там не праходзіць. Дакумэнты ж Архіва ЗАГС РС(Я) сьведчаць, што Бялькевіч Міканор Іванавіч памёр 18 мая 1943 г. у турме г. Алдана ад “міякардыту”.
    І толькі “по протесту заместителя генерального Прокурора СССР” Прэзыдыюм ВС РСФСР 28 ліпеня 1989 г. знайшоў, што “беседы Белькевича со знакомыми выражали его личную, субъективную точку зрения при оценке отдельных политических и экономических процессов в стране. Его высказывания о тяжёлом материальном положении колхозников клеветы на Советский государственный и общественный строй не содержали, а отражали фактическое положение дел в сельском хозяйстве в 30-х годах. Критические высказывания Белькевича в адрес отдельных членов правительства страны выражали его недовольство деятельностью определенного круга лиц, а не политикой партии и правительства в целом, как это указано в приговоре, и призывов к свержению, подрыву или ослаблению существующего строя не содержали. Что касается «восхваления» Белькевичем условий жизни в царской России, то подобного рода высказывания состава контрреволюционного преступления не образуют”. Таму было вырашана: «Приговор Верховного суда Якутской АССР 24 апреля 1938 года и определение специальной коллегии Верховного суда РСФСР от 10 июля 1938 года по делу Белькевича Никанора Ивановича отменить, а дело производством прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления».
    13 жніўня 1993 г. Бялькевіч Міканор Іванавіч, Бялькевіч Вольга Парфір’еўна і Бялькевіч Антон Міканоравіч пастановай УУС Мінаблвыканкама былі рэабілітаваны.
------------
    1 Земсков В. Н. Судьба «кулацкой ссылки» (1930-1954 гг.). // Отечественная история. 1994. № 1. С. 119.
    2 Сіўцава С. Дэпартацыя народаў у Якуцію // Весці Акадэміі нацыянальных меншасцей (Брэст). 1977. № 3. С. 38.
    3 Яковлев-Далан В. На острове ГУЛАГа // Полярная звезда (Якутск). 1997. № 1. С. 6.
    4 Кинилэр ааттара тилиннэ. // Чолбон (Якутскай). 1990. № 10-12; Беларускія ахвяры ў Якуціі. // Голас Радзімы. 1995. 23 сак., 6 крас. 

=========

    Алесь Баркоўскі – беларусіст, гісторык, краязнавец, выдавец (Якуцк, Расійская Федэрацыя).
   /Беларусіка Albaruthenika № 17. Беларуская дыяспара як пасрэдніца ў дыялогу цывілізацый. Матэрыялы ІІІ Міжнароднага кангрэса беларусістаў «Беларуская культура ў дыялогу цывілізацый». Мінск. 2001 г. Мінск. 2001. С. 128-132, 306./


         МЕСТО  И  РОЛЬ  НАЦИОНАЛЬНЫХ  ИГР  В  ТРАДИЦИЯХ  И  ОБЫЧАЯХ
                                    МАЛОЧИСЛЕННЫХ  НАРОДОВ  СЕВЕРА
                                                              А. А.  Михайлов
    Нами в последние годы изучаются национальные игры малочисленных народов Севера, и делается попытка внедрить их в систему физического воспитания школьников.
    Как известно, игры и состязания любого народа теснейшим образом связаны с его культурой и бытом, а для арктических этносов, с их вечной борьбой за существование в суровых климатических условиях, это ещё один способ выживания. Подавляющее большинство игр и состязаний народов Севера имеют прикладной характер, преобладают среди них игры и состязания промыслового характера.
    Коренные жители Севера всегда вели кочевой образ жизни, занимались охотой и рыболовством, их образ жизни напрямую зависел от природных географических и климатических особенностей среды обитания. Эти факторы не могли не сказаться на развитии игр и спортивных состязаний.
    Необходимо отметить, что народы Севера всегда отличались своим охотничьим мастерством, успехами в охоте. Престиж мужчины до сих пор оценивается его навыками и умениями на охоте. Национальные игры направлены на всестороннюю физическую подготовку (через непосредственное овладение основами движения), на формирование необходимых для этого черт характера. Национальные подвижные игры отражают повадки птиц, животных, трудовые движения охотников и рыбаков. На первый взгляд игры кажутся весьма простыми, а на самом деле - достаточно трудновыполнимые, и для овладения ими необходима ежедневная тренировка.
    Национальные игры народов Севера по содержанию можно разделить на:
    игры, развивающие силу, ловкость, быстроту реакции («поймай дикого оленя», «снежный дом», «оленьи гонки», «коршун» и др.); игры, развивающие мышление, логику, знания окружающей среды, охотничьи навыки («пройди бесшумно», «стрельба из лука», «ловля оленей», «охота с собакой» и др.);
    игры, развивающие преимущественно мышечную систему («олени и волки», «оленья упряжка» «ястреб и утята», «прыг-скок» и др.).
    Характерная особенность игр как взрослых, так и детей Севера заключается в том, что их содержание направлено на формирование умений и навыков, связанных с тем или иным видом профессиональной деятельности народов Севера. Через физическое развитие ребенок психологически готовит себя к труду. Поэтому родители одобрительно относятся к детским играм и состязаниям, имеющим спортивный, трудовой и промысловый характер. Игры же, основанные на традициях и обычаях, прививают практические навыки, необходимые для жизни, учат традиционным промыслам, готовят к преодолению жизненных трудностей. Об этом свидетельствуют результаты наших экспериментальных исследований, проведенных в некоторых школах Крайнего Севера.
    -----------
    Михайлов Анатолий Афанасьевич – ст. преподаватель Института физической культуры и спорта Якутского государственного университета (Россия, г. Якутск).
    /Традиции и обычаи народов России и Беларуси. Международная конференция, г. Минск, Республика Беларусь, 23-25 мая 2001 г. Доклады и сообщения 2-х томах. Под редакцией Н. А. Лобанова. Т. 1. Минск. 2001. С. 86, 186./

                       ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЕ ВОСПИТАНИЕ МОЛОДЕЖИ
                                           ЧЕРЕЗ ЯКУТСКИЙ ЭПОС «ОЛОНХО»
                                                                 Я/ К. Шамаев
    Устное народное творчество «олонхо» является вершиной фольклорной культуры якутского народа. Восхищают размеры данного эпоса, сказ порой длится до трех суток. Опубликованный известный эпос-олонхо «Нюргун Боотур Стремительный» изложен на 430 страницах и переведен на русский и английский языки.
    Такие исследователи эпоса-олонхо, как Э. К. Пекарский, В. Л. Серошевский, А. П. Окладников, Н. В. Емельянов, В. В. Илларионов и др. почти не затрагивали воспитательную сторону фольклорных произведений. Учитывая указанный пробел, опираясь на анкетирование, собеседование и интервьюирование, мы получили мнения свыше ста респондентов, слушавших олонхо пять или более раз. Ниже приведены некоторые результаты проведенного исследования.
    Прежде всего, методика изложения олонхо бывает очень проникновенной, что своеобразно воздействует на психику человека. В результате слушатель как бы отключается от реальной жизни и переходит мысленно в мир олонхо. Вначале, когда олонхосут обрисовывает средний, наш мир, у слушателя появляется чувство гордости за свою родину, любви к ней. Потом он начинает восхищаться физической мощью богатырей «Айыы», их человечностью, добротой, великодушием, благородством, заступничеством, решительностью, непримиримостью к злой силе. Обворожительно действует на психику слушателя образ женщины Айыы, её красота, обаяние, человечность, скромность. А образ представителей нижнего мира всегда вызывает чувство ненависти к врагу, агрессору, к нечестному ведению поединка, обману, уловкам. Песни богатырей - это своеобразные оперные арии. Они вызывают у щи человека исключительно высокое эстетическое наслаждение. Дети внимательно слушающие олонхо, всегда воображают себя богатырями Айыы.
    В олонхо весьма подробно и поэтично излагается процесс физического и всестороннего воспитания богатыря, где прослеживается наличие методов народной педагогики. Такое явление может с успехом использоваться в обыденной жизни человека. Автор, будучи одним из действующих олонхосутов, проводил экспериментальные исследования среди молодежи. Для этого были организованы серии вечеров олонхо с выездом в сельские улусы республики, где после прослушивания проводились обсуждения содержания и исполнения олонхо, анкетирование присутствующих. Большинство слушателей подчеркивали огромную воспитательную силу олонхо. Выражали пожелания по поводу целенаправленного возрождения старинной народной культуры. В связи со слабым культивированием в последние годы фольклора в целом, эпоса олонхо в частности, в нашей республике заметно снизился духовный уровень молодежи. С учетом этих обстоятельств 2000 г. был объявлен «годом возрождения олонхо». Проведены конкурсы молодых исполнителей и юбилей в честь 100-летия со дня рождения великого якутского сказителя-олонхосута С. А. Зверева. Автор данного доклада несколько раз выступал с олонхо среди населения, дважды его исполнение передавалось по республиканскому телевидению. Проведена международная научная конференция в г. Якутске по устному народному творчеству. Создана республиканская ассоциация по якутскому эпосу-олонхо во главе с президентом Якутии М. Е. Николаевым. Построен и открыт национальный театр олонхо.
    Однако упущено время, возник определенный разрыв преемственности поколений. Количество старых, опытных сказителей становится все меньше и меньше, а новых еще не успели воспитать.
    Мы в свою очередь будем стремиться более глубоко изучать нравственное воздействие эпоса-олонхо на современное подрастающее поколение и тем самым попытаемся научно обосновать дальнейшее возрождение жемчужины якутского народного творчества, а также планируем практически работать с представителями одаренной молодежи по усвоению методики олонхо при содействии Министерства культуры нашего северного края.
----
    Шамаев Николай Калинович – заведующий кафедрой физической культуры и спорта Якутского государственного университета, доктор педагогических наук, профессор (Россия, г. Якутск).
    /Традиции и обычаи народов России и Беларуси. Международная конференция, г. Минск, Республика Беларусь, 23-25 мая 2001 г. Доклады и сообщения 2-х томах. Под редакцией Н. А. Лобанова. Т. 1. Минск. 2001. С. 100-101, 187./


                                      ИССЛЕДОВАНИЕ  МЕХАНИЧЕСКИХ  СВОЙСТВ
                                                       АРТЕРИАЛЬНЫХ СТЕНТОВ
                              В. Т. Минчсня1, И. Э. Адзерихо2, А. С. Манько1, А. В. Чигарев1
            1Белорусский национальный технический университет, г. Минск, РБ,
            2Белорусская медицинская академия последипломного образования, г. Минск, РБ
    В настоящее время среди эндоваскулярных методов лечения наибольшее распространение получило стентированис. Произошло это благодаря результатам многочисленных исследований, показывающих эффективность и относительно малую травматичность имплантации специального внутрисосудистого протеза - стента.
    Стент - это медицинское изделие, представляющее собой металлический каркас цилиндрической формы, который благодаря своим упругим свойствам восстанавливает просвет сосудов. На данный момент существует большое количество конструкций стентов, однако нет показателей, характеризующих их основные механические свойства.
    В данной работе представлены метод и установка для экспериментального исследования изгибной и радиальной жесткости стентов. Радиальной и изгибной жесткости выбраны как наиболее важные характеристики стентов. Радиальная жесткость характеризует усилие, развиваемое стентом для поддержки изнутри сосудистой стенки, а по данным изгибной жесткости можно судить о гибкости стента, а, следовательно, и возможности его проведения по сосудам, имеющим малый радиус кривизны с наименьшей травмой внутренней стенки сосуда.
    В работе представлены экспериментальные данные радиальной и изгибной жесткости различных моделей стентов, которые бы позволили определить преимущества и недостатки рассмотренных конструкций стентов. В качестве экспериментальных стентов использовались проволочные и матричные стенты. Результаты работы позволили установить зависимость влияния дизайна стентов на радиальную и изгибную жесткость.
                                                                      ----------
                                  RESEARCH OF MECHANICAL PROPERTIES
                                                          AORTIC STENT
                              V. T. Minchenya1, I. E. Adzeriho2, A. S. Manko1, A. V. Chigarev1
              1Byelorussian national technical university, Minsk, RB
              2Byelorussian medical academy postgraduate educations, Minsk, RB
    Now among endovascular methods of treatment the greatest distribution has received stenting. It was because of results of the numerous researches proving efficiency and rather small trauma of implantation of a special intravascular prosthesis - stent.
    Stent is the medical item representing a metal framework of the cylindrical form, which restores the vascular lumen and flow condithion. At present there is a plenty of designs stent, however there are no precise parameters describing its basic mechanical properties.
    In the given article arc presented the method and device for an experimental research flexural and radial strength stent. Radial and flexural strenght are selected as the most important characteristics of stents. Radial strength characterizes the force developed stent for support from within of a vascular wall, and on the result of flexural strength can be defined possibility of its carrying out on the vessels having small radius of curvature with the least trauma of an internal wall of a vessel.
    In the article the experimental data on radial and flexural strenght of various models of stents are represented. This results allow to define advantages and disadvantages of the considered designs of stents. As experimental stents were used wire and tubular stents. The obtained data have allowed to define dependence between design of stent and its strenght.
    /Х Российско-Японский международный медицинский симпозиум «Якутия – 2003», Якутск, 22-25 августа 2003. Якутск. 2003. С. 309-310./


     А. Бурыкин (Санкт-Петербург)
    О. Борисова (Якутск)
                                              МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ
                                     «ФОЛЬКЛОР ПАЛЕОАЗИАТСКИХ НАРОДОВ»
    27-30 ноября 2003 г. в г. Якутске состоялась международная конференция «Фольклор палеоазиатских народов». Конференция была организована Музеем музыки и фольклора народов Якутии, Министерством культуры и духовного развития Республики Саха (Якутия) и была поддержана с финансовой стороны Министерством культуры РФ. Проведенная конференция явилась реализацией одного из пунктов федеральной программы «Культура России». Ранее Музей музыки и фольклора народов Якутии провел две конференции, ставшие заметными событиями в развитии этнографии и фольклора - конференции «Шаманизм как религия: генезис, реконструкции, традиции» (1992) и «Музыкальная этнография тунгусо-маньчжурских народов» (2000). В конференции «Фольклор палеоазиатских народов» принимали участие исследователи из 10 регионов РФ - Якутии, Чукотки, Сахалина, Камчатки, Магаданской области, Приморского, Хабаровского краев, Таймырского Автономного округа, Новосибирска, Москвы, Санкт-Петербурга, а также ученые из Японии и США. Кроме проблем, фольклора на конференции также обсуждались вопросы археологии, истории и отдельных видов искусства палеоазиатских народов.
    Пленарное заседание конференции, было открыто выступлениями зам. министра культуры и духовного развития РС(Я) Н. М. Зайковой, Директора музея музыки и фольклора народов Якутии А. П. Решетниковой, и зам. директора Департамента по делам народов и федеративным отношениям РС(Я) Г. В. Кокшарской. В научной части заседания А. А. Бурыкин (Санкт-Петербург) в своем докладе «Об изучении материалов по фольклору народов Сибири и Дальнего Востока в Фонограммархиве Института русской литературы РАН (Пушкинский дом)» рассказал о фонографических записях с фольклорными текстами и записях с голосами писателей-основоположников литератур малочисленных народов Севера РФ, которые ныне изучаются в рамках международного российско-голландского проекта «Голоса тундры и тайги» (руководители проф. Т. Де Грааф и проф. Л. В. Бондарко). Доклад В. Х. Иванова-Унарова (Якутск) «Некоторые параллели в фольклоре народов Северо-Восточной Сибири и Северо-Западных индейцев Америки», зачитанный вдовой ученого З. И. Ивановой-Унаровой, был посвящен рассмотрению сюжетных параллелей в фольклоре юкагиров и индейцев Северной Америки.
    Ю. И. Шейкин (Якутск) в своем докладе «Палеоазиатские элементы в культуре народов Сибири» поднял сложный вопрос выделения палеоазиатских элементов в интонационно-акустических культурах тунгусских, монгольских, тюркских народов Сибири. Докладчик отмечает схожесть охотничьих имитации крика утки у разных народов и обращает внимание на мифологическую роль этой птицы как демиурга, доставшего со дна океана землю во времена первотворения. К палеоазиатским формам ученый относит напевы, связанные с эмирячением, или так называемые «мухоморные» песни того же парашаманского типа. К палеоазиатским элементам исследователь, безусловно, относит древний тип «личных» песен палеоазиатов, а также некоторые типы музыкальных инструментов. Доклад Ч. М. Таксами (Санкт-Петербург) «Проблемы сохранения и изучения нивхского фольклора» был весьма широким по охвату проблематики. Автор говорил о неблагоприятной языковой ситуации среди нивхов и других палеоазиатских народов, о социокультурных причинах утраты традиционного фольклора нивхов, проблемах его собирания, изучения и подготовки к изданию, Тему возможного единого субстрата народов Сибири и Северной Америки продолжил Г. Н. Курилов (Якутск), выступивший с докладом «Юкагиры и их фольклор». В докладе был дан содержательный обзор теорий происхождения юкагиров и были отмечены некоторые языковые параллели в лексике юкагирского языка с некоторыми индейскими языками юки и винту.
    На заседании секции «Археология и история Северо-Востока Азии» было заслушано 6 докладов. С. И. Эверстов (Якутск) прочитал доклад «Памятники эпохи металла Нижней Индигирки», в котором связывал носителей ымыяхтахской культуры с предками юкагиров. Представленный на конференцию доклад М. А. Диковой (Магадан) «Модель вселенной в древней графике малых форм северо-восточных палеоазиатов» был посвящен изучению изображений, обнаруженных в археологических находках на Чукотке и на Охотском побережье. Под палеографикой малых форм автор имеет в виду галечники, испещренные прочерченными линиями. Три подобных объекта получены автором при раскопках стоянки Раугувагытгын I (западная Чукотка), а четвертый найден Р. С. Васильевским на о. Недоразумения. Исследовательницей выявлено сходство таких изображений с космической символикой шаманских бубнов, жилищем как воплощением мифологической модели мира, спиралью как солярным символом и т.д. Л. Н. Жукова (Якутск) выступила с докладом «Изучение культуры юкагиров: некоторые итоги и перспективы», в котором рассказала об итогах изучения материальной культуры, одежды, декоративно-прикладного искусства и устного народного творчества верхнеколымских юкагиров. Тендерные проблемы современного социума юкагиров были затронуты в докладе Л. И. Винокуровой «Коренные народы Севера - вызовы глобального общества; мужчины и женщины Севера - к вопросу социальной идентичности». Народные представления об истории современных населенных пунктов Якутии стали предметом изучения в докладе А. А. Садовниковой (Якутск) «Колымское село в предкризисный период: опыт устной истории».
    На секции «Музыкальные аспекты палеоазиатского фольклора» было заслушано 16 докладов. В докладе Т. И. Игнатьевой (Якутск) «Исследование музыкального фольклора юкагиров на современном этапе» была дана развернутая характеристика разных жанров музыкального фольклора юкагиров и его связь с музыкальной культурой других народов Сибири. Тема угорско-юкагирских связей на конкретном материале югорских народов (хантов и манси) была продолжена Г. Е. Солдатовой (Новосибирск) в ее докладе «О югорско-юкагирских музыкальных параллелях». Докладчица доказательно сопоставила термины,  жанры, функции мелодически оформленной речи персонажей фольклорных текстов. Как и юкагиры, ханты различают свои «личные» и «чужие» песни, получают свою личную песню в юности, мелодии предков могут наследоваться, у хантов и манси песня может быть подарена или даже обменена на оленя. Отмечены общие черты хантов и юкагиров в области музыкальных инструментов. Тема взаимодействия культур малочисленных народов Севера РФ прозвучала также в докладе О. Э. Добжанской (Дудинка) «Система традиционных звуковых инструментов нганасан: к проблеме этномузыкальных связей самодийско-енисейского и палеоазиатского регионов». Г. Г. Алексеева (Якутск), прочитавшая доклад «Стилистика кетской мелодики в записях В. И. Анучина, И. М. Суслова, Н. К. Каргера» проанализировала звукоряды и ритмику кетских мелодий. Продемонстрированные ею фонозаписи кетских песен в узкообъемных ладах неожиданно были сопоставлены со схожим звучанием индейских гимнов, представленных в докладе Рабины Харрис (США). Ее доклад был посвящен тому, что вот уже почти два века индейцы-христиане племени кайова поют тексты библейских псалмов не на английские мелодии, а на древние мелодии собственных песнопений в схожих узкообъемных ладах. В. В. Подмаскин (Владивосток) в докладе «Проблемы классификации музыкальных инструментов» ознакомил с ходом работы своего института над созданием Этнографического атласа народов Дальнего Востока. Новый атлас создается на основе музейных и частных коллекций Приморского, Хабаровского краев, Сахалина, Камчатки, Чукотки. Имеющиеся материалы доказывают общность корней древних инструментов и звуковых орудий не только палеоазиатских и сибирских народов, но выходят далеко за пределы Сибири: в Америку, Океанию, Юго-Восточную Азию. Оживленную дискуссию вызвало сообщение докладчика о находке в одном из сельских музеев Приморья железного бубна. А. А. Тымкыль (Якутск), занимающаяся обработкой фольклорных текстов чукчей и юкагиров, в своем докладе «Песенное творчество юкагиров и чукчей» подробно остановилась на личных и родовых песнях жителей Халерчинской и Олеринской тундр. Докладчица отметила, что носители фольклора этого региона Севера владеют несколькими языками, но при этом четко различают и не смешивают музыкальные традиции различных этносов. Вызывал интерес и получил высокую оценку доклад Н. А. Мамчевой (Южно-Сахалинск) «Музыка медвежьего праздника сахалинских нивхов», которая продемонстрировала наиболее значимые ритмы, исполняемые на музыкальном бревне. Н. С. Берестов (Якутск) в выступлении на тему «Композитор и фольклор» затронул вечную тему соотношения авторской музыки на этнические темы и музыкального фольклора. З. К. Степанов (Якутск) в сообщении «О работе над музыкой балета «Ярхадана» рассказал о своем опыте работы над музыкальным воплощением фольклорных образов и этнографического материала, относящегося к культуре юкагиров. Песням юкагиров посвятила свое выступление «Личные песни о реке и песни сказочных персонажей лесных юкагиров» Л. Н. Демина (с. Нелемное, Якутия); знаток юкагирской культуры и одна из последних носительниц лесного диалекта юкагирского языка, Л. Н. Демина записывает и расшифровывает песни старейших односельчан и в том числе своей матери Екатерины Николаевны Дьячковой. Ж. В. Дьячкова (с. Колымское, Якутия) выступила с докладом «Локальные особенности музыкальной культуры колымских чукчей», в котором показываетется региональная специфика чукотской музыкальной культуры. Эхара Саюри (Саппоро, Япония) прочитала доклад на тему «Забытые праздники айнов», в котором рассказала, как она, будучи японкой, с детства любила слушать рассказы о традиционном айнском празднике Бекамбе, приуроченном к сезону собирания водяных орехов. Этот красочный праздник айнов, сопровождавшийся песнями и танцами, не проводился с начала 1990-х гг., после того, как в деревню хлынул поток туристов. Однако наиболее серьезной причиной исчезновения традиционного сезонного праздника у айнов исследовательница считает постепенную утрату языка, живых фольклорных традиций, знаний обычаев и обрядов, традиционной религии.
    На объединенном заседании секций «Филологические аспект палеоазиатского фольклора» и «Фольклор и литература» было представлено 10 докладов. А. Г. Чикачев (Якутск) прочитал содержательный доклад на тему (Андыльщина как пример взаимообогащения русско-юкагирского песенного творчества», в котором рассказал о том, что среди русского старожильческого вселения Колымо-Индигирского края с давних времен были распространены напевы под общим названием «андыльщина». Эти особые песни, где лирический сроем является сам автор или его возлюбленная, представляют собой рецепцию жанра «личных» песен в фольклоре русских старожилов Якутии. Э. С. Атласова (Якутск) выступила с докладом на тему «Фольклорные мотивы в произведениях С. Н. Курилова». Два доклада П. Е. Прокопьевой (Якутск) - «Символика образа мифического старика в юкагирском фольклоре» и «Идейный смысл и сюжетно-образная система сказки С. Н. Курилова Чаудар» посвящены персонажам фольклора юкагиров и соотношению фольклорного образца и его авторской литературной обработки. Интересным для слушателей стало выступление директора школы с Андрюшкино (Якутия) А. Г. Вырдылиной «Глазами носителя культуры», в котором излагался опыт приобщения учеников к национальное культуре. М. П. Лукина (Якутск) в докладе «Особенности интонации юкагирской речи» обосновала необходимость экспериментально-фонетического изучения фонетики и интонации юкагирского языка.
    Известный исследователь литературы народов Якутии и критик В. Б. Окорокова (Якутск) в своем докладе «Фольклорные традиции в романе С. Н. Курилова «Ханидо и Халерха» затронула интересную и перспективную тему фольклоризма и этничности юкагирской литературы. Выступление Ю. Г. Хазанкович (Якутск) состояло из трех этюдов на темы юкагирской, эскимосской и чукотской литератур: «Драматургия Г.А. Дьячкова», «Поэзия З. Н. Ненлюмкиной», «Фольклорная традиция в повести Ю. С. Рытхэу Когда киты уходят». Поэт, художник и журналист Н. Н. Курилов (Якутск) представил слушателям выступление «Проблемы юкагирской журналистики», в котором остановился на неблагоприятной языковой ситуации у юкагиров, на остро стоящем вопросе подготовки журналистских кадров из числа народов Севера РФ и работе национальных средств массовой информации. На этом заседании был также представлен стендовый доклад А. Барковского (Минск) «Юкагирская литература в белорусских и польских изданиях».
    Весьма обширной была программа секции «Этнографические аспекты палеоазиатского фольклора», объединившая исследователей разных направлений. З. И. Иванова-Унарова (Якутск) представила содержательный обзорный доклад «Фольклор палеоазиатских народов в трудах участников Джезуповской экспедиции». О богатейших палеоазиатских коллекциях Российского этнографического музея рассказала в своем выступлении В. В. Горбачева (Санкт-Петербург). С интересом был выслушан доклад академика АН РС(Я) А. И. Гоголева (Якутск) «По вопросу изучения юкагирского фольклора», в котором был отмечен сложный состав юкагирского этноса, который находит отражение в фольклорных сюжетах. Особое внимание ученый обращает на схожесть сюжетов в разных фольклорных жанрах юкагиров и других народов региона. Н. В. Плужников (Москва) в докладе «Реликты палеоазиатского шаманства у самодийских народов Севера» рассматривает такую этническую особенность юкагирского шаманства как сохранение костей шамана-предка. Исследователь показывает, что феномен, характерный для традиционной культуры юкагиров, имеет аналогии у селькупов и ненцев, у которых также существовали обычаи хранения и манипуляций с шаманскими костями. В. С. Акимова (Якутск) в докладе «Традиции предков: вчера, сегодня, завтра (одежда юкагиров)» обратилась к изучению традиций изготовления и отделки национального костюма юкагиров и юкагирско-эвенских этнокультурных связей. Доклад А. П. Решетниковой (Якутск) «Образ животного-первопредка - иносказание животного эпоса» был посвящен образам животных-первопредков в разных фольклорных традициях. Ворон герой палеоазиатского мифологического эпоса, медведь - главный персонаж медвежьего праздника и мифов не только у палеоазиатов, тунгусов и индейцев Берингоморья, хантов в Западной Сибири, но и народов Европы. Образ орнитоантропоморфной прародительницы - лебедя - встречается не только у сохранивших мифы о ней эвенков, бурят, якутов, казахов, но и у тех европейских народов, в чьем фольклоре зафиксированы сказочные сюжеты «лебединого озера». В функции первопредка выступает и такое животное, как лошадь: это мать эпического прародителя якутов, а также мать легендарного основателя корейской императорской династии.
    З. Ф. Семенова (Якутск) в своем докладе «Семантика образа Ворона в мифологии палеоазиатов и якутов» отметила амбивалентность образа Ворона. В палеоазиатском мифологическом эпосе этот образ многозначен: как птица Ворон связан с Верхним миром, а как поедатель падали - с Нижним миром; с одной стороны он - демиург времен первотворения, культурный герой, с другой - глотатель солнца, вредитель, а также трикстер. Не менее сложен его образ и в якутской культуре, где он является непременным атрибутом грозного божества Улуу Хара Суорун Тойона. Внимание слушателей привлекли также доклады З. И. Шадрина (с. Нелемное, Якутия) «Бытование фольклора у современных колымских юкагиров», К. Д. Дьячковского «Этносемиотика фольклора: принципы филологического исследования», Н. С. Павловой (Якутск) «Архетипы пространства и времени в мифологическом сознании», Ю. Г. Курилова (Якутск) «Топонимика и фольклор юкагиров». Е. Н. Романова (Якутск) в своем сообщении «Игры народов Севера ритуальный текст» на обширном материале осветила тему генетической вязи игр с архаическими ритуалами. Актуальным по теме для всех участников секции стал доклад З. А. Дмитриевой (Якутск) «Пути сохранения и возрождения культуры юкагиров в современных условиях». Н. А. Алексеев (Новосибирск) представил слушателям доклад на тему «Фольклор палеоазиатских народов в серии «Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока», в котором рассказал о ходе подготовки томов серии, посвященных фольклору кетов, юкагиров, нивхов, народов Чукотки и Камчатки.
    Весьма разнообразной оказалась проблематика докладов на секции Хореографические аспекты палеоазиатского фольклора». А. А. Бурыкин (Санкт-Петербург) в докладе «Некоторые характеристики изобразительного потенциала танцев чукчей: типология моделирования мира в разных видах архаических форм |искусства» показал связь сюжетики традиционных танцев чукчей с унивесализмом модели мира, отражаемой в чукотской гравировке и скульптуре. А. С. Варнина (Владивосток) представила доклад «Пантомимические танцы как средство телесного сознания», построенный на материале хореографии народов Дальнего Востока. А. Г. Лукина (Якутск) в выступлении на тему «Архаическая техника экстаза в круговых танцах» поставила вопрос об обрядовой природе круговых танцев народов Сибири и связи обрядности, хореографии и состояния экстаза. Руководитель секции В. Н. Нилов (Москва) представил слушателям обзорный доклад «Традиционная хореография малочисленных народов Севера», иллюстрированный весьма интересным видеорядом. Большой интерес вызвал читанный на секции доклад С. Ф. Карабановой (Владивосток) «Традиционная обрядовая пластика айнов». Анализ ранних источников об обрядовой культуре айнов свидетельствует о довольно развитой ритуальной пластике, в основе которой подражание животным и птицам. По ее мнению, основа движений в круговых танцах айнов  заключается в имитации пластики медведя. Необыкновенное впечатление производило мужское искусство звукоподражаний: мычание, рев и т.д., в то время как танцы женщин у айнов характеризовались эротическими движениями. Е. А. Рультынеут (Анадырь), одна из основоположниц знаменитого чукотско-эскимосского ансамбля «Эргырон» в своем выступлении продемонстрировала постановку чукотских и эскимосских танцев для двух коллективов: народного ансамбля «Эргырон» (руководитель - Л. Никитина) и Государственного театра танца РС(Я) (художественный руководитель - Г. Баишев). Л. А. Никитина (Якутск) в выступлении «История создания народного ансамбля «Гулун» и постановки балета Белая волчица» рассказала слушателям о возрождении хореографических традиций народов Якутии в столице республики.
    Сенсацией культурной жизни не только республики, но и России надо назвать премьерный показ отреставрированных в лаборатории визуальной антропологии Института антропологии и этнологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая РАН архивных фильмов М. Я. Жорницкой о танцах эскимосов и чукчей. Н. В. Хохлов (Москва) предварил показ вступительным словом о том, как были восстановлены старые кинопленки, а Н. В. Плужников (Москва) рассказал о других видеоматериалах, хранящихся в Институте этнологии и этнической антропологии РАН.
   К началу конференции Музей музыки и фольклора народов Якутии выпустил в свет серию из семи компакт-дисков «Фольклор юкагиров Верхней Колымы». Три из них составлены из хранящихся в музейных фондах записей разных лет, сделанных Л. Н. Жуковой; три - из записей молодой исследовательницы-юкагирки П. Е. Прокопьевой, один - из записей юкагира В. И. Шадрина. Так музей начал реализацию своего проекта «Возращение песен предков». В течение последующих двух лет музей планирует сделать доступными для юкагиров опубликованные в СD-формате все фонозаписи от юкагиров Верхней и Нижней Колымы за весь XX век: из фондов Якутского радио, частных коллекций ученых, Фонограммархива Пушкинского Дома РАН, фоноколлекции В. И. Иохельсона, участника Джезуповской экспедиции. Результатами этой работы смогут воспользоваться школы в юкагирских селах Нелемное и Андрюшкино (Якутия), музеи, Якутское республиканское радио, научно-исследовательские институты, кафедра северной филологии Якутского гос. университета им. М. К. Аммосова, факультет фольклора Арктического гос. института культуры и искусств, Колледжа культуры и искусств, читатели северного зала Национальной библиотеки РС(Я) и все желающие.
    К конференции «Фольклор палеоазиатских народов» в музеях республики были созданы новые экспозиции и выставки. Был открыт юкагирский зал в Музее музыки и фольклора народов Якутии. Национальный художественный музей РС(Я) выставил фотоколлекцию участников Джезуповской экспедиции, подаренную нью-йоркским Музеем естественной истории. Национальная библиотека РС (Я) представила выставку книг о палеоазиатских народах. Национальный архив РС(Я) подготовил экспозицию документов по истории и культуре юкагиров и чукчей Якутии. Археологический музей ИГИ АН РС(Я) ознакомил участников конференции со своими экспозициями.
    /Фольклор палеоазиатских народов. Материалы и сообщения Международной научной конференции 26-30 ноября 2003 г. Якутск. 2005. С. 3-9; Этнографическое обозрение № 5. Москва. 2004.. С. 156-160./


                                                    О праздновании 90-летия
                               Великой Октябрьской Социалистической революции
                                                        в России и Белоруссии
            (Доклад на конференции РУСО, посвященной 90-летию Великого Октября)
                                                            13 декабря 2007 г.
    Международное коммунистическое и рабочее движение широко отметило 90-летие Великой Октябрьской социалистической революции как важное международное политическое событие.
    3-5 ноября 2007 г. в г. Минске состоялась 9-я встреча представителей коммунистических и рабочих партий по инициативе Коммунистической партии Российской Федерации и Коммунистической партии Белоруссии на тему «90-летие Великой Октябрьской социалистической революции. Актуальность и жизненность её идей. Коммунисты в борьбе против империализма за социализм». Во встрече приняли участие 154 представителя 71 коммунистической и рабочей партий из 58 стран мира.
    После обмена мнениями и информацией приняли совместное заявление, в котором записали: «Октябрьская революция, совершенная трудящимися России под руководством партии большевиков во главе с В. И. Лениным, является важнейшим событием XX века. Она открыла новую историческую эпоху — эпоху перехода к социализму. Приветствие участникам встречи прислал президент Белоруссии Александр Лукашенко: «Символично, что местом встречи левых сил выбрана столица Белоруссии. Именно здесь, в г. Минске, в марте 1898 г. проходил I съезд Российской социал-демократической рабочей партии, ставшей впоследствии партией трудящихся многонациональной России и Советского Союза».
    С докладом «Роль Великого Октября в исторической судьбе белорусского народа» выступила первый секретарь ЦК Коммунистической партии Белоруссии Татьяна Голубева, которая сказала: «90-летний юбилей Великой Октябрьской революции - важнейший ориентир для тех, кто и сегодня ведет борьбу за освобождение трудящихся от социальных язв капитализма и современных форм угнетения... Опыт социалистического строительства не исчерпал себя, не выродился, не погиб. Он вошел в историю, в том числе с болезнями роста и трагическими событиями, уроками и ошибками. Его необходимо объективно анализировать, делать надлежащие выводы и участвовать в работе левых партий. Именно Великий Октябрь вывел народы бывшей Российской империи на столбовую дорогу развития». Дальше подробно рассказала о социалистическом строительстве в Белоруссии, что было прервано предательством против воли народов, высказанной на референдуме 17 марта 1991 года: «Реставрация капитализма в бывших республиках СССР обернулась разрушением народно-хозяйственного комплекса и дикой деградацией общества. Сегодня республика встречает своих друзей в обстановке политической стабильности, динамичного экономического и социального развития. Мы берем все лучшее, что достигнуто предыдущими поколениями, не до­пустили безумного развала экономики и власти либерального рыночного беспредела, навязанных Западом, сохранили в народном содержании природные ресурсы, землю, стратегически важные промышленные и сельскохозяйственные предприятия, что позволяет вести государственное строительство в интересах народа. Участники встречи убедились, каким эффективным оказался выбранный республикой курс развития. Валовой внутренний продукт Белоруссии ежегодно возрастает на 9-10 процентов. Доля расходов на социальные нужды составляет более 55 процентов аккумулированных в бюджете государственных средств. С 2000 года зарплата в промышленности выросла в 5 раз, в сельском хозяйстве - в 3,5 раза.
    На форуме с содержательным докладом «Дело Октября живет и побеждает» выступил председатель ЦК КПРФ Г. А. Зюганов. Он сказал, что, несмотря на временное отступление социализма, его победа неизбежна. В странах, где коммунисты являются правящей партией или участвуют в управлении государством, живут около 40% населения земного шара. Почти половина Земли сознательно сделала выбор в пользу социализма. Усилия наших друзей показывают, что социализм — это не прошлое человечества, а его перспектива. Только на дороге, проложенной Октябрем, возможно возрождение, усиление и величие России, процветание и благополучие ее народа, как и всех народов Земли.
    С приветствием к участникам встречи обратился выдающийся ученый России, лауреат Нобелевской премии Жорес Алферов. Самой большой трагедией XX века ученый назвал разрушение Советского Союза. Мировая буржуазия не могла допустить возникновения строя социальной справедливости, строительству которого открыл дорогу Великий Октябрь.
    «Великая Октябрьская революция - величайшее событие», — сказал в своем выступлении заместитель заведующего международным отделом ЦК Компартии Китая Го Чжоу. Он проинформировал участников встречи об итогах недавно состоявшегося XVIII съезда КПК и привел данные стремительного социально-экономического развития Китая.
    О необходимости совместно противостоять вызовам капиталистической глобализации говорил секретарь ЦК Компартии Кубы Фернандо Ремирес де Эстенос.
    Второй секретарь ЦК Компартии Украины Игорь Алексеев предложил вместе осмыслить уроки цветных революций на Балканах, в Грузии и на Украине.
    Член политбюро Ливанской Коммунистической партии доктор Муфид Куктейш рассказал об условиях работы партии, жизни страны и закономерностях возникновения современных ситуаций, вызвавших огромные людские и материальные потери. Под видом распространения теории «гуманной интервенции» и ограниченного суверенитета оккупируются территории целых государств, свергаются правительства.
    Генеральный секретарь ЦК компартии Греции Асока Папарила лучше всех выразил мысль о взрывоопасных и непреодолимых противоречиях эксплуататорской системы. Призрак коммунизма продолжает бродить по миру и наводить страх на империалистов и эксплуататоров.
    Своеобразным прологом встречи стала Международная научно-практическая конференция «Октябрь 1917 г. в судьбе мировой революции», прошедшая в Минске 1 ноября, на которой с докладом выступил первый заместитель председателя ЦК КПРФ профессор Иван Мельников, предложивший провести серьезный теоретический разбор. В основе современной истории было только два исторических события. Это Великая Октябрьская социалистическая революция и Великая Отечественная война 1941-1945 гг. Октябрь 1917 г. не только потряс весь мир, но и изменил этот мир.
    Продолжением теоретического разговора стал доклад члена ЦК Компартии Греции Эдиониса Вагенаса о сущности и характере Октябрьской революции и причинах победы контрреволюции в 90-е годы прошлого века. Продолжается классовая борьба на мировом уровне. Оппортунизм в своем развитии, особенно в условиях обострения классовой борьбы, превращается в контрреволюционные силы. Под предлогом борьбы с культом личности была развязана необузданная кампания против политики советского государства, проводившейся Сталиным. Открылся путь крупному правооппортунистическому повороту мирового коммунистического движения.
    Представители коммунистических и рабочих партии поддержали 14 совместных инициатив, в т.ч. организацию мероприятий по приобщению молодёжи к теоретическому наследию Карла Маркса в связи с 190-летием со дня его рождения и 160-летием со дня опубликования «Манифеста Коммунистической партии», активное противодействие антикоммунистическому преследованию и запрету деятельности коммунистических партий и коммунистических организаций молодежи, борьбу против ревизии истории и ее переписывания, против реабилитации фашизма и его проявлений и многих других мероприятий, акций.
    Под руководством Коммунистической партии РФ прошли торжественные собрания, митинги и демонстрации в республиках, краях и областях России, хотя в 2005 году было отменено празднование Октябрьской революции и был установлен надуманный праздник 4 ноября, т.н. День народного согласия.
    В соответствии с постановлением президиума ЦК КПРФ «О 90-летии Великой Октябрьской социалистической революции» проведен целый ряд политических и организационных мероприятий, посвященных 90-летию Великого Октября.
    Так, 24 октября 2007 г. в г. Ульяновске в Ленинском мемориале была проведена Всероссийская научная конференция, посвященная этой исторической дате, на которой с докладом выступил выдающийся ученый России, академик РАН и Академии медицинских наук А. И. Воробьев Он на фактах показал, что Октябрь - это неизбежность и судьба России. В. И. Ленин и большевики спасли страну, и сегодня из всех политических сил доверие вызывают только коммунисты. Академик издал и распространил книгу «Размышления о великом Октябре».
    6 ноября 2007 г. в Москве в Колонном зале Дома Союзов состоялся торжественный вечер, посвященный 90-летнему юбилею. На вечере присутствовали представители 83 коммунистических и рабочих партий из 75 стран мира. Вечер начался с «Интернационала», который стоя пели все присутствующие.
    Об Октябрьской социалистической революции как о подлинно народной говорил в своем вдохновленном выступлении Геннадий Андреевич Зюганов. Выступили представители Кубы и Китая. В зале прозвучала песня, посвященная Юрию Гагарину, «Помните, каким он парнем был». Также в зале показывали фрагменты спектакля по пьесе Погодина «Кремлевские куранты». Роли Владимира Ильича Ленина с его точной захватывающей лексикой и со своеобразным произношением играл известный артист.
    На этом вечере наряду с Лениным и Сталиным были названы имена современных деятелей - Фиделя Кастро, Александра Лукашенко, которые сопровождались продолжительными аплодисментами.
    7 ноября 2007 г. люди вышли на демонстрации, начиная с Камчатки, Владивостока, Хабаровска, Якутска и до Калининграда, хотя этот день был объявлен рабочим, - везде власти учиняли препятствия для проведения демонстрации. Он этом не показывали по телевидению, скрывали от населения.
    Особо хочу отметить, что 1 ноября 2007 года в Якутске в Государственном театре оперы и балета имени Суоруна Омоллона состоялось торжественное собрание коммунистов, патриотов и других представителей широкой общественности г. Якутска, на котором присутствовало большое количество собравшихся. С содержательным докладом выступил первый секретарь Якутского рескома КПРФ депутат Государственного собрания (Ил Тумэн) В. Н. Губарев. Доклад неоднократно сопровождался продолжительными аплодисментами, выкриками «ура».
    В торжественной обстановке вручили юбилейные медали «90 лет Великой Октябрьской социалистической революции» ветеранам войны, тыла и труда, глубоко уважаемым людям, в т.ч. ветеранам войны Р. В. Федоровой, В. И. Калинину, также Л. С. Григорьевой, Г. Г. Алексеевой, З. А. Чиряевой, известному дирижеру Г. М. Кривошапко, Герою Социалистического Труда П. И. Быканову, докторам наук К. Д. Уткину, Р. В. Десяткину, вожаку молодёжи из Вилюйского улуса Савве Михайлову.
    Яркой и незабываемой была художественная часть вечера, поставленная по сценарию, созданному профессором К. Д. Уткиным. Она была ёмкая, отражающая историю революции, Советского государства, включая Якутию. В организации культурной программы юбилейного вечера много труда вложили коммунисты А. Г. Иванова, Т. А. Жараева и другие. Все мероприятия, посвященные юбилею Великого Октября, показали и доказали, какой великой страной был Советский Союз, каким гуманным, справедливым был советский строй. Только народовластие, только приоритет труда и социальная справедливость способны вернуть России ее величие, силу и уважение в мире. Ученый с мировым именем А. А. Зиновьев правильно сказал, что Россия достигла вершины своего развития именно в советский период. Этой исторической правды боятся антикоммунисты, антисоциалисты в лице единороссов, жириновцев и их отщепенцев.
    Честные, здравомыслящие люди объективно оценивают величие
Октябрьской социалистической революции, огромные достижения
советского, социалистического государства в экономике, культуре,
науке и искусстве, которыми восхищались во всем мире.
    /Докторов П. И. Коммунисты и патриоты Якутии. Якутск. 2009. С. 206-211./

                           ИЗМЕНЕНИЯ МИКРОЭЛЕМЕНТНОГО СОСТАВА ВОЛОС
                                   ЖИТЕЛЕЙ АЛМАЗОДОБЫВАЮЩЕГО ГОРОДА
                                              РЕСПУБЛИКИ САХА (ЯКУТИЯ)
                                 Олесова Л. Д., Кривошапкин З. Н., Миронова Г. Е.
              Якутский научный центр комплексных медицинских проблем СО РАМН
    Введение. Территория Республики Саха (Якутия) расположена в зоне многолетней мерзлоты и относится к разряду природно-аномальных биогеохимических провинций. К наиболее распространенным «северным» заболеваниям биогеохимической природы относятся железодефицитные анемии, артрозы, мочекаменная болезнь, гипертоническая болезнь, болезни зубов, патология щитовидной железы, представленной зобной эндемией [1,2,3]. Проблема природных (эндемических) микроэлементозов значительно усиливается загрязнением окружающей среды и аккумуляцией в живых организмах тяжелых металлов. При разработке месторождений алмазов образуются аномальные геохимические ореолы, в формировании которых принимают участие не только типоморфные элементы самих кимберлитов, но и ассоциирующие с ними халькофильные и редкие, рассеянные элементы. Сами кимберлиты отличаются проявлением целого ряда элементов (Li, Ве, Sс, Сr, Мn, Со, Ni, Y, Lа, Yb, W, Тl), из них в водорастворимой части пород присутствуют элементы-токсиканты Аs, Вi, Сd, Sb, Тl, а в объеме водонерастворимого остатка доминируют Li, Тi, Y, Сr, Мn, Со, Ni, Сu, Gа, Мо, Sn, Рb. Опасность представляют высокие концентрации в кимберлитах хрома и никеля, обладающих слабой подвижностью в почвах, природных водах, растительности и способных формировать долгоживущие аномалии [4]. В Вилюйской зоне, как наиболее экологически загрязненной отходами алмазодобывающей отрасли территории республики обнаружена зависимость дисбаланса элементного статуса населения от биогеохимического дисбаланса [5]. В связи с этим актуальность научной проблемы «окружающая среда - здоровье человека» в аспекте микроэлементного статуса населения в условиях Крайнего Севера, имеет исключительное значение, и будет возрастать при условии ухудшения экологической обстановки. С учетам изложенного, нами была определена цель исследования: выявить структуру заболеваемости и определить микроэлементный статус взрослого населения г. Удачного Мирнинского промышленного региона.
    Материал и методы исследования. Набор материала для исследования был проведен во время комплексных экспедиций и профилактических осмотров 712 человек в возрасте от 20 до 75 лет. Медицинский осмотр проведен у 497 человек в г. Удачный, среди них было 200 женщин. В качестве контроля было обследовано 215 (84,52%) человек (женщин - 153) в селе Тит-Ары Хангаласского района, где нет алмазодобывающих предприятий. Проанализировано содержание химических элементов в волосах 42 человек г. Удачного (10 женщин) в возрасте от 20 до 60 лет. Для сравнения минерального обмена населения, не занятого в алмазодобывающей отрасли был обследован элементный состав волос у 132 взрослых (104 женщины) от 20 до 60 лет с. Тит-Ары.
    Исследования химических элементов в пробах волос выполнены на атомно-эмиссионном спектрометре с индуктивно-связанной плазмой (АЗС-ИСП) - Оptima 3100 RL фирмы «Реrkin-Elmсr» в ГУП «Цетргеоланалитика Госкомгеологии РС(Я) по методике, утвержденной Министерством здравоохранения России (МУК 4.1.1482-03, МУК 4.1.1483-03). Структура заболеваемости взрослого населения производилась на основе данных клинических, функционально-диагностических и биохимических исследований. Результаты исследований обрабатывались параметрическим (дискриптивная статистка, критерий Стьюдента) и непараметрическим (корреляция Спирмена) методами математической статистки с использованием пакета программ «SРSS 11.5» для Windows 2000 и «SТАТISТBСА 6.»
    Результаты и их обсуждение. Анализ химического состава волос у жителей г. Удачный выявил значительный избыток таких эссенциальных микроэлементов, как Сr, Ni и токсичных микроэлементов Ва, А1, Sr, Sb. Превышение физиологического уровня Сr, Ва, Sb выявлено у 100% обследованных лиц. Кроме того, у 62% обследованных выявлено превышение допустимой концентрации алюминия (>20 мкг/л), у 59% - повышенное содержание макроэлемента Мg».
    Дисбаланс микроэлементного статуса среди обследованных проявлялся не только в избытке вышеуказанных элементов, но и в недостатке таких эссенциальных микроэлементов, как медь и кобальт. Дефицит меди был отмечен у 35% обследованных, при этом больше всего у женщин, недостаток Со выявлен у 15% мужчин и у 11% женщин. Дисбаланс микроэлементов у жителей г. Удачный зависел от специальности. Так, у слесарей содержание алюминия, хрома, сурьмы превышали допустимое содержание в 6, 20, 33 раза соответственно и были выше, чем у водителей, машинистов и рабочих цеха. Анализ содержания токсичных элементов в волосах обследованных зависел от стажа работы и показал, что имеет место тенденция накопления тяжелых металлов в организме: Ва, Ni, Сu, Рb, Аg, Сd, Со, связанная с неблагоприятной экологической ситуацией в Мирнинском промышленном районе, где находятся объекты Удачнинского ГОКа
    У сельских жителей выявлено превышение физиологического уровня тяжелых металлов А1, Sb, Ва, Sr, Аg в 2 - 4 раза, а Са - в 1.2 раза. Следует подчеркнуть, что превышение допустимого содержания элементов в волосах жителей с. Тит-Ары не выявлено.
    Сравнительный анализ полученных нами данных показал, что среди горнорабочих дисбаланс микроэлементов был более выражен, чем среди сельских жителей. Гак как содержание Ва, А1, Sr, Sb в волосах у горнорабочих превышало допустимые значения. Уровень Сr в пробах у жителей г. Удачный был в 9,2 раза, Sb - в 4,3 раза, Ni в 3,5 раза, А1 в 2 раза, выше, чем в пробах волос жителей села Тит-Ары Хангаласского района (Рис. 1).

    Рисунок 1 - Встречаемость превышения физиологического и допустимого уровня микроэлементов у жителей г. Удачного и жителей с. Тит-Ары
    В пределах нормальной) физиологического уровня выявлены небольшие различия по Со, Nа, Zn, средние содержания которых у жителей г. Удачный были выше, чем у сельских жителей в 4, в 2 и 1,1 раза соответственно. Средние уровни трех элементов были ниже, чем у сельских жителей: Са в 2,2 раза, Sr в 2,4 раза, Аg в 3,9 раза. Относительно равные концентрации в двух анализируемых группах выявлены только по четырем элементам: Pb, Ва, Сd и Mg.
Результаты, полученные после стандартизации по возрасту, полу и месту жительства представлены в таблице 1. У мужчин не выявлены различия только по трем элементам: А1, Ва и Nа. Средние содержания Сr, Sr, Ni у мужчин г. Удачный были выше, чем у мужчин с. Тит-Ары в 9,2, в 3,8 и 2,6 раз соответственно (Р<0,01). У женщин г. Удачный среднее содержание Сr было в 19,4 раза выше/ Ni - в 3,7 раза (Р<0,01), а содержание Sb - 5,7 раза (Р<0,05), чем у женщин с.Тит-Ары.
    Таблица 1 - Содержание химических элементов в пробах волос обследованных групп, стандартизованных по возрасту и полу (мкг/г)

    Примечание: в скобках приведены допустимые показатели содержания элементов в волосах; - Р<0,05; ** - Р<0,05
    Согласно полученным данным выявлен элементный профиль жителей г. Удачный и с. Тит-Ары Хангаласского района (Табл. 2). 
                 Таблица 2 - Элементный профиль жителей г. Удачный и с. Тит-Ары

    Выявленные у жителей промышленного города отклонения в содержании в пробах волос вышеперечисленных макро-микроэлементов связаны с риском болезней развития костно-мышечной и нервной системы, сердечнососудистой патологии, а также гастоэнтерологических заболеваний. По данным комплексной медико-биологической экспедиции ЯНЦ СО РАМН заболеваниями опорно-двигательного аппарата и нервной системы страдают 75% среди обследованного населения г. Удачный (Табл. 3). Жители промышленного города Удачный чаще болеют заболеваниями органов ЖКТ. далее органов зрения, нервной системы и опорно-двигательного аппарата. У жителей с. Тит-Ары на 1 месте стоят заболевания системы кровообращения, далее заболевания органов ЖКТ и мочеполовой сферы.
                           Таблица 3 - Распределение болезней по нозологическим формам

    Увеличение уровня кальция в пробах волос у жителей с. Тит-Ары вероятно связано с питьевой водой. Жители этого поселка пьют воду из реки Лена с высоким содержанием кальция, который вымывается из известняковых пород. Известно, что высокий уровень кальция в организме способствует образованию нерастворимых солей - карбонатов и фосфатов. Возможно, это является одной из причин высокой заболеваемости (4%) желчекаменной болезнью среди жителей с. Тит-Ары по сравнению с жителями г. Удачный (0.4%).
    Заключение. Таким образом, у жителей г. Удачный концентрации Сr, Sb, А1, Ва в пробах волос превышают допустимые уровни, а концентрации Мg, Ni превышают физиологические уровни. У 38% обследованных обнаружен недостаток меди, у 19% - кобальта. у жителей с.Тит-Ары концентрации А1, Sb, Ва, Sr, Аg, Са превышают физиологические уровни. У 81% обследованных сельских жителей обнаружен недостаток кобальта. У обследованного населения промышленного района дисбаланс микро-макроэлементов более выражен, чем у жителей сельскохозяйственного района. Стандартизация по возрасту, полу и месту жительства выявила, что среди мужчин имеются достоверные различия по 12 элементам, а среди женщин - по 4, при этом наиболее высокая разница наблюдается по Сr, Sb и Ni. Дисбаланс элементов у жителей г. Удачный обусловлен воздействием неблагоприятных производственных факторов и загрязнением окружающей среды отходами алмазодобывающего производства.
    Литература
    1. Микроэлементозы человека: этиология, классификация, органопатология / А. П. Авцын [и др.]. - М.: Медицина, 1991. – 496 с.
    2. Панин, Л. Е. Особенности энергетического обмена / Л. Е. Панин // Механизмы адаптации человека в условиях высоких широт. - Л.: Медицина, 1980. - С. 87-97.
    3. Эндемический зоб: Республика Саха (Якутия) / Л. К. Туркебаева [и др.] // Клиническая тиреоидология. - 2004. - № 22. - С. 124 -128.
    4. Экология Западной Якутии (геохимия геосистем: состояние и проблемы) / Б. С. Ягнышев [и др.]. - Якутск: ЯНЦ СО РАН, 2005. - 432 с.
    5. Савинов, Д. Д. Микроэлементы в северных экосистемах: на примере Республики Саха (Якутия) / Д. Д. Саввинов, Н. Н. Сазонов. - Новосибирск: Наука, 2006. - 208 с.
                             CHANGES IN THE MICROELEMENT STRUCTURE OF HAIR
                                          IN A DIAMONDMINING CITY INHABITANTS
                                              OF THE REPUBLIC OF SAKHA (YAKUTIA)
                                           Olesova L. D., Krivoshapkina Z. N., Mironova G. E.
                       Yakut Scientific Center of complex medical problems of the SB RAMS
    There are detected a structure of morbidity and a microelement status of the population Udachniy city of the Republic of Sakha (Yakutia). Higher content of Al, Sb, Ba, and the lack content of Co and Cu in hair samples of the surveyed population matches the partem of morbidity, because excess of these elements may give rise to abnormalities of bone and muscle and nervous system, cardiovascular pathology, and gastroenterology diseases.
    /Здоровье и окружающая среда. Сборник научных трудов. Вып. 13. Минск. 2009. С. 395-399./


                                                                        Секция 3.
                          Роль библиотек в сохранении языкового и культурного разнообразия
    Роман Степанович МОТУЛЬСКИЙ
    Минск, Республика Беларусь
    Директор Национальной библиотеки Беларуси
    Президент некоммерческого партнерства «Библиотечная ассамблея Евразии»
    Доктор педагогических наук, профессор
                        ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ  НАЦИОНАЛЬНОЙ  БИБЛИОТЕКИ  БЕЛАРУСИ
                                                ПО СОХРАНЕНИЮ  И  РАЗВИТИЮ
                                    ЯЗЫКОВОГО  И  КУЛЬТУРНОГО  РАЗНООБРАЗИЯ
    Вопросы языкового и культурного разнообразия всегда были актуальными для нашей страны. На протяжении многих веков на территории Беларуси проживают русские, украинцы, поляки, литовцы, татары, евреи, цыгане и представители других национальностей. Исторически сложилось так, что в Беларуси взаимодействуют разные культуры. Это обусловлено ее местонахождением на перекрестке цивилизаций Запада и Востока, интеграцией в многонациональные государственные образования.
    Первое государственное образование на территории Беларуси - Великое княжество Литовское - формировалось и развивалось как многонациональное сообщество. Наряду с белорусами (литвинами) на его территории проживали украинцы, поляки, русские, представители многочисленных племен, населявших юго-восточное побережье Балтийского моря. С середины XVI в. наблюдалась массовая миграция на территорию Беларуси русского населения (московской аристократии, вольнодумцев, старообрядцев, беглых крестьян). В XVI в. произошел также массовый миграционный наплыв евреев из Польши.
    Объединение Великого княжества Литовского с Польшей в единое государство - Речь Посполитую - увеличило долю польского населения, а также других европейских народов на территории Беларуси.
    После разделов Польши 1772-1795 гг. территория современной Беларуси вошла в состав России, что привело к изменениям в демографическом составе населения. К концу XIX в. (по данным переписи 1897 г.) население Беларуси в современных границах составило более 6,5 млн человек [1].
    Такие глобальные социальные катастрофы XX в., как Первая и Вторая мировые войны, революции и Гражданская война, сталинские репрессии, авария на Чернобыльской АС, распад СССР привели к значительным потерям населения страны, изменили его демографический состав. Так, по данным Всесоюзной переписи населения 1939 г. население Беларуси составляло 5,5 млн человек, т. е. на 1 млн меньше, чем было на рубеже столетия. Из них 83 % - белорусы, около 7 % - евреи, 6,6 % - русские, около 2 % - украинцы, 1 % - поляки [1].
    В послевоенное время - период восстановления народного хозяйства страны, строительства на территории республики крупных промышленных предприятий - население Беларуси растет в т.ч. и за счет специалистов, приехавших на народнохозяйственные стройки из других союзных республик: России, Украины, среднеазиатских республик.
    Современная Беларусь - многонациональное государство. Численность населения страны на начало 2007 г. составляла 9,7 млн человек [1]. По данным переписи населения 1999 г., 81 % жителей страны составляют белорусы, а 19 % в структуре населения страны - представители более 140 наций и народностей (в 1989 г. - 123). Из них 11,4 % составляют русские, 3,9 % - поляки, 2,4 % - украинцы, 0,3 % - евреи. В стране более 10 тыс. армян и татар, около 10 тыс. цыган, более 6 тыс. литовцев и азербайджанцев, более 4 тыс. молдаван, такое же количество немцев, 3 тыс. грузин. 41 национальность представлена количеством 10 и менее человек (см. табл. 1).


    По сравнению с переписью 1989 г. увеличилось количество армян, азербайджанцев, арабов, грузин, немцев, осетин, таджиков, туркмен. Уменьшилась численность почти всех других национальностей (русских, украинцев, поляков, татар, литовцев, латышей, эстонцев, молдаван, узбеков, чувашей и др.). Значительно сократилось количество евреев в связи с эмиграцией (со 112 тыс. до 28 тыс. человек).
    Обмен населением между странами СНГ и Балтии с Беларусью за 1999 г. составил более 20 тыс. человек. Основной миграционный обмен происходит с Россией, Украиной и Казахстаном, на долю которых приходится 83 % от общего числа прибывших. В результате миграционного обмена приезжает молодое население с достаточно высоким общим уровнем образования (более 11 % - с высшим, 74 % - со средним или средним специальным) [2].
    В Беларуси отсутствуют столкновения и конфликты на этнической, расовой, лингвистической и конфессиональной основе. Межнациональное согласие в обществе объясняется менталитетом граждан страны, историческими традициями Мирного межэтнического взаимодействия, давними и прочными связями между этническими группами, проживающими на территории Беларуси.
    Одним из важных факторов межнациональной стабильности является последовательная политика государства в области национально-культурного развития национальных общностей страны и межнациональных отношений. Она направлена на создание необходимых условий для развития всех этносов республики как единого белорусского народа, а также на духовное и культурное развитие белорусской диаспоры за рубежом.
    Республика Беларусь присоединилась к основным международным договорам в области прав человека и последовательно воплощает в жизнь принципы демократической национальной политики, направленной на свободное Развитие культур, языков, традиций всех национальных общностей, полного равенства, уважения и учета их прав и интересов [3,4,5].
    В государстве создана прочная законодательная база, регламентирующая национальные отношения. Согласно Конституции Республики Беларусь все граждане страны имеют равные права, в том числе и право на развитие национальных культур.
    На обеспечение равенства граждан нашей страны работает целый ряд законодательных актов. В числе первых законов, заложивших основу межнационального согласия в стране, - законы «О гражданстве» и «О национальных меньшинствах», принятые соответственно 18 октября 1991 г. и 11 ноября 1992 г. [6].
    Предельно демократична государственная политика в языковой сфере, в том числе и в области образования. В соответствии со статьей 50 Конституции Республики Беларусь государство гарантирует свободу выбора языка воспитания и обучения. Каждой национальности, проживающей на территории Беларуси, гарантируется право изучать свой родной язык и пользоваться им.
    В 1990 г. принят Закон «О языках в Республике Беларусь», провозгласивший белорусский язык государственным. В результате всенародного референдума, состоявшегося в мае 1995 г., 83 % из принявших участие в голосовании граждан республики проголосовали за придание русскому языку равного статуса с белорусским. Республика Беларусь является одной из тех стран, где для сохранения и развития русского языка созданы наиболее благоприятные условия. Распространение русского языка в нашей республике основывается на глубоких исторических традициях, дружественных отношениях белорусского и русского народов на протяжении столетий, соответствует современному политическому курсу руководства страны.
    Республика Беларусь гарантирует каждому жителю неотъемлемое право на воспитание и получение образования на белорусском или русском языке. Это значит, что все представители национальных меньшинств имеют право получить образование на белорусском языке или языке межнационального общения - русском. Это право обеспечивается системой дошкольных учреждении, общеобразовательных школ, профессионально-технических училищ, средних специальных и высших учебных заведений.
    Абитуриентам предоставляется право выбора экзамена по одному из двух государственных языков. При поступлении в средние специальные учебные заведения сдавать письменные экзамены по русскому языку изъявляют желание около 50 % абитуриентов, остальные 50 % сдают письменный экзамен по белорусскому языку. Приблизительно такое же процентное соотношение и при поступлении в высшие учебные заведения. В вузах 65 % студентов обучаются на русском языке, 27 % - на белорусском и русском языках.
    Законы Республики Беларусь «Об образовании» и «О культуре» предоставляют национальным общностям право изучения родного языка в специальных классах, группах, школах, а также обеспечивают возможность возрождения культуры и традиций. На территории нашей страны работают школы с польским и литовским языками обучения. Есть классы с преподаванием на иврите. В 180 общеобразовательных школах Беларуси введен этнокультурный компонент.
    Кроме того, в Республике Беларусь приняты и действуют около 20 законодательных актов, в отдельных положениях которых закрепляются права и свободы лиц, принадлежащих к нацменьшинствам, например законы «О печати и других средствах массовой информации», «О политических партиях», «Об общественных объединениях», «О свободе совести и религиозных организациях» и другие законодательные акты.
    Для координации деятельности в области межнациональных отношений в январе 1997 г. в стране создан специальный орган - Государственный комитет по делам религий и национальностей, который сейчас преобразован в аппарат Уполномоченного по делам религий и национальностей при Совете Министров Республики Беларусь.
    Представители большинства национальностей, проживающих в Беларуси (например, армяне, азербайджанцы, корейцы, литовцы, молдаване, немцы, русские, украинцы и др.), создали свои культурные и просветительные общества. Их деятельность направлена на изучение истории, культуры и искусства своих народов; проведение встреч, выставок, фестивалей; установление связей со своими странами.
    С 1994 г. в столице Беларуси г. Минске действует Республиканский центр национальных культур, одной из целей которого является своеобразное моделирование в миниатюре межнациональных отношений, характерных для экономически развитых многонациональных стран Европы, Америки, Азии. Одним из результатов его работы является проведение Всебелорусских фестивалей национальных культур, на которых в художественной форме воплощается главная идея - показ самобытности народов, населяющих Беларусь, их культурных ценностей и достижений в возрождении и развитии своего художественного наследия.
    Нормативно-правовая база и созданные в стране государственные и общественные структуры позволяют представителям разных национальностей Получать равный с титульной нацией доступ к информации и образованию, развивать свою культуру, традиции и обычаи.
    На реализацию права равного доступа к информации направлена издательская политика страны. Основная масса изданий в Беларуси выходит на русском языке - 86 % книг и брошюр, 80 % журналов и других периодических изданий, 71 % газет. 7 % от общего количества выпущенной в 2007 г. в республике издательской продукции составляет литература на других языках. Общественные национальные объединения на территории Беларуси издают бюллетени, газеты, журналы на родном языке: литовском, польском, украинском и др. Например, две республиканские газеты и одна областная выходят на польском языке, одна республиканская газета - на украинском и т.д.
    В Гродненской области - регионе компактного проживания граждан польской национальности - областное телевидение и радиовещание транслируют передачи на польском языке. На Брестском областном радио выходит программа на украинском языке «Украінская вітальня». Это позволяет представителям национальных меньшинств получать необходимую информацию не только на языке межнационального общения - русском, но также на родных языках.
    Государственная политика в области сохранения и развития языкового и культурного разнообразия реализуется также посредством привлечения библиотек. Выполняя свою миссию, Национальная библиотека Беларуси формирует информационные ресурсы и организует обслуживание пользователей с учетом интересов всех наций и народностей, проживающих на территории Беларуси и за ее пределами.
    Как главная библиотека страны Национальная библиотека Беларуси формирует фонд национальных документов. Из 8,5 млн единиц фонда 11 % книг, 7 % журналов и 56 % газет составляют национальные белорусские документы. Обеспечивая их сбор и хранение, библиотека выполняет свою миссию перед человечеством, занимаясь, таким образом, сохранением белорусской культуры, белорусского языка, белорусских традиций в мировом масштабе. Информация о данных документах отражена в информационных системах Национальной библиотеки Беларуси и доступна пользователям всего мира.
    Стремясь добиться более широкого распространения белорусских языка и культуры в мире с целью удовлетворения потребностей как своих соотечественников, проживающих за пределами Беларуси, так и граждан зарубежных стран, мы формируем национальную электронную библиотеку. Целью ее создания является отражение в электронном виде наиболее социально значимых памятников книжной культуры Беларуси, как древних, так и современных. Условием успешной реализации данного проекта видится нам активное взаимодействие с крупнейшими международными проектами, в первую очередь с такими, как «Память мира», «Всемирная электронная библиотека», «Европейская цифровая библиотека».
    В связи с этим у нас вызывает большое удивление и непонимание распространение политики двойных стандартов и на область библиотечного дела, выразившееся в отказе принять Национальную библиотеку Беларуси в авторитетнейшую европейскую библиотечную организацию - Конференцию европейских национальных библиотек (СЕNL). Соответственно, нам было отказано в участии в реализации проекта по созданию Европейской электронной библиотеки. Разве наличие в Европейской электронной библиотеке изданий о Беларуси и на белорусском языке не будет способствовать развитию культурного и языкового разнообразия в Европе?
    Издания на русском языке составляют 77 % от общего объема фонда Национальной библиотеки Беларуси. Более 16 % фонда составляют издания на английском, немецком, французском и других языках. Всего в фонде библиотеки хранится литература на 50 языках. Благодаря изданиям на мировых языках посетители библиотеки имеют возможность познакомиться с культурами разных народов мира.
    Применение электронных средств открывает перед пользователями широкие возможности для доступа к национальным и мировым информационным ресурсам. Обеспечивая доступ более чем к 100 крупнейшим зарубежным и национальным электронным базам данных, объем которых многократно превышает информационный потенциал традиционных фондов, библиотека тем самым предоставляет своим посетителям уникальные возможности для изучения культур и языков народов мира.
    Социокультурная деятельность библиотеки имеет огромное значение в развитии культурного и языкового разнообразия. Совместно с посольствами, культурными и образовательными центрами, общественными организациями Национальная библиотека Беларуси участвует в проведении различных культурно-образовательных проектов, которые способствуют созданию атмосферы доверия, гуманности и взаимоуважения. На базе Национальной библиотеки проходит ряд мероприятий международного уровня, содействующих межнациональному и культурному развитию.
    Традиционным стало проведение в рамках Дней культуры в Республике Беларусь тематических книжных выставок; выставок, посвященных празднованию Международного дня коренных народов мира, Международного дня прав человека, Международного дня борьбы за ликвидацию расовой дискриминации, дней театра, поэзии, книги, авторского права и других, а также выставок, посвященных юбилейным и памятным датам мирового календаря.
    Общественный резонанс вызвали такие мероприятия, как книжно-иллюстративная выставка «Казахстан. Государственная программа «Культурное наследие»», книжная выставка «Дни еврейской книги», выставка зарубежной литературы «Новые зарубежные книги: окно в мир архитектуры, экономики, политики, религии, искусства, права» и презентация научных электронных ресурсов, а также выставки, посвященные Международному году планеты Земля, Международному году языков («От многоязычия - к всемирному языковому наследию») и ряд других.
    Галерейно-выставочным комплексом реализованы такие художественные проекты международного значения, как выставка фотографий итальянки Донаты Пицци «Метафизические города»; выставка эстонских художников в рамках II Международного Таллиннского иллюстрационного триеннале; выставка репродукций произведений Наполеона Орды из собраний Национального музея в Варшаве; Международный фестиваль пейзажа, посвященный В. Цвирко; Первая Минская международная выставка графики «Арт-линия» и др.
    Совместные культурно-просветительные мероприятия направлены на преодоление существующих стереотипов и представлений о культуре и образе жизни разных народов. Это не только книжные и художественные выставки (с публикацией каталогов), выставки, сопутствующие конференциям, форумам, творческие встречи, вечера, но и участие белорусских библиотек в международных библиотечных и общекультурных проектах и в международных книжных выставках. Так как международное сотрудничество библиотек и культурных центров предполагает двусторонний обмен, Беларусь намерена активно представлять свою богатую культуру с неисчерпаемыми ценностями народам разных стран. Библиотечное сообщество не является исключением. Национальной библиотекой был организован ряд выездных выставок белорусских изданий (в Германии, Молдове, Польше, России, Украине, Эстонии и т.д.).
    Развитие и расширение межкультурного сотрудничества не только позволяет проводить совместные мероприятия (дни культуры, творческие встречи, выставки и т. д.), пополнять фонды, но и повышает роль библиотек как посредников между разными культурами и их носителями. Накопленный библиотеками Беларуси опыт работы с многонациональным населением свидетельствует о том, что библиотеки являются одним из важнейших институтов в системе социокультурных отношений, который содействует сохранению через книжную культуру самобытности народов, их родного языка, особенностей историко-культурного развития, духовно-нравственного наследия, а также воспитывает уважение к культуре других этносов и взаимопонимание. Необходимо и далее совершенствовать подходы к межкультурному взаимодействию, способствовать объединению различных слоев гражданского общества, а также обеспечивать широкое сотрудничество учреждений культуры, в частности библиотек, общественных организаций, национально-культурных объединений в области культуры, искусства, образования, гражданской дипломатии. Это позволит укрепить межнациональные и межрегиональные связи на основе толерантности и уважения национальных культур, языков, традиций, обычаев, сохранения межнационального мира и согласия.
                                                                               Литература
    1. Население Республики Беларусь: статистический сборник / Министерство статистики и анализа Республики Беларусь. - Минск, 2007. - 411 с.
    2. Национальный состав населения Республики Беларусь и его экономические характеристики: итоги переписи населения Республики Беларусь 1999 г.: статистический сборник / Министерство статистики и анализа Республики Беларусь. - Минск, 2001. - Т. 3. - 272 с.
    3. Сусветная дэкларацыя культурнай разнастайнасці : прынята XXXI сесіяй Генеральнай канферэнцыі ЮНЕСКА (Парыж, 3 лістапада 2001 г.) / Аут. прадм. У. Гілеп, В. Ліцьвінка. - Мінск, 2002. - 15 с.
    4. Рекомендации ЮНЕСКО по многоязычию и доступу к киберпространству. Хартия цифрового наследия // Культурное и языковое разнообразие в информационном обществе / Министерство культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации. - СПб.: Рос. нац. б-ка, 2004. - С. 23-33.
    5. Кузьмин Е. И., Плыс Е. В. «Развитие многоязычия в Интернете»: о новом проекте Российского комитета Программы ЮНЕСКО «Информация для всех» и Межрегионального Центра библиотечного сотрудничества // Библиотековедение. - 2008. - № 1. - С. 84-91.
    6. Абарона правоў асоб, якія належаць да нацыянальных супольнасцей Рэспублікі Беларусь: даведнік / Склад. Н. В. Ходар. - Мінск: Энцыклапедыкс, 2006. - 336 с.
    /Языковое и культурное разнообразие в киберпространстве. Сборник материалов международной конференции, Якутск, 2-4 июля 2008 г. Москва 2010. С. 301-309./