суббота, 13 сентября 2014 г.

Янкель Жмур. Первый секретарь Якутского обкома РКП(б) Хаим Пестун. Койданава. "Кальвіна". 2014.


    Хаим [Ефим, Евфимий] Гиршевич [Григорьевич] Пестун родился в 1889 году в губернском городе Могилеве Российской империи, в еврейской семье учителя.
    В 7 лет Хаим был отдан в хедер - еврейскую начальную школу для обучения мальчиков основам иудаизма, в 9 лет в русскую классическую гимназию, в 12 лет учеником в конфетную мастерскую; а в 14 лет он уже работал подмастерьем. В 1904 г. вступает в БУНД.
    В своей автобиографии Пестун указывал: «С учением социалистов знаком был еще раньше через моего дядю-книгоношу Пейсаха Когана, ярого дарвиниста и сторонника Маркса, портрет которого он носил на груди тщательно завернутым в тряпочку. От дяди я усвоил презрение к религии. Революционные песни работниц в мастерской, первые прокламации и знакомство с рабочими-бундовцами оказали на меня сильное впечатление. Забастовки на предприятиях в 1904 году активно втягивают меня в работу. Переплетчик Них, после недельной беседы по вечерам на «Бирже» окончательно делает меня «сознательным». Как грамотный я читаю в кружках журнал «БУНД», «Эрфуртскую программу» и др. Бываю на массовках, разбрасываю прокламации, избиваю с отрядами штрейкбрехеров, избиваю хозяев, заливаю печи и т.д. К этому времени начинаются организовываться профессиональные Союзы. Я принимаю деятельное участие в организации булочников и кондитеров».
    В 1904 г. Пестун два раза подвергался аресту за уличные демонстрации. Весной 1905 г. он уехал в Одессу, где устроился на фабрику Гонелина, потом Фухберга, затем Крахмалонникова. В октябре его от конфетчиков выбирают в Одесский совет. При стычке с казаками в «баррикадных боях» на Комитетской улице Хаим был ранен в ногу.
    Пролежав около месяца в больнице, Пестун в декабре 1905 г. возвращается в Могилев. «С новой энергией вступаю в работу местной организации «БУНД», одновременно и десятник боевого отряда БУНДа, устраивающий захват синагог для собраний, ведущий террор и покушения на вредных полицейских, ответственный руководитель Союзов строителей и конфетчиков, экспедитор нелегальной литературы, организатор и пропагандист на «Бирже». Летом меня назначают «сходчиком», т. е. активным рассказчиком. В конце 1906 года перехожу на подпольную квартиру, где принял на хранение литературу, оружие, архив Могилевского комитета, печати, материалы по Союзам и пр. Это было после провала Быховской типографии, когда многие члены комитета «БУНДа»: Лейзер, Заика, Моисей, Исер, Матвей – уехали. В феврале 1907 года меня арестовали, со всем что было на квартире (оружие я накануне переправил в другое место)».
    В ноябре 1907 г. за принадлежность к БУНДу Пестун был осужден в Могилеве по приговору Киевской Судебной Палатой по ст. 125 УУ на 4 года каторги. Вскоре, из-за малолетства, срок ему сократили до 1 года 4 месяцев. Каторгу отбывал в Псковском централе и Акатуйской каторжной тюрьме (Нерчинская каторга) Забайкальской области.
    После отбытия каторги Хаим в 1910 г. был сослан на поселение в Баргузин Забайкальской области. Там он организовал артель-коммуну и вошел в бюро ссыльных.
    В марте 1911 г. Пестун по фальшивому паспорту на имя Якова Зегера из Благовещенска сбегает в Красноярск, где примыкает к РСДРП и принимает участие в революционной работе среди железнодорожников. «В тюрьме научился немного писать и это дало мне возможность устроится на «легальном» положении репортера газеты».
    В ноябре 1911 г. Пестуна арестовывают (выдал рабочий депо Александр Стабровский) и 18 февраля 1912 года Иркутским Военно-Окружным Судом он был осужден по 102 ст. УУ, как бывший каторжник, к 12 годам каторги.
    «На каторге в Александровском централе много читал и занимался, писал (Очерки в «Русском Богатстве - Тюремные силуэты, рефераты для кружка «Знание» в Иркутске, статьи и рассказы для тюремных и сибирских журналов). Состоял членом товарищеского суда политических каторжан».
    Как вспоминал сокамерник Хаима, будущий председатель Совета Министров Дальневосточной республики, большевик Петр Никифоров: «Третьим из активных меньшевиков четырнадцатой камеры был Пестун Хаим; интеллигент, причислявший себя к «интернационалистам», возле него группировалось еще несколько человек, также называвших себя «интернационалистами». В дискуссиях эта группа играла самую жалкую роль, болтаясь с одной теоретической позиции на другую. Самой крупной и теоретически сильной была группа эсеров».
        «Освободился  после Февральской революции 4 марта. Два месяца работал членом комитета помощи политическим каторжанам по выбору александровцев»
    В мае 1917 г. Хаим поехал в Москву. По дороге в Туле был бывшими ссыльными избран делегатом в Совет мастерских Московско-Казанской железной дороги, затем зам. председателя Совета железнодорожных депутатов узла. Местный БУНД работал вместе с меньшевиками, потому и Пестун присоединяется к меньшевикам, и принимает активное участие в революционной работе на Московско-Казанской железной дороге: член исполкома Совета, член Уездного бюро профсоюзов от Тулы, редактирует газету «Голос народа» и «Известия Совета». Печатается в литературно- художественном альманахе АЦКТ «Звенья» (Москва, 1917), редактируемом Екатериной Брешко-Брешковской и О. Минором. Пишет также под псевдонимом Магац («Разорванные цепи»).
    «Накануне октября поехал в Калугу от Тульского Совета для расследования разгрома Совета солдатских депутатов, вместе с Каминским, А. Рыковым, Кизальштейном. Во время Октябрьской революции избран Тульским советом в объединенный комитет борьбы с контрреволюцией и ревком, где первые два дня был зам. председателя Летейзена-Линдова, потом председателем. В октябрьские дни был с докладом в Московский ревкоме и у тов. Муралова о распределении оружия из Тулы (200.000 винтовок и 5000 пулеметов). Проводил в Туле первые обложения буржуазии, снабжении хлебом рабочих, снабжение Красной гвардии. От меньшевиков своей работой я отошел. К большевикам не переходил не веря, что в бушующей крестьянской стихии пролетариат сможет удержать власть. Я отказался вступить в партию по предложению Каминского и Пауля и уехал в Могилев».
    В январе 1918 г. «в Могилеве шла ожесточенная борьба в ставке армии и цеходармом. Я ушел в просветительную работу. Накануне польской оккупации в междувластье в ожидании еврейских погромов, Бюро Союза выдвинуло меня начальником рабочих дружин самообороны и охраны города. С приходом польской, а потом немецкой оккупации вел полулегальную работу в Союзах и рабочем клубе, потом в продовольственной управе и рабочем кооперативе».
    «С приходом Советской власти в октябре 1918 года вступил в РКП, отколов от (в Москве) «БУНДа» группу в 13 человек активных работников. Работаю по созданию единой рабочей кооперации и заведующим Губпродуктами». [Партийный стаж из 1918 г.]
    «В марте 1919 года губернский центр переместился в Гомель. Работаю зам. продкомиссара, затем в течении всего 1919 г.председателем губернского Союза рабочей кооперации, членом президиума Губпрофсовета и... комитета партии. В 1920 году избран в Гомельский губком, где заведую военно-трудовым отделом, организационным, потом секретарем губкома в течение 1 года 5 месяцев. Во время фронтовой жизни губернии состою членом Военного совета укрепрайона, председателем Ревкома. В мае 1921 г. избранный председателем Губисполкома. Все время не порываю с работой в президиуме Губпрофсавета и Губправления пищевиков, несу работу председателя Губернского комитета по улучшению быта рабочих. Состою членом ВЦИКа и секретарем в исполкоме ВЦСПС». Был делегатам Х съезда РКП(б) от Гомельской организации.
    Гомель, предгубисполкому Пестуну
    Предлагаю точнейшим образом исполнять директивы Свидерского и Реске. Я имею сведения о ряде нарушений Вами правил центральной власти в области работ НКпрода.
    Предупреждаю, что подвергну ответственности Вас лично, если будет установлено хотя бы одно нарушение постановлений и правил центра и если Вы не создадите правильной и дружной работы вместе с Реске. Ответьте в двух словах телеграммой и подробно письмом.
   Пред. СТО Ленин
    3 сентября 1921 г.
    В ноябре 1921 года, по плановой переброске, ЦК РКП(б) командирует Пестуна в Башкирию в качестве представителя ЦК РКП(б), УЦВК и Наркомнаца РСФСР с самыми широкими полномочиями. Мандатом, подписанным И. Сталиным, ему предписывалась быть в курсе всех дел, наблюдать за проведением советской национальной политики и содействовать установлению правильных взаимоотношений между органами РСФСР и Башкирской республикой. Был делегатам ХI съезда РКП(б) от Башкирской организации.
    В июле 1922 г. Хаим был направленный в Ростов-на-Дону в распоряжение Юго-восточного ЦК, где работал вначале заместителем председателя Донисполкома, затем председателем Донаблсовпрофа одновременно являясь членом исполкома ВЦСПС.
    В октябре 1923 г. оргбюро ЦК РКП(б) направило Пестуна в ЯАССР, где на 2-й Якутской областной конференции (4-9 декабря 1923 г.) он был избран первым секретарем Якутского обкома РКП(б) и 10 декабря 1923 г. приступил к работе. Также он избирался членом ЦИКа ЯАССР 2 и 3 созыва, а также ХIV и ХVI съездов ВКП(б), произносил пламенные речи «на многочисленных митингах, на собраниях коммунистов, комсомольцев, среди рабочих и учащихся».

                               Среди делегаток III окружного съезда Советов.  Ноябрь 1924 г.
    В 1924-1925 годах якутские газеты и журналы редко выходили без его замечаний и статей, которых вышла более 60-и.
    Так он писал: «Наша первая забота о партии - вдохновительнице архитекторе. Ее укрепить, оживить на всех отраслях деятельности, втянуть в ее ряды трудящегося якута и воспитать в нем интернационалиста. Полномерное возрождение хозяйства и кооперации… Якутская учащаяся и рабочая молодежь - наша надежда и резерв». 


   19 января 1924 года в Москве начал свою работу ХI Всероссийский съезд Советов, а 21 января 1924 г. в 6 часов 50 минут под Москвой в Горках умер руководитель Советского государства и главенствующей в ней Коммунистической партии Владимир Ильич Ульянов (Ленин). Руководитель якутской делегации Максим Кирович Аммосов отправил в Якутск срочную телеграмму: «21 января скончался Владимир Ильич. Работа съезда прервана… Похороны в субботу. Соблюдайте стойкость, вместе с вами переживаем величайшее горе. Совет старейших выезжает на место кончины». [Автономная Якутия. Якутск. № 18. Экстренный выпуск. 23 января 1924.] В Якутске ее приняли в 23 часа 22 января. Пестун, лично знакомый с умершим, записал в своем дневнике: «11 часов ночи 22. Только вернулся домой из заседания обкома. Приносят срочную телеграмму. Развертываю. Потемнело в глазах. Бессильно осел… умер Ленин. Стойка выносите горе, Аммосов.
    Выбежал на улицу. Ни души, тишь. Никто не знает, что он умер. И то, что узнал я, гнет к земле и сжимает судорожно зубы. Стучу кулаками в ставни обкома. Вышел наш завхоз Шевченко.
    - Что случилось?
    - Беги в нардом, зови всех членов обкома, ответработников. Скорей, ну скорей, Шевченко, Ленин умер… Ленин». На то время в Якутске в Народном Доме шел спектакль, на котором присутствовала большинство партийных и советских работников. Получив подробное правительственное сообщение о смерти Ленина и медицинское заключение лечивших его врачей, Якутский обком РКП(б) 23 января в 10 часов утра открыл экстренный пленум, посвященный памяти Ленина, а в 12 часов открылось собрание Якутской городской партийной организации. В 16 часов открылась экстренная сессия ЯЦИК, обратившаяся к населению с воззванием. Вечером в Якутске произошли массовые митинги. Як писал Пестун «На полу, в проходах, в коридорах, даже на улице теснятся якуты, ловят напряжена каждое слово о Ленине. 3500 человек перебывало на собраниях - все взрослое население Якутска». 26 января в Якутск пришла телеграмма от председателя Комиссии ЦИК СССР Ф. Э. Дзержинского, в которой сообщалась о порядке похорон Ленина, назначенных на 27 января в 16 часов дня по московскому времени. В момент похорон состоялся траурный митинг трудящихся и в Якутске. Несмотря на январский мороз и поздний вечер (22 часа по местному времени), на площадь пришло более трех тысяч человек...
    Хаим Пестун немедля также отправил телеграмму в газету «Полесская правда»:

                                   [Полесская правда. Гомель. № 22. 27 января 1924. С. 3.]
    Вначале, когда это отвечало задачам партии, Хаим Пестун видел в деятельности общества «Саха омук» один из рычагов привлечения якутской национальной интеллигенции к советскому строительству. Тогда обком партии обязал коммунистов вступать в этой просветительское общество, чтобы там усилить партийное влияние. Но, уже в 1925 году, когда это общество пошло наперекор партии, встал вопрос о его ликвидации. Хаим Пестун по этому писал: «Саха омук» в переводе означает «якутский народ». Но не «Саха омук» есть якутский народ… Трудовой якутский народ творит свою историю через Советы… Нет другого представителя народа, нации, кроме Советов, кроме органов Советской власти. «Саха омук» нужно реорганизовать и построить научно-исследовательское общество, которое будет зародышем зачаткам Якутской академии наук…»
    1-2 марта 1925 г. в Якутске состоялось первое организационное собрание бывших политкаторжан и ссыльных Якутской области; председателем правления естественно был избран Пестун.

    В Якутске Пестун работал до июня 1925 г. Перед выездом из Якутии он с отчетом обкому партии выступил на IV областной партийной конференции (17-23 июня 1925 г.), которая признала, что обком партии правильно проводил национальную политику при решении экономичных и организационных задач, в твердом проведении якутизации и своевременной постановке вопроса о нацменьшинствах в Якутии и избрала Хаима делегатам на XIV съезд партии.
    Оставляя Якутск Пестун обратился к якутянам через письмо в газету: «… За время работы тут, в далекой окраине, мы (я и другие товарищи, которые приехали послужить якутскому народу по указанию нашей партии) породнились с Якутией, как с родной матерью, и она навеки сделалась нам дорогой и близкой.
    Уезжая из Якутии, обогащенный новым опытам жизни, который приобретен в совместной дружной работе с Вами, я с громадным удовлетворением сохраню сознание того, что и мой кирпич имеется в этом прекрасном здании будущей Якутии...
    Сейчас же крепче смыкайтесь, товарищи, вокруг нашей партии, впитавшей в себя могучую волю и разум пролетариата, крепите дружбу города и деревни и дружбу трудящихся всех наций, населяющих ЯАССР…»
    В 1925-1926 гг. Пестун член правления Центросоюза в Москве. Когда ехал в Москву, то взял с собой двух якутов-подростков: Васю и Веру. Он их устроил в кремлевском общежитии, чтобы они выучились и вернулись на родину педагогами.
    Также в 1926 году Пестун «бывший секретарь обкома ВКП(б) входил в якутское товарищество «Саха кескеле».
    В 1926 году инструктор, затем заведующий агитмассовым отделам Иваново-Вознесенского губкома ВКП(б), потом до августа 1931 года - заведующий агитмассовым отделам Ивановского обкома партии.
    1931-1932 годах заведующий агитмассовым отделам Средне-Волжского краевого комитета партии, потом председатель Средне-Волжского крайпотребсоюза ВКП(б) по снабжению.
    1933-1934 годах начальник политотдела зерносовхоза завода № 42 (позже имени Маленкова) в Куйбышевской области. 4 января 1933 г. получил строгий выговор президиума ЦКК ВКП(б) «за разбазаривание 40 вагонов сахара на краевые нужды, который был предназначен для золотой промышленности».
    1934-1937 гадах начальник политотдела зерносовхоза «Гигант» Сальского района Азово-Черноморской края.
    Входил в Общество политкаторжан и ссыльнопоселенцев. Билет члена № 1475.
    Был делегатам XVI съезда ВКП(б) от Владимирской областной партийной организации.
    Заседание бюро Сальского РК ВКП(б) от 29 июня 1937 г. постановило «Пестуна Х. Г., как злейшего врага народа, разоблаченного органами НКВД, из партии исключить...»
    Умер /расстелен/ 27 октября 1939 года. /Свидетельство о смерти П-А № 972583./
    Определением военной коллегии Верховного суда Союза ССР от 10 марта 1956 г. реабилитирован посмертно из-за отсутствия состава преступления.
    Сестра Гинда Гершиновна Ковлер (Пестун), 1885 г. р. В 1919 г. погиб ее муж красногвардеец. Сын радист, после получения высшего образования, поехал на Далекий Восток в Уссурийский край, работал на 432 объекте, утонул в 1939 г. Проживала в Москве.
    Жена, после ареста мужа жила в разных местах, напоследок с дочерью Розой в Пермской области.
    Сын Карл Хаимович Пестун, 1921 г. р., Гомель. Когда арестовывали отца учился в 8 классе. За то что не отказался от отца был, на общешкольном собрании, исключен из комсомола. Проживал: Москва. Кутузовский проспект д. 5/3. кв. 265. Жена: Мария Ивановна, дети: Владимир, Евгений.
    Дочка Розалия Хаимовна Потелина (Пестун), 1919 г. р., проживала в г. Углеуральске Пермской обл. по ул. Коммунистическая д. 77, кв. 19. Дети: Владимир (умер). Борис, Татьяна.

    Труды:
*    Дорогу якутскому языку. // Автономная Якутия. 22 ноября 1923. С. 2.
    1924 год. // Автономная Якутия. 3 января 1924.
    Великодержавные страхи и меньшевистские уши. // Автономная Якутия. № 5. 8 января 1924.
    Самодеятельность низов. // Автономная Якутия. № 5. 8 января 1924.
    Улусный житель в городе. // Автономная Якутия. № 6. 9 января 1924.
    Национальная красноармейская часть. // Автономная Якутия. № 7. 10 января 1924.
    Тоже за НЭП. // Автономная Якутия. № 13. 16 января 1924.
    К съезду «Холбоса» // Автономная Якутия. № 17. 20 января 1924.
    О налогах. // Автономная Якутия. № 28. 6 февраля 1924.
    Ленин и крестьянство. // Автономная Якутия. № 33. 12 февраля 1924.
    Справедливый налог. // Автономная Якутия. № 34. 13 февраля 1924.
    Организуйте кустарей. // Автономная Якутия. № 39. 19 февраля 1924.
    Комсомол. // Автономная Якутия. № 41. 21 февраля 1924.
    Дешевле товары – ценнее рубль. // Автономная Якутия. № 91. апреля 1924.
     Готовьтесь к проверке. // Автономная Якутия. № 98. 6 мая 1924.
    Смотр сознательности (к переходу на персональное членство в профсоюзах). // Автономная Якутия. № 102. 34 мая 1924.
    Денежная реформа и заработная плата. // Автономная Якутия. № 110. 21 мая 1924.
    Ленинский призыв в Якутии. // Автономная Якутия. № 114. 25 мая 1924.
    Якутизация государственного аппарата. // Автономная Якутия. № 134. 18 июня 1924.
    Проверка наших рядов. // Автономная Якутия. № 136. 20 июня 1924.
    На выучку к базару. // Автономная Якутия. № 140. 24 июня 1924.
    Юные ленинцы. // Автономная Якутия. № 169. 2 августа 1924.
    V-ое партсовещание РКП(б). // Автономная Якутия. № 200. 10 сентября 1924.
    Малые народы Севера и Нельканский бандитизм. // Автономная Якутия. № 249. 7 ноября 1924.
    О задачах очередной облпартконференции. // Автономная Якутия. № 262. № 263. № 264. № 265. 25. 26. 27. 28. ноября. 1924.
    По заветам Ильича (К ІІІ облпартконференции). // Автономная Якутия. № 276. 11 декабря. 1924.
    К порядку дня. // Автономная Якутия. № 277. 12 декабря 1924.
    Ленин и национальный вопрос. Партийным организациям Якутии. О чистке соваппаратов от бюрократ., шовинист. элементов. // По заветам Ильича. Якутск. № 1-2. 1924. С. 80-82.
    К итогам IV облпартсовещания. // По заветам Ильича. Якутск. № 3-4. 1924. С. 1-13.
*    Якутская кляча. (Из дневника). // По заветам Ильича. Якутск. № 5-6. 1924. С. 8-9.
    Наши боевые задачи летом. // По заветам Ильича. Якутск. № 7. 1924.
    На первом плане кооперацию. // По заветам Ильича. Якутск. № 8. 1924. С. 1-5.
    Генеральная проверка. (К выборам в Советы). // По заветам Ильича. Якутск. № 9. 1924. С. 1-6.
    Итоги V-го партсовещания. // По заветам Ильича. Якутск. № 10. 1924. С. 1-4.
    Задачи ІІІ облпартконференции. // По заветам Ильича. Якутск. № 11. 1924.
    Кто от кого оторвался? // По заветам Ильича. Якутск. № 11. 1924. С. 12-21.
    По верному пути. К итогам ІІІ облпартконференции. // По заветам Ильича. Якутск. № 12. 1924. С. 1-5.
*    Леньин итиэннэ наассыйа туһа // lieɲin ællæ. 1924.
    О задачах «Саха омук». (В порядке обсуждения). // Автономная Якутия. 3 января 1925.
    Вооруженный народ. (Ко дню РККА). // Автономная Якутия. 3 января 1925.
    Дисциплина и самодеятельность. // Автономная Якутия. 22 февраля 1925.
    Нужен практический подход. (К вопросу о «Саха Омук». (Статья вторая). // Автономная Якутия. 3 марта 1925.
    Крупнейшая опасность. (К вопросу оздоровления работы ячеек РКП (б). // Автономная Якутия. 6. 7. марта 1925.
    Первый этап. (При открытии І Всеякутского съезда женщин, открывшегося 8 марта 1925 года). // Автономная Якутия. 8 марта 1925.
    Доклад совета «Холбос». // Автономная Якутия. 21 марта 1925.
    О деятельности общества «Ыраас олох». // Автономная Якутия. 31 марта 1925.
    За дело изучения края. // Автономная Якутия. 4 апреля 1925.
    Не было заботы. (О трудах П. Явловского). Автономная Якутия. Якутск. 12 апреля 1925.
    За власть Советов. // Автономная Якутия. 12 мая 1925.
    О положении на Алдане. // Автономная Якутия. 17 мая 1925.
    Приступайте к учету. // Автономная Якутия. 31 мая 1925.
    Улусный бюджет. // Автономная Якутия. 2 июня 1925.
    Внимание нацменшинствам. // Автономная Якутия. 3 июня 1925.
    О приленских крестьянах. // Автономная Якутия. № 126. 4 июня 1925.
    Оздоровление кредитной политике. // Автономная Якутия. 5 июня 1925.
    О призыве в Красную Армию. // Автономная Якутия. 9 июня 1925.
    С крестьянством к социализму. // Автономная Якутия. 14 июня 1925.
    Шире простор сельхозпроизводству. // Автономная Якутия. 19 июня 1925.
    Привет Красной Якутии. // Автономная Якутия. 3 июля 1925.
    Кто и почему отходит от нас. (По поводу отхода из партии Говорова И. И.). // По заветам Ильича. Якутск. № 1. 1925. С. 18-22.
    Алданские прииска. // По заветам Ильича. Якутск. № 1. 1925.  С.26-32.
    «Саха Омук» и якутская интеллигенция. // По заветам Ильича. Якутск. № 2. 1925. С. 38-45.
    Алданские прииска. // По заветам Ильича. Якутск. № 3-4. 1925. C. 32.
    Лицом к улусу и деревне. // По заветам Ильича. Якутск. № 3-4. 1925. С. 1-6.
    Беспартийные и националы в Советах ЯАССР. // По заветам Ильича. Якутск. № 5. 1925. С. 7.
    Сельское хозяйство Якутии и налог на 1925-26 год. // По заветам Ильича. Якутск. № 5. 1925. С. 8-10.
    К ликвидации противосоветских группировок в Нелькано-Охотском районе. // По заветам Ильича. Якутск. № 5. 1925. С. 13-16.
    В ответ на реакцию. О подготовке к IV облпартконференции РКП. // По заветам Ильича. Якутск. № 6. 1925. С. 1-4.
    Опыт организации якутских хамначитов. // По заветам Ильича. Якутск. № 6. 1925. С. 12-16.
    Борьба с контр-революцией в Якутии и т. Строд. // Томский В., Пестун. Сасыл сысы. Якутск. 1925. С. 31-37.
    О регулировании роста и социального состава партии. Иваново-Вознесенск. 1927. [Ред.]
    Вопросы партстроительства и массовой работы на производстве. Иваново-Вознесенск. 1928. [Ред.]
    Где и чему учиться партийцу и комсомольцу. Иваново- Вознесенск. 1929. 20 с.
    Предисловие. // Бурнов С.  Зеленые святки. О происхождении летних религиозных праздников. Иваново-Вознесенск. 1929.
    Памятка отпускника на 1929 год... Иваново-Вознесенск. 1929. [Ред.]
    Красная Талка. [Текстильная фабрика в Иваново-Вознесенске. 1905-1930 гг.] Москва - Иваново-Вознесенск. 1930. 31 с.
    Красная Талка. 1905-1930. Иваново-Вознесенск. 1930. 16 с.
    Новый устав колхоза и рабочие-деревенщики. Иваново-Воскресенск. 1930. 16 с.
    Предисловие. // Григорьев Е., Сизов И.  Два колхоза. Из практики колхозного строительства в области. Вып. 1. Иваново-Вознесенск. 1930. [Ред.]
    О колхозах и подъеме сельского хозяйства в Ивановской Промышленной области. Иваново-Вознесенск. 1930. 15 с.
    О весеннем корме для скота. Организуем массовую заготовку веточного корма! Москва – Иваново-Воскресенск. 1931. 16 с.
    У нас и у них. Что видели ивановские ударники за-границей. Москва – Иваново-Воскресенск. 1931. 30 с.
    О товарообороте и рабочем снабжении. (Доклад на 3 пленуме Крайкома ВКП(б)). Москва-Самара.1932. 24 с.
*    tuomskaj b, piestu:n. sahɯl sɯhɯ: // Kьrasdaanьskaj serii. saqa uus-uran literetiiretin usbuorunjnjuga. Çokuuskaj. 1935.
    Народный герой. [И. Я. Строд] // Социалистическая Якутия. 9 марта 1963.
    Дорогу якутскому языку... // Кыым. Дьокуускай. Муус устар 6 к. 2006. С. 2.

                                ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

          ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
                              ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
             «РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТУРИЗМА И СЕРВИСА»
                                                      (ФГОУВПО «РГУТиС»)
                                              САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ РАБОТА
                    ПО ПРЕДМЕТУ «МИРОВЫЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ»
                                                 Выполнила студентка 4 курса
                                          группы К328.003/06 заочного отделения 
                                                   Пантелеева Юлия Борисовна
                                      Проверил Плаксин Михаил Александрович
                                                                        ПРОШЛОЕ
    Моё поколение 70-х считают потерянным. Действительно, мы послушно ходили в детский сад пока наши родители строили нам наше светлое будущее, нас торжественно посвящали в октябрят – и мы изучали жизнь Ильича, лично меня гордо приняли в пионеры в первую очередь – и мы увлеченно собирались на тимуровские мероприятия, светил комсомол… И вдруг – опа! – кончилось всё.
    И понеслось – путч, ваучеромания, дефолт, безработица, развал промышленности, неразбериха, и просто откровенный грабёж…
    Самое лёгкое и жалкое – это поддаться унынию и говорить: «В этой стране всё не так, а самое лучшее, конечно, там, за бугром». Да нет, вообще-то, это наша людская суть поддалась раболепию, это мы ленимся что-либо сделать, это нам внушили что всё бесполезно.
Но я нашла себя, не потерялась. Нашла свои корни, свою суть, свою Родину.
    Во мне смешаны 2 крови.
    Материнские корни из русского рода Миковых удалось проследить до прадедов, и хоть это ничтожно мало, всё равно мне очень радостно смотреть на это ветвистое родовое дерево, ведь ранее семьи были просто огромными. Обидно за то, что прошлый век был просто смертоносным: революции, войны, репрессии…
    Известно, что мой прадед (по маме) Миков Василий Алексеевич (1887), родом из деревни Пожва Чердынского тогда еще уезда. Жена его (Анфиса) была из более богатой семьи, её мать работала стряпухой у местного князя Львова. В семье было 5 детей. Предед - рабочий, ответственный и прямой, был репрессирован по анонимке за дело 10-летней давности по обвинению отношения к колчаковскому движению и терроризм. Осужден на целых 10 лет! Почти 5 лет безуспешных жалоб, Унжлаг, голод. «Политические» содержались еще хуже, чем выродки-убийцы. Реабилитирован посмертно только в 55-м… Только сейчас я понимаю, что тогда невозможно было выжить – тотально зачищали лучшие кадры по малейшему, и даже не доказанному, поводу. Благо, хоть семью оставили.
    Его дети были объявлены «сынами врага народа», им не разрешали иметь права голоса, учиться в высших заведениях. Но троим из них удалось все-таки получить высшее образование. А на Георгия (1916) - моего деда - легло содержание дома. Женился, появились дети. Жена его Александра Костоусова всю жизнь работала в детском саду. Помню, постоянно вязала на всю семью, плела сети для рыбаков, а какие пекла удивительно вкусные шаньги! Во время 2-й Мировой «врагов» не брали на фронт, дед работал на самоотдачу в тылу, на заводе. Моя мама была рождена после войны, в 47-м. Фотоснимки в деревне тех времён - целое событие: фотографов приглашали на дом, собиралась вся семья. Поэтому там всегда кучно – в семьях-то не по одному-два ребёнка, как сейчас. У мамы ещё два брата и сестра. Сейчас у них свои «кустики». Жили тяжело, но дружно.
    Прадед по отцу Пестун Ефим Григорьевич (1889) был евреем, участником революции 1905-1907 г.г., политкаторжанином, и, как ни странно, в дальнейшем – секретарь Гомельского, потом Якутского обкома ВКП(б). Числится в Сталинских списках, могила не найдена. Расстрелян в 1937 в Москве. А вот жену его, Софью Моисеевну, я помню. Она умерла, когда мне было 6 лет. Она тоже происходила из еврейской семьи, имела 9 братьев и сестер, как и жена у Георгия (моя бабуля Шура по маме)! С Ефимом у них получилось двое детей: Карл и Роза (1918) - моя бабушка. После ссылки мужа Софье пришлось воспитывать детей одной, работала модисткой. Я помню её, мы часто гостили у бабушки Розы с её мамой. А судьба Розы тоже была непростой. Закончила торговый институт, приехала с дочерью и мамой на родину своего погибшего мужа-фронтовика. Здесь, в Губахе проработала товароведом много лет, налаживая советскую торговлю и снабжая продовольствием наш поселок. Здесь познакомилась с моим дедом, Пантелеевым Александром Сергеевичем (1920 г.р., отец его тоже губахинец Пантелеев Сергей Григорьевич 1893 г.р., судьбу его предстоит выяснить). Александр недавно вернулся с фронта, родились 2 сыновей-погодок день-в-день: Борис (мой отец) и Володя. Однако скоро, в канун 1950 года Александра не стало. Долгое время воспитывала детей одна, потом появился в её жизни еще один мужчина, но и он уехал потом с другой женщиной. Володя, вернувшись из армии, тоже погиб.
    Мама приехала в Губаху к родной тете. Училась вместе с отцом в старших классах, потупили оба в ПГУ, поженились. С тех пор жили в Губахе, мама работала на химзаводе более 25 лет, отец - столько же в шахте, пока её не закрыли. Так и собираемся все в Губахе, хоть все - мы с братом живем свои семьями в Перми, а сестренка с мужем в Питере. Я счастлива, что мои родители живы и здоровы, они до сих пор - бесценный источник любви и покоя.
    Пересматриваю фотографии: вот прабабушка Софья с Ефимом, фото из салона – умудрялись делать прекрасные снимки без всяких фотошопов! Они как герои голливудских фильмов: взгляд, шляпки, волосы волнами – красота! Роза неплохо зарабатывала, она с мамой и детьми ездили по России к родственникам в Москве, Клинцах, Свердловске, Барановичах. Есть фото встречи братьев и сестёр Софьи после 25-летней разлуки. Всех их раскидало по всей России, я нашла только приблизительные координаты четырех из них.
    И вот что получается: если учесть всех братьев-сестер только моих прадедов и прабабушек, если бы учесть, что их не расстреляли, не репрессировали, не уничтожили, то получится, что у каждого из них сейчас были свои собственные «кустики». Получается, что родню свою я бы уже считала сотнями людей. А если учесть и более древние колена моих (читай: наших) предков – мы все одна родня! Вот в чем сила нашего народа. В единстве. Когда я знаю, что за мной столько родных людей, я должна БЫТЬ! БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ, ДОСТОЙНЫМ СВОИХ ПРЕДКОВ ради продолжения ЖИЗНИ.

    /Корни yul535.narod.ru/my/Korni.htm/
    Литература:
    Переписка о жизни и деятельности тов. Пестун Ефима Григорьевича. // НАРС(Я) [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф 2970. Оп. 29. Д. 159.
    Хороших П. П.  Якуты. Опыт указателя историко-этнологической литературы о якутской народности. Иркутск. 1924. С. 31, 43.
    Никифоров П.  Муравьи революции. Москва 1932.
    Пестун Ефим Григорьевич. // Политическая каторга и ссылка. Биографический справочник членов о-ва политкаторжан и ссыльно-поселенцев. Москва. 1934. С. 487.
    Алексеев Е. Е.  Роль В. И. Ленина в установлении и укреплении Советской власти в Якутии. Якутск. 1962. С. 93-95, 156.
    263. Записка Н. П. Брюханову и телеграмма Х. Г. Пестуну. 3 сентября 1921. // В. И. Ленин. Полное собрание сочинений. Т. 53. Москва. 1970. С. 165-166.
   Николаев С.  Өрүү маассаны кытта. // Кыым. Якутскай. Бэс ыйын 21 к. 1972. С. 3.
   Николаев С.  Посланец ЦК. // Социалистическая Якутия. Якутск. 21 июня 1972. С. 3.
    Николаев С. И.  Посланцы партии. // Полярная звезда. Якутск. № 6. 1972. С. 119-121.
    Николаев С. Из воспоминаний бывшего наркома финансов ЯАССР Захаренко Н. Н. о товарищах Герценберге, Пестуне, и Барышеве. // Полярная звезда. Якутск. № 6. 1972.
    Винокуров Д.  “Мы сроднились с Якутией…” /К 100-летию со дня рождения Е. Г. Пестуна./ // Социалистическая Якутия. Якутск. № 276. 2 декабря 1989. С. 3.
    Гройсман А.  Евреи в Якутии. Ч. ІІ. После революции. Якутск. 1999. С. 21.
    Карніловіч Э.  Пестун Яфім Рыгоравіч. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Т. 5. Мінск. 1999. С. 485.
    Алексеев В.  Нужно добиться, чтобы «Искра» сверкала... // Кыым. Дьокуускай. Муус устар 25 к. 2000. - С.1.
    Алексеев В.  «Мой кирпич имеется в этом прекрасном здании будущей Якутии». // Коммунист. Якутск.15 января 2000. С.2.
    Первые секретари Якутского рескома (обкома) партии. [Пестун Ефим Григорьевич]. // Краткий справочник по фондам филиала национального архива Республики Саха (Якутия). Якутск. 2001. С. 114.
    Алексеев В.  Постоянный автор газеты с 20-х годов. // Якутия. Якутск. 12 марта 2002. С.5.
    Якутия. Хроника. Факты. События. 1917-1953 гг. Сост. А. А. Калашников. Якутск. 2004. С. 66,69, 72, 79.
    Алексеев В. Л.  Ефим Григорьевич Пестун. // Алексеев В. Л.  След в истории. Якутск. 2007. С. 13-14.
    Из воспоминаний бывшего наркома финансов ЯАССР Захаренко Н. Н. о товарищах Герценберге, Пестуне, и Барышеве. // Алексеев В. Л.  След в истории. Якутск. 2007. С. 32-35.
    Алексеев В.  Постоянный автор «Автономной Якутии» с 20-х годов. // Алексеев В. Л.  След в истории. Якутск. 2007. С. 39-41.
    Алексеев В. Л. Внес свой вклад и в развитие печати. // Якутия. Якутск. 14 марта 2009. С. 5.
    Янкель Жмур,
    Койданава.

                                              ДОРОГУ  ЯКУТСКОМУ  ЯЗЫКУ
    С последним транспортом получено из Петрограда несколько тысяч учебников на якутском языке по новгородской транскрипции. 15 ноября вышел № 1 газеты «Кым» (искра) по той же травсврипции. Эти факты должны быть отмечены, как крупнейшие вклады в культуру якутского народа, как яркий показатель того, что только Советская власть способна осуществлять национальную автономию на деле.
    Уже поздно и бесполезно спорить о том, насколько новгородовская транскрипция лучше али хуже бетлинговской в др. Якутский букварь и Хрестоматия уже вошли в школу. Оба эти учебники прекрасно изданы, со многими иллюстрациями, на отличной бумаге, четким шрифтом. На якутском языке такое издание появляется впервые. Какие бы мнения у отдельных т.т. якутов не существовали — неоспорим тот факт, что новгородовская транскрипция из области теоретических рассуждений перешла в практику, оделась в реальную плоть. Дети обучаются и за зиму вероятно сделают значительные успехи. Во всяком случае наблюдение показало, что правила языка а сама транскрипция усваиваются детьми без особых затруднений.
    Взрослым тем более придется не отставать от детей. И они не отстают. Результатом первых успехов является вывезшая на днях «Кым».
    Газета пока скромно называет себя еженедельной. Но мы уверены, что по мере того, как писатель и читатель освоятся с новой транскрипцией, она будет роста качественно и количественно. Нужно уделять молодой газете большее внимание, добиваться, чтоб она проникла в глубь улусов и там нашла бы своего настоящего трудового читателя и подписчика. Грамотный пусть читает неграмотному. Большую роль здесь должна сыграть нацинтеллигенция. Нужно добиться, чтобы «Искра» сверкала ежедневно. И если понадобиться урезать для этого газету на русском языке даже до еженедельной, то и этим не может нас остановить, ибо это будет вполне соответствовать соотношению между количеством населения Якутии, Ближе к массам — основное орудие Советской власти и коммунистической партии.
    Ближе к массам — значит обслуживать нужды якутского населения на родном языке.
    Навряд ли найдется где либо такое подавляющее преобладание одной национальности, как в Якутии. Да и неякутское население в большинстве владеет разговорным языком. Между тем в учреждениях все делопроизводство ведется на русском языке, даже в улусах, даже в наслегах.
    Почему это так? Конечно, не потому, что кто-то не разрешает. На нашу беду, как наследие неравноправие, угнетения в темном прошлом, нет еще достаточно грамотных работников, владеющих настолько языком и знаниями, чтобы произвести полную замену. Для этого потребуется немало времени.
    Но уже сейчас, безотлагательно нужно приступить к внедрению якутской грамоты среди советских работников, учителей, учащихся, и в первую голову среди работников, членов РПК и РКСМ.
    Тут возможно применение всяких методов: обучение на дому со сдачей зачетов, кружки, курсы вечерние и т. п.
    Пора всем усвоить, что через некоторое время, лицо не владеющее якутским языком не имеет право служить в советском учреждении.
    В эту сторону необходим решительный уклон и ряд практических мероприятий...
    От вашей энергии и самостоятельности в значительной степени зависит ускорение введения якутского языка, как государственного всюду.
    Пестун.
    /Автономная Якутия. Якутск. 22 ноября 1923. С. 2./


                                   ПАРТИЙНЫМ  ОРГАНИЗАЦИЯМ  ЯКУТИИ
                                                       О чистке соваппаратов
                                 от  бюрократических, шовинистических элементов.
    2-я Облпартконференция постановила: «В ближайшее же время надлежит произвести проверку служащих в совучреждениях и по мере наличия соответствующих квалификаций произвести замену лиц незнающих якутского языка и проявляющих великорусский шовинизм к якутскому населению».
    В исключение этого решения Обком подошел шире как к чистке совучреждений от элементов, отталкивающих от соваппарата широкие массы трудящихся, в первую очередь от лиц, проявляющих великорусский шовинизм. Чистка должна протекать под лозунгом приближения аппарата к массам, смычка с трудящимися, содержащих в себе национальный момент, как часть этой общей задачи. Следует в тоже время разъяснять, что никоим образом нельзя рассчитывать, что наш аппарат может быть оздоровлен окончательно единовременной мерой Улучшение госаппарата дело длительное, требующее постепенной подготовки новых кадров и культурных навыков. В этом смысле используйте» при агитации статьи т. Ленина и решение ХII-съезда с РКИ и КК.
    В советском порядке Обком провел через ЯЦИК организацию центральной комиссии в составе т. Шалашева (СПС), Сивцева (член през ЯЦИКа, беспартийный нацинтеллигент) под председательством тов. Говорова - секретаря ЯЦИКа.
    18 февраля ЯЦИК утвердил положение к-и, которой надлежит руководствоваться. Состав Окружных комиссий подберите таким образом, чтобы члены РКП составляли большинство, но обязательно введите беспартийного, преимущественно якута.
    В качестве методов чистки используйте опыт чистки партии милиции с привлечением низовых ячеек. Окружные комиссии выделяют по соглашению с Окркомом — уполномоченных по учреждениям. Намеченных к удалению обязательно обсуждать в ячейках РКП совместно с месткомами, с привлечением беспартийных. В случае расхождения между уполномоченными и ячейкой вопрос разрешается на фракции к-и и утверждается Окркомом. Необходимо через улисполкомы разъяснить населению значение чистки и открыть прием устных и письменных заявлений, которые фиксируются и направляются в Окркомиссию через уполномоченного по улусу.
    По городу проведите собрания по учреждениям, митинги, беспартийные конференции.
    В результате чистки станет вопрос о замене удаленных и выдвижении новых работников соответствующей квалификации. Разумеется, наше бережное отношение действиям специалистов остается в силе. Но когда вопрос станет о нетерпимом в советском аппарате злостном бюрократе или шовинисте, необходимо его удалить, допустив замену хотя бы и более слабым работником. Самым желательным элементом для замены и выдвижения Обкомом считает местных люден, знающих якутский язык, условия. Обком рекомендует использовать опыт Вилюйской организации, приступившей в январе к правильному учету улработников и совработников вообще по особой анкете с характеристикой через советский аппарат, правильный и полный учет несомненно обнаружит ряд местных людей, которых можно лучше использовать. Эту работу следует поставить параллельно чистке. К выдвижению и замене привлечь кроме того ячейки, месткомы  исполкомы.
    1) Тем более.
    2) Работа по чистке и по замене требует большой осторожности.
    3) Не обойдется без попыток сводить личные счеты, обиды и проч.
    4) Чистке само собой подлежат члены РКП, удаление которых влечет автоматическую передачу их дела в КК.
    О ходе и итогах чистки информируйте в своих отчетах.
    С коммунистическим приветом
    Секретарь Якоблкома РКП (б): (Пестун).
    Верно: Зам. Зав. Орготделом: Мк. Кусакина.
     /По заветам Ильича. Якутск. № 1-2. 1924. С. 80-82./

                                                            ЯКУТСКАЯ  КЛЯЧА
                                                                 (Из дневника)
    19 апреля 1924 г.
    Утром я и тов. Барахов выехали из Борогонцев в Дюпсинкий улус.
    Дорога идет тайгой — горбатая, волнистая, и озерами — ровная, гладкая, как скатерть. Борогонские кони везут ладно. 35 верст. Междудворка. Тесная юрта. Ставя самовар хозяйка говорит, что лошадей нет, одна выбилась из сил, другая в разъезд. Остается одно: ждать, там видно будет.
    На лавке лежит худущая древняя старуха и сама с собою говорит, комментируя все наши действия. Располагаемся чай пить. Когда из корзины вынимаем сахар, хлеб, колбасу старуха долго повторяет: и все то у них есть, все есть...
    Даю хозяйке коробочку спичек, Старуха чрезвычайно оживляется. Что она говорит так настоятельно? — Припрячь хорошенько спички береги их! Огонь в очаге иногда тухнет и тогда приходится бегать за угольком за несколько верст. Хорошенько же...
    Обрадованная хозяйка действительно где то далеко на полке прячет спички.
    Недалеко (верст 30) кооператив, где спичек сколько угодно. Но нет в хозяйстве лишней копейки и это характеризует бюджет даже такого средняка содержателя станции, у которого пара лошадей и 12 крупных голов рогатого скота.
    За гоньбу хозяин станции получает 200 руб. в год. За 200 руб. он должен гнать пару лошадей. Нищенская плата, на которую можно согласиться из великой нужды.
    За оконцем юрты движение. Па быке и худой кляче приехал милиционер и арестованный им самогонщик. Он везет самогонщика в Якутск. Зря гонят милиционера такую даль. Это мог бы сделать УИК наслежным порядком. Ведь это все ложится на несчастную междудворку.
    Милиционер имеет очень внушительный вид -  винтовка, буденовка со звездой, шинель. Он привычно садится  за стол. Хозяйка угощает его чаем и жареной мундушкой. Рыбка озер мундушка и, реже мелкий карась составляют важную часть питания якутов. Мелкие, мельче сардинок, водянистые, ср вкусом тины.
    Вырабатываем такой план: в 12 верстах отсюда юрта, откуда взяли быка. Поедем туда па паре, па быке и на лошади.
    Едем. Впереди на быке верхом мальчик, на санях дочь хозяина. Мы на истощенной лошади без вещей, авось довезет 12 верст. Бык бодро и талантливо рысит впереди, наша лошадь ни как за ним не поспевает.
    Что это за лошадь!
    Скелет обтянутый кожей. Шерсть летит клочьями при малейшем соприкосновении. Наша одежда вся покрыта грязно седой шерстью.
    Попеременно мы колотим лошадь по худым бокам. Не помогает. Иногда она с ненавистью поглядывает в нашу сторону и лягает предок саней. Бесполезно бить эту голодную скотину. Кляча изнемогает. На ходу, изгибаясь, жадно глотает снег, хватает прутья тальника, озерного камыша, оставляя на сверкающем снегу кроваво-желтые пятна.
    Длинное озеро тянется без конца. 3 часа — и не сделали 12 верст. Дальше — хуже. Она едва переставляем ноги, совсем стоит, Эта междудворная якутская кляча врезалась мне в память, я долго ее не забуду.
    Вспоминается ленская крестьянская лошадка, на которой нам приходится ехать в переходный период прежде чем пересесть на социалистический электропоезд и электроплуг. Наша несчастная кляча довезла все таки до следующей юрты, и потом дальше, еще верст 10. И крестьянская, всесоюзная кляча довезет до электропоезда. Но помни с каким уровнем сельского хозяйства имеешь дело сейчас. Помни коммунист, и не зарывайся. Строго соразмеряй рост социалистического хозяйства, с состоянием вот этой клячи. А не  соразмеришь, вскочишь нетерпеливо вперед, через голову ее — сломаешь шею, задавишь клячу, останемся одни в пустыне снега.
    Смычка города и деревни — основное в нашем пути. Помни!
   Если б эта междудворная кляча могла заговорить о том, как ее гонят изо дня в день десятки верст без отдыха, как после тяжких трудов ей дают не овес (овса она от роду не ела), и  даже не сено (о, сено большое лакомство), а сухой камыш и то не в волю, то эта была бы потрясающая повесть о якутском трудовом бедняке и середняке, бьющемся в тисках суровой природы с примитивной мотыгой и сохой, как рыба об лед...
    Самая мучительная пора для людей и скота это последние месяцы зимы. Бескормица душит скот и людей. Скот едва держится па ногах.
    ...Из трех родов нашего наслега только один собрал сено. Гибнет скот. Люди как тени, что, будем делать? Как жить? Пусть скажут умные люди. Скот погибнет и мы вместе с ним... — это сказал делегат беспартийной конференции Борогонского и Дюпсинского улусов пару дней тому назад. Дюпсинец Стручков — тихий человек с печатью тяжкой заботы на лице, почти страдания.
    ...Благодатный лес, тайга превратился для людей в стихию, в непреодолимое препятствие, в железное кольцо, которое он своей примитивной мотыгой и топором на в силах прорвать.
    Нет земли... при всей колоссальной редкости населения.
    Только высшая техника — орудия производства, высшая интенсивная культура с.-х. может спасти от вырождения.
    И максимальная организованность общества семенные фонды, фонды сена улусные, взаимопомощь. И ряд обдуманных, плановых мероприятий со стороны государства.
    Все наше хозяйство, все наши платы все наши налоги финансовые и культурные мероприятия должны строиться исходя из уровня с-х., из состояния вот этой якутской заморенной бескормицей клячи.
    Упорным трудом, сплоченностью партии, величайшей экономии смычкой экономической и политической с улусом — мы двинем вперед народное хозяйство. И кляча безусловно доведет до электроплуга, до коммунизма, если мы будем ленинцами до конца, во всем.
    Пестун
    /По заветам Ильича. Якутск. № 5-6. 1924. С. 8-9./
 

                                   Борьба с контрреволюцией в Якутии и т. Строд
    Имя т. Ивана Яковлевича Строда известно хорошо трудящимся (как и врагам Советской власти) далеко за пределами Якутск. республики и Сибири.
    Т. Строд родился в 1894 г. в городе Люцине, Витебской губернии, отошедшем после революции к Латвии. Отец Строда — польский крестьянин, ставший на военной службе фельдшером. И. Я. окончил в г. Люцине приходскую школу, а затем городское училище. В 1914 г. прямо со школьной скамьи Строд, под влиянием поднятого патриотического энтузиазма и устремления для исхода кипучей энергии, поступает добровольцем в 11 финляндский Стрелковый полк. В германской войне он дважды ранен и раз контужен. Его награждают 4 георгиевскими крестами и производят в поручики. В 1918 г. он хочет вернуться на родину, но немцы после Брест-Литовского мира заняли его родной город. Строд бежит в Сибирь, где вступает в апреле добровольцем в Красную Армию - в первый Иркутский кавалерийский дивизион дедушки Каландаришвилли - грозы белогвардейцев и бандитов Сибири.
    С этого времени тов. Строд безраздельно отдает себя на борьбу за власть Советов. Вместе с дедушкой он участвует в отчаянной борьбе, с чехословаками и белогвардейцами. Силы были не равны. Кулачество и кровавая колчаковщина овладевают Сибирью.
    Вместе с членами Советского правительства Сибири Н. Н. Яковлевым, Ф. Лыткиным, Кулиничем, Швецовым и др. т. Строд уходит в сентябре из г. Свободного на Амуре в тайгу. Спусти два месяца, после невероятных лишений они приходят в Якутскую область. Их 17 человек.
    Не доходя Олекминска Строда берут в плен, издеваются над ним. Его жизнь на волоске. Чудом он спасается, просидев весь 1919 г. в Олекминской тюрьме.
    Брат Строда Антон погибает в рядах Красной Армии в Крыму па Перекопе.
    Вспыхивает повстанчество. Строд оперирует в Вилюйском и Якутском округе. Дедушка Каландаришвилли, Полянский, Рахманов предательски убиты бандитами из за угла. Байкалов, Курашов, Строд становятся во главе действующих красных частей. К. октябрю 1922 года повстанчество соединенными силами Красной Армии и правильной национальной и экономической политикой партии, ликвидировано.
    Совнарком Я.А.С.С.Р. в своем обращении к военному командованию заявляет, что он считает своим долгом выразить глубокую благодарность военному командованию и красным войскам Якутской республики за беззаветную храбрость и стойкость в течении восьми месяцев гражданской войны в своеобразных тяжелых условиях приполярного края. Совнарком с чувством глубокого удовлетворения отмечает гуманную военно-политическую тактику военкомандования, отвечающую целям сохранения народного хозяйства и безболезненной ликвидации повстанчества.
    Красные бойцы и их командиры умели не только побеждать в бою беззаветной храбростью. Они умели, как истинные дети пролетарской революции, проявлять величайшую гуманность к темным и заблуждающимся людям, втянутым в кровавое дело восстания против рабоче-крестьянской власти. Красный штык всюду сопровождало гуманное отношение даже к вчерашним врагам. И не даром трудовые якуты вскоре поняли, что красные бойцы их лучшие друзья и братья.
    Залитая кровью разоренная и измученная Якутия собирается залечить свои глубокие раны и приступить к мирному труду.
    Но еще не окончательно сломлена контрреволюция. Еще мечется смертельно  раненый зверь.
    В декабре 1922 г. собирается первый Всеякутский съезд Советов. И вместо того, чтобы целиком посвятить свою работу строительству новой жизни, он вновь отвлекается на борьбу с контрреволюцией, перекинувшееся с Дальнего Востока в Якутию.
    Враги трудящихся, отбросы царской России, офицерье, помещики, купеческие сынки, все те, кто был под напором Красной Армии выгнан из Советской России и Сибири хлынули к берегам Японского и Охотского морей. Красный штык гнал это генеральское отрепье - Меркуловых, Дидериксов, Пепеляевых, опрокидывая их в море. В поисках спасения генерал Пепеляев, сподвижник Колчака, с остатками банд бросается в Якутию, надеясь укрыться в ее необъятных пространствах, покорить ее и царствовать.
    Пепеляев мечтает укрепиться в Якутии и отсюда повести наступление по Лене на Иркутск, Сибирь, Советскую Россию.
    Якутский ЦИК в обращении к трудящимся бросает клич: все па борьбу с царскими генералами. «Не военной базой для Пепеляева должна быть наша Республика, а могилой. В Монгольских степях нашел себе конец черносотенный барон Унгерс. Пусть Якутская тайга будет местом погребения остатков контрреволюции Пепеляева».
    И вновь берется за меч испытаний боец Строд. Он кличет к себе старых соратников и они идут к своему боевому командиру — не знающему страха в огне и лишениях.
    Ледяная осада в Сасыл Сысы - один из эпизодов этой героической борьбы красного отряда под командованием Строда во время Пепеляевщины. Стродовское сиденье в Сасыл Сысы — блестящая страница в истории Красной Армии и гражданской войны. В невероятно трудных условиях, полуголодные, за окопами из трупов павших товарищей против противника превосходящего в пять раз и хорошо вооруженного, горсточка красных выходит победителем. Недаром на суде в 1924 г. в Чите ген. Пепеляев заявил, что если б у него были такие командиры, как Строд, и такие бойцы, как у Строда, он бы завоевал всю Сибирь. Кабы да бы, так во рту выросли бы грибы! Только пролетарская революция могла создать таких командиров, как Строд. Только беспредельная преданность интересам трудящихся и непримиримая ненависть к буржуям, ясное сознание цели, своей правоты могло дать такой стальной закал красным бойцам. Только люди воодушевленные борьбой за рабочее дело могли сохранить такую неслыханную твердость и готовность биться до последнего вздоха, как в осаде Сасыл Сысы.
    Генерал Пепеляев был разбит. Якутия, наконец, получила возможность приступить к мирному строительству.
    Байкалова, Курашева и Строда ЯЦИК награждает высшей наградой: благодарностью от имени Якутского трудового народа, освобожденного из под ига эксплуататоров. От Реввоенсовета Республики Строд получает три ордена Красного знамени.
    «Президиум ЯЦИК» отмечает следующие боевые заслуги т. Строда:
    1. Непосредственное личное участие в ликвидации повстанчества в Якутском и Вилюйском округах, как путем морального разложения, так и удачных военных операций против отдельных отрядов противника в течении 1922 г.
    2. Успешно выполненную эвакуацию Петропавловского гарнизона.
    3. Героическую борьбу в местности «Сасыл Сысы» под Амгой с лучшими офицерскими частями под командой ген. Пепеляева, выразившуюся в том, что находясь в осаде в течении 20 дней в неимоверно суровых условиях, он вместе с вверенными ему частями выдержал эту осаду, отражая яростные атаки противника. Будучи тяжело раненым в грудь, т. Строд не покидал места сражения и командовал отрядом. Приковав к себе внимание противника, т. Строд тем самым не давал возможности ему продвинуться на г. Якутск». [Из постановления ЯЦИК-а от 1 мая 1923 г.]
    Т. Строд по нраву заслужил почетное название «Красный герой Якутии». В 1923 г. он едет в Россию, чтобы получить  военно-академическое образование. В Новониколаевске Реввоенсовет округа предлагает ему ликвидировать банду Донского, три года терзающую участок тракта между Иркутском и Качугом. Т. Строд всегда готов бить и уничтожать врагов Советской власти. За три месяца неуловимая и непобедимая таежная банда Донского уничтожена им полностью.
    Недолго прожил Строд за учебой в Москве. Услышав, что на востоке Якутии вновь появилась банда сподвижника Пепеляева - Артемьева, отъявленного контрреволюционера, произведенного в поручики, он предлагает Якутскому правительству свою помощь. Еще не зажили пять ран на его теле, а он уже в пути и в январе 1925 г. в г. Якутске Строд принимает командование над первой якутской национальной ротой и одновременно приступает к формированию группы для борьбы с Петропавловско-Нельканским бандитизмом.
    Якутское правительство испытало все меры мирной ликвидации. Это не помогло. Преступная шайка Артемьева и Галибарова, собрав уголовщину и обманув тунгусов, упорно не сдается.
    4 марта 1925 г. под Петропавловском вновь полилась пролетарская кровь: героизм и отвага сынов Советской Якутии стали грудью против подлых наемников купцов Галибаровых и контрреволюции.
    В исходе борьбы нет сомнений. Трудящиеся Якутии без ненависти не могут говорить о бандитской авантюре. Красный штык уже у груди банды и под руководством такого закаленного бойца, как Строд, он будет стерт с лица Советской земли.
    Будут бои, будут жертвы. Тяжелый путь лишений в глухой тайге. Трупы товарищей. Не легко дается рабочим и крестьянам охранять завоевания  Октября. Но велика преданность делу революции. Велик энтузиазм бойцов и из стали вылит красный командир Строд.
    Борьба Строда и его сподвижников, страничка ледяной осады «Сасыл Сысы» - лучший пример доблести Красной Армии. На этих живых образцах пусть закаляет себя якутская трудовая молодежь и красноармейцы, пусть на примере Строда приучатся к стойкости, храбрости, выносливости в тягчайших условиях глухой тайги, к постоянной готовности быть готовым к бою со всеми врагами Советской власти, со всеми врагами коммунизма.
                                                                                ***
    Т. Строд был до последнего времени беспартийный. Перед отъездом в Петропавловск, в январе 1925 г., он подал заявление о вступлении в партию. Обком РКП постановил принять его без кандидатского стажа в члены, о чем просил согласия Цека партии.
    Коммунистическая партия, вбирающая в свои ряды все лучшее, что выдвинули рабочие и крестьяне СССР, имеет много красных героев бойцов в своих рядах, и т. Строд среди них занимает почетное место.
    22 марта 1925 г.
       г. Якутск.
    Пестун
    /Томский В., Пестун.  Сасыл сысы. Якутск. 1925. С. 31-37./