суббота, 30 августа 2014 г.

Алесь Баркоўскі. Соня Мушкат мать-основательница города Дзержинска. Койданава. "Кальвіна". 2014.


                                                      Феликс Кон и София Дзержинская
    28-30 апреля 1932 г. состоялся VII чрезвычайный съезд Советов Койдановского национально-польского района. На нем присутствовали 152 делегата. С докладом выступил Председатель СНК БССР Н. М. Голодед. С приветствием к участникам съезда обратился Председатель ЦИК БССР А. Г. Червяков. На съезде присутствовал первый секретарь ЦК КП(б)Б Н. Ф. Гикало, а так же Феликс Кон. 29 апреля на вечернем заседании с приветствием выступила Софья Дзержинская — жена и соратник Ф. Э. Дзержинского. Съезд Советов принял решение просить ЦИК БССР ходатайствовать перед ЦИК СССР о переименовании Койданово в Дзержинск и Койдановского района в Дзержинский район в память Феликса Эдмундовича Дзержинского. Решение о переименовании Койдановского района в Дзержинский район делегатами съезда Советов было принято единогласно.
    3 мая 1932 г. постановлением ЦИК и СНК БССР м. Койданово переименовано в город. Вот текст постановления:
    «Учитывая значительное развитие промышленного строительства и коммунального хозяйства, а также значительный рост рабочих и трудового населения местечка Койданово, Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров БССР постановляют:
    1. Удовлетворить ходатайство Койдановского районного исполнительного комитета и переименовать местечко Койданово в город Койданово.
    2. Поручить Койдановскому районному исполнительному комитету реорганизовать Койдановский местечковый Совет в Койдановский городской Совет, проведя безотлагательно выборы городского Совета.
    Председатель Центрального Исполнительного Комитета БССР
                                                                                         А. Червяков.
    Председатель Совета Народных Комиссаров БССР
                                                                       Н. Голодед.
    Секретарь Центрального Исполнительного Комитета БССР
                                                                                М. Гнилякевич».
    29 июня 1932 г. Президиум ЦИК СССР удовлетворил ходатайство Президиума ЦИК БССР и переименовал Койдановский район в Дзержинский район, а г. Койданово в г. Дзержинск.
    16 августа 1932 г. в связи с переименованием Койданово в Дзержинск почетное наименование «Дзержинский» было присвоено и 16-му пограничному отряду.
     София-Юлия [Zofia Julia] Мушкат, в замужестве Дзержинская родилась 22 ноября (4 декабря) 1882 г. в Варшаве в “ополяченной еврейской семье”. /Дзержинская С. С.  В годы великих боев. Москва, 1965. С. 7./ Ее отец - Сигизмунд Генрихович Мушкат (1850-?), сын эконома небольшого поместья под Варшавой. С десяти лет работал мальчиком, затем приказчиком в одном из варшавских книжных магазинов. В 13 лет принимал участие в восстании 1863 г., доставлял боеприпасы и еду скрывавшимся в лесах повстанцам. Систематического образования не имел. Позднее работал счетоводом, бухгалтером в торговых заведениях и на промышленных предприятиях. Его 1-я жена, мать Софии – Саломея-Станислава Либкивд [Либкинд] (1854-1891). В девять лет Соня осталась без матери, умершей во время родов. Воспитывалась в частном детском салу, открытом се двоюродной сестрой Юлией Уншлихт. Через год отец женился вторично на художнице Каролине Шмурло, дочери профессора Аугустина Шмурло, специалиста по древнегреческому и латинскому языкам, переводчика «Илиады» и «Одиссеи» Гомера на польский язык.
    Соня училась в Варшавской консерватории, где примкнула к революционному движению.
    Феликс (Юзеф) Дзержинский и Соня (Чарна) Мушкат познакомились в Варшаве в 1905 г., на конспиративной квартире. Ходят слухи, что отец Феликса Эдмунд-Руфин Иосифович якобы родился в Таганроге и носил фамилию Фрумкин, а Дзержинским стал, поселившись на хуторе Дзержиново, который подарил молодым тесть Игнатий Янушевский, заставив сменить фамилию. Мать Феликса Гелена Игнатьевна Янушевская (1848-1896), дочь профессора Петербургского железнодорожного института, рассказывала детям: «Вашего отца привел в наш дом старый еврей-сапожник, шивший обувь для нашей семьи. Эдмунд-Руфин случайно повстречался с ним на улице, когда после окончания Петербургского университета приехал в Вильно искать работу».
    В 1906 г. Соня была арестована и заключена в варшавскую тюрьму, в которой находился Ф. Э. Дзержинский. В 1908 г. Соня делегат VI съезда Социал-демократии Королевства Польского и Литвы (СДКПиЛ) и работала в Главном правлении партии. В 1909 г. была вторично арестована.
    Вторая встреча Мушкат с Дзержинским произошла в Кракове. Узнав, что товарищу Юзефу требуется помощница для обработки партийных архивов, Чарна напросилась в Краков. 10 ноября 1910 года Софья Сигизмундовна Мушкат стала женой Феликса Эдмундовича Дзержинского. Бракосочетание происходило в костеле св. Миколая.
    В декабре 1910 г. беременная Соня снова была арестована, а после свадьбы не прошло и месяца. Сына Яна (Яцека) она родила 23 июня 1911 года в лазарете варшавской женской тюрьмы «Сербия». Назван по имени человека, носившего передачи в тюрьму беременной Соне.
    Вскоре Соню суд приговорил к лишению всех прав состоянии и ссылке на вечное поселение в Восточную Сибирь. Мачеха Каролина, хоть и осуждала революционное влечение Сони, но взяла из тюрьмы ее сына. Затем им опекался брат Сони, доктор Мариан Мушкат, проживающий в Клецке. Благодаря Янушу Корчаку в феврале 1912 г. Яцека определили в частный приют Савицкой. Рос худеньким и слабеньким. Болел рахитом и цингой.
    Ссылку Соня отбывала в Иркутской губернии в селе Орлинга Киренского округа, расположенного на берегу реки Лена. Через некоторое время пришли денежный перевод на 100 рублей и бандероль от Феликса. В переплете книги был спрятан паспорт на чужое имя.
    Ранним утром Зося покинула Орлингу, где провела целых три года. После долгих мытарств добралась до Москвы, а затем приехала в Люблин к своему старшему брату Станиславу. Написала Феликсу письмо на старый краковский адрес и отправилась туда же вслед за письмом и в Кракове узнала об аресте Дзержинского.
     С началом Первой мировой войны София, забрав сына, уехала в Вену. Но, не найдя там работы, переехала в Швейцарию. После Октябрьской революции 1917 работала секретарём эмигрантских касс в Швейцарии; в 1918 в Советском представительстве в Берлине. Несколько лет спустя, в 1918 году, когда висела на волоске судьба «молодой советской России», Дзержинский, не спросив разрешения ни у ЦК партии, ни у товарища Ленина, уехал искать Софию и Яна. И два месяца в стране не было председателя ВЧК.
                               Дзержинские в Лугано (Швейцария), октябрь 1918 года
    1 февраля 1919 г. Соня с сыном приехала к мужу в Москву, в Советскую Россию. Ее муж «Железный Феликс» возглавил ВЧК. Заместителем его являлся “ополяченный еврей” Иосиф (Юзеф) Станиславович Уншлихт, родившийся 19 декабря 1879 г. в г. Млава Плоцкой губернии и женатый на Юлии Мушкат, двоюродной сестре Софьи Дзержинской. Кстати Уншлихт в феврале 1917 г. работал в Иркутском исполкоме Совета и комитете РСДРП(б). С февраля 1919 г. он нарком по военным делам Литовско-Белорусской ССР, член Президиума ЦК КП Литвы и Белоруссии, в апр. 1919 заместитель председателя Совета обороны Литовско-Белорусской ССР. По отзыву Л. Д. Троцкого, Ф. Э. Дзержинский не знал, как от него избавиться, поскольку родственник, которого он взял своим заместителем, оказался амбициозным и бездарным интриганом.
    Кстати, с января 1919 г. членом Президиума и секретарем ЦИК Литовско-Белорусской республики был двоюродный племянник Феликса Дзержинского Роман Александрович Пилляр (Ромуальд Людвиг Пиллар фон Пильхау), который родился в м. Лапы Белостокской губернии в семье ж.-д. инженера (по другим документам родился в Вильно или в Ломжинской губернии Царства Польского
     Работала София Дзержинская в Народном комиссариате просвещения сначала инструктором в школьном отделе, затем в отделе национальных меньшинств в должности заведующей польским подотделом. В 1920-1922 гг. Соня возглавляла польскоязычную школу имени Розы Люксембург в Москве, а в 1923-1924 гг. преподавала в Коммунистическом университете национальных меньшинств Запада им. Ю. Мархлевского. Была ответственным секретарем Польского бюро агитпроп отдела ЦК РКП(б). В 1924-1928 гг. ответственный секретарь Бюро Польского Центрального Комитета РКП(б).
                                            Соня и Феликс на даче под Москвой. 1924 г.
                                      Соня и Феликс на отдыхе в Сестрорецке. 1925 г.
    20 июля 1926 года Дзержинский выступил на пленуме ЦК ВКП(б), сошел с трибуны и упал в обморок. Врач пришел почти немедленно, но было уже поздно, Дзержинский умер от сердечного приступа, не дожив полгода до собственного 50-летия.
                         Памятник Ф. Э. Дзержинскому в г. Дзержинск Минской области РБ
                                           Бюст Ф. Э. Дзержинского в г. Якутске РС(Я) РФ
    С 1929 г. Софья Дзержинская научный сотрудник и ответственный редактор в институте Маркса - Энгельса - Ленина. С 1937 работала в аппарате Исполкома Коминтерна.
    Вероятно, Сталин сильно переживал, что ему не удалось расправиться с «железным Феликсом» говоря, что «это был очень активный троцкист, и весь ГПУ он хотел поднять на защиту Троцкого».
    В марте 1937 г. был арестован и казнен Адам Лянды, двоюродный брат Софьи Дзержинской. /Budzyćska C.  Landy Adam. // Polski Słownik Biograficzny. T. XVI. Wrocław-Warszawa-Kraków. 1971. S. 474-476./ 2 сентября 1937 г. был расстрелян Роман Пилляр, обвиненный в проведении вредительства в органах НКВД. 29 июля 1938 г. был расстрелян враг народа Иосиф Уншлихт, а также его сестра София (Зося) Станиславовна Уншлихт (Осинская). Ядвигу Эдмундовну, ранее служившую в Московской ЧК старшую сестру Дзержинского, от репрессий спас только преклонный возраст. В лагере смерти в Освенциме во время немецкой оккупации Польши погиб брат Сони Чеслав Сигисмундович Мушкат.
    С 1946 г. София Сигизмундовна Дзержинская на пенсии. Она награждена 3 орденами Ленина и в 1955 г. польским Orderem Sztandaru Pracy I kl.
    В народную Польшу Соня не вернулась, хотя бывала там 3 раза: в 1948 г., по случаю юбилея PZPR, в 1950 г., по случаю переноса праха Мархлевского из Берлина в Варшаву и в 1951 г., по случаю 25-летия смерти ее мужа Феликса Дзержинского.
    В 1947 г. в с. Танда Усть-Алданского района ЯАССР учитель И. П. Готовцев по собственному желанию начал работу по организации музея Политической ссылки. Вступила с ним в переписку и София Дзержинская:
                                                                Удостоверение
    Выдано настоящее тов. Дзержинской Софии Сигизмундовне в том, что на общем собрании Коммунистической организации отдела Управления Коменданта Московского Кремля она избрана представителем на окружное предвыборное совещание Ленинского избирательного округа № 1 гор. Москвы.
    ВРИД начальника политотдела полковник Ивлев /подпіс/.
    /НА РА(Я), ф. 1426, оп. 1, д. 13, л. 17./
    Уважаемый Иван Павлович!
    ... Все имеющиеся у меня фотографии Феликса Эдмундовича я передала для переснятия в Музей Революции в Москве и потом в Архив Института Марксизма–Ленинизма, всего около 100 штук, начиная с фотографии Феликса Эдмундовича в возрасте 7 лет и кончая посмертными. В этих учреждениях вы и сможете их получить. Много фотографий помещено в альбоме «Ф. Э. Дзержинский», изданном Институтом Марксизма – Ленинизма в 1951 г.
    Что касается моей фотографии и автобиографии то было бы нескромно с моей стороны посылать их на выставку о В. И. Ленине. Я, правда, имела счастье много раз слышать речи В. И. Ленина и даже однажды пожать ему руку, но близко с ним не встречалась.
     Примите мои горячие поздравления по поводу исполняющейся в текущем году 35-й годовщины образования Якутской Автономной Советской Социалистической Республики и пожелание дальнейшего ее процветания, а также успеха в Вашей работе по организации стационарной фотовыставки о В. И. Ленине.
    С коммунистическим приветом
    С. Дзержинская
    3 января 1857 г.
    /НА РА(Я), ф. 1426, оп. 1, д. 13, л. 18./
    Уважаемый Иван Павлович!
    Письмо Ваше от 10 июля я получила. Рада, что моя книга сможет быть использована для воспитания молодежи. Что касается тов. Александровой, то я встретилась с ней в Иркутской тюрьме, когда она была арестована за побег из ссылки на вечное поселение в какое-то село Киренского уезда Иркутской губернии. Просидев несколько месяцев в Иркутской тюрьме, мы обе ехали с большой партией до Качуга, а оттуда на паузке до села Орлинги Киренского уезда Иркутской губернии, где меня высадили на берег, а Александрову повезли дальше на север в Якутск. В это время Александрова была меньшевичкой...
    На Вашу просьбу высылаю свою фотографию...
    С коммунистическим приветом
    С. Дзержинская
    /НА РА(Я), ф. 1426, оп. 1, д. 13, л. 26./
    Уважаемый Иван Павлович!
    Спасибо за Вашу статью в якутской газете «Путь Ленина»...
   В этой статье в целом правильно приведены биографические данные Ф. Я. Кона, недостает лишь одного важного сообщения о том, что Ф. Я. Кон в декабре 1906 г. был организатором и вплоть до декабря 1918 г. был одним из руководителей Левицы ППС, отколовшейся от националистической, мелкобуржуазной ППС. Левица ППС в декабре 1918 г. объединилась с партией польского пролетариата Социал-Демократия Королевства Польского и Литвы (СДКПиЛ). Царские власти СДКПиЛ называли Социал-Демократия Царства Польского и Литвы (СДЦПиЛ или СДПиЛ).
    Объединенная партия СДКПиЛ и Левица ППС образовала Коммунистическую партию Польши.
    В Вашей статье имеются небольшие неточности. Ф. Я. Кон умер не в Москве, а на пароходе недалеко от Москвы во время эвакуации из Москвы. Похоронен в Москве...
   Что касается фотографий. то у меня есть фотографии членов и сотрудников Временного революционного Комитета Польши (Польревком).
    С коммунистическим приветом
    С. Дзержинская
    21 июня 1964 г.
    Москва г. 270 Комсомольский пр. 45, кв 106.
    /НА РА(Я), ф. 1426, оп. 1, д. 13./
    Ее сын Ян Феликсович Дзержинский в 1936 г. окончил Военно-инженерную академию. С 1936 г. работал инженером-конструктором. В 1936-1939 гг. работал инженером-конструктором, в 1939-1940 гг. в исполкоме Коминтерна, с 1943 г. в аппарате ЦК ВКП(б)—КПСС. Был женат архитекторе Любови Федоровной Лиховой (1909-1984). До 1953 г. с семьей жил в Кремле, затем переехал в «Дом на набережной». Умер в Москве 2 октября 1960 г. от сердечного приступа (пытался передвинуть у себя в квартире шкаф), в том же возрасте, что и отец, — в 49 лет. Похоронен на Новодевичьем кладбище
    После кончины сына София Сигизмундовна осталась одна в кремлевской квартире. В 1956 г., когда Н. С. Хрущев провел решение о переезде семей вождей из Кремля в новые дома на Ленинских горах, отказалась покидать кремлевскую квартиру. Съехала лишь в 1961 г. Ею была написана книга: В годы великих боев. Москва. 1964. (В годы великих боев. Москва. 1965; Lata wielkich bojów. Warszawa. 1969; В годы великих боев. Москва. 1975.)
    София Дзержинская, пока совсем не ослепла, неистово работала с политическими текстами, делегациями, рассказывала гостям биографию Феликса Эдмундовича и случаи из его революционной жизни. Она пережила мужа на целых 54 года и умерла в 85-летнем возрасте 27 февраля 1968 года в Москве и похоронена Новодевичье кладбище.
    А в школьный музей в с. Танда Усть-Алданского района ЯАССР И. П. Готовцеву пришло письмо следующего содержания:
    Здравствуйте дорогой Иван Павлович.
   Поздравляю Вас с Новым юбилейным 1970 годом. От всего сердца желаю Вам Наилучшего здоровья, бодрости, счастья в личной жизни.
    Спасибо Вам за память обо мне. Со смертью Софии Сигизмундовны я потеряла всякий интерес к жизни, живу как перелетная птица. В 1968 году была в Москве, посетила могилу нашей дорогой и незабвенной Софии Сигизмундовны, неоценимого друга моей жизни, с чем не могу примириться. Теперь я уже круглая сирота. В семье Дзержинских приняли меня очень тепло, помогали и подбадривали чем могли. Племянница Феликса Дзержинского желает переписываться с Вашими пионерами и школьниками, а так же с пионерами и школьниками тов. Харитонова, которому прошу передать мой сердечный привет. На днях мы разговаривали по телефону и она опять мне напомнила об этом, так что прошу Вас, если это возможно, прислать мне якутские значки и другие сувениры, какие привозил тов. Харитонов с собой в Хабаровск. Я хочу подарить тем школам, в которых состою почетным пионером, а если буду в Москве, то и московским. Буду ждать. Может быть в Вашем музее, в архиве имеются какие-нибудь материалы о политических ссыльных (революционерах) прошлых лет, очень, и очень хотелось бы иметь. Я подберу и вышлю вам карточки детских лет Феликса Эдмундовича, карточки Софии Сигизмундовны в жизни и в гробу, если у Вас их нет.
    Адрес племянницы тов. Дзержинского, которая желает переписываться с Вашими пионерами такой:
    гор. Москва Б - 370
    улица Бойцова № 14 корпус 8 квартира 46
    Дзержинской Ядвиге Генриховне.
    Желаю Вам всего наилучшего, привет Вшей семье, тов. Харитонову и тем пионерам, с которыми я знакома.
    Ваша Валерия-Огрызко-Волкова.
    /НА РС(Я), ф. 1426, оп. 1., д. 39, л. 21./
             ПЛЕМЯННИЦА  ЖЕЛЕЗНОГО  ФЕЛИКСА – ЖИТЕЛЬНИЦА  101  КИЛОМЕТРА
    Набирая очередной текст для газеты, краем ухом улавливал звук фоном работающего телевизора. Леонид Каневский в передаче «Следствие вели…» с азартом рассказывал о проделках выдававшего себя за родственника Феликса Дзержинского столичного вора Венгровера. Оторвавшись от компьютера, стал внимательно следить за передачей. Потому что вспомнил, что круги от задержания этого дерзкого преступника и его воровской шайки докатились до Александрова.
    Город Александров заслужил и присвоил себе несколько столичных статусов. За дела, творимые кромешниками Ивана Грозного, назвали Александров столицей опричной Руси. За легендарный полет царского холопа Никитки на деревянных крыльях — иронично прозвали столицей русской авиации. За богатое культурное и историческое наследие, но удаленность от прямых туристских троп — столицей Малого золотого кольца России. За прием неугодных столице людишек — столицей 101 километра.
На 101 километре селились разные выселенцы: принципиальная интеллигенция, шалившее студенчество, асоциальные элементы, преступники всех мастей. Так сложилось, что одной из самых «гостеприимных» александровских улиц, принимающей всю эту московскую братию, стала улица Березки, а ныне — Революции. Березок на этой улице уже почти и не осталось, а вот память о снимавших жилье москвичах еще жива. Я вспомнил, что в архиве живущей на этой улице Галины Захаровны Куртасовой, которая уже не раз помогала мне с подготовкой материалов для странички «Неизбывное», имеется интересная фотография. На этой групповой фотографии, среди прочих, изображена ее знакомая, которой в ту пору было года три. И там же… племянница железного Феликса, Ядвига Генриховна Дзержинская. Как оказалось, Ядвига Дзержинская некоторое время проживала на улице Березки в доме знакомой Галины Захаровны. Дом этот, ныне не существующий, был поделен между двумя братьями, дочерью одного из которых и была знакомая Галины Захаровны. Ее дядя, брат отца, живший с тремя детьми во второй «передней» половине, сдавал комнату, в которой и поселилась не имевшая права вернуться в столицу после освобождения из лагерей Ядвига Генриховна. Маленькая девочка мало что запомнила об этой квартирантке и уж тем более не знала, за что та попала «в места не столь отдаленные», а затем осела на дозволенном 101 километре.
    В изложении ее родных история выглядела вполне безобидно, нелепо, но по меркам того сурового времени — вполне обыденно. Кто-то оставил у Ядвиги Генриховны в Москве какой-то чемодан. В чемодане были какие-то документы, из-за которых она и попала в лагеря, а потом и в Александров. После «оттепели» уехала в Москву. Квартирантку же в этом семействе вспоминали с теплотой, поскольку от нее остался рецепт, как спасаться от дизентерии. У многих, кто был в лагерях, была дизентерия. А спасались заключенные отваром из конского щавеля. Таким отваром из этого растения, который постоянно сушился и в доме на улице Березки, мама девочки, в свою очередь, вылечила кого-то из соседских детей. И за выздоровление «врачу» принесли целый пакет конфет!
    Но из материалов передачи Леонида Каневского и книги Александра Хинштейна «Тайны Лубянки» следует, что Ядвига Генриховна вовсе не была жертвой политических репрессий, а являлась пособницей столичных воров, шайку которых как раз и возглавлял упомянутый в передаче «Следствие вели» Венгровер. И на самом-то деле никакого романтического флера политической жертвы в истории ее жизни нет, но зато есть криминальный след.
    Вот документ, который приводит в своей книге Александр Хинштейн:
    «Сов. Секретно. Спецсообщение
    31 декабря 1939 г. № 604550
    Разослать:
    тов. Берия
    тов. Меркулову
    тов. Федотову
    В гор. Москве 20 декабря с. г. ликвидирована шайка воров-взломщиков в числе 8 человек, возглавляемая неоднократно судившимся и бежавшим из лагеря рецидивистом Венгровер Борисом Рувимовичем, 1926 года рожд.
   Шайкой совершено в Москве до 60 квалифицированных квартирных краж, преимущественно у ответственных работников. Обысками отобрано много носильных вещей и ценностей.
    Члены воровской шайки поддерживали тесную связь с гр. Дзержинской Ядвигой Генриховной, 38 лет, б/п, пенсионеркой, являющейся племянницей тов. Феликса Эдмундовича Дзержинского, которая сожительствовала с 4-мя ворами, была осведомлена о их преступной деятельности, хранила и лично сбывала краденые вещи.»
    Как «социально-опасного элемента» особое совещание при наркоме внутренних дел 26 октября 1940 года приговорило Ядвигу Дзержинскую к восьми годам лагерей. Впрочем, срок свой она не досидела. В 1946 году лагерная комиссия освободила ее по инвалидности из-за застарелого туберкулеза. Из лагерей она и попала в Александров, где из-за необходимости снимать квартиру перебивалась поденной работой — работала надомницей в швейной артели «Освобождение». По воспоминаниям местных старожилов, эта артель располагалась в деревянном доме на центральной улице. На месте этого дома теперь стоит жилая пятиэтажка, на первом этаже которой недавно снова появилось швейное учреждение — ателье «Мария».
    Отбывание на 101 километре для Ядвиги Генриховны закончилось после смерти Иосифа Сталина и начавшейся вслед за ней реабилитацией. Судимость с нее сняли в 1955-м, а реабилитировали «за отсутствием состава преступления» в 1959 году.
    Профессор кафедры Вычислительной Техники ЛЭТИ Виктор Ильич Варшавский в своей автобиографической книге «Поток сознания», называя Ядвигу Генриховну двоюродной сестрой Феликса Дзержинского, вспоминает о ее жизни в Москве:
    «Ночевал я у моей бабушки со стороны мамы, Гертруды Борисовны Тобинсон, бывшего члена американской компартии, ныне заведующей библиотекой иностранных языков Президиума Академии Наук СССР. Жила она в маленькой комнате в коммунальной квартире на Чистых Прудах, вернее, в Потаповском переулке. В квартире жила еще Ядвига Генриховна Дзержинская с двумя дочерями Зосей и Ядей. Была она двоюродной сестрой железного Феликса, но жила скромно, вроде бы, в силу своего уголовного прошлого. Правда, после 1953 года она превратилась в жертву политических репрессий».
    Эдуард Егоров,
    фото 1940-1950-х годов из архива Галины Куртасовой.
    /Уездный город А. Александров. 27 января 2010./
                                                     ПО  СЛЕДАМ  ОДНОГО  ПИСЬМА
    Письма племянницы Феликса Дзержинского – Ядвиги, которые она адресовала ученикам 7«д» класса средней школы № 16 Воркуты в 1970 году, обнаружены сотрудниками УФСБ по Хабаровскому краю. По сообщению агентства «Комиинформ», хабаровским чекистам из них стали известны новые подробности из жизни Железного Феликса.
    В 70-е годы Ядвига Генриховна Дзержинская являлась персональным пенсионером союзного значения, хотя на заслуженный отдых она вышла по болезни всего в 34 года. Все последующее время она активно занималась общественной работой. Переписка, проникнутая пафосом воспитания подрастающего поколения, которую вела племянница Феликса Дзержинского с учениками разных школ, очевидно, была частью ее деятельности.
    Письма от высокопоставленных людей после получения помещали в школьных музеях. Однако в начале 90-х годов многие из них с устаревшей социалистической начинкой были закрыты. Часть экспонатов просто выбрасывали. Такая судьба постигла и музей воркутинской школы № 16.
    Вполне может быть, что свидетельства племянницы Железного Феликса оказались бы на свалке, если бы их не сохранила у себя одна из учительниц, муж которой работал в КГБ. Вскоре семья переехала в Хабаровск, захватив с собой и письма. Так они оказались вдали от Воркуты.
    Кстати, в некоторых школах республики музеи сохранились, и в их архивах осталась переписка с известными в стране людьми. Например, в сыктывкарской школе № 12 имеются письма, которые в Сыктывкар адресовали оставшиеся в живых молодогвардейцы, их родственники, другие знаменитые люди.
    Александра Степанова.
     /Республика. Сыктывкар. 25 августа 2007./

    Внук Софии Дзержинской Феликс Янович Дзержинский род. 28 августа 1937 г. Окончил биологический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова. Занимается проблемами костно-мускульной системы позвоночных животных, доктор биологических наук (1993), профессор (2004), научный руководитель лаборатории эволюционной морфологии имени А. Н. Северцова. По его словам, вырос среди фотографий дела: В квартире везде стояли бюсты Феликса Эдмундовича. была даже скульптура в полный рост. Супруга закончила технический вуз. Сын Кирилл занимается ихтиологией, дочь Ольга — музыкой. Есть двое внуков.
    Побывал «в имении Дзержиново в году, кажется, 1987-м. Видел фундамент на пригорке… Говорят, усадьбу восстановили по чертежам и фотографиям. Мне приятно об этом знать. Хотя, наверное, она не такая, какой была в детские годы Феликса Эдмундовича - местность изменилась, березы вымахали. Вряд ли я смогу приехать посмотреть усадьбу, мне ведь уже 72 года»…