вторник, 22 апреля 2014 г.

Насьлегана Итыкельская-Абраз. Иконописец из Гродненской губернии. Койданава. "Кальвіна". 2014.





                                                      РОМУАЛЬД  МОРАВСКИЙ -
                                       ПОВСТАНЕЦ  ИЗ  ГРОДНЕНСКОЙ  ГУБЕРНИИ
                                            В  ДОКУМЕНТАХ  И  МАТЕРИАЛАХ



            Батурусская
       Инородная Управа
             Донесение
    По предмету содержания
     политических ссыльных
           Апрель 29 дня
                1868 года
                  № 1150
                                  В Якутское Земское Полицейское Управление
    Политические ссыльные Ромуальд Моравский, причисленный во 2-й Хаяхсытский наслег и Валериан Сарнецкий, причисленный в 3-й Хатылинский наслег, сверх отпускаемого из казны на продовольствие и хлеба требуют от общества соль, мясо, масло, молоко и чай, каковыми они удовлетворяются по настойчивым просьбам своим, без этих же припасов одним хлебом с молоком и запасами составленными из молока пропитываться не могут по неспособности или по лености никакими якутскими работами не занимаются, живут праздно, требуют постоянного на одном месте жительства в доме чистом и опрятном, не соглашаясь жить в юртах с хотонами и со скотом как живут якуты, по сим причинам содержание их оказывается для общества отяготительным, так как редкие и богатые якуты употребляют в пищу соль, мясо, масло и чай, а все прочие не имея таковых, питаются всегда молоком и запасами составленными из молока, из них Моравский не имея себе одежды требует таковой от общества, хотя и были заведены обществом для него постели, ровдужные штаны, таковые же рукавицы, торбаса коровьи, рубаха сатинка – всего на 6 руб. серебром, которые утратил он во время нахождения своего в городе, донося о вышеизложенном в Якутское Земское Полицейское Управление вследствие донесений родовых Управлений, Бартурусская Инородная Управа покорнейше просит снабдить Управу предписанием в каком порядке должны содержаться ссыльные поляки Моравский и Сарнецкий и подобные им в отношении пищи и одежды, имеют ли они право требовать постоянного на одном месте жительства и отдельной квартиры, а не с якутами, которые имеют содержать их поочередно, у каждого общественника назначая трехсуточные, недельные, полумесячные и месячные сроки проживания их в одной юрте.
   Кандидат по Выборам
   Егор Колмаков
   Письмоводитель /Подпіс/
           Пол.
    № 8 мая 1868
    Требовать чего-либо от якутов, кроме полицейского надзора, полиция не имеет никакого права. В отношении Моравского не следует ничего делать, так как он промотал платье не только выданное ему обществом, но и сшитое ему мною.
   А. /Подпіс/
    1 марта 1868 г.
      № 3397
    /НА РС(Я) ф. 29. оп. 1. д. 1. л. 161./

                                                         Его Высокоблагородию
                                    Господину Якутскому Окружному исправнику
                                    Политического преступника Ришарда Моравского
                                                                   Докладная записка
   Вследствие представления Вашего Высокоблагородия сделанного Г. бывшему Гражданскому Губернатору в конце минувшего года, последний, приняв участие в незавидном положении политических преступников, проживающих в среде дикарей, разрешил производить им выдачу хлеба на прежнем положении. Между тем, положение собственно мое не только что ничуть не лучше положения других политических преступников, но напротив.
    2-е Хаясытское Родовое Управление к ведомству которого я имею несчастие принадлежать официально нелепо бумагою дало мне знать, что в следствии невоображаемого мною предписания Вашего Высокоблагородия не помогать ни чем причисленным к наслегам полякам, не желает и не бедно не только меня содержать, но даже отказывается наделить меня узаконенным количеством земли для засева хлеба.
    Приняв в соображение во 1-х что я проживаю уже пол года не получая ни малейшего пособия ни от казны ни от общества, и во 2-х что другие политические преступники бывают удовлетворяемы хлебом, а иные (как например Городецкие) не будучи даже дворянами утвержденными герольдией, вследствие только протекции пользуются каким то сверх обыкновенным пособием по 5-ти в месяц, не смотря на то, что сами самостоятельны, я не видя перед собой никого кроме Вас, чтобы справедливо рассудить и принять участь в моем действительно горьком положении покорнейше и со слезами прошу Вас улучшения хоть немного удовлетворением следующего мне уже от казны хлеба, поверьте что я на силу пропитываюсь в продолжение полугода трудами своих рук, наконец потерял здоровье и остается мне не больше ни меньше как помереть с голоду
    В случае же решительного отказа хлеба всем политическим преступникам я покорнейше прошу о выдаче мне билета на всю Якутскую область для приискания себе занятия.
    В заключение смею надеяться, что по истечении целого года и времени обнародования Высочайшей Милости, давшей право и мне в числе других возвращающихся в отдаленные губернии Европейской России, Якутское начальство, как бы и не было отдалено, не захочет противоречить смыслу слов своего Монарха притесняя меня еще больше, чем до Манифеста.
    За тем честь имею ожидать с нетерпением справедливой и милостивой резолюции Вашего Высокоблагородия.
    Моравский,
    мая месяца 9 дня 1969 г.
    /НА РС(Я) ф. 15. оп. 18. д. 7. л. 48./

                            Алфавит ссыльнопоселенцев Якутской области на 1874 год
    Моравский Рышард
    Ромиор Никодимов
    22 г.
    Из дворян Гродненской Губернии за бытность в мятежнической шайке и участие с нею в стычках с войсками, укрывательство в течение более двух лет в городе Варшаве под именем дворянина Кулеш с приобретением его паспорта и воровство у Гродненского нотариуса шубы и пальто Моравский по конфирмации помощника Командующего войсками Виленского округа лишен дворянского достоинства, всех прав состояния и сослан на поселение в самые отдаленные места Сибири и причислен 22 декабря в Идинскую волость Балаганского округа Иркутской губернии и оттуда 3 марта 1867 г. перечислен в Якутскую область.
    Росту 2 ар. 9 вер. волосы на голове, бровях темно-русые, глаза карие, нос продолговатый, лицо чистое.
    По распоряжению Областного правления назначен в Батурусский улус 2-й Хаяхсытский наслег16 августа 1867 года.
    /НА РС(Я) ф. 12. оп. 5. д. 1. л. 116./

                                                              Его Высокоблагородию
                     Г-ну Заседателю Якутского Окружного Полицейского Управления
                                           и Кавалеру Козьме Григорьевичу Шафудину
                                                Политического преступника Моравского
                                                                  Докладная записка
    Сыскивая себе пропитание, с разрешения Духовного начальства, иконописанием при Церкви и Часовнях Батурусского Улуса, мне часто представляется необходимость выезжать в г. Якутск для закупа необходимых материалов. Ныне же заключив несколько Условий на сооружение икон и других церковных вещей при наступающей ярмарке должен непременно купить такого рода материалы, которые не только по различью в доброте, но даже и по названиям суть не известны, ездящим в город инородцам. Всё это, а также необходимость запастись вещами нужными для собственного моего продовольствия, заставляют меня всепокорнейше просить Ваше Высокоблагородие сделать свое распоряжение на счет выдачи мне вида, для поездки в город Якутск, сроком от 10-го по 20-е число июля с. г. при чем считаю нужным донести, что в настоящее время нахожусь при часовне 1-го Хаясытского наслега.
    Политический преступник Моравский,
    Мая 9 числа 1878 г.
    /НА РС(Я) ф. 15. оп. 22. д. 12. л. 18./

                         Его Превосходительству Господину Губернатору Якутской области
                       Бывшего политического ссыльного дворянина Владимира Моравского
                                                                      Прошение
    На основании Высочайшего Манифеста 15 мая 1883 г. мне в конце того же года было выслано в Ботурусский улус, где я проживал в то время, прилагаемое при сем свидетельство, в котором я тогда же заметил вкравшуюся неточность, но так как я продолжал жить в том  же улусе, где меня все знали и где сомнения в подлинности моей личности и быть не могло, исправление сказанной ошибки, сущность которой состоит в следующем: При крещении в Римско-Католической церкви мне дано имя Ричард, но впоследствии, в моем Статейном списке, от некомпетентности ли писцов, или же по их рассеянности – имя это было переделано в какого-то Ромюра, а затем в искаженном виде и переписано в выданном мне свидетельстве. Между тем, еще в январе 1872 г. я в г. Якутске принял православие с именем Владимира, о чем в тоже время Якутская Консистория вероятно и уведомила Областное Правление и я с тех пор продолжаю именовать себя Владимиром, в то же время, как в моем виде, прописано какое-то  странное, даже нехристианское имя.
    Так как в октябре минувшего года мне представился случай переселиться в Приморскую область, куда я должен был уехать прямо из Ботурусского улуса, не успев побывать в г. Якутске для перемены вида, и где я намерен основаться и поступить на государственную службу, то во избежание могущих возникнуть недоразумений прилагаю при сем подлинное ошибочное свидетельство и гербовую марку 80-ти копеечного достоинства для нового вида, осмеливаюсь покорнейше просить Ваше Превосходительство благоволить выдать мне таковой в исправленном виде, с именем Владимира.
    Сверх сего, намериваясь вступить в брак, покорнейше прошу Ваше Превосходительство приказать упомянуть в выдаваемом мне новом Свидетельстве, или же выдать особое удостоверение в том, что я прибыл в Якутскую область холостым и в течении 20-ти летней моей жизни в оной, оставался таковым же.
    В заключение, честь имею, прибавить, что всякие сомнения, как относительно моей личности, так и всего выше изложенного, может устранить г. Голова Ботурусского улуса Егор Дмитриевич Николаев, который хорошо меня знает, был свидетелем моего отъезда и которого я просил представить на благоусмотрение Вашего Превосходительства настоящее мое прошение.
    Дворянин Владимир Моравский,
    г. Охотск,
    Приморская область,
    июня  17 дня 1888 г.
    /НА РС(Я) ф. 12. оп. 1. д. 6783. л. 4./

    Т. Тишина 
                                                             РОЖДЕНИЕ МУЗЕЯ
                                     (О Черкехском мемориальном музее «Якутская ссылка»)
     Здесь хранится коллекция живописных работ первого якутского художника-профессионала, уроженца этих мест, народного художника Якутии И. В. Попова, иконопись художника–самоучки Иннокентия Ивановича Сивцева (Мытыйыка), ученика политссыльного Владимира Никодимовича Моравского...
    /Полярная звезда. № 3. Якутск. 1980. С. 127./

                                                                     ПОРТРЕТ
    Когда Айсан сам был мальчиком, чуть постарше своих дочурок, жил у его отца политический ссыльный по фамилии Моравский. Именно он первым заметил способности Айсана и научил его сперва рисовать карандашом, а затем и красками. Мальчик схватывал все, как говорят, на лету, а навыки, которые обычно с трудом даются начинающим художникам, сразу же становились его второй натурой — так тонко и совершенно он ими овладевал. Специально для пего выписывал Моравский краски, холст и бумагу из самою Петербурга.
    А когда у Моравского кончился срок ссылки, он сказал отцу Айсана:
    — Вот что, Андрей, хочешь ты, чтобы сын твой стал большим человеком? Тогда отпусти его со мной. Пусть поживет в большом городе. Я дам ему образование. И из него выйдет художник.
    — Спасибо, — ответил отец Айсана. — Но как же это я могу отдать тебе своего единственного сына? Да и если честно говорить, то все эти узоры и рисунки — не дело для мужчины. Якут должен скот разводить. Так повелось испокон веков.
    Айсан не знал, кто прав: отец или Моравский. Конечно, ему, Айсану, очень хотелось по-настоящему учиться живописи, но легко ли вот так запросто покинуть родные места и уехать неведомо куда. Моравский — хороший человек. Это верно. Но кто знает, каково будет там, на чужбине, все ли будет так, как он говорит.
    С утра до вечера Айсан рисовал или вытачивал из дерева самые разные чороны, так что их набралось в скором времени множество. Рядами стояли на полочке у окна сделанные им деревянные чашки, сосуды, кубки, черпаки, поварешки.
    Но все это никак не радовало ею отца. Андрей Огочуяров считал все эти упражнения пустым делом и был убежден, что сын его отбился от рук и растет бездельником. Чтобы пресечь такое бесплодное времяпрепровождение, он женил Айсана, едва дождавшись его совершеннолетия, па девушке из своего же наслега. Звали ее Ача, что означает в переводе с якутского «зеленая травка». И, надо сказать, Ача действительно была так хороша собою и так свежа, что имя это шло ей и полностью соответствовало ее миловидному облику. Казалось отцу, что теперь-то дело пойдет на лад и превратится Айсан в настоящего якута. Но не тут-то было. Все равно не появилось у Айсана ни малейшего желания заниматься животноводством, косьбой и рубкой дров. Слишком сильным оказалось влияние Моравского, как думал отец. А на самом деле требовал выхода незаурядный талант, которым от природы наделен был Айсан. Это было выше понимания отца, и он сердился и злился, когда видел, что Айсан все еще продолжает заниматься рисованием и резьбой и ничего иного по-прежнему делать не хочет и не собирается. И ни Андрей, ни молодая жена Айсана Ача перебороть его не могли, как ни старались.
    /Иван Федосеев. Имен немеркнущая память (рассказы, повесть). Перевод Александра Тверского. Якутск. 1987. С. 31-32./

    Моравский Ромиор (Ричард) (по крещении Владимир) Никодимович. Прибыл 15 августа 1867 г. Якутский округ, Батурусский улус, Хаяхсытский наслег. Переведен в Намский улус, затем в г. Якутск.
    /Степанова Н. С.  Пребывание польских повстанцев в улусах Якутии. // Якутский архив. Якутск. № 2. 2001. С. 19./

    Н. С. Степанова
    Национальный архив РС(Я
                                          ОБЗОР ДОКУМЕНТОВ НА РС(Я)
                         О ССЫЛЬНЫХ ПОЛЯКАХ, УЧАСТНИКАХ ПОЛЬСКОГО
                          НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ВОССТАНИЯ
                                                                   1863-1863 гг.
     Документы также свидетельствуют о том, что многие из них приняли православную веру, всего таковых оказалось 25 чел. Так, например, Ричард Моравский в прошении епископу Якутскому и Вилюйскому Дионисию от 29 декабря 1867 г. пишет: «Позанимавшись с лишком год иконописанием и отделкою иконостасов в некоторых заречных часовнях..., пользуясь постоянно церковными библиотеками, я до того укрепился в своем намерении..., что стал вполне православным..., забыв все католическое и польское» [Национальный архив РС(Я), ф. 12, оп. 18, д. 242, л. 12.]. 16 января 1872 г. в Якутском кафедральном соборе прошла божественная литургия по поводу присоединения к православной вере Р. Моравского, по крещении его нарекли Владимиром [Национальный архив РС(Я), ф. 12, оп. 20, д. 7, л. 37.]... Польские ссыльные получали облегчение своей участи. Так, документы свидетельствуют, что по Манифесту от 13 мая 1871 г. были возвращены прежние права состояния восьми ссыльным полякам, а по Манифесту от 9 января 1874 г. эти же ссыльные получили разрешение переселиться на жительство под надзором полиции в другие губернии России. 17 мая 1871 г. вышел Указ Правительствующего Сената «Об облегчении участи некоторых преступников в ознаменование дня рождения Его Императорского высочества Великого князя Георгия Александровича», которым возвращались «прежние права состояния Городецкому Артюру, Городецкому Щенсны, Ромиору Моравскому, Августу Старжинскому, Валериану Сарнецкому, Климентию Сверковскому, Станиславу Гаузеру, Петру Болтыге, Сильвестру Новицкому, Иосифу Шаневскому, Станиславу Братковскому, Яну Голембиовскому, Викентию Лужицкому, Щавинскому Августу» [Национальный архив РС(Я), ф. 12, оп. 14, д. 18.]...
    /Россия и Польша. Историко-культурные контакты. (Сибирский феномен). Материалы Международной научной конференции 24-25 июня 1999 г. Якутск. Новосибирск. 2001. С. 123-124./


    Т. П. Тишина,
    доц, каф. искусствоведения АГИКиИ
                                              РОЛЬ  ПРАВОСЛАВНОГО  ИСКУССТВА
                              В  СТАНОВЛЕНИИ  ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО  ИСКУССТВА
                                                                         ЯКУТИИ
    «О том, что местное население было знакомо с иконописью, говорит факт участия в оформлении церкви в Ытык-Кюеле первого профессионального художника Якутии Ивана Васильевича Попова (1874-1945), положившего начало целой династии художников. Высоко оценивая вклад И. В. Попова в якутское изобразительное искусство, Лев Михайлович Габышев писал: «Изобразительное искусство Якутии зародилось лишь в конце XIX в., его зарождение и развитие связано с именами русских художников и благотворным влиянием русской культуры. В конце XIX в. начал свой творческий путь выдающийся художник Якутии Иван Васильевич Попов. И. В. Попов привнес в изобразительное искусство Якутии замечательные традиции русской реалистической школы живописи...» Основы иконописи И. В. Попов получил у своего деда по матери, протоиерея Димитриана Попова, который сам был незаурядным резчиком по дереву и иконописцем: «Воспитываясь в церковной атмосфере, на заре своего творчества И. В. Попов увлекся иконописью», - писали об Иване Васильевиче в 1932 г.1 Димитриан Попов, научив мальчика основам рисунка, доверял ему изготовление наглядных пособий для учащихся церковно-приходской школы, а для работы в часовне I Жехсогонского наслега пригласил из Якутска иконописца Р. Моравко-Моравского, который тоже обратил внимание на талант внука протоиерея, подарил Димитриану Попову картину с видом церкви в Ытык-Кюсле2. Сохранились сведения, что в раннем детстве Иван Попов написал картину «Страшный суд», чем немало удивил деда Димитриана. В 1883 г. он был принят в Якутскую духовную семинарию, в 1884 г. его родители получили письмо от А. С. Бушковой, в котором она писала: «...Ваш сын имеет большой талант, - похвалил ректор семинарии. - Нарисованный им Никола висит в молебенной комнате семинарии. Работу эту очень похвалил архиерей...». В возрасте 15 лет Иван Попов пишет «Портрет епископа Мелетия» (х.м., 63x46,5), который свидетельствует о незаурядных задатках портретиста. В 1890 г. пишет иконы для часовни в Ытык-Кюеле. Одна из них хранится в Черкехском музее. Там же хранятся выполненные в разные годы: «Страшный суд», «Господь Вседержитель», «Моление о чаше» - копия с картины Н. Ге, выполненная в Санкт-Петербурге в начале XX в. Известно, что в 1900 г. он писал иконы для иконостаса часовни с. Чычымах Ботурусского улуса. Епископ Мелетий всячески содействовал занятиям живописью Ивана Попова, покупал ему краски, кисти, холст, помог устроить в мансарде дома И. С. Говорова мастерскую, привлекал к реставрации часовен и написанию икон. Собрав за счет заказов необходимую сумму, Иван Васильевич выехал в Петербург для получения художественного образования. «Якутские епархиальные ведомости» в хронике перемен по службе писали: «Псаломщик Тюремной церкви Иван Попов уволен в Европейскую Россию на один год для изучения живописи...» Так начались долгие годы учебы, в конечном счете подарившие Якутии первого профессионального художника, оставившего след в живописи, графике, этнографии, развитии визуальной культуры. В 1952-1953 гг. сын И. В. Попова Иван Иванович Попов пожертвовал богатую семейную коллекцию из 40 старинных икон, в том числе принадлежащих кисти Димитриана и Ивана Васильевича Поповых, Якутской Православной Церкви. В 1995 г., вдень освящения Никольского храма в Якутске, принес в дар церкви икону «Спас Нерукотворный» работы И. В. Попова.
----------
    1. Попов И. И. (младший).  Иконопись в творчестве Ивана Васильевича Попова: Рукопись. // Архив Т. П. Тишиной.
    2. Габышев Л. М. Вст. статья к каталогу Якутского республиканского музея изобразительных искусств. – Якутск, 1964. – С. 4.
    /На службе Богу и якутскому народу. Материалы православных конференций, проходивших в Якутске: «Митрополит Московский и Коломенский Иннокентий (Вениаминов)» в 1997 г., «Христианство в судьбах народов Якутии» в 2000 г., «На службе Богу и якутскому народу» в 2005 г. Якутск. 2006. С. 62-63, 67./

    Е. С. Ноговицына,
    с.н.с. НХМ РС(Я).
                                 СТРОИТЕЛИ ЦЕРКВЕЙ  И  ИКОНОПИСЦЫ  ЯКУТИИ



    Священник Терентий Иоаннович Дьячковский, будучи в преклонном возрасте, воспитал и вырастил 10 внуков, оставшихся круглыми сиротами, в том числе будущего протоиерея Димитриана Димитриевича Попова, внесшего неоценимый вклад в составление словаря якутского языка. Летом 1843 г. он вместе с внуком, диаконом Иннокентием Дмитриевичем Поповым, и другими церковнослужителями встречал архиепископа Иркутского, Нерчинского и Якутского Нила (Исаковича) и его свиту. В 1840-х гг. четыре его внука Николай, Александр, Евода Дьячковские и Димитриан Попов учились в Иркутской духовной семинарии. Из потомков Т. И. Дьячковского славное дело деда продолжили внуки Евода Дьячковский, Иннокентий, Димитриан Поповы и правнуки Иннокентий, Сергей Дьячковские, праправнук Иннокентий Попов. Все они занимались обустройством вверенных им церквей, совмещали службу с педагогической работой, в совершенстве владели якутским языком. К сожалению, некоторые из них рано ушли из жизни.
    Младший внук Т. И. Дьячковского священник Евода Гермогенович Дьячковский умер в 1888 г. Он мечтал обновить иконостас Дюпсинской Троицкой церкви, переданный в церковь в 1855 г. из старой Градо-Якутской Николаевской церкви. Его мечту осуществил священник Григорий Попов, нашедший в городе «хорошего, аккуратно выполняющего свое дело живописца» В. И. Воскресенского, который отреставрировал иконостас. Этот же В.И.Воскресенский в 1889— 1893 гг. вместе с «резчиком фигур для  иконостаса» Петром Хохловым украсили новый храм Ытык-Кельской Преображенской церкви.
    Имя иконописца В. И. Воскресенского встречается в автобиографии праправнука Т. И. Дьячковского, педагога, художника, историка-краеведа Пантелеймона Васильевича Попова, который с детства любовался его работами, что способствовало увлечению живописью. П. В. Попов в автобиографии упоминает имя и другого иконописца — Моравского, работами которого также восхищался в детстве. Имя этого иконописца известно исследователям и краеведам, но они иногда пишут его фамилию «Моравко-Моравский»12 [Попова Л. С., Попов И. И. Иконопись в творчестве Ивана Васильевича Попова // Якутский архив.2004. - № 4. – С. 54.] В фондах Национального архиве РС(Я) есть дело о ссыльном Муравском, фамилию которого в некоторых документах чиновники ошибочно писали “Муравко», Его звали Виктором Антоновичем, но он не имел никакого отношения к иконописанию13 [НА РС(Я). Ф. 12 – и. Оп 1. Д. 5612. Л. 4-7об.].
    Иконописца Моравского звали Ричард. В архивных документах сохранилось описание его внешнего вида: «рост 2 аршина, 9 вершков, волосы темно-русые, глаза серые, лицо чистое». Он был из дворян Гродненской губернии, участвовал в стычках с войском, два года скрывался в Варшаве по украденному паспорту. После ареста был лишен дворянского достояния, и 8 ноября 1866 г. его сослали в Иркутск, оттуда в Идинскую (?) волость, затем в Якутскую область. 13 мая 1871 г. ему вернули прежние права, и 29 декабря он написал на имя епископа Дионисия прошение «о присоединении к православию». В то время он жил за логом, в доме Ивана Петровича Киренского, ему было 29 лет. 16 января 1872 г. кафедральный протоиерей С. Добротворский «присоединил» его к православию с именем Владимир Никодимович Моравский14 [НА РС(Я). Ф. 226 – и. Оп 2. Д. 167. Л. 1-8.]. В прошении он не перечислил церкви, в которых более года занимался «иконописанием и отделкой иконостасов», а только указал: «в заречных улусах». Имя В. Н. Моравского с указанием сословия сохранилось в «Летописи Хаяхсытской церкви», где в 1870 г. он обновил иконы, а реставрацией иконостаса занимались якуты — прихожане часовни15 [Якутские епархиальные ведомости. – 1893. – С. 206-207.]. К сожалению, больше о нем ничего пока выявить не удалось. Скорей всего, он выехал за пределы Якутии.
    П. В. Попов родился в январе 1886 г. в с. Арыылах Чурапчинского улуса. Значит, он мог видеть работы В. Н. Моравского в Хаяхсытской церкви, где его отец священник В. С. Попов служил в 1883-1891 гг. Есть сведения, что с В. Н. Моравским был знаком протоиерей Д. Д. Попов. По его просьбе иконописец учил рисовать его внука Иоанна (будущего народного художника Якутии И. В. Попова) 18 [Попова Л. С., Попов И. И. Иконопись в творчестве Ивана Васильевича Попова // Якутский архив.2004. - № 4. – С. 54.]. Несомненно, В. Н. Моравский бывал в Ытык-Келе, об этом свидетельствует его картина, на которой изображена Ытык-Кельская церковь, сгоревшая в 1888 г. Она хранится в Черкехском музее Таттинского улуса.
    Общеизвестно, что протоиерей Д. Д. Попов сам писал иконы. Иконописному искусству он мог научиться в 1840-х гг., когда учился в Иркутской духовной семинарии. Иркутск тогда славился иконописцами, резчиками по дереву, серебряниками, меднолитейщиками, в городе начало развиваться и светское искусство. В фондах НА РС(Я) удалось выявить рапорт молодого священника Ытык- Кольской Преображенской церкви Д. Д. Попова, написанный 10 октября 1855 г., в котором он сообщает, что прихожане не хотят заменять старые иконы «ново-писаными благолепными». По всей видимости, замена старых икон новыми было требованием церковного начальства, и возможно, Д. Д. Попов из-за отсутствия новых икон, начал сам их писать.


   /Якутский архив. № 2. Якутск. 2010. С. 19, 11./


    Литература:
    Кротов М. А.  Участники польского освободительного восстания 1863-64 гг. в Якутской ссылке. // Сборник научных статей. Якутский республиканский краеведческий музей им. Емельяна Ярославского. Вып. III. Якутск. 1960. С. 55.
    Тишина Т.  Рождение музея. (О Черкехском мемориальном музее «Якутская ссылка»). // Полярная звезда. № 3. Якутск. 1980. С. 127.
    Федосеев И.  Имен немеркнущая память (рассказы, повесть). Якутск. 1987. С. 31-32
    Кротов М. А.  Участники польского освободительного восстания 1863-1864 гг. в Якутской ссылке. // Поляки в Якутии. Материалы научно-практической конференции. Якутск, 19 сентября 1997 года. Якутск. 1998. С. 15.
    Макаров И. Г. Польские мятежники – в якутской ссылке. // Поляки в Якутии. Материалы научно-практической конференции. Якутск, 19 сентября 1997 года. Якутск 1998. С. 25.
    Казарян П. Л.  Численность и состав участников польского восстания 1863-1864 гг. в якутской ссылке. Якутск. 1999. С. 28.
    Баркоўскі А.  Мараўскі Рышард. // Хто ёсць Хто сярод беларусаў свету. Энцыклапедычны даведнік. Частка 1. Беларусы і ураджэнцы Беларусі ў памежных краінах. Мінск. 2000. С. 218.
    Степанова Н. С.  Пребывание польских повстанцев в улусах Якутии. // Якутский архив. Якутск. № 2. 2001. С. 19.
    Петров П. П.  Памятные места города Якутска, связанные с именами поляков. // Якутский Архив. Якутск. № 2. 2001. С. 45.
    Степанова Н. С.  Обзор документов НАРС(Я) о ссыльных поляках участниках польского освободительного восстания 1863-1864 гг. // Россия и Польша. Историко-культурные контакты. (Сибирский феномен). Материалы Международной научной конференции 24-25 июня 1999 г. Якутск. Новосибирск. 2001. С. 123-124.
    Тишина Т. П.  Роль православного искусства в становлении изобразительного искусства Якутии. // На службе Богу и якутскому народу. Материалы православных конференций, проходивших в Якутске: «Митрополит Московский и Коломенский Иннокентий (Вениаминов)» в 1997 г., «Христианство в судьбах народов Якутии» в 2000 г., «На службе Богу и якутскому народу» в 2005 г. Якутск. 2006. С. 63.
    Ноговицына Е. С.  Строители церквей и иконописцы Якутии. // Якутский архив. Якутск. № 2. 2010. С. 9, 11.
    Баркоўскі А.  Мараўскі Рышард (Рамуальд). // Сузор’е беларускага памежжа. Беларусы і народжаныя ў Беларусі ў суседніх краінах. Энцыклапедычны даведнік. Мінск. 2014. С. 332.
    Насьлегана Итыкельская-Абраз,
    Койданава.