суббота, 11 января 2014 г.

Алесь Баркоўскі. Якутский националист Антон Зызо. Койданава. "Кальвіна". 2012.

 
    23 сентября 1936 года И. В. Сталин подписал директиву «Об отношении к контрреволюционным троцкистско-зиновьевским элементам», которая сыграла большую роль в развертывании массовых репрессий. На пленуме ЦК ВКП(б), который состоялся 4-7 декабря 1936 года, нарком внутренних дел СССР Н. И. Ежов выступил с докладом «Об антисоветских троцкистских и правых организациях», в котором он дал уже практические установки по развертыванию компании арестов.
    Сразу же после ареста в Москве руководителя «Главзолото» А. П. Серебряковского, возглавлявшего его с 1926 г., 13 сентября 1937 г. бал арестован Петр Гаврилович Габышев, заместитель управляющего трестом «Якутзолото» и начальник планового отдела этого же треста. Его показания, выбитые сотрудниками НКВД, стали основой для раскручивания дела о вредительстве в системе «Якутзолото». Среди прочих были арестованы:
    Лазарь Абрамович Высоцкий, 1905 г. р. уроженец г. Белостока, еврей. Гр-н СССР, технорук
«АЯМзолототранса», проживал в п. Б. Невер. Арестован 10. 09. 1937 г. Алданским сектором управления НКВД по ЯАССР по ст. ст. 58-7, 58-11УК РСФСР. Приговором Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда ЯАССР от 31. 03. 39 г. осужден к ВМП. Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда СССР от 15. 11. 39 ВМП заменено 25 годами лишения свободы в ИТЛ. Постановлением пленума Верховного суда СССР от 03. 10. 60 дело прекращено за отсутствием состава преступления, реабилитирован. Дело № 2861-р. /Книга Памяти. Книга – мемориал о реабилитированных жертвах политических репрессий 1920-1950-х годов. Том первый. Якутск. 2002 г. С 48./; Дмитрюк Станислав Петрович, 1895 г.р., уроженец с. Кривичи Минской области Белоруссии, белорус. Гр-н СССР, управляющий конторой «Якутзолотопродснаб», проживал на прииске Незаметном Алданского района ЯАССР. Арестован 04. 01. 38 Алданским сектором НКВД ЯАССР по ст.ст. 58-7, 58-11 УК РСФСР. Приговором Верховного суда ЯАССР от 08. 07. 38 осужден к ВМН. Определением Президиума Верховного Совета СССР от 20. 12. 38 ВМН заменена 20 годами ИТЛ. Определением Верховного суда СССР от 06. 09. 45 обвинение по ст. 58-7 УК РСФСР переквалифицировано на ст. 109 УК РСФСР, осужден к 8 годам л/с. Исключено из приговора обвинение по ст. 58-11 УК РСФСР, в этой части дело прекращено за недоказанностью. Определением Верховного суда СССР от 19. 10. 57 дело прекращено за отсутствием состава преступления, реабилитирован. Дело № 2376-р. /Книга Памяти. Книга – мемориал о реабилитированных жертвах политических репрессий 1920-1950-х годов. Том первый. Якутск. 2002 г. С. 69./; Раковский Лейба Саламонавіч /Лев Самойлович/, 1905 г. р., уроженец с. Уша Вилейского уезда, Польша, еврей. Гр-н СССР, заместитель начальника планового отдела треста «Якутзолото», проживал на прииске Незаметный Алданского района ЯАССР. Арестован 02.03.37 УГБ НКВД ЯАССР по ст. 58-2, 58-6, 58-7,58-11 УК РСФСР. Постановлением НКВД ЯАССР от 29.10.38 дело прекращено на основании ст. 204 п. «б» УПК РСФСР. Заключением Прокуратуры РС(Я) от 21.03.2000г.по Закону РФ от 18.10.91 реабилитирован. Дело № 694-р. /Книга Памяти. Книга – мемориал о реабилитированных жертвах политических репрессий 1920-1950-х годов. Том первый. Якутск. 2002 г. С 181./ - и многие другие.
    Дело о контрреволюционной организации в тресте «Якутзолото» взял под свой личный контроль нарком внутренних дел Н. И. Ежов, который регулярно докладывал о ходе этого расследования Иосифу Сталину.
    Так как «следствие» продвигалось медленно, Ежов послал в ЯАССР своих эмиссаров: особо уполномоченного НКВД СССР Винницкого и уполномоченного 4-го отдела ГУГБ НКВД СССР Разина. Из Читы был прикомандирован Гузовский.
    Начальника «Якутзолотопродснаба» Иоселя-Израиля [Иосифа Михайловича] Менделевича Левина, уроженца местечка Дерьг [Так написано в деле арестованного Антона Зыза]
Могилевской губернии [па іншых крыніцах - м. Ковель Валынскай губэрні], от ареста не спасло даже личное знакомство и дружба с 1-м секретарем Якутского обкома ВКП(б) Файвелем Мордуховичем Певзняком, также уроженцем Могилевской губернии. Певзняк, когда бывал в Алдане, то всегда останавливался у Левина. В конце ноября 1937 г., предчувствуя арест, Левин неудачно полоснул себя бритвой по горлу в общественной уборной. Остался жив и был арестован 29 ноября 1937 г. Алданским сектором НКВД ЯАССР па ст.ст. 58-1 “а”, 58-2, 58-7, 58-8, 58-9, 58-11 КК РСФСР. Левин, уже в тюрьме, пройдя через серию мучительных пыток, 12 марта 1937 г попытался покончить с собой перерезывая горло осколком банки, но и тут его постигла неудача. Пытками следователи НКВД заставили Левина признать себя «уполномоченным московского правотроцкистского контрреволюционного центра по Якутии» и дать показания на многих людей.
    В феврале 1939 г. из 350 арестованных 337 человек отказались от своих показаний. Тем временем Ежов был смещен, Разин и Винницкий отбыли в Москву. Наркомом Госбезопасности ЯАССР в 1938-1941 гг. был М. П. Некрасов.
                                                                   «Особое определение.
    1939 года, марта 13 дня, Выездная сессия Судебной коллегии по Уголовным делам Верховного суда ЯАССР в составе: Председательствующего члена Верх. суда ЯАСР – Сафьянова И. И.; членов нар. заседателей Верх. Суда ЯАССР – Позняк А. М. и Бородина В. Т. … на прииске Незаметный, Алданского золотопромышленного района, рассмотрев в Закрытой части судебного заседания дело № 582 по обвинению Лесникова Ивана Александровича, Борисова Ильи Борисовича и Медведева Исаака Израилевича, по признакам ст. ст. 58 п.п. 7 и 11 УК РСФСР
                                                                           Установила:
    … 3). Зызо Антон Лукьянович, бывший Зав. промышленно-транспортным отделом ОК ВКП(б), Депутат Верховного Совета ЯАССР являлся одним из руководящих работников Якутского правотроцкистского к.-р центра, осуществлял руководство вредительской организацией, существовавшей в Алдане и давал задание по роспуску колхозов в районах Крайнего Севера Якутии и восстановления кулацко-тойонской части населения …
                                                                          Определила:
    3). Зызо Антона Лукьяновича привлечь к уголовной ответственности по признакам ст. 58, п. 7 и 11 УК РСФСР, и немедленно заключить под стражу, но, имея ввиду, что наименованные лица является депутатами Верховного Совета ЯАССР на предмет разрешения и дачи санкции на арест и привлечении к уголовной ответственности … настоящее определение послать по адресу: Москва, Президиум Верховного Совета, Президиум Верховного Суда СССР Голякову, Прокурору СССР Вышинскому ...».
    Поэтому был выдан
                                                                        «Ордер № 22.
    Сотруднику Карелину о производство обыска и ареста Зызо Антона Лукьяновича, проживающего в Якутске.
    20 марта 1939 г. Наркомвудел Виноградов /подпись/».
                                                                      «Протокол обыска.
    1939 марта 20 дня, я лейтенант госбезопасности Карелин провел обыск … г. Якутск, ул. Каландарашвили 18 кв…
    При производстве обыска присутствовали гр. Шульгин Пантелеймон Иванович и сотрудники НКВД ЯАССР т.т. Охлопков и Тимофеев».
                                                                                  «Опись.
    Разрешение на оружие № 75 от 27 VIII – 1938 г.
    Пистолет «браунинг»   1 неисправный.
    Ружье «винчестер»                     1.
    Ружье 2-х ствольное                   1.
    Ружье 3-х ствольное                   1.
    М/к винтовка                               1.
    Боевые патроны к винчестеру  240 шт.
    Боевые патроны кал. 6,35         10 шт.
    Денег                                           4150 рублей»
                                                                             «Опись вещей.
    Шкаф с библиотекой                   1.
    Радиоприемник СВД – М              1.
    Радиоприемник  (без марки)         1.
    Патефон                                           1. (неисправный).
    Фотоаппарат                                   1.
    Самовар                                           1.
    Кушетка                                           1.
    Зеркало 35х50                                  1.
    Одеяло                                              1
    Чемодан с бельем                            1.
    Шкаф с посудой                              1.
    Шкаф                                                1.
    Кровать железная                            1.
    Часы карманные                              1.
    Часы ручные                                    1.
    Зимнее пальто на беличьем меху  1.
    Пальто летнее драповое                 1.
    Пальто летнее коверкотовое          1.
    Костюм шерст.                                 3.
    Брюки шерст.                                   2.
    Комод с бельем                                1.
    [Что ж не густо для чиновника такого ранга, тем более что впоследствии выявилось, что за «радиоприемник (без марки) 1», (некомпетентные сотрудники НКВД) признали «трансформатор».]
    Тогда же был арестован и Певзняк Файвель Мордукович (Павел Матвеевич), который «родился в 1898 г. в д. Дудзина Мстиславского уезда Могилевской губернии. По социальному положению служащий. Член ВКП(б) с 1917 г., с 1918 г. – на партийной работе. После
окончания гимназии в Вязьме работал редактором газеты «Товарищ» (орган РСДРП большевиков в Вязьме), затем в 1918 г. – секретарем парткома. В 1922-1925 гг. инструктор губкома и одновременно заместитель заведующего орготделом окружкома в г. Харькове. В 1925-1927 гг. - заведующий агитационно-пропагандистским отделом Первомайского комитета РкП(б), затем до февраля 1929 г. – заведующий культпросветом народного образования и заведующий орготделом райпотребсоюза в г. Харькове, с февраля 1929 г. до августа 1930 г. секретарь Лазовского РКП(б) Харьковской области, после решением ЦК ВКП(б) назначен секретарем Якутского обкома ВКП(б). На этой должности переизбирался ІХ, Х, ХІ партийными конференциями. Неоднократно избирался членом ЦИК СССР и Якутской АССР, депутат Верховного Совета СССР и ЯАССР первого созыва, делегат Х, XVII съездов ВКП(б). В 1939 г необоснованно репрессирован, обвинен по ст.ст. еврей. 58-1“а”, 58-2, 58-7, 58-9, 58-11 УК РСФСР. В числе двадцати пяти человек 28 мая 1940 г.решением Верховного суда ЯАССР приговорен к ВМН – расстрелу, которая была заменена 8 годами ИТЛ постановлением Особого совещания НКВД СССР от 17 мая 1941 г. Умер во время отбывания наказания в СВИТЛ Дальстроя. Реабилитирован 12 декабря 1955 г. Дело – 2320. /Книга Памяти. Книга – мемориал о реабилитированных жертвах политических репрессий 1920-1950-х годов. Том первый. Якутск. 2002 г. С 166./
    Антон Лукьянович Зызо [Зыза, Зизо] родился в 1896 году в деревне Узъезд Несинской волости Лепельского уезда Витебской губернии. «Белорус. Знание языка слабое. Партийный
билет № 1264722». В своей автобиографии, написанной 24 ноября 1937 г., А. Зызо пишет: «Родители мои были бедные крестьяне, имели примерно 4-6 десятин земли, одну лошадь и одну корову. Семья у отца была большая и состояла из 5 сыновей, моих братьев, и одной дочери, моей сестры.
    Жили мы очень бедно, своего хлеба хватило примерно до декабря месяца, а поэтому отцу, для того чтобы прокормить семью приходилось весной наниматься к купцам в качестве рабочего на сплаве, а зимой работал на мельнице в качестве рабочего или же уходил на лесозаготовки. Братья мои, как только подрастали, отдавались на работу к кулакам или помещикам в качестве батраков. С детских лет я хорошо знаю что такое холод и голод, а также знаю как трудно и тяжело было работать у кулака от зари до зари за нищенскую плату. В возрасте около 12-14 лет я уже начал [май 1909 г.] работать в качестве пастуха (батрака) в деревне Ковалевщина Несинской волости Лепельского уезда Витебской губернии, иначе говоря. начал работать за кусок хлеба – летом пас скот. а зимой [с 1908 г.] учился в школе в этой же деревне. Несмотря на мое огромное желание учиться я все-таки смог окончить [в 1912 г.] только земское начальное училище в деревне Ковалевщина Несинской волости Лепельского уезда Витебской губернии.
    Отец мой умер до революции [в 1916 г.] а мать в 1918 году.
    Когда мне исполнилось 17 лет я бросил батрачить в деревне и выехал в город Петроград, где работали мои родные братья, с помощью которых устроился на работу на бумагопрядильную фабрику «Невка» [Выборгская сторона, бывший Симеоновский проспект] в качестве рабочего смазчика прядильных машин.
    До февральской революции я ни в каких революционных организациях и кружках не участвовал. Период от февральской революции до Великой Октябрьской Социалистической революции работая на фабрике в городе Петрограде, принимал участие во всех демонстрациях рабочих против временного правительства, состоя в Красной гвардии [апрель - ноябрь 1917] рядовым красногвардейцем при фабрике «Невка», а также принимал активное участие в работе Лепельского землячества, которое после Октябрьской революции командировало меня в Несинскую волость Лепельского уезда в качестве своего уполномоченного по выборам в Учредительное собрание. Крестьянство Несинской волости свои голоса отдало за кандидатов нашей коммунистической партии.
    В коммунистическую партию я вступил в Лепельской организации Витебской губернии в начале февраля 1918 года. Рекомендовали меня в партию, насколько я помню, т.т. Гусев Михаил Иванович, Куликов Роман Игнатьевич, Речицкий Филипп Николаевич…
     В Красную Армию я вступил добровольцем в гор. Петрограде в Московский революционный полк в феврале 1918 г. В Гражданской войне участвовал в качестве красногвардейца и красноармейца, как в городе Петрограде, так и на Восточном фронте в районе станции быв. Красная горка, теперь станция Юдино (под Казанью), в этом районе в августе месяце в 1918 году в деревне Осиновка в августе месяце 1918 года был ранен в правую руку с переломом локтевой кости.
    [В апреле 1918 г. была создана Западная область РСФСР, куда вошли Витебская, Могилевская, Минская и Смаленская губернии со столицей у г. Смоленске. 1 января 1919 г. была провозглашена БССР.)]
    В конце 1918 года, после ранения получаю длительный отпуск по болезни и еду к себе в деревню Узъезд Несинской волости Лепельского уезда, где начинаю работать в волостном военном комиссариате в качестве заместителя Военкома, здесь же работаю председателем волостной ячейки ВКП(б). В апреле месяце 1919 г. я был демобилизован со снятием с воинского учета по состоянию здоровья. Примерно в апреле месяце 1919 г. меня уездный комитет партии назначает инструктором-ревизором Отдела Управления Исполкома, где я работаю недолго и после этого перебрасываюсь на работу Райпродкомиссара в Бешенковичскую волость Лепельского уезда. [Витебская губерния при образовании в феврале 1919 г. Литовско-Белорусской ССР (февраль-август 1919 г.) отошла к РСФСР и только 31 июля 1920 г. снова была вернутая БССР. В апреле 1918 г была образована Западная область РСФСР с центром в г. Смоленск.]
    На этой работе я находился до конца 1919 г. В конце 1919 года решением уездного комитета партии назначаюсь заведующим отделом по работе в деревне при Уездном Комитете ВКП(б), на этой работе я проработал до августа месяца 1920 года. В августе месяце избираюсь секретарем Лепельского Укома ВКП(б). В 1921 году был делегатом от Витебской губернии на 9-м Всероссийском Съезде Советов, на котором в последний раз в своей жизни видел и слышал доклад мирового гения, вождя и учителя мирового пролетариата, организатора III Коммунистического интернационала Владимира Ильича Ленина…
    [В феврале 1923 г. был упразднен Лепельский уезд и передан в Бачейковский уезд Могилевской губернии. В марте 1924 г. его вернули в Витебскую губернию, которую упразднили на округа.]
    Работаю в качестве секретаря Лепельского Укома РКП(б) до мая 1923 года. В мае месяце 1923 года Витебским Губкомом ВКП(б) перебрасываюсь на работу в город Витебск – Витебский Уком ВКП (б) в качестве заведующего Орготделом Укома.
    В июле 1923 г. по мобилизации ЦК ВКП(б) откомандировываюсь в распоряжение Дальбюро ЦК ВКП(б), гор. Чита Забайкальской губернии, которое направляет меня в распоряжение Забайкальского Губкома ВКП(б), а последней командирует меня в Нерченско-Заводской Уком ВКП(б), гор. Нерчинский завод Забайкальской губернии, где я в сентябре месяце избираюсь секретарем Нерченского Укома ВКП(б). Там я работал до февраля месяца 1934 г., а после районирования уезда командируюсь в Борзянский Уком ВКП(б), станция Боровая Забайкальской губернии, где в марте месяце 1924 года избираюсь секретарем Борзянского Укома ВКП9б) и работаю до октября месяца 1925 года. В 1925 году по плановой переброске Дальбюро ЦК ВКП9б) отзываюсь в распоряжение последнего в г. Хабаровск. Тогда проезжал по КВЖД т станции Манчжурия до ст. Пограничная (был за границей). Из Хабаровска в ноябре месяце командируюсь в г. Благовещенск в Амурский Губком ВКП(б) и назначаюсь инструктором Губкома. В Благовещенске я работал всего только семь дней и был отозван обратно в распоряжение Хабаровского Укома ВКП(б) в г. Хабаровск, где одиннадцатого декабря 1925 года избран секретарем Хабаровского Укома ВКП(б). В октябре 1926 года Далькрайкомом ВКП(Б) назначаюсь инструктором Дальневосточного краевого межкооперативного совета и работаю на этой работе до июня месяца 1927 года. В гор. Хабаровске я вновь был принят в 1927 г. на воинский учет.
    За все время своей работы, как советской, так и партийной я имел только одно партийное взыскание от Далькрайкома ВКП(б), наложенное на меня в конце 1926 года по моей работе секретарем Борзянского Укома ВКП(б) в 1924-1925 годах. Далькрайком обвинил меня в том, что я якобы давал неправильную директиву бывшему уполномоченному ГПУ Борзянского уезда гражданину Анисимову, разоблаченному мною и осужденного судом, на прекращение дела секретаря Борзянской ячейки ВКП(б) т. Литвинцева, по обвинению его и членов Быркинской ячейки в убийстве бывшего офицера войск атамана Семенова, добровольно прибывшего из-за границы, некоего Степанова. за что на меня было наложено взыскание – строгий выговор со снятием с ответственной работы. Получив такое решение Далькрайкома, я написал заявление с просьбой пересмотреть это решение, так как считал, что я этого наказания не заслужил и что оно наложено на меня неверно. Не помню точно время, в марте или апреле 1927 года Партколлегия Далькрайкома ВКП(б) рассмотрев мое заявление постановило выписку постановления о наложении на меня партвзыскания из дела изъять. затем до марта месяца 1929 года работал зав. учета парт. орг отделом Далькрайкома и до августа месяца 1930 года зав. прод. отделом Далькрайкома.
    В августе месяце 1930 года я утверждаюсь ЦК ВКП(б) слушателем курсов Марксизма-Ленинизма в г. Москве. На курсах я проучился до апреля месяца 1932 года и был утвержден Политбюро ЦК ВКП(б) секретарем Якутского обкома ВКП(б) по снабжению и транспорту. Секретарем Якутского обкома я работал  до марта месяца 1934 года, когда Пленумом обкома я был утвержден заведующим промышленно-транспортным отделом Якутского обкома ВКП(Б)Якутского обкома ВКП(б).
    За все время работы решением Президиума ЦИК ЯАССР я был награжден ценным подарком (охотничье ружье) в 1933 году за перевыполнение плана пушнозаготовок, а также ЦИК ЯАССР премировал меня месячным окладом зарплаты за перевыполнение плана перевозок золотой промышленности.
    За время моей работы очень много раз избирался на партийные конференции, как уездные, так и губернские, областные и краевые, также на советские и профсоюзные съезды…
    Партийная работа, на которой я работаю уже около 18 лет вполне меня удовлетворяет и считаю, что в дальнейшем меня целесообразно использовать на партийной работе.
    Товарищи, которые меня знают довольно продолжительный срок и могут подтвердить сказанное в моей автобиографии, это следующие товарищи: тт. Гусев Михаил Иванович [давал рекомендацию в партию], работавший в 1932-1933 годах в Далькрайкоме ВКП(б) в качестве заворготделом крайкома, где сейчас работает председателем Куйбышевского горсовета; Никаноров Андриан Антонович – сейчас учится в Промакадемии им. Сталина; Кочкин Алексей Федорович – зав ОРПО Якутского обкома ВКП(б) и товарищ Певзняк Павел Матвеевич – секретарь Якутского обкома ВКП(б) и многие другие.
    В других партиях никогда не состоял и из коммунистической партии также не выбывал. Никаких колебаний в проводимой линии нашей партии и меня не было, так же ни в каких оппозициях и антипартийных группировках не участвовал. Ни до революции, ни после революции под судом  и следствием не был. В войсках и учреждениях белых правительств никогда не служил.
    Мои родители, братья, а также родственники никогда избирательских прав не лишались, никаким репрессиям не подвергались, также в войсках или учреждениях белых правительств не служили и никто из родственников и родных за границей не жил и не живет.
    Родные мои братья живут – два в Ленинграде, один из них, Роман, г. р. не помню, работает на заводе «Русский дизель», другой работал на Невском строительстве, где сейчас работает, не знаю, два остальных работали в колхозе им. Карла Маркса в Лепельском районе (Кузьма г. р. не помню и Василий г. р. не помню), брат Федор работает шофером в г. Лепель, все имеют семью. Старший брат и сестра умерли, брат умер в 1917 году в дер. Узъезд, а сестра в 1930 году в колхозе им. Карла Маркса того же района.
    С 1932 года живу холостяком, семьи никакой не имею. Вторично снят с воинского учета Военкоматом ЯАССР в 1935 году в сентябре месяце по болезни. Состояние здоровья очень плохое, больное сердце, а также больная правая нога, требуется лечение в продолжении не менее одного месяца, что отрывает от работы в условиях плохого сообщения Якутии с центром на длительный срок до двух месяцев с лишним».
    С августа месяца 1938 года по март 1939 года Антон Зызо работал инспектором отдела руководящих партийных органов Якутского обкома ВКП(б) в г. Якутске.
                                                                   «Постановление.
    5 марта 1939 г.                                                                                                        пр. Незаметный.
    Я, нач. 3 отд. Алданского сектора НКВД мл. лейтенант госбезопасности Медлев, на основании определения выездной сессии Уголовной Коллегии верховного суда Якутской АССР от 12 марта 1939 года, рассмотрев сего числа материалы на арестованного в г. Якутске и этапированного в Алданский сектор НКВД ЯАССР Зызо Антона Лукьяновича…
                                                                          Нашел:
   Что имеющимися в распоряжении следствия материалами и показаниями членов антисоветской организации, Зызо Антон Лукьянович, достаточно изобличается в том, что он является активным участником существовавшей в ЯАССР антисоветской организации, ставившей своей целью свержение Советской власти и реставрацию капитализма в СССР, путем подрыва экономической мощи СССР и подготовки вооруженного восстания к моменту нападения на СССР фашистских агрессивных государств – Японии и др., и что работая 3-м секретарем Якутского обкома ВКП(б), а впоследствии зав. промышленно- транспортным отделом этого же обкома – проводил подрывную вредительскую деятельность, вытекающую из программы этой антисоветской организации. А поэтому руководствуясь ст. ст. 128, 158 УПК РСФСР
                                                                      Постановил:
    Зызо Антона Лукьяновича привлечь в качестве обвиняемого по настоящему делу, предъявив ему обвинение в преступлении, предусмотренном ст. ст. 58-2, 58-7 и 58-11 УК РСФСР, меру пресечения способов уклонения от следствия и суда оставить прежнюю – содержание во внутренней тюрьме Алданского сектора НКВД ЯАССР.
    Медлев /подпись/».
        [Из протокола допроса от 26 марта 1939 г. c 1300 до 1400, который вели нач. 3-го отд. АС НКВД ЯАССР мл. лейтенант госбезопасности Медлев и пом. оп. уп. 3-го отд. АС НКВД ЯАССР сержант госбезопасности И. Белов.].
    «Вопрос:
    Вам предъявлено обвинение в том, что по день вашего ареста вы являлись членом антисоветской организации, существовавшей на протяжении ряда лет на территории Якутской АССР. Признаете ли себя виновным в этом?
    Ответ:
    Да я признаю себя виновным в том, что с 1938 года по день моего ареста я являлся членом антисоветской организации существовавшей в Якутской АССР и как член этой организации я занимался подрывной и вредительской деятельностью в промышленности, на транспорте, в сельском хозяйстве ЯАССР. Эта моя подрывная деятельность, как и подрывная деятельность всей антисоветской организации, была направлена на отторжение Якутской АССР от СССР с помощью Японии и реставрации капитализма в СССР.
    О моей конкретной подрывной деятельности  известных мне членов антисоветской организации, прошу следствие дать мне возможность написать об этом собственноручно».
    [Из протокола допроса от 31 марта 1939 г. c 2000 до 2300, который вели лейтенант госбезопасности А. Вилинов и  нач. 3-го отдела мл. лейтенант С. Медлев. ]
    После «соответствующей обработки» Антон Зызо показал: «В 1932 г. я по командировке ЦК ВКП(б) прибыл в Якутск на должность 3-го секретаря Якутского обкома ВКП(б) и на почве бытового сближения с Ивановым Г. И., Шарабориным Х. П., Фаткуловым Н. К. и др., я в конце августа 1933 года был завербован Певзняком П. М. в антисоветскую организацию, тем самым стал на путь борьбы против Советской власти, путь вредительства».
    Переспросив, следователи задали «наводящий вопрос», на который Зызо ответил: «Вынужден признать, что показывая о вербовке меня Певзняком в 1933 году, я делал попытку маневрировать с тем, что бы скрыть совершенные мной наиболее тяжелейшие преступления в более ранний период. Певзняку незачем было меня вербовать, так как я еще до приезда в Якутию состоял членом правотроцкистской организации и по приезду на работу в Якутск я связался с Певзняком, имея к нему явку, как руководителю правотроцкистской организации В Якутии….
    По моем выезде из Москвы на работу в Якутск, явку и письмо Певзняку дал мне Самуил Хавкин, который до его работы на Дальним Востоке, работал в Гомельской гбернии [Образована в РСФСР 26 апреля 1919 г. из 9 уездов упраздненной Могилевской губернии и только 8. декабря 1926 г. Гомельский и Речицкий уезды этой губернии были возвращены БССР.] на партийной работе, откуда был послан на работу в Харбин. [Возможно это Матвей Хавкин, начальник Гомельской милиции, который в 1925 году арестовал Тургуна Хасанова – прототипа героя романов Ильи Ильфа и Евгения Петрова знаменитого Остапа Бендера. В документах 1934 года он значится уже как секретарь Оргбюро ВКП(б) только что образованной на Дальнем Востоке Еврейской Автономной области. (См. Куркоў І.  Астап Бендар “нарадзіўся” у Гомелі. // Голас Радзімы. 22 лістапада 2001 г.)]
    С Хавкиным [Вероятно он тоже был арестован НКВД] я познакомился в 1928 году, во время его работы в Далькрайкоме инструктором. В Хабаровске Хавкин был выдвинут на работу секретаря Хабаровского окружкома ВКП(б). где и работал до моего отъезда из Хабаровска.
    С первых же дней нашей встречи мы с ним подружились, а впоследствии наша дружба еще больше укрепилась.
    В конце 1931 года, будучи в Москве, я встречался с Хавкиным у него на  квартире, в Доме Правительства. Там же у него я познакомился с неким Петровым, который работал где-то на железной дороге под Москвой, Верховых – директор завода «Металлолом» и Куликовым – работник железнодорожной станции Москва-Сборная. Этих людей я очень часто встречал у Хавкина и, наконец, сошелся с ним, чему способствовал и сам Хавкин.
    Я в кругу этих людей стал настолько своим человеком, что они совершенно не стеснялись меня, обсуждали вопросы подпольной правотроцкистской организации при мне.
    Таким образом, я втянулся в эту обстановку конспирации и перешел на путь борьбы с коммунистической партией и Советской властью…
    Этот Хавкин довольно продолжительное время работал на партийной работе в Китае и, несомненно, был японско-китайский шпион.
    Кроме меня, близкими людьми Хавкина были: Пяткин – работавший в то время в КРАЙЗУ, Мантель – работник Хабаровского ЦРК, Позняк – инструктор Крайкома ВКП(б), Тунтул – заведующий Даль- ОГИЗом, ранее исключавшийся из партии, как троцкист, потом восстановленный, Левитас – работник Дальбанка, Левинская – секретарь Окружной Партколлегии, Меер – работник Далькрайпрофсовета, Новикова – зав. отделом Крайкома ВКП(б), Вольский – работник Дальлеса, Нижник – управделами Крайкома, Лобов – работник Дальоно и многие другие, фамилии которых я забыл…
    В свете моих преступлений, совершенных мною с Левиным И. М. , о чем я дм дополнительны показания, и Хавкиным, я обязан сообщить следствию о деятельности правотроцкистской контрреволюционного центра в Харбине.
    Руководителем Харбинского право-троцкистского центра был секретарь Северо-Манчжурского комитета ВКП(б) – Накаряков. Впоследствии он был отозван и работал секретарем Благовещенского Окружкома ВКП(б), а затем направлен на учебу в Московскую Промакадемию, потом на работу в Одессу зав ОРПО Обкома ВКП(б).
    После 1925 года в Харбин были направлены на руководящую работу Кульпе и Виноградова, ранее работавшие в Читинском райкоме ВКП(б)… В 1929 или 1930 г. Кульпе работал в Ростове на Дону секретарем Паркомитета.
    Примерно в 1927 году в Харбин был откомандирован некто Станкевич, до этого работающий инструктором Далькрайкома ВКП(б). Станкевич там был на руководящей работе и вернулся оттуда, примерно в 1930-31 г. и работал последнее время ученым секретарем сельхоз Академии имени Ленина в Москве.
    Пученко… Макаров… Похвалинский… Кузнец… Все это люди о которых я показал подбирались бывшими секретарями Далькрайкома ВКП(б) – Кувяк, Гамарник и Перепечко…
    Накаряков, Кульпе и Станкевич приезжали в Хабаровск из Харбина на пленумы и конференции крайкома…
    Начало организации Харбинского право-троцкистского центра, по мнению указанных выше лиц, относятся к 1924-1925 гг… Председатель Правления дороги (КВЖД) троцкист Лашевич…
    По указанию Хавкина при передаче письма Певзняку я должен был ему сообщить пароль «Грицо» в удостоверении того, что я являюсь членом правотроцкистской организации…»
    [Из протокола допроса от 3 апреля 1939 г. c 1500 до 1600, который вели лейтенант госбезопасности А. Вилинов и пом. оп. уп. ЭКО АС НКВД ЯАССР Семенов]
    «Мои показания не соответствуют действительности в этой части, где я показал, что Хавкиным Самуилом я был завербован в Москве в 1931 г., фактически я состоял членом право-троцкистской антисоветской организации с 1928 г. и находясь в Москве на учебе, только лишь связался с Хавкиным Самуилом для подрывной работы.
    Вынужден признать, что начиная с 1928 г. вплоть до моего откомандирования в Якутск, я, как и другие члены подпольной антисоветской правотроцкистской организации, занимался шпионской деятельностью, переправляя лично собранные мною сведении, а также сведения такого же характера, переправляемые мне другим членом этой организации, Харбинскому правотроцкистскому центру.
    Начиная с 1928 г. Хавкин, работая в Хабаровске, а затем в Сретенске, все время имел связь с Харбином… Эту связь он поддерживал сначала с Кульпе, работавшим там секретно, а затем со Станкевичем. В осуществлении этой связи я принимал активное участие…
    Я, заранее зная о лицах выезжающих в Харбин, направлял письма со шпионскими сведениями Харбинскому правотроцкистскому центру.
    Таким образом были отправлены сведения агентом Народного Комиссариата иностранных дел Станкевичем, председателем Дальбанка Левитас, Председателем Дальуголь Пученко. Мы подробно сообщали… показатели по уборке урожая и его состояние… представляющее особый интерес для иностранных разведок…
    Кроме этого Кульпе и Станкевич, во время их приезда… получали лично от Хавкина информации о положении в Далькрае. После переезда Хавкина в Москву в КПР при ЦК ВКП(б) в качестве инспектора по торговле и снабжению, он собирал им шпионские сведения, направляя в адрес Тунтула, а  последний их переправлял в Харбин Станкевичу…
    [Из протокола допроса от 3 апреля 1939 г. c 2000 до 2400, который вели лейтенант госбезопасности А. Вилинов и пом. оп. уп. ЭКО АС НКВД ЯАССР Семенов.]
    Наряду с письмами, которые я передал Певзняку в конце июня 1932 г. по поручению Хавкина, я Певзняку сообщил, что московский правотроцкистский центр считает, что работа в Якутии разворачивается очень медленно, что очень слабо поставлена работа в промышленных районах, в частности в золотой промышленности в Якутии. И что московский правотроцкистский центр в ближайшее время обещает подобрать и направить в золотую промышленность в Якутии своих проверенных людей, а для других участков работы Певзняк должен найти необходимых людей на месте. Этот разговор произошел между нами в здании Обкома партии, в кабинете Певзняка. В этом же разговоре мне Певзняк сообщил, что он является воспитанником Постышева, с которым он вместе работал на Украине и жаловался, что Постышев не сдержал своего слова о подкреплении его Певзняка необходимыми людьми.
    В дополнение о моем показании о Хавкине могу сообщить следующее: Хавкин до его работы на Дальнем Востоке, работал в Гомельской губернии на партийной работе, откуда был послан на работу в Харбин. Находясь на руководящей работе в Харбине Хавкин являлся руководящим лицом Харбинского правотроцкистского блока.
    По приезде в Хабаровск он работал в Хабаровском и Сретенском Окружкоме партии.
    С целью вызова восстания против советской власти населения Хавкин в Сретенске путем извращения декретов Партии и Правительства о коллективизации сельского хозяйства создавал колхозы гиганты, обобществляя все имущество колхозников, вплоть до птиц и тем самым вызывал такое недовольство среди крестьян, что совершенно случайно в Сретенске не вспыхнуло восстание.
    Вместе с Хавкиным я обрабатывал, с целью вербовки в антисоветские организации исключенных из партии…
    Вопрос: Уточните, от кого исходило письмо к Певзняку, переданное Вам Хавкиным?
    Ответ: «Я имею все основания заявить следствию, что это письмо исходило от Васильева Степана Васильевича, бывшего председателя Союза «Цветметзолото»…, который прекрасно знал настоящее лицо Певзняка, будучи с ним связан по работе в золотопромышленности, а также, будучи связан с бывшим начальником Главзолото Серебровским».
    [Из протокола допроса от 5 апреля 1939 г. c 1000 до 1700, который вел пом. оп. уп. ЭКО АС НКВД ЯАССР Семенов.]
    «Полностью признаю себя виновным в том, что я… подготавливал восстание против Советской власти…
    Вредительская деятельность в области коммунального, жилищного и культурного строительства осуществлялась… Кочневым и Андреевым.
    Моя вредительская деятельность в этой области заключалась в утверждении рекомендованных людей членами к.-р. организации Шарабориным и Кочневым на Бюро ОК ВКП(б). Там были утверждены… Беренда, начальником строительства ЯЦЭС, Нейзлер, начальником строительства кирпичного завода… Эти люди предварительно подбирались Певзняком, Шарабориным, Кочневым и мною и официально утверждались на Бюро ВКП(б).
    В золотой промышленности… в середине 1934 г. со слов Певзняка, вредительство шло по линии свертывания золотой промышленности ЯАССР с целью сохранения ее для Японии. Для выполнения этой цели золоторазведки производились на неэффективных участках, сокращалась шахтная добыча…, срывалась сельхозбаза центрального Алдана… и т.д.
    Руководство повстанческой, подрывной и вредительской деятельностью возглавлял непосредственно Певзняк, который был тесно связан с вредительским руководством Главзолото – Серебровским А. В… В 1937 году я уезжая с докладом о работе ОК ВКП(б) на районную партконференцию Алданского района, получил прямую директиву от Певзняка на сохранение вредительских кадров и сокрытие вредительства вообще на Алдане, по этому вопросу мне было поручено связаться… с Фаткуловым. [Справка к докладу члена Бюро Якутского Обкома ВКП(б) А. Зызо на Алданской районной партконференции: [Приведем только цитаты из высказываний сосланных на Алдан кулаков, возможно земляков А. Зызо с Лепельщины.] «… Мы настолько озлоблены на Советскую власть, что глаза не глядят … Сталинская конституция – это вранье, то, что записано ничего не будет… Скоро будет война, японцы и германец разобьют Советскую власть, рассчитаются с коммунистами за все издевательства над рабочими и крестьянами… Рабочие сидят разутые и голодные – вот вам и зажиточная жизнь. Хорошо живется только коммунистам…» Л-т госбез. Вилинов.]
    По водному транспорту Ленгоспароходства и ЯТУ, ГУСМ вредительская работа возглавлялась мною, как руководящим членом правотроцкистского блока в Якутии и проводилась на местах работниками этих пароходств, членами к.-р. организации Лисс, Ивановым, Петровым, Авериным и Лобач, которых со мною связал Певзняк и завербованных мною лично, Сорокиным – бывшим начальником Якутской пристани и Шишлянниковым – начальником судомеханическими мастерскими. Перечисленная группа лиц, по указанию правотроцкистского блока, а также и по личной инициативе, в целях вывода из строя флота и срыва грузоперевозок, флот ремонтировался вредительски – некачественно и с большой затяжкой, а поэтому по выходе в навигацию выходил из строя и оставался на повторный ремонт; на карбасный сплав набирались проходимцы и жулики, торопившие эти карбасы и расхищавшие груза; груза и суда замораживали в пути, чем нам удавалось, начиная с 1934 г. из года в год не выполнять и срывать план грузоперевозок для Якутии.
    В 1933 г. Певзняк, связав меня с Петровым, Авериным и Лобач, в своем кабинете, дал мне указание, что этих людей надо поддерживать и я их конечно поддерживал во всех случаях, когда становился вопрос о их работе, давал им самую положительную характеристику и этим оберегал их от критики широких масс водников…
    Авериным, как мне известно, был завербован в антисоветскую организацию Сантанеев – начальник судомеханической службы и Извольский – начальник лесозаготовительной конторы.
    Вредительство на водной службе ЯТУ, ГУСМ было направлено по линии срыва грузоперевозок в Северные районы Якутии, срыва государственного плана пушнозаготовок, срыва своевременного завоза угля для судов, простою караванов доставляющих груза в бухту Тикси. Делалось это также путем затяжки ремонтов судов, что приводило к тому, что суда не могли выходить своевременно в навигацию, а по выходе ломались отдельные механизмы и суда работали не на полную мощность, или выходили из строя. Так пароходы «Щетинкин» и «1-я Пятилетка» в результате этого с грузом в 1934-1936 годах, были заморожены в Турьем взвозе и груза приходилось перевозить лошадьми, что привело к громадным убыткам для государства и срыву доставки необходимых грузов в 1937 г. для морских судов в бухту Тикси.
    Эта вредительская работа проводилась Лисом, который непосредственно был связан со мною и Шаробориным, а также членами антисоветской организации, завербованными Лисом, Парышевым, Николаевым и Кац, последний будучи начальником политотдела ЯТУ ГУСМ и будучи заместителем Лисса, проводил свою вредительскую работу, по моему заданию, направленную на отрыв партийных организаций Политотдела от территориальных парторганизаций.
    С Лисом… я познакомился в Якутске, в кабинете Певзняка, в 1935 г… После разоблачения Лиса органами НКВД в 1937 г. вредительскую работу в ЯТУ, ГУСМ проводил Иванов Григорий Иванович, который был послан туда на работу, так как его нельзя было сохранить на руководящей работе в СНК, также к тому времени в парторганах стали известны его связи с братом троцкиста Кремневым.
    Подрывная деятельность по линии Гужеперевозок Алданзолотоснабтреста, в частности, для золотой промышленности проводилась мною, с участием Левина… Система грузоперевозок нами строилась также с расчетом максимального ослабления колхозов и их развала…
    В 1927-1929 гг. я работал в г. Хабаровске в Далькрайкоме и познакомился с Левиным при следующих обстоятельствах: от сестры жены Левина И. М., Габерник Зинаиды Исаевны, с которой мы жили в одном доме в Хабаровске по Артиллерийской ул., дом № 41, я узнал, что Левин – муж ее сестры Габерник Александры Исаевны, арестован китайскими властями, при работе по вербовке китайских рабочих для золотой промышленности по заданию «Главзолото» и что, пока, несмотря на все принятые меры его освободить не удавалось, но несомненно будет освобожден, так как сам Гамарник [Гамарник Ян Борисович (14. 6. 1894, Житомир) был с 1923 г. председателем Дальревкома, Крайисполкома, секретарем Далькрайкома ВКП(б). С ноября 1928 г. 1-й секретарь ЦК и член Бюро ЦК КП(б) Беларуси, Чл. РВС БВО. Обвиненный «врагом народа» 31. 5. 1937 г. покончил жизнь самоубийствам.] – бывший в то время секретарем Крайкома Партии, принимал меры через представительство СССР в Китае. Через несколько месяцев, после этого разговора, в Крайком партии, во время работы днем мне представился г-н Левин, заявив, что не был в командировке в Китае, а был нелегально и вербовал рабочих… сидел в тюрьме… освободился с помощью Советского правительства и Далькрайкома партии, в лице его секретаря Гамарника… больше его не встречал. В 1932 г. при моем приезде в Якутск меня встретил Левин и предложил комнату в своей квартире. У Левина на квартире я жил недолго… Работал с Левиным в течении 1933-34 гг. и у нас с ним были самые хорошие взаимоотношения… доверял ему без всякой проверки его работы… В 1933 г. Левин, выезжая в отпуск, поручил характеристику от Певзняка, как о преданном работнике и члене партии, совершенно обходя вопрос о принадлежности его в прошлом к БУНДу и что он дважды выезжал в Японию и Китай… Эти Характеристики прятали Левина от Разоблачения… [В деле А. Зызо имеется характеристика данная им И. Левину:
                                                             Характеристика
                                                             на члена ВКП(б)
                                              тов.Левина Иосифа Михайловича
                                                              п/б. № 2442362.
    Тов. Левин И. М. член ВКП(б) с 1921 года по спец. положению служащий.
    В Якутии работает с июня мес. 1930 г. до мая мес. 1933 г. управляющим якутской обл. конторы Союззолото и с мая мес. 1933 г. управляющим якутской конторы Золототранса и Представителем главзолото.
    тов. Левин возложенную на него работу выполняет аккуратно. Под руководством т. Левина грузоперевозки на Алдан выполнили в 1930-31 г. на 92,7%, в 1931-32 г. на 115,13% и в 1932-33 г. на 107,4%; сенозаготовки в 1930-31 г. на 100%, в 1931-32 г. на 100,9% и в 1932-33 г. на 101,6%; скотозаготовки в 1930 г. на 100,8%, в 1931 г. на 103% и в 1932 г. на 102,5%, в 1933 г. на 103%.
    При активном участии т. Левина своевременно заканчивается постройка Чурапчинского авторемонтника.
    Тов. Левин, дисциплинирован, партвзысканий не имеет.
    Пользуется авторитетом среди парторганизации рабочих и колхозников.
    Секретарь якутского Обкома ВКП(б) Зызо /подпись/.
    10 января 134 года.
    Верно: инспектор 8 отд. АС НКВД ЯАССР Регент /подпись/.]
    Должен признать, что я дал согласие одному из активных членов правотроцкистского блока на Алдане Левину, на ликвидацию ряда колхозов Центрального Алдана…
    Во всех школах вредительство было направлено на срыв преподавания русского языка, запутывания вопросов орфографии терминологии якутского языка… затрата средств, предназначенных на издание и перевод литературы классиков марксизма, была на издание буржуазно-националистической литературы: Ойунских, Поповых, Софроновых, Кулаковских и других. Этим преследовалась цель выпустить из школ неграмотных людей по русскому языку и таким образом закрыть доступ поступления в Высшие учебные заведения».
    [Из протокола допроса от 6 апреля 1939 г. c 1000 до 1630, который вели лейтенант гос. безопасности А. Вилинов и ст. пом прокурора Гаврин.]
    «Весной 1930 года по заданию организации, Хавкину в Читинском округе, путем извращения директивы Партии и Правительства по коллективизации, удалось поднять восстание в Гантимуровском районе…
    Материалы шпионского характера Хавкиным направлялись в Харбин… Станкевичу, который жил в доме фабриканта Лаппо и эти материалы передавались Японской разведке…
    С полного согласия Хавкина и при поддержке моего заявления на бюро Далькрайкома Кузнец, я был командирован на учебу в Москву на курсу Марксизма.
    До приезда Хавкина в Москву я никакой работы не вел и только с его приездом, я с ним встретился и получил задание на курсах марксизма связаться с женой Сырцова…
… Из числа слушателей курсов Марксизма-Лениинизма я, по согласованию с Хавкиным, остановился на знакомом Стакун [Стакун Михаил Осипович, 1893 г.р. урож. д. Нидзяны, Виленского уезда, Виленской губернии (пеперь Астровецкий р-н Гродзенскай области Беларуси). С 1909 г. он работал рабочим на заводах Петербурга, Риги, Ревеля. С января 1917 г. в армии. После февральской революции 1917 г. один из организаторов Красной гвардии, член Исполкома Выборгского райсовета в Петрограде. Окончил курсы Марксизма-Ленинизма при ЦК ВКП(б) в 1931 г. С января уполномоченный Наркомата пищевой промышленности СССР при СНК БССР. С июня 1935 г. 1-й секретарь Гомельского горкома КП(б) Беларуси, с 7 июля 1937 г. председатель ЦИК БССР. 25 октября 1937 г. пленум ЦК КП(б) Беларуси освободил его от должности председателя ЦИК БССР и он был привлечен к уголовной ответственности за антисоветскую деятельность. Дело было прекращено из-за смерти Стакуна, которая наступила 27 апреля 1943 г.], который до курсов работал в Читинском Окружкоме партии и имевшего очень тесную связь с Могильным, секретарем Молотова, а также на старом друге Стакуна Молоховском, который преподавал историю народов СССР и ведал кафедрой по истории на курсах Марксизма-Ленинизма.
    Завербовать Стакуна мне не удалось, связи его с выездом… в 1932 году в Семипалатинск на работу секретарем Обкома партии. Малоховского же я завербовал и связал с Хавкиным, которому было дано задание извращать историю и протягивать антинаучные установки в преподавании истории народов СССР.
    Когда в 1932 году я получил назначение на работу в Якутию, Хавкин мне предложил перед отъездом в Якутию связаться с Серебровским – начальником Главзолото или представителем Союза «Цветметзолото» Васильевым Степаном Васильевичем для получения от нас указаний по дальнейшей работе антисоветской организации в ЯАССР…
    Вождизм в организации принял в эти годы самые безобразные формы: название колхозов, шахт Певзняка, Аржакова… выпуск и навешивание портретов указанных выше «вождей» на улицах… полная семейственность, пьянство с дебошем и картежная игра…
    Мы выдвинули в Верховный Совет Союза членов антисоветской организации и таких провалившихся, спившихся людей, как Ойунский…».
    [Из протокола допроса от 9 апреля 1939 г. c 1000 до 1700, который вел пом. оп. уп. ЭКО АС НКВД ЯАССР Семенов.]
    «С 1918 по 1923 г. я работал в Лепельском уезде бывш. Витебской губернии БССР, выехал оттуда в 1923 г. и больше не возвращался. За весь последующий промежуток времени я с лицами, работавшими в то время вместе со мною, встречался:
    С Судаковым один раз в гор. Москве, когда он работал начальником Политотдела Свинколхоза Западной Сибири и был награжден орденом Ленина, а когда он работал в Белоруссии в должности пом. Прокурора Республики, я получал от него письма, в которых он изъявлял желание переехать на работу в Якутию.
    С Рагуцким Филиппом Н, встречался в Сочи – санатории имени Фрунзе, точно не помню в каком году. Рагуцкий тогда работал Наркомземом БССР, впоследствии, как мне известно, он был с этой работы снят и работал председателем Гомельского Горсовета.
    С Петрунисом В., работавшим в 1933-34 гг. в Якутске в ОК ВКП(б), а затем в ЛЕНОРСе и выехавшим из Якутии в 1935 г. по болезни в гор. Москву, где работал инструктором в Московском городском Совете, где работает в настоящее время мне неизвестно.
    В 1932 г. в Москве я встречался с Соловьевым (Саховсковым?) В. Д., работником пограничной охраны НКВД, учившегося в это время в Высшей Пограничной школе гор. Москве.
    Встречался один раз в гор. Москве с Мухо, когда учился на курсах Комсостава. Ранее Мухо работал в органах НКВД, где работает сейчас мне неизвестно.
    В 121-23 гг. вместе со мною в бывшем Лепельском уезде Витебской губернии работал уездным военным комиссаром Щепилло, с которым я встречался в 1936 г. в Сочи, где он лечился в санатории имени Ворошилова. В то время Щепилло работал в гор. Смоленске начальником боевой подготовки обл. ОСО Западной области. Зная Щепилло, как человека всегда недовольного своей судьбой, всегда жалующегося, что его затирают и недооценивают из-за якобы его связи с Латвией, так как его жена, жившая с ним с 1921 по 1923 г., а впоследствии уехавшая в Латвию, всегда имела связь с матерью, проживавшей в Латвии. Я начал расспрашивать его о работе и обстоятельствах, каким образом он получил путевку в санаторий имени Ворошилова. Из разговоров со Щепилло я сделал себе вывод, что он несомненно является членом к-р военной организации. Прежде всего мне показалось совершенно странным, каким образом он, будучи в Москве, сумел попасть на прием к Тухачевскому в Наркомат Обороны за получением путевки в санаторий. Странным также показалось и то, что Щепилло только недавно начавший работать начальником военной подготовки, сумел получить личную благодарность, месячный оклад и путевку в санаторий от Центрального Совета ОСОАВИАХИМа. На мой вопрос, каким образом он попал к Тухачевскому по такому пустяковому вопросу, как получение путевки, он мне ответил, что Тухачевского он знает давно и что во время маневров осенью 1923 г. Тухачевский у него на квартире в гор. Лепеле обедал и ужинал и что он очень помог ему в снабжении обмундированием Лепельского уездного комиссариата. Мои сообщения Щепилло о работе в Якутии были также предельно откровенны. Я говорил о недостатке в живых людях, о слабости организации и невероятно плохой работе в районах.
    Все эти встречи у меня были кратковременными и случайными, поэтому завести нужную связь с этими лицами я не имел возможности.
    В 1937 г., когда мне стало известно из газет, что Стакун утвержден Председателем Белорусского ЦИК, я принял все меры, чтобы завязать с ним связь, - посылал ему дважды телеграммы, первую приветствующую его с избранием Председателем ЦИКа, а вторую с просьбой поставить через ЦК КПБ(б) вопрос о моем откомандировании в Белоруссию и не на одну телеграмму я не получил ответа, а впоследствии мне стало известно, что Стакун с работы снят, и где работает, и на какой работе в настоящее время мне неизвестно.
    Ч. Горский – инструктор Обкома, работал с Певзняком более 7 лет и жена Горского, которая, по предложению Певзняка была переведена на работу в особый сектор Обкома
    [Из протокола допроса от 11 апреля 1939 г. c 2100 до 2400, который вел пом. оп. уп. ЭКО АС НКВД ЯАССР Семенов.]
   Задавались уточняющие вопросы.
                                                                  «Постановление
    12 апреля                                                                                                                 пр. Незаметный
    Я ВРИД Нач. 2 отд. АС НКВД ЯАССР мл. лейтенант госбезопасности – т. Попов, сего числа рассмотрев следственное дело № 578 и…
                                                                         Нашел:
    Что Зызо Антон Лукьянович проходит по следственному делу находящемуся в производстве в НКВД ЯАССР – по группе обвиняемых руководящего центра антисоветской организации, существовавшей в г. Якутске ЯАССР и поэтому
                                                                    Постановил:
    Все материалы следствия в отношении обвиняемого Зызо Антона Лукьяновича… из следственного дела № 578 выделить и направить вместе с арестованным в распоряжение НКВД ЯАССР, гор. Якутск, для приобщения к следственному делу, находящемуся в производстве НКВД ЯАССР…
      Попов /подпись/».
    [17 апреля 1939 г. в Москве был арестован капитан г/б, бывший Нарком Госбезопасности ЯАССР И. А. Дорофеев И. А. (1937-1938), который в 20-я гады служил у Тухачевского и воевал на Западном фронте. /Осенью 1923 г. Тухачевский побывал у Лепеле./ Выдвиженец Дорофеева Мавленко выбил показания у Певзняка, Зызо и Аржакова о том, что Дорофеев был членом право-троцкистской буржуазно-националистической организации.]
                                                                           «Выписка
    из протокола № 39 заседания Бюро Якутского ГК ВКП(б) от 19 мая 1939 г.
    28. Слушали: Об исключении из членов ВКП(б) Зызо А. Л.
    Зызо Антон Лукьянович 1896 года рождения. член ВКП (б) с 1918 года, п/б 1264722, белорус, служащий. Решением бюро Якутского ГК ВКП(б) от 16 апреля 1939 года за связь с ныне арестованными врагами народа Левиным, Певзняк, Куприяновым, как не внушающего политического доверия из рядов ВКП(б) исключить.
    Установлено, что Зызо А. Л. разоблачен и арестован органами НКВД.
    Постановили: Решение Бюро Якутского ГК ВКП(б) от 16 апреля 1939 года утвердить. Зызо Антона Лукьяновича из рядов ВКП(б) исключить».
                                                                  «Постановление.
     19 августа 1939 г.                                                                                                          г. Якутск.
    Я, ст. следователь следственной части НКВД ЯАССР мл. Лейтенант госбезопасности – Иванов Д., рассмотрев материалы следственного дела за № 2148, в отношении обвиняемого  по ст. 58 п.п. 2, 7 и 11 УК РСФСР – Зызо Антона Лукьяновича
                                                                              Нашел:
    Имеющийся в деле следственными материалами, Зызо Антон Лукьянович достаточно изобличается в том, что он в течении ряда лет был связан с представителем одной из иностранных разведок и занимался шпионско-изменческой деятельностью. С 1933 года являлся одним из руководящих участников существующей на территории Якутской АССР объединенной право-троцкистской и буржуазно-националистической организации, ставившей своей целью отторжение Якутии от Союза СССР и установлению на ее территории буржуазного государства под протекторатом Японии.
    Исходя из этой программы, начиная с 1938 года, занимая руководящие посты в Якутском ОК ВКП(б) проводил подрывную деятельность, а поэтому
                                                                           Постановил:
    К ранее предъявленному обвинению Зызо Антона Лукьяновича по с. 58 пп. 2, 7 и 11 УК РСФСР, дополнительно предъявить обвинение по ст. 58 п. 1а УК РСФСР.
      Иванов.
    26 августа 1939 г.
    Постановление читал 26 августа 1939 г. в 22 часа 55 минут Зызо. /подпись/».
    [Из протокола допроса от 26 августа 1939 г. c 2200 до 2305, который вели Гаврин и Богачев.]

                                                              «Постановление
     13 ноября 1939 г.                                                                                                     г. Якутск.
    …В 1932 году, Зызо А. Л. прибыл на работу в Якутск в качестве третьего секретаря ОК ВКП(б)… установил официальную связь с руководителем право-троцкистской и буржуазно-националистической заговорщицкой организации, существующей в Якутии – Певзняк П. М…
                                                                   Постановил:
    ….Привлечь… Зызо… по ст. 56 п.п. 1а, 2, 7, 8. 9 и 11 УК РСФСР.
    Предъявлено в 22 часа 25 минут 13 ноября 1939 г. Зызо /подпись./
    [Из протокола допроса от 13 ноября 1939 г. c 2200 до 2310, который вел Зам. прокурора по спец. делам ЯАССР Иванов, с участием Мавленко.]
    «Виновным себя признаю… что вошел в антисоветскую организацию… Прямого участия в проведении диверсионных и террористических работ, которые проводила наша к-р организация я не принимал и мне не было известно что была создана группа террористов и диверсантов…
    … Все ранее мною данные показания на предварительном следствии, я полностью подтверждаю и сейчас».
                                                                     «Справка.
    Следственное дело на Зызо А. Л. вместе с другими обвиняемыми по делу № 2148 в числе 25 человек было закончено в январе месяце 1940 года и направлено через Прокурора ЯАССР на рассмотрение в Верховный Суд ЯАССР…». 1 января 1940 г.
    25 апреля 1940 г. начался процесс. Перед Верховным Судом ЯАССР [Председатель Г. Е. Коврижных, нар. заседатели – батальонный комиссар С. И. Щекотихин; зав. орг. инструкторским отделом Якутского горкома ВКП(б) Ф. И. Сергеев.] предстало 25 обвиняемых, среди которых были Певзняк и Зызо. Подсудимые, за исключением Певзняка, к которому перед этим всю ночь применялись «меры воздействия», отказались от своих показаний.
    Приговор был объявлен 28 мая 1940 г.
    ВС ЯАССР установил виновность   Зызо «по ст. 58-1а, 58-2, 58-7, 58-9, 58-11 УК РСФСР» и приговорил его «к высшей мере уголовного наказания – расстрелять с конфискацией лично ему принадлежащего имущества».
    Определением Военной Коллегии Верховный Суд СССР от 11 сентября 1940 г. отменил этот приговор ВС ЯАССР в отношении Зызо А. Л. и других, и дело было возвращено «на новое рассмотрение в стадию предварительного следствия». [Возвращалось 2 раза на доследование. Трибунал ЗБВО также вернул это дело на доследование.]
    Дело поступило на доследование в следственную часть НКВД ЯАССР 11 ноября 1940 г. Доследование вели совместно с бригадой центра старший след. ГУГБ т. Вороне(о)вич, след. ГУГБ т. Гусев и представитель Военной Прокуратуры СССР в лице пом. гл. военного прокурора т. Фокина.
    [Из протокола допроса от 20 ноября 1940 г. c 1200 до 1340, который вел мл. л-т НКВД ЯАССР гос. без. Завьялов.]
    «Вопрос: Вы на предварительном следствии а затем на суде показали . что являетесь членом контрреволюционной организации существовавшей в Якутии. Подтверждаете ли вы это сейчас?
    Ответ: Нет, не подтверждаю.
    Вопрос: Вы показали, что в 1928 г. являлись шпионом японской разведки, подтверждаете ли вы это сейчас?
    Ответ: Нет, не подтверждаю…
    Я следствию говорю правду, никаких преступлений против советской власти я не делал».
    [Из протокола допроса от 21 ноября 1940 г. c 1205 до 1415, который вел мл. л-т НКВД ЯАССР гос. без. Завьялов.]
    «Вопрос: Вы изобличены показаниями Певзняк, что по приезду в Якутск вы к нему имели явку от Хавкина, помощника Постышева и пароль «Грицо». Признаете ли вы это?
    Ответ: Нет. не признаю, это была моя выдумка, потом подтвержденная Певзняком… Никаких явок ни от кого не получал. Перед поездкой в Якутск я Хавкина не видел и не встречал и не знал где он работает… Я с Хавкиным работал в г. Хабаровске в 1928-1929 годах… и знал его как честного коммуниста».
    [Из протокола допроса от 20 ноября 1940 г. c 1200 до 1340, который вел мл. л-т НКВД ЯАССР гос. без. Завьялов.]
    [Из протокола допроса от 26 ноября 1940 г. c 1307 до 1600, который вел мл. л-т НКВД ЯАССР гос. без. Завьялов.]
    «Юридически я не был женат, но фактически я жил с одной девушкой Кузьминой Софией Кузьминичной в г. Москве, в момент моей учебы на курсах Марксизма с осени 1930 года по март месяц 1932 года, она же в это время училась в Педагогическом институте имени Бубнова… больше я женат не был.
    С Кузьминой Софией Кузьминичной я познакомился еще в 1926 году в Хабаровске, ей тогда было лет 25… работала секретарем Далькрай профсовета… уроженка города Харбина, там же окончила гимназию, в партию вступила также в Харбине где и работала на КВЖД. В 1925 году Кузьмина С. К. из Харбина нелегально ездила в Москву на учительский съезд и на съезде выступила, ее речь была помещена в печати, после этого дальше оставаться в Харбине было невозможно и ее обратно в Харбин не пустили, таким образом она осталась в СССР на работе в г. Хабаровске.
    В 1928 году осенью Далькрайком ВКП(б) Кузьмину С. К. командировали в Москву на учебу. В 1932 году Кузьмина закончила Педагогический институт в Москве. Работала в редакции «Молодая гвардия» редактором, потом в Политехническом музее заведующей школьного отдела. В 1935-36 годах Кузьмина работала в средней школе преподавателем русского языка и литературы, какой школы не знаю.
    После этого я сведений о ней не имел.
    Вопрос: Вы переписывались с Кузьминой…
    Ответ: Нет, переписки не имел, сведения о ней получал от знакомых».
    [Из протокола допроса от 29 ноября 1940 г. c 1255 до 1517, который вел мл. л-т НКВД ЯАССР гос. без. Завьялов.]
    «Вопрос: На следствии вы показали, что вами лично был завербован в контрреволюционную организацию Малаховский. Вы его связали с Хавкиным и дали задание извращать историю и проталкивать антипартийные установки в преподавании истории народов СССР.
    Подтверждаете ли вы сейчас это показание?
    Ответ: Нет, не подтверждаю, это было мое показание ложное, как и все мои показания в то время, надуманное, вынужденное в результате принуждения следователями Вилиновым и Медлевым».
    [Из протокола очной ставки между П. М. Певзняком и А. Л. Зызо от 12 декабря 1940 г. c 1500 до 1630, на которой присутствовали с-т. л-т Варон(е)ович, Завъялов, Гусев и Фокин.]
    «Певзняк: Зызо я знаю, как активного участника нашей антисоветской организации, действовавшей на территории Якутской АССР.
    Зызо: Показания Певзняк я не подтверждаю и считаю их не правильными.
    Певзняк: Будучи в конце 1931 года в Москве Постышев П. П., с которым я имел прямую антисоветскую связь, ориентировал меня о Зызо, как о человеке стоящим на антисоветских позициях правых… и что он – Зызо, назначается к нему на работу в Якутию в качестве 3-го секретаря Обкома ВКП(б).
    Зызо: Певзняка как участника антисоветской организации я не знал, никакой преступной связи не имел и его показания считаю неправильными».
    В январе 1941 г. доследование было закончено и дело на Зызо А. Л. было направлено на рассмотрение в Верховный Суд ЯАССР.
    Определение Верховного Суда СССР было предметом рассмотрения этого дела Военным трибуналом войск ЗБВО.
    «Утверждаю /подпись/ Некрасов
    Нарком государственной безопасности ЯАССР,
    Капитан Государственной безопасности.
                                                                           Постановление.
                                                        /О выделении в особое производство/.
    18 марта 1941 г.                                                                                                       город Якутск.
    Я. следователь следственной части НКГБ ЯАССР мл. лейтенант Государственной безопасности Богачев, сего числа, рассмотрев следственное дело № 2148 по обвинению Певзняк П. М., Аржакова С. М., Габышева Н. Г., Иванова Г. И. и других по ст.ст. 58-1а, 58-2, 58-7, 58-8, 58-11 УК РСФСР возвращенное на доследование Военным трибуналом войск ЗБВО согласно определения от 15 марта 1941 г.
                                                                        Нашел:
    По настоящему делу 1939 г. 20 марта был арестован и привлечен к уголовной ответственности по ст. ст. 58-1а, 58-2, 58-7, 58-9, 58-11 УК РСФС Зызо Антон Лукьянович как член буржуазно-националистической к.-р. организации в Якутии.
    Имеющееся следственные материалы в отношении обвиняемого Зызо А. Л. не являются достаточными для предания его суду совместно с другими обвиняемыми по делу № 2148, а поэтому
                                                                  Постановил:
    Весь следственный материал в отношении обвиняемого Зызо Антона Лукьяновича из следственного дела № 2148 выделить в особое производство.
    Следователь след части НКГБ ЯАССР мл. лейтенант государственной безопасности Богачев /подпись/.
    Согласен: нач. след. части НКГБ ЯАССР л-т госбезопасности Вишняков /подпись/».
    18 марта 1941 г. Зызо был направлен во Внутреннюю тюрьму
                                                            «Обвинительное заключение
    …Допрошенный в качестве обвиняемого по изложенным выше моментам Зызо Антон Лукьянович признал себя виновным, затем от своих признательных показаний отказался…
    …Контрреволюционная деятельность обвиняемого Зызо… подтверждается показаниями соучастников:
    1). Певзняк П. М., находится в заключении.
    2). Окаемова Н. К., умер в 1939 году в Якутской тюрьме.
    3). Дорофеева Н. А, осужден к ВМН в г. Москве.
    …В силу ого, что обвинение Зызо Антона Лукьяновича в основном базируется на показаниях самого обвиняемого от которых он впоследствии отказался и что из троих свидетелей, изобличивших Зызо, двое в живых не существуют (Окоемов Н. К., Дорофеев Н. А.), дело в судебном порядке рассмотреть не представляется возможным, а потому и на основании статьи 208 УПК РСФСР
                                                                       Полагал бы:
    Следственное дело № 2268 по обвинению Зызо Антона Лукьяновича по ст 58 пп. 2, 11 УК РСФСР направить прокурору для заключения и направления на рассмотрение в Особое Совещание НКГБ СССР…
    Богачев… Вишняков».
    Богачев в тот же день предъявил дела для ознакомления Зызо, в чем тот расписался «Ознакомлен, ходатайства к следствию не имею».
    Доктор Бекрина при медицинском освидетельствовании Зызо проведенном 28 марта 1941 года установила «что он страдает заболеванием сердца – миокардит».
    Военный Трибунал Войск ЗБВО, под председательством бригвоенюриста Ревзис, рассмотрев 14 марта 1941 года настоящее дело вынес определение в отношении обвиняемого Зызо Антона Лукьяновича и других, проходящих по делу обвиняемых, «возвратить дело для доследования».
    Ибо «При рассмотрении получить … дело … не представилось возможным … оно было выделено из общего дела на рассмотрение в Особом Совещании НКВД СССР.
    Нач. следственной части НКГБ ЯАССР лейт. гос. без. Вишняков».
    «Утверждаю Нарком Гос. Без. ЯАССР капитан гос. без. Некрасов.
                                                                    Постановление
                                                  (О выделении в особое производство)
    18 марта 1914 г.                                                                                                                 г. Якутск.
    Я, следователь следственной части НКГБ ЯАССР мл. лейтенант гос. без. Богачев, сего числа, рассмотрев следственное дело № 2148… возвращенное на доследование Военным Трибуналом войск ЗБВО согласно определения от 15-го марта 1941 г.
                                                                                Нашел:
    По настоящему делу 1939 г. 20 марта был арестован и привлечен к уголовной ответственности по ст. ст. 58-1а, 58-2. 58-7, 58-11 УК РСФСР Зызо Антон Лукьянович как член буржуазно-националистической к-р организации в Якутии.
    имеющиеся следственные материалы в отношении обвиняемого Зызо А. Л. не являются достаточными для предания его суду совместно с другими обвиняемыми по делу 2148, а поэтому
                                                                         Постановил:
    Весь следственный материал в отношении обвиняемого Зызо Аннона Лукьяновича из следственного дела № 2148 выделить в особое производство.
    Следователь следчасти НКГБ ЯАССР мл. лейт. гос. без. Богачев.
    Согласен нач. след. части НКГБ ЯАССР л-т гос. без. Вишняков».
    Особое совещание при НКГБ СССР от 17 мая 1941 г. постановило: «Зызо Антон Лукьянович за участие в антисоветской право-троцкистской организации заключить в Исправительно-трудовой лагерь, сроком на 5 лет, считая срок с 20 марта 1939 года».
    26 мая 1941 г.  № 910/38328 ЯАССР Севвостлаг.
                                                                    «Постановление
    24 марта 1943 г.                                                                                                           г. Якутск.
    …мл. л-т гос. без. Богачев …Нашел… Постановил… С обвиняемого Зызо Антона Лукьяновича снять обвинение по ст. 58 пп. 1а, 7, 8, и 9 УК РСФСР и оставить по ст. 58 пп. 2 и 11 УК РСФСР».
    5 октября 1953 г. в Якутский обком КПСС пришло письмо:
    «г. Лепель
        27 – 9 – 53 года.
    Управделами Якутского
         Обкома КПСС.
                                                                    Дорогой товарищ!
    Я работал в Якутском Обкоме с 1932 года по 20-е марта 1939 года.
    Моя трудовая книжка и все мои документы где-то находятся в Якутске, они наверное хранятся в архиве Обкома, иле же в Партийном отделе Областного архива.
    Когда я был молод, здоров, о трудовой книжке не думал, а сейчас стал стар и больной и мне очень нужна моя трудовая книжка, или какой-нибудь другой соответствующий документ, подтверждающий мой трудовой стаж. А он у меня начинается с 1909 года по настоящее время.
    Я очень прошу Вас дорогой товарищ, не посчитаться с некоторыми трудностями, пришлите мне трудовую книжку, или же другой соответствующий документ подтверждающий мою трудовую деятельность. Мои личные дела, как партийные так и профсоюзные, несомненно находятся в Партийном Архиве, но по ним легко можно установить мой рабочий стаж. Все это мне нужно, для органов Социального обеспечения на предмет получения пенсии по инвалидности. Я не знаю, может быть нужны Собезу и другие документы, и ели Вы товарищ в курсе этих дел то я Вас очень прошу, шлите мне то, что нужно Собезу, для того чтобы мне старику получить необходимую помощь.
    Товарищеским приветом Зызо.
    Мой адрес:
    БССР. Витебская область, гор. Лепель, Лепельская райбольница, Зызо Антон Лукьянович».
    По этому поводу 31 Х 1953 г. в Якутский партархив было дано поручение: «т. Румянцевой: Необходимо разобраться и дать ответ».
    «№ С – 7/58.    24 ноября 1953 г.
    гор. Лепель,
    БССР, Витебская область,
    Лепельская райбольница,
    Зызо Антону Лукьяновичу.
    На ваше письмо от 27 IX 53 г. отвечаем, что Вашей трудовой книжки у нас нет. Справку о трудовой деятельности можем выслать только по запросу соответствующей организации. Поэтому рекомендуем обратится в органы социального обеспечения, чтобы сделали запрос.
    Зав. отделом партийных, профсоюзных и комсомольских органов Якутского обкома КПСС.
         П. Верхотуров /подпись/.
                                         «Секретарю Якутского Обкома КПСС.
    Лепельский Райсобес Витебской обл. просит Вас срочно выслать трудовую книжку на бывшего работника Обкома партии тов. Зызо Антона Лукьяновича, т.к. тов. Зызо А. Л. обратился с заявлением за назначением ему пенсии по старости лет, а документов о трудовой деятельности не имеет, а высланная Вами выписка за № 4/424 от 6 V54 г. из учетной партийной каточки во внимание не принимаются.
    С выпиской трудовой книжки просим не задерживать. т. к. от этого задерживается назначение пенсии гр-ну Зызо А. Л.
    Зав. Лепельским Райсобесом Шпаковский /подпись/».
    Постановлением Президиума Верховного суда ЯАССР 10 мая 1956 г. дело прекращено за отсутствием состава преступления, реабилитирован.
    «Я гр-н Зызо Антон Лукьянович, проживающий в гор. Лепель, Пролетарская, дом № 30, с Постановлением президиума верховного суда Якутской АССР ознакомлен Лепельским ГОМ МВД 4 января 1957 года в чем и расписываюсь».
    «Зызо Антон
    Лукьянович,
    проживающий
    г. Лепель Витеб. обл.
    Пролетарская № 30.
                                                Зав. отделом партийных органов
                                                     Якутского Обкома КПСС
                                                             т. Иванову Г. П.
                                                              Дорогой товарищ!
    Я никак не могу получить пенсию по закону о государственных пенсиях, только потому. что моя трудовая книжка где-то затерялась в Якутске. Я в Якутске работал с 1932 года по 1939 год и хорошо помню, что трудовая книжка на меня была.
    Сегодня Лепельский Райсобес послал Вам в обком просьбу о высылке моей трудовой книжки или копии с таковой.
    Я очень прошу Вас товарищ Иванов если не найдете моей книжки, то пришлите в наш Райсобес такую справку о моем трудовом стаже, чтобы она вполне заменила бы трудовую книжку, а для этого посоветуйтесь с Вашим Министром Соцобеспечения ЯАССР. У меня имеется справка Обкома от 6-го мая 1954 года 4/424, но наш Райсобес говорит, что она не удовлетворяет, а что надо если нет трудовой книжки не знаю, не ужели мне проработавши больше 20 лет на партийной работе на старости лет остаться без куска хлеба, я в это не хочу верить, а потому надеюсь тов. Иванов что Вы сделаете все, что надо на запрос Лепельского Собеса и тем самым окажите мне старику необходимую помощь в получении государственной пенсии. В ожидании от Вас ответа прошу принять мой товарищеский привет и пожелание успеха в работе.
    13 сентября 1956 г.       Зызо /подпись/».
   

[Дело № 2268 (Арх. № 790872) [новый № 1909-р.]. Следственная часть НКГБ ЯАССР по обвинению Зызо Антона Лукьяновича по ст. 58 п.п. 2 и 11 УК РСФСР; Личное дело № 5530 Зызо Антона Лукьяновича, зав. пром.-транспортным отд. ОК ВКП(б). Нач. 24 ноября 1937 г. Окон. 13 сентября 1956 г. На 24 листах. // НА РС(Я) ф. 3, оп. 177, д. 5530; Николаев И.  Ушницкий И.  Центральное дело. Хроника сталинских репрессий в Якутии. Якутск. 1990. С. 108, 128,134, 137, 139, 140,143; Алексеев Е. Е.  Служба Безопасности Республики Саха (Якутия). Москва. 1996. С. 85; Иванова Т. С.  Из истории политических репрессий в Якутии (конец 20-х – 30-е гг.). Новосибирск. 1998. С. 138, 141, 142; Книга Памяти. Книга-мемориал о реабилитированных жертвах политических репрессий 1920-1950-х годов. Т. 1. Якутск. 2002. С. 90.]